Бренда Дэвис.

Как стать веганом



скачать книгу бесплатно

Более 9 млрд кур, индеек, уток, гусей, фазанов, перепёлок и других видов птиц ежегодно забивают в Северной Америке, бо?льшую часть из них составляют птенцы. А более 95 % выращиваемых на убой цыплят всю жизнь содержатся в замкнутом пространстве. Их выращивают либо ради мяса (бройлерные цыплята), либо ради яиц (несушки). (О естественных условиях их жизни читайте в разделе «Проблемы с так называемым гуманным обращением»)


Бройлерные цыплята

Бройлерные цыплята, которых называют также «цыплята для жарки», обычно выращиваются в открытых помещениях в больших металлических ангарах, в которых помещается более 20 тыс. птиц, а общее их количество составляет от 150 до 300 тыс. голов. Средняя площадь на одно животное составляет менее 0,1 м2. Переполненность вызывает сильный стресс и увеличивает риск увечий и болезней.

Из-за популярности куриных грудок проводится селекция бройлерных цыплят с целью увеличить их грудную клетку, а на момент забоя они весят в 2 раза больше, чем их предки в 1950-х гг. При таком разведении мышцы растут быстрее, чем кости, что приводит к деформациям, переломам, трещинам и разрывам. Многих птиц буквально калечит их собственный вес. Некоторые из них умирают от голода из-за того, что вследствие деформаций физически не могут дотянуться до еды или воды, другие же умирают от сердечных приступов или отказа внутренних органов.

Уже к 6-й или 7-й неделе жизни птицы достигают рыночного веса. Один человек вытаскивает за ноги по 3 или 4 цыплёнка за раз и в течение часа погружает в ящики по 1–1,5 тыс. птиц для дальнейшей транспортировки на убой. Этот процесс вызывает у птиц сильный стресс и часто сопровождается серьёзными и иногда летальными травмами. На бойне цыплят выгружают на ленту конвейера и подвешивают вниз головой на движущуюся рейку. Требований по оглушению для цыплят не существует, поскольку они не упомянуты в Акте о гуманном забое (Humane Slaughter Act). Вместо этого их помещают в ёмкость с наэлектризованной водой, которая парализует их, но не всегда лишает сознания. Если они сохраняют сознание, то им перерезают горло до того, как они окажутся в кипящей воде для очистки от перьев. Некоторым птицам не везёт даже тут, поэтому они тонут заживо в кипящей воде.


Несушки

Куриц-несушек помещают в проволочные клетки-батареи в таких количествах, что в их распоряжении оказывается в 2 раза меньше места, чем у бройлерных цыплят: всего лишь 0,04 м2 на птицу. Это лишь немного превышает половину обычного листа бумаги. Теоретически курице нужно 0,046 м2, чтобы стоять в полный рост, 0,115 м2 для чистки перьев и 0,188 м2, чтобы похлопать крыльями. Из-за переполненности клеток для птиц становится невозможным удовлетворение естественных потребностей, таких как гнездование, сидение на насесте, устройство на ночлег, поиск пищи, купание в пыли, уход за оперением или исследование. Для предотвращения последствий девиантного поведения, возникающего в таких условиях, птицам срезают от трети до половины клюва при помощи раскалённого лезвия, чтобы они не могли заклевать друг друга насмерть.

Эта ампутация проводится без обезболивания и вызывает серьёзное поражение нервной системы, а также острую, а порой и хроническую боль.

Многие птицефабрики также подвергают птиц процедуре вынужденной линьки, чтобы добиться внеочередного цикла откладывания яиц. На это время их лишают еды или ограничивают в ней на срок от 10 до 14 дней, что вызывает потерю до 35 % массы тела.

Вся система, от выдачи корма и воды до сбора яиц, как правило, полностью автоматизирована. Пол клетки наклоняется таким образом, что яйца скатываются на ленту конвейера, которая транспортирует их на станцию очистки. Несушки сохраняют производительность от 1 года до 2 лет, после чего кладка яиц падает ниже уровня, необходимого для экономической окупаемости. Эти «использованные» куры генетически отбирались для эффективной кладки яиц, поэтому на них мало мяса. Поскольку для кладки яиц требуется много кальция, то у них также очень хрупкие кости, которые могут легко ломаться при различных манипуляциях. Эти два фактора делают птиц бесполезными для производителей. Обычно таких кур использовали для приготовления супов и школьных обедов, но поскольку поставки бройлерных цыплят велики, спрос на меньших по размеру птиц почти исчез, поэтому их умертвляют газом, а затем сжигают, закапывают или скармливают другим животным, включая прочих кур.

Разумеется, для развития отрасли требуется постоянное поступление новых несушек. В возрасте одного дня цыплят сортируют по полу, чтобы определить их судьбу. В целом 260 млн цыплят мужского пола, рождающихся каждый год в США, не имеют экономической ценности, поскольку не могут нести яйца и не обладают достаточным количеством мяса, поэтому от них немедленно избавляются каким-либо зверским образом: закапывают заживо, умертвляют газом, душат, глушат током и даже пропускают через щеподробилку.


Рогатый скот, дойные коровы и телята

Сегодня от домашнего рогатого скота люди получают примерно половину всего красного мяса, около 80 % кожи и 95 % молока. Несмотря на таврение[1]1
  Таврение – мечение животных посредством нанесения на их кожу знаков. – Прим. пер.


[Закрыть]
, удаление рогов и кастрацию мужских особей, которые проводятся без обезболивающего, их жизнь можно считать завидной, если сравнивать с жизнью свиней или кур.


Крупный рогатый скот

Крупный рогатый скот относится к тем немногим видам животных, выращиваемых на убой, которые живут вне помещения и пасутся от 7 до 9 первых месяцев жизни. Когда они достигают веса 300 кг, их отводят в загон для «конечного» откорма. Большинство таких загонов способны разместить более 1 тыс. голов скота, а более крупные производители могут собирать от 30 тыс. до 150 тыс. животных. В загоне они получают высококалорийную зерновую пищу, подобранную таким образом, чтобы они набрали ещё 180 кг за 3 или 4 месяца. Конечно, набор 45 кг в месяц за счёт неестественного питания оказывает негативное влияние на здоровье животных. Идеальный рацион для рогатых животных – грубая пища с высоким содержанием волокон и низким уровнем крахмала. Зерновая диета может вызвать множество проблем со здоровьем, которые в тяжёлых случаях могут привести к абсцессу печени, ацидозу и завороту кишок.

В корм регулярно добавляют антибиотики для ускорения роста животных и уменьшения риска заболеваний, вызываемых этими системами интенсивного откорма и скученностью. На домашний скот приходится потребление примерно 70 % всех антибиотиков в США, что усугубляет растущую проблему устойчивых к антибиотикам бактерий. К тому же антибиотики не справляются со своей задачей: по результатам одного исследования, почти в половине из 136 образцов мяса и птицы, взятых на пробу из 26 продуктовых магазинов в 5 городах США, присутствовала болезнетворная бактерия золотистого стафилококка. Почти все испытанные стафилококковые бактерии оказались устойчивыми по крайней мере к 1 антибиотику, а не менее половины показали устойчивость к 3 и более.

Скотоводы используют гормоны роста с 1950-х гг., чтобы животные вырастали быстрее при меньшем потреблении кормов. Это снижает издержки и позволяет получать нежирное мясо, которое больше соответствует вкусам потребителей. На сегодняшний день примерно 2/3 всего скота и около 90 % скота, откармливаемого на убой, получают гормоны роста. На больших коммерческих фермах они даются почти 100 % животных.

Следы гормонов, которые сохраняются в говядине, могут нарушить работу эндокринной системы человека при взаимодействии с естественными гормонами организма. Они также могут оказать влияние на способность к зачатию, возраст наступления пубертата и на риск развития некоторых видов рака у людей, которые едят мясо. К тому же гормоны оказываются в отходах производства и часто загрязняют местные источники воды.

Последним путешествием для домашнего скота становится путь на скотобойню, где на платформе каждый час оказывается по 300 животных, которых сначала оглушают и подвешивают вниз головой, после чего им перерезают глотку и отправляют на разделочную линию.

Неудивительно, что работа на скотобойне входит в число наиболее опасных в Северной Америке. Когда-то большинство работников скотобоен были членами профсоюзов и имели хорошую зарплату и стабильную работу. Скорость линий была ниже, а работа – относительно безопасной. Сейчас же большинство скотобоен не имеет профсоюзов, предлагает низкую зарплату, а работают там в основном иммигранты. Производительность линии увеличилась, а несчастные случаи участились. Поскольку мясоперерабатывающие производства обязаны выплачивать штрафы за высокий риск травм, их руководителей и собственников ловили на том, что они занижают официальные данные по травмам и болезням примерно на 1000 %.


Дойные коровы и телята

Некоторые вегетарианцы полагают, что употребление молока и яиц допустимо, поскольку животных не убивают ради этого. Несмотря на то что животным действительно не приходится умирать ради производства этих продуктов, их почти всегда умерщвляют, как только их производительность падает. Современные методы интенсивного производства молока и яиц приводят к такой же смертности, что и в мясной промышленности, а в случае с производством яиц, возможно, что и к большей.

В начале 1900-х гг. среднестатистическая дойная корова производила около 3 тыс. фунтов (1350 л) молока ежегодно. К 1950-м гг. ежегодное производство молока коровой почти удвоилось, а сегодня каждое животное производит немыслимый объём молока – 17 тыс. фунтов (7650 л) в год, что почти в 6 раз превышает показатели столетней давности.

В 1950-х гг. для того, чтобы обеспечить свою семью молочными продуктами на целый год, большинству фермеров нужно было иметь хотя бы две дойные коровы. Типичные молочные фермы имели около дюжины коров, а крупные содержали от 50 до 100 голов. Сегодня на обычной молочной ферме содержится более 100 коров, а многие предприятия имеют от 700 до 1000 животных, в то время как крупнейшие владеют несколькими тысячами животных.

Каждый элемент молочного хозяйства направлен на интенсификацию производства, повышение надоев и максимизацию прибыли. Дойные коровы начинают цикл производства молока, когда беременеют; как правило, их искусственно осеменяют в возрасте от 13 до 16 месяцев. Затем их оплодотворяют каждый год, чтобы обеспечить регулярную выработку молока. В большинстве случаев телят отделяют от матерей в день появления на свет. Несмотря на то что отделение телёнка от матери очень болезненно для обоих, более длительное пребывание вместе усиливает их связь и делает отделение ещё более мучительным.

Отнятых от матери тёлочек выращивают для замещения «использованных», а бычки, разумеется, бесполезны для молочной отрасли, кроме тех немногих, которых используют как осеменителей. Из оставшихся более удачливых отправляют на производство говядины. Остальных используют как молочных телят. В США из них делают «телятину из мяса специально откормленных телят», «белую» или «молочную телятину»; эти наименования указывают на то, что на рынке больше востребовано светлое мясо. Такое мясо получается, если телят кормят заменителем молока, в котором мало железа, а чтобы их мясо наверняка было нежным, телят содержат в тесных стойлах, где они не могут двигаться и развивать мышцы.

Большинство молочных телят умерщвляют в возрасте от 16 до 18 недель. Может показаться, что это ранний возраст, но остальные 15 % американской телятины, которую называют bob veal, то есть «мясо новорождённых телят», изготавливается из телят в возрасте от 2 дней до 3 недель.

Более 80 % дойных коров содержат преимущественно в помещениях, при этом некоторые могут выходить на скотный двор. Менее 10 % животных взращивают на пастбищах. Некоторых растят в стойлах на привязи, в то время как другим разрешается бродить по коровнику.

Такие методы взращивания имеют 2 основных последствия: хромоту и мастит. Хромота наблюдается у 14–25 % коров, а её причиной чаще всего бывают повреждения копыт, которые связывают с тем, что в помещениях бетонный пол и животным не хватает физической активности. Это болезненное состояние является одной из основных причин смерти дойных коров. Чрезмерно активная выработка молока и бактериальные инфекции, вызванные плохими санитарными условиями, могут спровоцировать болезненное набухание и воспаление молочных желёз, которое называется маститом и является наиболее частым медицинским диагнозом у дойных коров, а также второй основной причиной их смерти. Одним из факторов, которые тесно связывают с развитием как хромоты, так и мастита, является использование рекомбинантного бычьего соматотропина, известного также как р-БСТ или рекомбинантный бычий гормон роста (р-БГР), – гормона, созданного при помощи генной инженерии для увеличения удоя молока. В возрасте 4 лет большинство американских голштинских коров уже дают молоко на протяжении 729 дней и становятся бесполезными для отрасли, в связи с чем их умерщвляют. Естественная продолжительность жизни этих коров составила бы более 20 лет.


Немного о рыбах

До недавнего времени наука не особенно интересовалась рыбами как чувствующими существами. Немногие признавали за ними способность думать, а ещё меньше людей считали, что они способны чувствовать. Тем не менее с 1990-х гг. постоянно появляющиеся новые исследования заставляют нас переосмыслить эту позицию. Сегодня мы знаем, что рыбы устанавливают друг с другом отношения, способны узнавать других особей, передают знания и навыки, имеют долгосрочную память, способны решать задачи, объединяться для охоты, использовать орудия, планировать, испытывать страх и стресс, а также избегать опасных ситуаций. Более нет никаких сомнений в том, что рыбы испытывают боль, несмотря на то что нам сложно оценить силу их мучений сравнительно с млекопитающими, так как они выражаются иначе.

Эксперты по здоровью советуют употреблять в пищу больше рыбы, чтобы снизить риск заболеваний, но беспокойство по поводу эксплуатации рыб и последствий практик рыбной отрасли растёт с каждым годом. Рыбная отрасль поделена на 2 сектора, каждый из которых добывает около половины рыбы из общего числа в 7 млрд особей (за исключением ракообразных), убиваемых ежегодно: это коммерческое, или промысловое, рыболовство и аквакультура или рыбоводное хозяйство.


Промысловое рыболовство

Негативные последствия применения современных промысловых практик для морских экосистем неисчислимы. Более половины из всех наблюдаемых популяций рыб к настоящему времени полностью выработаны; это означает, что мы достигли лимита в отлове данного вида, превышение которого будет угрожать его выживанию. Четверть популяций рыб испытывают чрезмерную нагрузку, истощены или медленно восстанавливаются. Более 90 % популяций хищных рыб по всему миру истреблены, но потребителям по-прежнему советуют есть больше рыбы. Если существующие тенденции в рыболовстве сохранятся, то все рыбные запасы могут кончиться к 2048 г., что сделает маловероятным восстановление тех видов рыб, которые находятся под угрозой исчезновения.

В промысловом рыболовстве применяется широкий спектр практик отлова, многие из которых чрезвычайно вредоносны: например, подрыв коралловых рифов, высокоэффективное придонное траление, ярусный лов, лов жаберными сетями и кошельковый лов. В дополнение к этому для отлова аквариумных рыб или живой рыбы для ресторанов регулярно используются парализующие или оглушающие рыбу яды, которые также убивают рифы. Часто используются и менее опасные для окружающей среды методы вылова. Например, акул ловят на крючок, после чего им отрезают плавники и ещё живыми отпускают в океан, где они медленно задыхаются, поскольку, чтобы акула могла дышать, вода должна обтекать её жабры, а плавников, необходимых для плавания, у неё больше нет. Акульи плавники считаются деликатесом в азиатской кухне, относящимся к высшей ценовой категории.

Глубины океана являются одной из древнейших экосистем, сохранившихся на нашей планете. Они являются домом для многих ещё безымянных видов, которые могут исчезнуть до того, как их успеют обнаружить. Предположительно 95 % вреда этим экосистемам причиняет глубоководное придонное траление. Огромные сети с металлическими пластинами по краям и металлическими колёсами снизу проходят по дну океана, как подводные бульдозеры, уничтожая экосистему дна. Это подводный аналог вырубки леса. В момент, когда сети поднимают на поверхность, пойманные в них рыбы и морские обитатели испытывают экстремальный перепад давления, что приводит к разрывам внутренних органов. Среди худших агрессоров – креветколовные траулеры, которые «случайно» убивают до 7,5 кг морской флоры и фауны на 0,4 кг креветок, собираемых из сетей. Этот так называемый прилов включает морских черепах, дельфинов, акул и множество других рыб и обитателей моря, которых просто выбрасывают за борт.

При ярусном лове используют основные ярусы (один или более), к которым крепятся короткие ярусы с крючками по краям. Основные ярусы могут быть длиной до 120 км, содержа при этом сотни или тысячи крючков с наживкой. Они устанавливаются на разной глубине в зависимости от отлавливаемых видов. Рыбу, пойманную с помощью яруса, могут тащить за судном на протяжении часов или даже дней. Ярусный лов приобрёл дурную славу, поскольку из-за него погибают многие миллионы морских млекопитающих, включая птиц, дельфинов, акул и черепах. Тем не менее он причиняет меньше вреда морскому дну, чем придонное траление.

При лове жаберными сетями используют большие сети размером от 30 и более метров до более чем 1,5 км, для того чтобы поймать в ловушку нужную рыбу. Рыба пытается проплыть через ячейки сети, но запутывается жабрами и не может спастись. Другие виды рыб могут оказаться достаточно маленькими, чтобы проплыть, или же слишком большими, чтобы зацепиться жабрами. Жаберные сети часто надолго оставляют без присмотра, так что пойманная рыба медленно и мучительно задыхается.

Кошельковый лов является ещё одним способом отлова рыбы, использующим большие сети. Кошельковый невод был назван так из-за своего вида: через множество колец до самого дна сети пропускается верёвка, потянув за которую можно полностью закрыть сеть снизу, как огромный мешок. Кошельковый лов является основным методом отлова рыбы, которая сбивается в косяки недалеко от поверхности воды. Одной из основных проблем, связанных с кошельковым ловом, является попадание в сеть дельфинов. Рыба часто ещё жива, когда её вытаскивают на борт, и находится в сознании во время разрезания и потрошения.


Аквакультура

Надвигающаяся глобальная угроза уничтожения популяций диких рыб вызвала массовый переход от промышленного рыболовства к рыбоводным хозяйствам. Аквакультура, или аквафермерство, обычно известное как рыбоводное хозяйство, является самым быстрорастущим сегментом производства животной пищи в мире. В 2008 г. приблизительно 46 % всей потреблённой в мире рыбы было выращено на морских фермах, в то время как в 1980 г. её количество составляло лишь 9 %. Некоторые рыбные фермы находятся на суше: под них отводятся пруды, озёра, водохранилища или искусственные водоёмы. Другие же располагаются на морских побережьях, а рыба содержится в воде при помощи больших сетей, загонов и клеток. Там применяются методы интенсивного откорма, как на агропромышленных фермах.

Задача рыбных ферм ничем не отличается от задачи агропромышленных: произвести наибольшее количество мяса при наименьших издержках. На рыбных фермах животные содержатся в такой тесноте, которая редко имеет место в диких условиях. Как следствие, рыба может заболеть или заразиться, а обычно это влечёт за собой интенсивное применение антибиотиков, противомикробных препаратов и других фармацевтических средств.

Последствия таких агрессивных мер для экосистемы обширны и серьёзны, и нам остаётся только гадать, насколько серьёзными они являются для отдельного животного. Жизнь в тесноте и плохих условиях, загрязнение воды и вспышки инфекций могут вызывать у рыб стресс, страх, дискомфорт и боль. Но наибольшие опасения вызывают благополучие морских обитателей в целом, отрицательное воздействие на окружающую среду и ущерб, причиняемый диким рыбам.

Мусор, комочки пищи и остатки химических препаратов с рыбных ферм представляют серьёзную угрозу для экологически уязвимых областей, к которым относятся мангровые болота, прибрежные эстуарии[2]2
  Эстуарий – воронкообразный залив в устье реки. – Прим. пер.


[Закрыть]
и пути миграции лосося. Непереработанный мусор попадает напрямую в океан, что оказывает влияние на флору и фауну, а также на качество воды. Деятельность рыбных ферм также вызывает вредоносное цветение воды, распространение вырабатывающих яд водорослей, которое может привести к массовой гибели рыб, ракообразных, морских млекопитающих, морских птиц и других животных, использующих эти водоросли в пищу.

Основным аргументом в пользу рыбоводных хозяйств является защита диких рыб. Удивительно при этом, что сами рыбные фермы могут негативным образом влиять на дикие популяции хищных рыб и морских млекопитающих, так как разводимым хищным рыбам требуется от 0,9 до 2,3 кг дикой рыбы, чтобы набрать 0,5 кг веса. К тому же искусственно выращиваемые рыбы могут сбежать, заражая диких рыб инфекциями, морскими вшами и другими паразитами. Когда чужеродные виды рыб выплывают в близлежащие воды, они могут истощить естественную популяцию в борьбе за пищу и место обитания.

Более того, рыбная отрасль активно экспериментирует с генной инженерией. Хотя такая продукция ещё не получила доступа на рынок, в данный момент лососёвые, креветки и моллюски подвергаются генетическим модификациям. Например, атлантическому лососю добавили гены чавыча (другого вида лосося), чтобы он достигал рыночного веса в два раза быстрее. Генетически модифицированная рыба, которой удаётся ускользнуть из садков, что часто происходит на рыбных фермах открытого типа, представляет серьёзную угрозу для естественных видов в случае их скрещивания.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9