Брайан Фриман.

Голос внутри меня



скачать книгу бесплатно

Над головой Лил Уэйн пел о том, что он не убийца. Каждый раз, когда Руди слышал слова этой песни, его охватывало раздражение. Если ты не убийца, значит, тебе не понять, что при этом чувствует человек, вот и не пой о том, что не знаешь, не говори об этом, не пиши об этом. Единственный способ понять – это убить. И войти в братство убийц.

Он подумал о своей покойной жене, Хоуп. Она тоже была из братства. Она всегда с ним. Ведь она так и не ушла. Стоит ему закрыть глаза, она появляется в его снах. Глядя в тюремное окно, он видит, как она поддразнивает его по ту сторону решетки. Видит ее улыбку. Ее кровь. Ее нелепую гордость содеянным.

Прошедшие с тех пор тридцать лет ничего не изменили.

Оглядываясь назад, он спрашивал себя, а зачем он вообще женился на Хоуп. Тогда им обоим было по двадцать. Он еще учился в колледже, а она – в медицинском училище. Что он увидел в ней? Ведь она не была красавицей. Немного грузная, с пухлыми щеками и округлым подбородком; мышиного цвета волосы были подстрижены коротко, потому что так удобнее. Ее облик легко забывался. Уже через десять минут после встречи с Хоуп ее невозможно было описать.

Тогда что же?

Возможно, он думал, что у него получится изменить ее. У Хоуп было биполярное расстройство[9]9
  То есть маниакально-депрессивный психоз.


[Закрыть]
, и когда у нее случались приступы, она кричала, впадала в ревнивый раж, швырялась чем попало, могла порезать его, могла ударить. Когда он заговаривал о том, что хочет уйти, она уверяла его в том, что жить без него не может, что безумно любит его, что покончит с собой, если он бросит ее. И он оставался.

Все было не так уж плохо. А после колледжа стало лучше. Он нашел работу оценщика в одном сберегательном банке; работа была скучной, но это его устраивало, потому что не надо было общаться с людьми. Он мог сосредоточиться на числах и формулах. Мог планировать, анализировать и оценивать риски. Обнаружил, что у него это отлично получается. Как у шахматиста, у него получалось предугадать все варианты и возможности на десять шагов вперед. Компания быстро подвинула его по карьерной лестнице.

Хоуп стала работать медсестрой в отделении экстренной помощи. Она принимала препараты, которые выравнивали ее настроение. Она стала ходить к психологу, и тот посоветовал ей вывести на первый план артистическую сторону натуры, сказал, что нужно писать картины или рисовать, когда она чувствует, что не может противостоять жизненному стрессу. Вспышки стали реже. Он уже начал думать, что они счастливы.

И тут появилась Рен. Их дочь.

До рождения Рен Руди не имел представления о том, что такое любовь. Эта маленькая девчушка у него на руках внесла смысл в его жизнь.

Она была красавицей. Невинным созданием. Совершенством. Он с трудом заставлял себя по утрам уходить на работу. Вечером, трясясь в автобусе, он не мог дождаться, когда снова увидит свою дочурку. При виде ее личика все плохое тут же забывалось.

Он был так поглощен Рен, что практически не замечал, как Хоуп снова разваливается на куски.

Снова начались перепады настроения; препараты, кажется, совсем перестали действовать. Рисования, с помощью которого она пыталась избежать вспышек, оказалось недостаточно. Она стала бросаться на него, как когда-то, когда он учился в колледже, и все меньше и меньше времени проводила с дочерью. Брала девочку на руки, и ее лицо делалось пустым и страдальческим. Потом уже врачи объяснили ему, что это послеродовая депрессия, усиленная давним психическим заболеванием, но было уже поздно. Малышка забрала себе все время и всю любовь Руди, Хоуп же, кажется, уже была не способна дарить любовь дочери и мужу.

Он думал, что со временем это пройдет. Он не понимал, насколько критической стала ситуация. И насколько опасной.

Не понимал до ноябрьской ночи, которая все и изменила.

Хоуп поздно вернулась домой после изнурительного дежурства в отделении экстренной помощи. Обнаружив, что Руди в детской и держит Рен на руках, она впала в ярость, принялась осыпать его ругательствами, а потом обвинила в том, что он любит дочь больше, чем ее, – отрицать что-либо было трудно, потому что в этом и состояла правда. Он пытался утихомирить Хоуп, но тщетно. Рен расплакалась, и он никак не мог ее успокоить. Тогда отдал девочку жене, чтобы дать им побыть вместе. Он всегда считал, что Рен обладает волшебным целебным воздействием. Если уж малышке удавалось сделать счастливым его, значит, ей все по силам.

Руди заснул. И спал до середины ночи. Он не знал, что разбудило его, возможно, внезапно наступившая тишина. Рен уже не плакала. Хоуп в кровати не было. Он встал и окликнул жену несколько раз, громче и громче, а она все не отзывалась. На него, словно в предчувствии зла, навалилось странное чувство, настолько сильное, что ему стало трудно дышать.

Он поспешил в детскую. И перешел свой Рубикон.

Его девочка, его ангелочек, его совершенная дочурка уже посинела. В то мгновение он в буквальном смысле почувствовал, как Господь вскрыл ему грудную клетку, вынул сердце, разорвал его на куски и потоптал их. Он завыл. Завопил. Бросился к Рен, попытался оживить ее, но та была давно мертва; ее жизнь оборвала лежавшая рядом подушка в виде кролика. Отец взял девочку на руки и, рыдая над ней, ходил взад-вперед по комнате.

Рен была мертва. Руди чувствовал, что умер вместе с ней.

И вот тогда он заметил кровь на полу, она тоненькими, как ниточки, ручейками текла из-под кроватки.

Обойдя кроватку, он нашел Хоуп. Она лежала на спине, раскинув ноги и руки. На ее лице застыла жуткая, порочная усмешка. Открытые глаза, безжизненные, все еще смотрели на него. В одной руке был кухонный нож, которым она и перерезала себе горло, сделав на шее страшный разрез в виде длиннющей, от уха до уха, дуги.

С того момента прошло тридцать лет, а он все хранил в памяти детали той сцены, как фотографию. Мертвая дочь у него на руках. Мертвая, покончившая с собой жена на полу.

И цифровые часы на тумбочке рядом с кроваткой, показывающие время.

3:42 ночи.

Самое странное было то, что слезы высохли, как только он увидел Хоуп на полу, и больше никогда не возвращались. Из него, как кровь из Хоуп, вытекли все эмоции. Он перестал чувствовать боль. Чувствовать гнев. Ему хотелось оплакивать дочь; ему хотелось испытывать злость на жену. Однако он ничего не чувствовал, и эта бесчувственность была хуже горя. С тех пор Каттер жил в своего рода пустоте, а когда пустота становилась невыносимой, предпринимал попытки убить себя. Четырежды – и каждый раз терпел неудачу, как будто Господь не хотел принимать его.

День за днем, месяц за месяцем, год за годом таяли, словно весенний снег.

Так прошло двадцать лет.

Двадцать бесконечных, пустых лет оцепенения.

До того мгновения, когда оцепенение наконец-то прошло.

Девять лет назад, первого апреля, в кофейне в Паромном терминале. То была либо удача, либо рок, либо судьба, либо что-то еще, во что так любят верить люди. Он ни до того, ни после не бывал в той кофейне. В тот день его брат Фил, с которым они договорились пойти на матч «Джаентс», опаздывал, и он заказал латте со льдом у говорливой баристы по имени Нина Флорес. У Нины был день рождения. Она была милая девушка. Латиноамериканка. Жизнерадостная. С копной мягких каштановых волос. Веселая до отвращения. Говорила и говорила о своей работе, о школе, о родителях, о братьях и сестрах, о близких друзьях, о дне рождения. Показывала ему самодельные значки из детских фотографий, приколотые к футболке. Она пела самой себе «С днем рождения».

Нина была самой обычной девушкой, но на Руди она подействовала, как удар молнии. Пробудила в нем чудовище. Знакомство с ней вернуло к жизни Хоуп. Его жена стала порочным призраком в его сознании, и он понял, что этот призрак нужно уничтожить.

К тому моменту, когда Руди допил кофе, он уже был другим. С помощью девушки из кофейни он уже нашел дорогу к отмщению. Он превратился в сгусток холодного, беспощадного гнева. После двадцати лет пустоты он наконец-то обрел цель и план.

Руди улыбнулся Нине и ушел, однако он уже обдумывал свою стратегию, свои дальнейшие шаги. Он расплатился кредитной картой – больше он такую ошибку не повторит. Надо быть осторожным; надо вести отбор, наблюдать, думать и прогнозировать, но уж в этих делах он мастер. Уже тогда он знал, что Нина станет первой, но не последней. Что будет много других, и он знал, где их найти.

Нина Флорес, Рей Харт, Наташа Любин, Хейзел Диксон, Сю Тянь, Мелани Валу. В течение последующих лет они умирали одна за другой.

«Помнишь их, Хоуп?»

И он не закончил. Отнюдь.

Заключение в Сен-Квентине – это лишь отсрочка, и причиной отсрочки стал детектив, отказавшийся играть по правилам. Джесс Салседа не победила его; она обвела его вокруг пальца. Вот теперь Руди и покажет ей, что бывает с теми, кто встает у него на пути.

Каттер закинул руки за голову. Все его чувства были в состоянии боевой готовности, хотя он понимал, что проявляет излишнее нетерпение. Может, и не сегодня. Может, завтра. Или послезавтра. Однако наконец-то он услышал тот звук, который ждал. Шаги. Стук ботинок по бетонному полу. Приближающийся. К нему.

Он увидел, как грузный тюремщик остановился у решетки его камеры.

– Каттер? – ворчливо окликнул он его.

– Ага, что там?

– К тебе посетитель.

Глава 5

Фрост надеялся, что больше никогда не увидит Руди Каттера, но вот этот мерзавец перед ним. Охранник приковал его наручниками к металлическому столу в крохотной переговорной. Каттер, одетый в джинсы и свободную толстовку, изучал Фроста примерно так же, как тигр оценивает свою жертву. Во время суда был один момент, когда Каттер обернулся и окинул зал точно таким же взглядом. Истон так и не смог забыть этот взгляд, пустой и жестокий. Тогда ему стоило огромных усилий не перепрыгнуть через барьер и не придушить убийцу голыми руками.

Сейчас им владело то же желание.

– Руди Каттер, – сказал Фрост.

– Привет, инспектор. – Каттер не сказал: «Я тебя ждал». Он не злорадствовал. Своим поведением он ясно давал понять: он точно знает, зачем здесь оказался коп.

Фрост достал из кармана пакет с часами и положил его на стол между ними.

– Как я понимаю, это от тебя, – сказал он.

Каттер долго ничего не говорил. Наклонившись вперед, он изучал часы. Контраст между дорогим, сверкающим украшением и унылой, гнетущей обстановкой переговорной была разительный. Бриллианты и рубины сияли даже при свете пыльной люминесцентной лампы.

– Они прекрасны, – наконец сказал Руди. – Швейцарцы очень талантливы. Как ты думаешь, сколько могут стоить такие часики? Десять тысяч долларов? Больше?

– Не представляю.

– Ну у них такая необычная форма, они, наверное, единственные в своем роде, – сказал Каттер. Помолчав, он прищурился. – Но мы оба знаем, что это не так.

– Я не очень понимаю, что ты затеял.

Тот удивленно посмотрел на него, как будто правда была очевидна.

– Хочу выбраться из тюрьмы. И ты мне поможешь.

– С какой стати?

– Что бы я, по твоему мнению, ни совершил, ты все равно не сможешь жить с ложью, – сказал Каттер. – Разве не поэтому ты здесь?

Фрост взял пакет и повертел его в пальцах.

– Ты умен. Ты ведешь умную игру. Но ничего не получится.

– Нет?

– Нет. На основании этих часов судья тебя отсюда не выпустит. Копия – это недостаточное основание для освобождения. Она ничего не доказывает.

– Если только она не точная копия, не так ли? – спросил Каттер.

Фрост пожал плечами.

– Надпись на задней крышке тебе не поможет. Я уже поговорил с Камилль Валу. Она сказала, что на часах Мелани не было надписи. Эти часы не принадлежали ее дочери.

– Лжет.

– И как же ты намерен это доказать? Твое слово против ее. Как ты думаешь, кому судья поверит в первую очередь? Осужденному серийному убийце или матери убитой?

– А мне и не понадобится убеждать судью, – спокойно сказал Каттер. – Мне достаточно убедить тебя. И я уже убедил. Ты же сидишь здесь. Ты же пришел поговорить со мной. Это означает, что ты знаешь правду. Знаешь, что твоя коллега, Джесс Салседа, подбросила фальшивые часы, чтобы подтасовать факты против меня. Знаешь, что я в тюрьме из-за лжи.

Фрост покачал головой.

– И все ради этого? Думаешь, у тебя получится опорочить Джесс? Хочешь навести тень на ее репутацию и заставить всех думать, что она продажный коп?

– Она и продажна.

– Я уже сказал, ты это никогда не докажешь. Хочешь, чтобы я отнес эти часы судье? Замечательно. Отнесу. Из этого ничего не выйдет. Будут слушанья, и Камилль засвидетельствует, что найденные мною часы не принадлежат Мелани, и Джесс даст показания, что она нашла настоящие часы Мелани у тебя за потолком. Судья выбросит в мусор твое ходатайство, и ты окажешься там же, где сейчас. Пустая трата времени. Видишь ли, Каттер, ты забываешь одну вещь. Если даже кто-то тайно верит в то, что это часы Мелани, он все равно считает тебя виновным.

– Серьезно? И почему же?

– Потому что настоящие часы Мелани могли оказаться у тебя в одном случае: если ты их сам спрятал.

Руди широко улыбнулся. Раньше Истон никогда не видел, чтобы он улыбался. Каттер наклонился вперед и прошептал:

– Хороший аргумент, инспектор. Только у меня этих часов никогда не было.

Фрост заколебался.

– О чем ты говоришь?

– На суде я не оспаривал подлинность тех часов, что нашла Джесс, потому что предположил, что Джесс нашла настоящие часы Мелани и подбросила их, – сказал убийца. – Доказать это тогда я возможности не имел. Но я знал, что часов у меня не было.

– Тогда у кого они были? – спросил Фрост.

– Хороший вопрос. Сидя здесь, в тюрьме, я долго размышлял об этом. Мне с самого начала все это казалось странным. На видео с банкомата на Мелани Валу есть часы. Тогда где их нашла Джесс? У меня не было объяснения. До недавнего времени.

– И что же произошло? – спросил Фрост.

– Этой весной я по радио слушал игру «Джаентс», – ответил Каттер. – Там было интервью с одним из начинающих питчеров[10]10
  В бейсболе – подающий игрок.


[Закрыть]
. Эктором Веракрусом. Он упомянул об одном инциденте, случившемся несколько лет назад. Когда я все это услышал, сразу понял, что случилось с часами Мелани. У меня в голове будто одновременно включилась куча будильников. Понимаешь, что я имею в виду?

Фрост бесстрастно воспринял этот явный намек на то, что за ночным происшествием стоит Каттер.

– Продолжай, – сказал он.

– Эктора ограбили, – рассказывал Руди. – Случилось это через неделю после победы на первенстве. Какой-то недоносок наставил пушку и забрал наличность и кольцо последнего первенства. Это было пять лет назад. Пять лет назад в ноябре. Инспектор, тебе это ни о чем не говорит?

Говорит. Время то же. Мелани Валу исчезла пять лет назад. В ноябре.

– Продолжай, – сказал он.

– Я тут подрядил одного человечка снаружи кое-что выяснить для меня. Отгадай, где ограбили Эктора? Рядом с парком для скейтбордистов под трассой сто один. Бьюсь об заклад, что и это тебе о чем-то говорит. Ведь это всего в нескольких кварталах от того банкомата, где Мелани Валу снимала деньги. Инспектор, ты понимаешь, к чему я клоню?

– Ты думаешь, что Мелани ограбили, – сказал Фрост. – И что грабитель забрал часы.

– Верно.

– Перед тем как она встретилась с тобой.

– Перед тем как она встретилась с убийцей.

– Отличная история. И ты ждешь, что я поверю в нее?

Каттер пожал плечами.

– Ты уже веришь, инспектор. Я вижу по твоему лицу. Ты же понимаешь: подтвердить все, что я рассказал, несложно.

– Грабитель. Знаешь, кто это?

– Его звали Ламар Родес.

– Звали? – уточнил Фрост.

– Через полгода после убийства Мелани он сломал шею, столкнувшись с кем-то на своем скейтборде. В его карманах полиция нашла пушку и кучу наличных. Эктор опознал его как того самого недоноска, который похитил его кольцо.

Истон снова достал из кармана пакет с часами.

– Если Родес мертв, как эти часы оказались у меня? Где они были пять лет?

– Пришлось немного подумать. Не забывай, я считал, что Джесс подкинула настоящие часы. Я допускал, что она, вероятно, нашла Ламара Родеса и забрала у него часы. Или, возможно, он сбросил их, а она нашла. Как бы то ни было, я просто пытался доказать то, что сделала Джесс. Чтобы выяснить, что случилось с часами, я попросил кое-кого покопаться в прошлом Ламара, поговорить с людьми, которые знали его. Одной из них была сестра Ламара, Иоланда. Она просто огорошила нас.

– Каким образом?

– На ней были эти часики, – ответил Каттер.

Фрост был поражен, но ничего не сказал.

– Да, и меня это тоже удивило, – продолжал Руди. – Вот тогда я и понял, что, вероятно, было двое часов. Комплект для мамы-дочки. И Камилль Валу отдала Джесс собственные часы, чтобы та подбросила их. Они решили, что им это ничем не грозит, потому что считали, что часы Мелани у меня и что я не смогу предоставить их, не уличив себя. А оказывается, все это время часы были у девчонки из Мишн-дистрикт. Та думала, что камни пластмассовые. Представь, эта девчонка разгуливала по улицам с несколькими тысячами баксов на руке и не подозревала об этом.

– Иоланда Родес.

– Все верно. Поговори с ней. Она расскажет тебе о них. А на тот случай, если ты думаешь, что я заплатил ей за то, чтобы она скормила тебе какую-нибудь фальшивку, у меня тоже есть доказательства. У нее фотография пятилетней давности, где она с Ламаром, и часы на ней.

Фросту хотелось верить, что Каттер тщательно продумал свою ложь, однако он понимал, что никакой лжи тут нет. История дикая, но это дикая и простая правда. Он понимал, кто на самом деле все это время лгал. Камилль Валу. И Джесс.

Истон опустил взгляд на часы и покачал головой.

– А почему я, Каттер? К чему все эти игры?

– Я мог бы поручить своему адвокату поговорить с окружным прокурором. Думаешь, его кто-нибудь стал бы слушать? Сомневаюсь. Они закрыли дело, чтобы прикрыть свои задницы. Но если заговорит свой? Коп, у которого личный интерес? Если весть принесешь ты, им придется отнестись к ней серьезно.

– А почему ты был так уверен, что я не уничтожу часы? – спросил Фрост. – Я ведь подумывал об этом.

– Потому что ты честный, как бойскаут, – ответил Каттер. – Не беспокойся, мы получили от Иоланды не только фото, но и аффидевит. Даже если бы ты уничтожил часы, это ничего не изменило бы. Но я не верил, что ты их уничтожишь. Скажем так: ты коп, который делает что должно.

Каттер был прав. Истон знал, что ему придется сделать.

Он откроет дорогу неприятностям. Он подтвердит историю Каттера. Он погубит Джесс. Он выпустит на свободу убийцу своей сестры.

Глава 6

Фрост уже два часа в полной темноте сидел на приоконной скамье в своем доме на Рашн-Хилл. Он потягивал светлое пиво, которое уже успело согреться в бутылке от тепла его руки. Снаружи дождь лупил по стеклу, как залпы шрапнели. Из-за грозы и тумана склон холма и город внизу были невидимы.

В доме пахло подогретым перуанским сальтадо[11]11
  Блюдо из жареного замаринованного мяса, овощей и риса.


[Закрыть]
, которое еще днем загрузил в его холодильник Дуэйн. Все, что готовил брат, было деликатесом, но Фросту есть не хотелось. Съев несколько кусков, он отложил вилку, так что большую часть порции съел Шак.

Сейчас Шак спал, тряпочкой, как будто у него не было костей, повиснув на колене Истона. По возрасту черно-белый кот был взрослым, а по размеру – крохотным, с котенка. Они уже два года делили этот дом. Богато украшенный старомодный особняк Фросту не принадлежал, и он никогда не воспринимал его как свой дом, но поселился в нем только ради Шака. Так требовали условия. Прежняя хозяйка кота, старушка, была убита в спальне наверху, и когда Фрост расследовал это дело, они с Шаком прониклись друг к другу теплыми чувствами. Однако до определенного момента Фрост не подозревал, что старушка включила в свое завещание условие, требовавшее от любого, кто возьмет на себя заботу о коте, жить в доме до конца кошачьей жизни с арендной платой один доллар в год.

Так что Фрост покинул свою квартиру у бейсбольного стадиона и поселился вместе с Шаком в одном из фешенебельнейших районов города. Из мебели он привез с собой только старый диван, обитый твидом, поставил его в гостиной и использовал в качестве кровати.

Была почти полночь. День и вечер получились длинными. Из Сан-Квентина он вернулся в управление, чтобы поискать материалы по ограблениям в Мишн-дистрикт, и получил подтверждение всему, что рассказал Каттер о Ламаре Родесе. Час спустя он нашел сестру Ламара, Иоланду, и та опознала часы. Она носила их пять лет, и у нее имелись фотографии, доказывающие это. Все оказалось правдой.

Теперь ему надо было подумать о предстоящих событиях, однако к подобным размышлениям сейчас он готов не был. Вместо этого он думал о своей сестре.

О Кейти, чьи светлые волосы всегда напоминали о лете. О Кейти, которая была на четыре года младше, хотя посторонние часто считали их близнецами. Они были совершенно разными, но стали близкими друзьями. Интроверт Фрост предпочитал сидеть в тишине и читать исторические книги. У него никогда не было серьезных отношений с женщиной; к Шаку он был привязан сильнее, чем к кому-то еще. Кейти была полной противоположностью. Она жила ради людей. Совершенно чужие люди становились ее друзьями. Юноши падали перед ней ниц.

О Кейти, которая писала таким жутким почерком, что потом сама не могла прочитать свою писанину.

О Кейти, которая могла на пианино сыграть Шуберта, причем не хуже Горовица[12]12
  Владимир Самойлович Горовиц (1903–1989) – один из знаменитейших пианистов мира.


[Закрыть]
, а потом выдать «Ватиканский рэгтайм»[13]13
  Сатирическая пьеса американского композитора Тома Лерера.


[Закрыть]
.

О Кейти, которой сейчас было бы тридцать один и которая умерла на заднем сиденье своего «Малибу» от руки Руди Каттера.

Думая обо всем этом, вспоминая, как нашел ее окровавленное тело, Фрост зажмурился от боли. Шесть прошедших лет не смягчили его скорбь. Воспоминания обжигали как огонь, мешающий дышать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7