Брайан Эвенсон.

Dead Space. Мученик



скачать книгу бесплатно

Он снова засмеялся. Он просто не мог сдержаться. Конечно, сама мысль о том, что можно утонуть в собственном поту, была абсурдной, но если это все же случится? Нелепой была не только мысль, бессмысленным казалось все происходящее.

– Подыши поглубже и возьми себя в руки, – холодно произнес Дантек.

Хеннесси понимал, что напарник прав. Хуже не придумаешь – закатить истерику внутри этой скорлупки размером чуть больше чемодана, в нескольких милях от ближайших людей. Нет, этого ни в коем случае нельзя допустить. Но он не сдержался и снова захихикал.

Он услышал, как Дантек расстегнул ремень безопасности, а в следующее мгновение угрюмый напарник уже оказался рядом. Он оперся на приборную панель, и батискаф чуть накренило набок, но через секунду он снова лег на прежний курс.

Хеннесси опять захихикал, и Дантек могучей лапищей обхватил его за горло. Сразу же стало нечем дышать.

– Слушай меня, – прошипел Дантек. – Есть два варианта. Либо мы выполняем задачу с тобой живым и здоровым, либо с тобой, но в качестве трупа. Мне лично все равно.

Хеннесси попробовал сопротивляться, но Дантек оказался чересчур силен. Хеннесси еще ни разу не попадал в подобные переделки, и никогда ему не было так страшно. Он чувствовал, что теряет сознание, перед глазами заплясали разноцветные точки. Он пытался глотнуть воздуха, но ничего не получалось.

Наконец, когда Хеннесси уже готов был отключиться, Дантек убрал руку, окинул напарника долгим, тяжелым взглядом и медленно вернулся в свое кресло, будто ровным счетом ничего не произошло. Задыхаясь и хрипя, Хеннесси в итоге сумел сделать вдох и принялся массировать горло.

– Теперь все в порядке? – как ни в чем не бывало спросил Дантек.

Впрочем, прозвучало это скорее как приказ, а не как вопрос.

– Да, – проговорил Хеннесси и с удивлением обнаружил, что в самом деле полегчало и он себя контролирует.

Голова, правда, теперь болела сильнее.

Хеннесси посмотрел на приборы. Батискаф по-прежнему двигался нужным курсом.

Так ли уж были необходимы крайние меры, на которые пошел Дантек? Ведь Хеннесси просто немного похихикал – стоило ли из-за этого распускать руки? Дантек, очевидно, считал иначе; пожалуй, он перегнул палку. Кто-то из них мог пострадать. Интересно, о чем думал Таннер, когда засунул его в этот плавучий гроб вместе с ненормальным? Да, наверное, Дантек сильнее – возможно, Хеннесси сейчас не в силах ничего сделать, но вот когда они снова окажутся на твердой земле, он отыщет управу на этого психа. Он подаст на него официальную жалобу. Он отправится к Таннеру, расскажет о поведении Дантека и потребует, чтобы того уволили. Ну а если Таннер не пожелает ничего предпринимать, он обратится к вышестоящему начальству. Будет писать и писать жалобы, пока не доберется до самого верха, до самого Ленни Смолла. Президент Смолл, конечно же, здравомыслящий человек. А если и мистер Смолл не захочет его слушать… что ж, тогда он им всем покажет. Он возьмет винтовку и…

– Тысяча метров, – сообщил Дантек.

Хеннесси виновато дернулся, и все посторонние мысли враз улетучились.

– Тысяча метров, – повторил он и обнаружил, что голос предательски дрожит.

Не очень сильно, так что Таннер может ничего и не заметить.

Хеннесси включил видеосвязь.

– Вызываю базу, – произнес он в микрофон. – База, ответьте.

В треске помех, уже не так ясно, как прежде, послышался голос Таннера. Изображение на экране тоже было менее четким, с размытыми краями.

– «Эф-семь», база на связи. Вижу и слышу вас хорошо.

– Глубина – тысяча метров, – доложил Хеннесси. – Заглушки в порядке, приборы работают исправно, проблем никаких.

– Очень хорошо, – откликнулся Таннер. – Действуйте по плану.


Батискаф продолжал погружение. Теперь казалось, что они опускаются медленнее, чем раньше.

– У тебя все в норме? – спросил Хеннесси.

– Без проблем. А у тебя?

Хеннесси кивнул. Даже это простое движение отдалось болью в голове – ощущение было, словно мозг ударился о внутренние стенки черепа.

– Кислород в норме? – спросил он.

– Ты только что спросил, все ли в норме, и я ответил утвердительно, – холодно произнес Дантек. – Это значит, все в норме, включая и кислород.

– Да-да. Я понял.

Хеннесси некоторое время молча сидел и смотрел в иллюминатор. В свете бортовых огней батискафа больше не было видно ни малейших признаков жизни. Если здесь и водилось что-то живое, оно предпочитало не показываться. Вокруг царил неизменный мрачный пейзаж. Хеннесси вдруг сообразил, что обстановка напоминает его давешний сон, и от этой мысли ему стало нехорошо.

– У меня голова болит, – сказал он наконец – просто для того, чтобы услышать человеческий голос.

Дантек промолчал.

– А у тебя не болит голова? – спросил Хеннесси.

– Вообще-то, болит, – повернувшись к нему, соизволил ответить Дантек. – Уже несколько дней.

– Вот и у меня.

Дантек ограничился кивком, а потом сказал:

– Завязываем с болтовней.

Хеннесси согласно кивнул. Он сидел, уставившись в окружающую батискаф непроглядную черноту, и прислушивался к растущему вместе с давлением скрипу корпуса. Но помимо этого, он слышал и другой звук. Только вот что именно? Вроде бы ничего особенного, но звук не давал ему покоя. Недостаточно громкий, чтобы распознать его, он все же был совершенно отчетливым. Что же это?

– Ничего не слышишь? – спросил Хеннесси Дантека.

– Я же попросил тебя заткнуться.

И как прикажете понимать: слышал он что-нибудь или нет? Черт, почему этот Дантек не может нормально ответить на простой вопрос? Он ведь задан вполне вежливо.

– Пожалуйста, – умоляюще произнес Хеннесси, – просто скажи, ты слышал или…

Дантек нагнулся и дал ему пощечину.

«Он ничего не слышит, – возникла догадка. – Иначе бы тоже захотел узнать, что это. Следовательно, либо источник звука находится рядом со мной, где-то возле приборной панели, либо…»

Хеннесси не захотел развивать мысль – слишком ужасной она казалась. Он склонился к панели и, поочередно приближая ухо к каждому прибору, прислушался. Он все ждал, что Дантек поинтересуется, чем он занят, но напарник не проронил ни слова. Может, просто не смотрел на Хеннесси, а может, ему было наплевать. Так или иначе, Хеннесси ничего не обнаружил. Непонятный звук не исчез, но и громче он не становился.

А это значит, заключил Хеннесси, что звук раздается у него в голове.

Как только он пришел к такому выводу, звук распался на несколько и в черепе зашептали голоса. Что они хотели ему сказать? Он боялся, что знает ответ. Хеннесси пытался не обращать на них внимания, старался не вслушиваться…

– Две тысячи метров, – подал голос Дантек.

«Да, – подумал Хеннесси, – занимайся лучше работой. Не обращай внимания на голоса, а просто делай свое дело. Соберись, чувак, меньше всего тебе сейчас нужно…»

– Хеннесси, слышал, что я сказал? – нарушил ход его мыслей Дантек.

– Да-да, слышал. – Хеннесси помотал головой. – Две тысячи метров. Я сейчас свяжусь с Таннером.

Он включил связь, и на экране возникло очень нечеткое изображение руководителя операции.

– Глубина – две тысячи метров, – доложил Хеннесси.

Ответ пришел спустя примерно три секунды.

– Повторите, – попросил Таннер.

Точнее сказать, сквозь треск статических разрядов его фраза прозвучала как «повт…те».

– Глубина – две тысячи метров, – уже медленнее сказал Хеннесси.

– Вас понял, – опять не сразу ответил Таннер. – Продолжайте.


«Еще тысяча метров», – подумал Хеннесси.

Возможно, на самом деле они прошли чуть меньше, но добрая половина пути уже осталась позади. Как только они достигнут скальных пород, он сможет полностью сосредоточиться на управлении буром. Ему крайне необходимо на что-то отвлечься. Все будет в порядке, а пока нужно спокойно сидеть и подождать окончания спуска. Тогда они со всей возможной скоростью пробурятся прямиком к неизвестному объекту, возьмут, как и просил Таннер, маленький фрагмент для исследования и не мешкая отправятся обратно. А в дальнейшем Хеннесси уже не будет участвовать в операции – если, конечно, объект окажется достойным внимания. Он вернется в Североамериканский сектор, к обычной жизни, и выбросит воспоминания из головы. А если Таннеру или корпорации захочется собрать большую команду, чтобы извлечь объект, пока о нем не проведали конкуренты, это уже их дело; он, Хеннесси, будет далеко отсюда. Когда он дошел в своих размышлениях до этого места, жизнь представилась не такой уж и скверной.

Возможно, если дышать реже, станет легче. Так он, по крайней мере, будет экономнее расходовать кислород. Он по-прежнему вовсю потел, но больше не смеялся по этому поводу. Ему было очень не по себе. Он страшился окружающей неизвестности, и еще он боялся Дантека.

«Хеннесси, да возьми же себя в руки!» – приказал он себе. Вернее сказать, распорядилась только часть его. Другая часть не переставая кричала в мозгу. Вторая половина пыталась загнать первую в трюм и наглухо задраить люки. А были еще и голоса, которые что-то говорили, точнее, нашептывали; шепот раздавался прямо в голове, хотя он не был уверен, принадлежит ли эта голова ему или уже кому-то другому.

«Хеннесси, – шептали голоса. – Хеннесси».

Они будто пытались привлечь его внимание. Казалось, они звучат одновременно и внутри черепа, и снаружи.

Внезапно голову пронзила острая боль. Хеннесси зарычал и с силой надавил пальцами на виски. Потом он обернулся к Дантеку – посмотреть, не заметил ли тот, и обнаружил, что напарник также сжимает голову, а искаженное в гримасе лицо побледнело и усеялось каплями пота. Но уже через мгновение на физиономию вернулась маска полнейшего безразличия ко всему, Дантек выпрямился и впился взглядом в Хеннесси.

– На что ты уставился? – прорычал он.

Не говоря ни слова, Хеннесси повернулся к приборной панели. Он отчаянно надеялся, что прошло уже довольно много времени, хотя могло статься, что миновало лишь несколько секунд. Возможно, им все еще предстояло преодолеть девять сотен метров.

– Какая глубина? – Хеннесси постарался, чтобы вопрос прозвучал спокойно, буднично.

В обзорном иллюминаторе он разглядел отражение бледного перекошенного лица Дантека. Ощущение было, словно заглянул в глаза безумца.

– Я скажу, когда будет нужно. – Если только Хеннесси не почудилось, теперь голос Дантека слегка дрожал.

«Что, если ему так же хреново, как и мне?»

С одной стороны, подобная мысль успокаивала. В то же время Хеннесси вдруг осознал, что ситуация может быть гораздо серьезнее, чем он предполагал.

Он продолжал глядеть в иллюминатор – то наблюдал за мрачными водами, то смотрел на неясное отражение Дантека. Сколько же еще осталось ждать? Сколько? Хеннесси помотал головой.

«Хеннесси, – повторяли голоса в голове. – Хеннесси».

Голоса были хорошо знакомы. Правда, поначалу Хеннесси не мог понять откуда, но внезапно сообразил: именно их он слышал в недавнем ночном кошмаре. Один показался более знакомым, чем остальные. Хеннесси не сомневался, что знает его обладателя, но никак не мог вызвать в памяти лицо. Интересно, разве можно слышать голос, понимать, что он тебе знаком, но при этом не догадываться, кому он принадлежит?

«Они проникли ко мне в голову, – подумал Хеннесси. – Должно быть, я нечаянно их впустил. Со мной определенно что-то не так. О Господи, Господи, прошу Тебя, помоги».

Если он снова поведет себя неадекватно, Дантек его просто прибьет. Напарник недвусмысленно дал это понять.

Вдруг что-то промелькнуло за бортом батискафа, внизу, под ними.

Стоп-стоп, это всего лишь отражение Дантека. Ничего особенного. Но вот оно показалось снова – более светлое и плотное на темном фоне. Они достигли дна.

Хеннесси замедлял ход, пока аппарат не пополз как черепаха.

– Три тысячи метров, – сообщил Дантек.

– Мы почти добрались, – обернулся к напарнику Хеннесси. В его голосе снова звучала уверенность. – Мы практически у самого дна.

Он смотрел, как приближается дно. Оно было пустынным, будто лунная поверхность, и представляло собой простирающийся во всех направлениях слой грязи. «Ф-7» опустился очень аккуратно и практически не взбаламутил осадок. Какая-то рыба – похоже, камбала, – лежавшая в иле, взмахнула хвостом и, отплыв подальше от слепящего света наружных огней, снова окунулась в грязь. Из опыта тренировочных погружений Хеннесси знал: аппарат может перевернуться в ходе приземления и тогда придется затратить массу усилий, чтобы вернуть его в нужное положение. Однако опасения оказались беспочвенными: все прошло гладко.

– Мы сделали это! – сообщил Хеннесси напарнику. – Дальше будет проще.

Дантек ограничился внимательным взглядом.

Хеннесси связался с Таннером. К его удивлению, сигнал здесь был чище, чем тысячью метрами выше, – вероятно, из-за другого угла наклона батискафа. Правда, несколько раз случались кратковременные всплески энергии, которые прерывали соединение.

– Мы на месте, – доложил Хеннесси, едва на экране появилось изображение Таннера.

– На что это похоже?

– Ровная однородная поверхность. Через верхний слой пробиться будет нетрудно.

– Похоже на край света, – пробормотал за спиной Хеннесси Дантек.

Таннер кивнул.

– …сказал? – долетел до них обрывок фразы Таннера.

– Простите, сэр, я не расслышал вопроса, – сказал Хеннесси.

– Не важно. Когда будете готовы, начинайте. Удачи вам.

Хеннесси выпустил стойки, чтобы стабилизировать батискаф и одновременно приподнять его верхнюю часть. Бур медленно пошел вниз и достиг дна. Хеннесси взялся за рычаги управления.

15

И дернулся, когда на плечо легла чужая рука. Он повернулся и увидел Дантека. Напарник стоял, покачиваясь из стороны в сторону, взгляд его помутился.

– Я буду управлять буром, – заявил он.

– Но я должен…

Дантек сжал пальцы, и мгновенно плечо и шею Хеннесси пронзила резкая боль; рука моментально онемела.

– Я буду управлять буром, – не терпящим возражений тоном повторил Дантек. – Пошевеливайся!

Расстегнуть ремень безопасности, пока Дантек сжимал плечо, оказалось нелегкой задачей, но Хеннесси наконец с ней справился и встал на ноги. Дантек по-прежнему держал его, однако он все же смог пробраться к соседнему креслу. И только когда он сел и пристегнулся, ненормальный напарник его отпустил.

Хеннесси с облегчением вздохнул и помассировал плечо. Рука постепенно обретала чувствительность. Он возмущенно уставился на Дантека.

– Ты просто не понимаешь, что творишь, – громко заявил Хеннесси. – Ты убьешь нас обоих.

– Заткнись, – процедил Дантек, не соизволив даже повернуться, чтобы посмотреть Хеннесси в глаза.

Он включил бур, и тот с ревом завертелся. Батискаф затрясло, он дернулся и медленно погрузился в слой ила.


«Ф-7» превзошел все ожидания: он опускался медленно, но верно. Бур неуклонно прокладывал дорогу, а измельчители крошили материал, через который они пробивались. Поначалу это были в основном илистые отложения, что накапливались в течение многих лет. Погружаться сквозь них было легко, но в то же время здесь было слишком мало работы для бура, и продвигался батискаф медленно.

«Сейчас самый главный вопрос, насколько легким окажется обратный путь», – думал Хеннесси, глядя назад в обзорный иллюминатор, пока образовывавшийся тоннель заполнялся водой и мелкодисперсной взвесью. Конечно, измельчители справлялись с частью породы, но лишь с частью, и «Ф-7» запросто может застрять в нагромождении камней, если возвращаться тем же путем. Им придется бурить в скале петлю, пробуя вернуться в исходный тоннель, либо сразу же пробивать новый проход к поверхности. Пока Дантек внимательно управляется с приборами, все будет в порядке.

– База, слышите меня? – произнес Дантек. – База, ответьте.

В наушниках Хеннесси раздавался только шум статических разрядов. Поскольку Дантек замолчал, Хеннесси предположил, что напарник слышит то же, что и он. Значит, они здесь совсем одни, оторваны от остального мира. По крайней мере, в данный момент.

«И еще есть я», – произнес голос в голове Хеннесси и тут же затих.

Он застонал.

«Ф-7» покачнулся. Издаваемый буром звук, до того монотонный, изменился. Это означало, что они наткнулись на более твердое вещество – мергель, предположил Хеннесси, припомнив изученные геологические карты. Смесь карбоната кальция и затвердевшего ила. Если бы он сейчас находился в предназначавшемся ему кресле, то смог бы на основании показаний приборов определить точный состав породы.

Через плечо Дантека Хеннесси взглянул на приборную панель. Похоже, они по-прежнему идут верным курсом, так что беспокоиться пока не о чем.

«Послушайся меня, – произнес голос в голове. – Пока не поздно, послушайся меня».

– Я занят, – сказал Хеннесси вслух и помотал головой.

Потом он бил себя по губам, пока не ощутил вкус крови. Он надеялся, что это отвлечет от навязчивого голоса. Помогло, но ненадолго.

– Что такое? – спросил Дантек.

– В смысле?

– Что ты сказал?

– А, это… Извини, я говорил не с тобой.

Хеннесси сидел не шевелясь, слегка ошарашенный. Он прислушивался к гудению бура и чувствовал, как трясется от вибрации батискаф.

«Я не здесь, – начал он мысленно убеждать себя. – Это все сон. Просто сон, и больше ничего».

Хеннесси вернулся к реальности, когда «Ф-7» резко нырнул в сторону и звук работающего бура снова изменился. Аппарат значительно замедлил ход. Хеннесси обернулся и, прильнув к заднему обзорному иллюминатору, попытался разглядеть стенки тоннеля. Слагавшая ее порода стала темнее – это была вулканическая брекчия, составленная обломками андезитового стекла. Здесь и там виднелись вкрапления ударно-метаморфизированного кварца.

– Похоже, мы уже близко, – заметил Хеннесси.

– До верхушки объекта осталось метров пятьдесят, – пробурчал Дантек, – так что тебе придется потерпеть – мы еще не добрались.

Потерпеть… Хеннесси не может ничего обещать, но он попытается. Все, что от него сейчас требовалось, – это немного терпения.

Внезапно бур замер, и вместе с ним прекратила работу установка кислородной рециркуляции. Лампочки замигали и погасли, все индикаторы на приборной панели отображали ровные линии. Даже аварийное освещение не работало. На мгновение в эфир прорвался голос Таннера. Хеннесси удалось расслышать лишь обрывок фразы: «…вы видите, по…», а потом в наушниках вновь воцарилась мертвая тишина.

Единственным звуком внутри батискафа было щелканье кнопок – это Дантек пытался вернуть к жизни заглохшие приборы. Безрезультатно. Хеннесси вдруг обнаружил, что его руки непроизвольно делают то же самое.

– Что случилось? – спросил он, едва не срываясь на крик.

– Не знаю. Ничего не работает!

Хеннесси на ощупь нашел иллюминатор и заколотил по нему руками.

– Прекрати! – крикнул Дантек. – Не знаю, что ты задумал, но перестань!

Мрак вокруг казался осязаемым и с каждой секундой сгущался все сильнее. Хеннесси почувствовал, как горло сжимают пальцы тьмы. Воздух в батискафе был уже не просто теплым, он стал горячим. Хеннесси понимал, что долго не протянет.

Но худшее было еще впереди. Внезапно Хеннесси увидел, как по ту сторону иллюминатора мелькнуло лицо. Сперва он подумал, что лицо его собственное, но нет – стекло иллюминатора было чернильно-черным. Как это могло оказаться его лицом? Может, рядом с батискафом проплыла глубоководная рыба – некоторые из них светятся в темноте. Нет же, никакая это не рыба! Это было человеческое лицо, и оно совершенно точно не принадлежало Хеннесси. Оно находилось по ту сторону иллюминатора, между батискафом и стенкой только что проделанного в скале тоннеля, висело там и слегка светилось. И Хеннесси его узнал – одутловатое и немного полнощекое, со слабовольным ртом и кривыми зубами; обрамлявшие его кудрявые волосы медленно колыхались в воде. А глаза… они были точь-в-точь как у самого Хеннесси: глаза отца. Это был Шейн, его единокровный брат.

Шейн уже много лет (он тогда еще учился в колледже) как умер, погиб в дурацком дорожном происшествии. Он ехал по шоссе, когда вдруг у шедшей впереди фуры, перевозившей автомобили, сломалось фиксирующее устройство, легковушка слетела с верхнего яруса и рухнула прямо на машину Шейна. Хеннесси не сомневался, что брат погиб. Он лично видел тело, а когда сотрудник похоронного бюро смотрел в другую сторону, быстро откинул голову Шейна назад и заметил прямо под воротником огромную бескровную рану. Нет, это было просто невозможно!

И тем не менее – вот он, здесь и сейчас.

– Привет, Джим.

Шейн беззвучно шевелил губами, а слова раздавались у Хеннесси прямо в голове.

– Привет, Шейн. Что ты там делаешь?

– Заткнись! – рявкнул Дантек. – Что с тобой такое? Замолчи!

– Рад тебя видеть, Джим, – продолжил Шейн.

Хеннесси прижался лицом к стеклу и прошептал:

– Мне нужно успокоиться, иначе Дантек совсем рассвирепеет.

Шейн кивнул, улыбнулся, а потом сделал жест, такой знакомый по их общему далекому детству: будто застегивал рот на молнию.

– Буду с тобой откровенен, – прошептал Хеннесси. Он не мог видеть отражения своего лица, но догадывался, что лоб испещрили озабоченные морщинки. Впрочем, их должен был увидеть Шейн и понять, что? на самом деле сейчас творится у брата в душе. – Я думал, ты мертв.

– Конечно думал, – откликнулся Шейн. – На это они и рассчитывали.

Хеннесси мрачно кивнул:

– Скоты.

– Ну, они не такие уж и плохие, – заметил Шейн. – Просто по-другому не умеют. Но ты-то, Джим, знаешь, как по-другому?

– Теперь – да, – еле слышно произнес Хеннесси. – Господи, Шейн, действительно так здорово тебя видеть. Но ответь мне еще на один вопрос.

– Валяй. Можешь спрашивать о чем угодно.

– Что ты там делаешь?

– Ну, – робко посмотрел на брата Шейн, – если честно, я надеялся, что ты пригласишь меня к себе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29