Брайан Эвенсон.

Dead Space. Мученик



скачать книгу бесплатно

Таннер переговорил с президентом Смоллом, и в результате Хеннесси вылетел в Мексику ближайшим же рейсом. Когда он оказался в Пуэрто-Чиксулубе, туда же прибыл и «Ф-7». До поры до времени он скрывался под брезентом на палубе грузового судна без опознавательных знаков, стоявшего в пятнадцати милях от центра кратера. Неуклюжее и обшарпанное на вид, судно было напичкано ультрасовременными приборами. Команда состояла из военных или бывших военных. Точно сказать было нельзя – форму они не носили, но в скупых движениях чувствовалась армейская выучка, волосы были аккуратно пострижены, а все приказы выполнялись беспрекословно.

– Мы не должны говорить ничего лишнего при команде? – спросил Таннер Полковника по видеосвязи.

– Лишнего говорить не следует нигде и никогда, – бросил Полковник и обнажил зубы, что, как предположил Таннер, должно было означать улыбку. «Настоящий хищник», – подумал он. Через мгновение губы Полковника вернулись в обычное положение, и тот закончил мысль: – Говорите ровно столько, сколько надо, – и не более того.

Аппарат «Ф-7» оказался батискафом. Это была экспериментальная модель с буром, предназначенная для того, чтобы опуститься на значительную глубину, а затем быстро пробуриться через скальный массив. Хеннесси отреагировал на батискаф с энтузиазмом ребенка, проснувшегося рождественским утром и обнаружившего под елкой вожделенную лошадку. Он ходил кругами вокруг аппарата в сопровождении Таннера и Дантека и бормотал что-то об уникальном буре из титанового сплава и молекулярных измельчителях, предназначенных для удаления породы из колонковой трубы. Таннер и Дантек делали вид, будто внимательно его слушают.

– Только не говорите мне, что мы отправляемся вниз, на дно кратера! – возбужденно выпалил Хеннесси. – Я всегда мечтал туда спуститься. Что мы ищем?

«Очень скоро ты это узнаешь», – мрачно подумал Таннер, а вслух как можно небрежнее произнес:

– Вы совершите несколько погружений. Надо просто проверить «Эф-семь» в деле. Обычная рутина.


В течение следующих дней они этим и занимались: испытывали ход аппарата на разных скоростях, проверяли маневренность сперва в надводном положении, затем на глубине и наконец протестировали титановый бур и молекулярные измельчители. «Ф-7» оказался не самым маневренным судном, какое доводилось встречать Хеннесси, но от батискафа этого и не требуется. Он прежде всего должен быть прочным и успешно противостоять чудовищному давлению на больших глубинах. В надводном положении он рыскал, точно пьяный, и далеко не сразу откликался на повороты руля; под водой же двигался куда более послушно. И наилучшим образом «Ф-7» проявил себя, когда потребовалось пробуриться через слой грязи в породу. Даже после того, как бур включили на полную мощность и он вгрызся в камень, батискаф практически не испытывал тряски. Размещенные сзади двигатели удерживали его в вертикальном положении, а бур фактически сам тащил аппарат за собой – было бы куда врезаться. Тем временем измельчители превращали куски камня в мелкую крошку и отбрасывали ее в сторону двигателей.

Те, в свою очередь, отшвыривали ее прочь, а частью она буквально испарялась. Хеннесси громогласно утверждал, что ничего подобного прежде не видел.

«Ф-7» совершил семь или восемь погружений и подвергался все новым тестам. Дантек поначалу просто следил за тем, что делает Хеннесси, прислушивался к его объяснениям, а в один прекрасный день вдруг сообщил, что настала его очередь.

– Но это очень деликатная техника, – предупредил Хеннесси. – Нужно тренироваться много месяцев, прежде чем…

– Не дави мне на мозг, а освободи лучше место, – только и сказал Дантек.

Хеннесси отвернулся от приборной панели, наверное впервые за все время, пригляделся к напарнику и, увидев застывшее в мертвой неподвижности лицо и решительный взгляд, безропотно подчинился.

Вечером, едва только Таннер сел на кровать и принялся снимать туфли, в дверь постучали.

– Войдите. – Он продолжал развязывать шнурки, пока в поле зрения не попала пара знакомых ботинок.

Таннер поднял глаза и в который уже раз задался вопросом: почему Дантек всегда выглядит словно разгуливающий на свободе хищник?

– А, это ты. Все продвигается успешно?

Дантек кивнул:

– Я во всем разобрался.

– Ты сможешь управлять аппаратом, если понадобится?

– В сравнении с лунным посадочным модулем это проще пареной репы, – заявил Дантек. – У меня не будет никаких проблем.

– А что с буром?

Дантек пожал плечами:

– Да там ничего сложного. Я знаю, как пробить тоннель щитовым способом, и, если будет нужно, разберусь, как это сделать по-другому. В Хеннесси больше нет острой необходимости. Если он сдрейфит или что-то пойдет не так, я смогу его заменить.

– Что ты подразумеваешь под «не так»?

Дантек снова пожал плечами:

– Ничего. Просто я готов ко всему.

– Если что-то все же пойдет не так, – медленно произнес Таннер, – я бы не хотел, чтобы ты его убивал.

Дантек на секунду задумался, потом кивнул:

– Учту твое пожелание.


На следующее утро Таннер докладывал Полковнику по видеофону:

– Мы готовы. В любую минуту, когда прикажете, мы можем отправить корабль к центру кратера и спустить «Эф-семь». Оба пилота достаточно потренировались, они легко управляются с аппаратом. Обоим не терпится приступить к делу.

– Очень хорошо. – (У Таннера снова создалось впечатление, что Полковник смотрит сквозь него, как будто не видит.) – Пусть корабль выдвигается сегодня вечером.

– Сегодня?

– Якоря бросить перед закатом. Я хочу, чтобы вы вышли на позицию к двадцати одному часу, а к двадцати двум все было готово. Пилотам ничего сообщать не нужно, и постарайтесь, чтобы они раньше времени даже случайно ни о чем не догадались. Все, что мы сейчас обсуждаем, должно остаться исключительно между нами. Просто поднимите пилотов и доставьте их на борт так, чтобы «Эф-семь» погрузился еще до полуночи.

– Хорошо, сэр.

Полковник уже собрался разъединиться, но вдруг сказал:

– Таннер, у вас усталый вид. Все в порядке?

– У меня все хорошо, сэр. Просто немного болит голова. Плохо спал ночью. Но беспокоиться совершенно не о чем.

– Завтра может настать исторический момент, – задумчиво произнес Полковник.

– Да, сэр.

– Как по-вашему, что там, внизу?

Таннеру и самому вот уже несколько дней не давал покоя этот вопрос. Как на дне кратера, под милями камня, могло оказаться творение рук человеческих?

– Не знаю, – ответил он. – Возможно, естественное образование, которое почему-то выглядит как искусственное. Или это изготовлено людьми, но как туда попало – одному Богу известно. А возможно… – начал Таннер, но не смог договорить. Объяснение было слишком невероятным, и мозг отказывался его принимать.

– Возможно что? – не дождавшись продолжения, спросил Полковник.

Таннер потряс головой, прогоняя назойливые мысли, но добился лишь того, что виски сдавило еще сильнее.

– Сэр, я на самом деле не знаю.

– Ну так я скажу, что вы думаете, поскольку у вас у самого не хватает мужества. Вы думаете: «Да, это может быть искусственный объект, но создан он не нами, не людьми».

Таннер промолчал.

– Верите вы или нет, но такое предположение вполне допустимо. Собственно, мы на это и надеемся: на первый контакт с иным разумом.

У Таннера закружилась голова, когда он подумал об этом. Ему даже стало немного страшно. Если окажется, что Полковник прав, это может изменить все представления людей об окружающем мире.

– Если нам немного повезет, мы довольно скоро узнаем наверняка, – сказал наконец Таннер, стараясь, чтобы голос не дрогнул. – Я держу пальцы скрещенными, сэр, – прибавил он и прервал связь.

13

Он пытался бежать, но не мог сдвинуться с места. Он молотил по воздуху руками и ногами, но ничего не происходило. Он даже не чувствовал земли под ногами. И воздух был какой-то странный. Всякий раз, когда хотел мучительно вдохнуть, он в итоге кашлял и давился. Он чувствовал, что постепенно задыхается; лихорадочно огляделся вокруг, но всюду на глаза попадалось одно и то же: бесконечная серая даль, где не было ничего материального и определенного; только он один, сам по себе, парит в пустоте. И умирает.

Он знал, что умер, но все же почему-то был жив. Он парил с открытыми глазами, но ничего не видел. Тело медленно вращалось вокруг своей оси. Там не было ничего – только он сам, но и он пребывал там и в то же время в другом месте. Он что-то слышал. Звук был тихий, словно насекомое гудело неподалеку, но постепенно усиливался и вот уже перерос в громкий шепот. Это был человеческий голос, и он обращался к нему.

«Хеннесси».

Голос казался знакомым. Очень хотелось, чтобы неизвестный говорил погромче – тогда он сможет узнать, кто же это.

«Хеннесси».

Теперь шепот раздался возле другого уха, а потом – одновременно в двух разных местах. Он вдруг понял, что голос принадлежит не одному человеку, но целому сонму, и все они шепчут, все повторяют раз за разом его имя:

«Хеннесси, Хеннесси, Хеннесси».

И вдруг вращавшаяся серая муть перестала казаться такой уж однотонной. Она менялась. Трансформировалась. Претворялась во что-то иное.

Он знал, что мертв и не может пошевелиться. Все, что ему оставалось, – это парить в невесомости, медленно кружиться и слушать голоса. А сплошная серая мгла вокруг тем временем стремительно обретала плотность. На мгновение она вся покрылась полосами и бороздами, но вот они стали двигаться, морщиться, и у него сразу же возникла ассоциация с человеческим мозгом. А потом они снова сместились, сжались и начали приобретать какие-то смутные очертания. Он вдруг понял, что окружает его вовсе не пустота, а плотно сбитая в кучу масса тел; они были прижаты одно к другому, незаметно переходили одно в другое. И все это были тела мертвых людей.

Он хотел закрыть глаза, но не смог. Здесь были тысячи тел, многие тысячи, и по мере того, как лица обретали отчетливость, он понимал, что знает этих людей: все они уже умерли. Здесь была его жена со сломанной шеей (несчастный случай), были отец и мать, дряхлые и слабые – такими он их и запомнил, когда обоих поразил рак. Были также многие другие. Он никого не забыл, но, глядя на них, понимал: все они мертвы.

«Хеннесси».

Голос раздался из раскрытого окоченелого рта, он был подобен эху в глубокой пещере. Но чей это рот?

«Хеннесси».

Вот уже другой голос. Вскоре все мертвые рты повторяли его имя. Трупы приближались к нему, а он ничего не мог сделать, чтобы их остановить. Наконец пальцы мертвецов дотронулись до его кожи, они проникали под нее, протискивались между костей, забирались все глубже в его тело.

– Хеннесси! – услышал он громкий голос. – Хеннесси!

Чьи-то руки схватили его за плечо и затрясли. Кто-то закричал, и Хеннесси не сразу сообразил, что вопит он сам.

Он с силой лягнул и отдернулся назад, подальше от неизвестно чьей хватки. Больно ударившись о стену, Хеннесси наконец пришел в себя, перестал кричать и сообразил, где находится. Это была обычная комната в жилом комплексе «Дреджер корпорейшн», его комната в Чиксулубе, и он лежал в своей постели. Все в порядке. Он вернулся в реальный мир.

Возле кровати стоял наклонившись ничем не примечательный с виду мужчина в очках.

– Господи! – произнес неизвестный. Одной рукой он прикрывал нос. Кровь сочилась сквозь пальцы и капала на пол. – Зачем вы это сделали?

За его спиной Хеннесси увидел двоих мужчин покрупнее. Они были похожи друг на друга – братья, а может, даже близнецы. Всех троих он неоднократно встречал в жилом комплексе, но чем конкретно они занимаются, не знал.

– Может, его чуток проучить? – предложил один из здоровяков.

– Чтобы соображал, что делает, – подхватил второй и ударил кулаком по ладони.

– Вы же знаете, что мы не можем, – возразил человек в очках. – Надо просто доставить его куда следует.

– Прошу прощения, – обратился Хеннесси к мужчине в очках. Его совершенно сбили с толку слова неизвестных. – У меня был плохой сон.

– Похоже, в последнее время здесь многие видят плохие сны. Но в вашем случае, похоже, это настоящий кошмар. – Мужчина в очках запрокинул голову и убрал руку от лица. Кровотечение вроде остановилось. Он осторожно втянул носом воздух.

– Что вы здесь делаете? – спросил Хеннесси.

– Нас прислали за вами. Одевайтесь.

«Может, я еще сплю?» – подумал Хеннесси, а вслух спросил:

– За мной? Зачем?

– Вас ждут, – туманно пояснил человек в очках. – Одевайтесь – и пойдемте. И не задавайте лишних вопросов, а то видите же: Тим и Том слишком нервничают.


Хеннесси привели на пристань. Тим и Том всю дорогу шли по бокам, а незнакомец с разбитым носом возглавлял шествие. На воде уже покачивался большой быстроходный катер. В нем восседал с прямой спиной и скрещенными на груди руками Дантек, казавшийся совершенно спокойным. В отличие от Хеннесси, Дантек был без сопровождающих. То ли военный, то ли бывший военный со знакомого грузового судна стоял одной ногой на причале, а второй – на палубе катера, готовый отдать швартовы.

– Куда вы меня ведете? – спросил Хеннесси человека в очках.

– Нам было сказано доставить вас на катер. Больше я ничего не знаю, – ответил тот, все еще потирая переносицу.

– Залезай! – приказал стоящий сзади Тим.

– Или тебя подтолкнуть? – добавил Том.

Хеннесси перебрался на борт катера и занял место рядом с Дантеком. Военный (или бывший военный) отвязал катер, оттолкнул его от причала и сел за штурвал. Через мгновение взревел двигатель, и они, набирая скорость, помчались в темноту.

– Вы знаете, что происходит? – перекрикивая рев мотора, спросил Хеннесси напарника.

Дантек одарил его тяжелым, безразличным взглядом:

– Нас поставили в строй.

«Поставили в строй? – недоуменно подумал Хеннесси. – Что это может означать?»


Дул холодный ветер, через борт брызгала вода, и Хеннесси скоро замерз. У него зуб на зуб не попадал, когда они подошли к стоящему на якоре грузовому судну. Они с Дантеком взобрались по веревочной лестнице и на палубе увидели поджидающего Таннера.

– Молодец, сынок, – похвалил Таннер рулевого. – Быстро домчались.

– Спасибо, сэр.

Потом Таннер повернулся к Хеннесси и Дантеку:

– Уверен, парни, вам обоим не терпится узнать, что, черт возьми, происходит. Пойдемте на мостик и там обо всем поговорим.


Таннер закончил объяснения, но у Хеннесси осталось ощущение, будто он услышал не все. Да, конечно, его взволновала мысль о предстоящем спуске в центр кратера и возможности узнать, что там находится и откуда оно взялось. По словам Таннера, это могло оказаться чем-то поразительным – возможно даже, они столкнутся с первыми доказательствами существования внеземной разумной жизни. А может быть, там ничего и нет, просто аномалия. В общем, ему следовало относиться к предстоящей экспедиции более взвешенно.

Но кое-что в этой истории не сходилось. Конечно, представители «Дреджер корпорейшн» были не единственными, кто хотел добраться до загадочного объекта. Однако, даже если и так, разве представители корпорации не должны были открыто заявить о своих намерениях? Разве им не следовало действовать по общепринятым законам, проконсультироваться предварительно с мексиканским правительством? Наверное, должен был получиться совместный проект, с безусловным участием «Дреджер корпорейшн», но под контролем местных властей, а не внезапная поспешная операция под покровом ночи?

Нет, они определенно замышляли нехорошее, причем такое, что могло иметь серьезные последствия. Возможно, он и был чуточку наивен, пожалуй, в прошлом иногда отводил глаза в сторону в сомнительных ситуациях. Но сейчас было ясно: если дела пойдут не так, виновными окажутся не Таннер и тем паче не «Дреджер корпорейшн», а они с Дантеком. Корпорация открестится от них в один момент.

Он посмотрел на Дантека, тот повернулся и встретил его взгляд. Дантек казался таким же спокойным, как и всегда; в глазах застыло хищническое выражение.

«Ему на все наплевать, – понял Хеннесси. – Он сделает все, что прикажут».

Хеннесси глубоко вздохнул и повернулся к Таннеру:

– Почему мы стартуем ночью?

– А почему бы и нет? – задал встречный вопрос Таннер. – У «Эф-семь» имеются фары. Вам в любом случае придется ими воспользоваться, когда вы опуститесь на большую глубину. Не говоря уже о том, когда начнете погружаться в скалу.

– Да он не об этом спрашивал, – холодно бросил Дантек.

– Да? – переспросил Таннер. – И о чем же он спрашивал?

– Законно ли это?

– Он прав? – Таннер повернулся к Хеннесси. – Вас именно это интересует?

Хеннесси на мгновение заколебался, потом решительно кивнул.

– Немного странно: разве кратер не принадлежит Мексике? Вроде как его должна была бы взять в аренду местная добывающая компания. И потом – команда этого судна. Я не понимаю: они военные или нет? Если военные, то почему не носят форму? И на чьей стороне они выступают? А если нет – что, черт возьми, здесь происходит?

– Вам не нужно об этом думать, – ответил Таннер. – Я на то и поставлен, чтобы заниматься рутиной. Беспокоиться совершенно не о чем.

– Да, но если что-то случится, все шишки ведь посыплются на нас?

Таннер ничего не ответил.

– Я разве не прав? – обратился Хеннесси уже к Дантеку. – Нам что, не нужно ни о чем беспокоиться? Вас это не волнует?

Дантек также промолчал.

Хеннесси снова обернулся к Таннеру:

– То есть мне не нужно беспокоиться?

– Я ведь уже ответил.

Хеннесси вздохнул.

– Послушайте, – произнес Таннер, – вы что, не хотите участвовать в проекте? Его результаты могут оказаться необычайно важными, но никто ведь не говорил, что будет легко. В общем, Хеннесси, думайте сами. Не хотите туда идти – не надо. Но решать нужно прямо сейчас.

Хеннесси всерьез призадумался. Законно то, что они собираются сделать, или нет – само предприятие действительно невероятно важно. Таннеру доверять нельзя, но, в конце концов, он не доверяет никому из «Дреджер корпорейшн». Он все понимал, когда подписывался на эти игры. Однако до сих пор ему удавалось удачно избегать неприятностей. Не важно, законна ли операция, убеждал себя Хеннесси, – в любом случае его роль не заключала в себе никакого криминала. Кроме того, если придется совсем худо, он всегда успеет уйти в сторону. Он пока что останется в деле, но Таннеру не будет доверять ни на йоту.

Наконец Хеннесси кивнул.

– Отлично, – сказал Таннер. – Тогда – вперед. Вы оба.

14

Никогда еще ему не доводилось опускаться в батискафе ночью. Находясь в ярко освещенном флуоресцентными лампами аппарате и глядя на царящий снаружи мрак, он чувствовал себя так, будто попал в кабинет сумасшедшего дантиста. Холодный свет выхватывал из темноты резкие контуры лиц.

Они заняли свои места и пристегнулись: Хеннесси впереди за рычагами управления, Дантек за его спиной и чуть справа, рядом с механизмом для сброса балласта. При помощи лебедки батискаф взвился в воздух и на мгновение завис над водой, а потом внезапно полетел вниз.

Когда они стрелой вонзились в воду, темнота вокруг стала абсолютно непроницаемой. Дантек включил внешние огни, и внутреннее освещение сразу потускнело. Хеннесси проверил рычаги управления, затем вставил в ухо каплю наушника и приладил микрофон так, чтобы тот не бился о щеку. Следующим делом он бросил «Ф-7» вперед, потом назад, включил бур и понаблюдал, как тот вращается. Протестировал работу сонара и эхолота и наконец попросил Дантека проверить заглушки на иллюминаторах. Все, кажется, в норме.

– Говорит Плоткин, – назвал Хеннесси в микрофон свое кодовое имя. – Корабль, как меня слышите? Отзовитесь.

В ухе, потрескивая, зазвучал голос Таннера. Одновременно его четкое изображение возникло на голографическом экране.

– Слышу и вижу хорошо. У вас все в порядке?

– Вас понял. Все в норме, – сообщил Хеннесси.

Дантек кивнул.

– Плоткин, когда будете готовы, стартуйте, – сказал Таннер.

Хеннесси помедлил мгновение, держа руки на рычагах, потом прервал видеосвязь и направил «Ф-7» вниз.

«Теперь остается только ждать, – подумал Хеннесси. – Часа четыре. Или пять».

Он откинулся в кресле и распрямил конечности. Поначалу спуск шел медленно, но постепенно скорость увеличилась. Хеннесси не торопился, он приноравливался к ходу батискафа. Внутри заметно потеплело, дышать стало труднее. Хеннесси велел Дантеку проверить установку кислородной рециркуляции, хотя знал, что это просто включилась система климат-контроля: за бортом было чертовски холодно.

Время от времени наружные огни батискафа выхватывали из темноты сверкающую спину рыбы, но чем глубже они погружались, тем реже и реже становились такие встречи. Практически единственными живыми существами здесь были лишь они двое в тесной, словно консервная банка, посудине. Они дышали спертым воздухом и ждали.

У него болела голова. Черт, было такое ощущение, что в последние дни она болит постоянно. Хеннесси чуть повернулся в кресле и кинул взгляд на Дантека. Напарник не отрываясь смотрел на него.

– Что такое? – спросил Хеннесси.

– Такое что? – уточнил Дантек.

«Да, этот парень кого угодно отошьет», – подумал Хеннесси и отвернулся.

В батискафе, казалось, стало еще жарче. Воздух сделался ощутимо тяжелым, и каждый вдох давался с трудом.

Они погрузились еще на сто метров. Он прежде не замечал, как же тесно внутри этого «Ф-7». Сейчас же, когда они просто опускались и не было нужды уделять особое внимание приборам, Хеннесси не мог думать ни о чем другом. Пот сочился буквально изо всех пор. Казалось, он потерял уже не один литр жидкости. Ощущение было такое, что он может запросто утонуть в собственном поту.

Хеннесси рассмеялся.

– В чем дело? – поинтересовался Дантек.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29