Брайан Эвенсон.

Dead Space. Мученик



скачать книгу бесплатно

– Бруха! – позвал мальчик.

Фигура на ложе не пошевелилась.

Он медленно пересек комнату и остановился прямо перед кроватью. Чава осторожно протянул руку и, дотронувшись до неподвижно лежащей колдуньи, тихонько потряс ее за плечо:

– Это я, Чава.

Старуха лежала на боку. Мальчик потянул ее на себя и перевернул на спину. Одеяло соскользнуло, и на Чаву уставились широко раскрытые глаза колдуньи. Горло ее было перерезано.

Чава нашел коробок спичек и трясущимися руками зажег стоявшую на полу возле кровати лампу. Стащив одеяло, он обнаружил нож – мертвая бруха крепко сжимала его в кулаке. Лезвие было коричневым от крови. Мальчик осторожно высвободил нож и положил на кровать рядом с телом. Он заметил, что другая рука колдуньи вся изрезана, на каждом пальце виднелись глубокие раны.

«Икстаб», – подумал Чава.

Он взял лампу и поднес к лицу мертвой женщины. Рана была рваная, но неглубокая, из нее торчала бледно-синяя трахея. Бруха была мертва уже давно, по крайней мере несколько часов, а то и дней. Пахло в лачуге, теперь догадался Чава, кровью колдуньи. Но как такое вообще возможно? Ведь он минуту назад шел с ней рядом. Или только думал, что шел?

Мальчик покачал головой и направился к выходу, но внезапно остановился. В свете лампы он увидел кое-что еще. Стены были покрыты грубо начертанными знаками. Ничего подобного он прежде не встречал: странные извивающиеся фигуры, выведенные кровью.

Ошеломленный Чава уставился на них. В голове зазвучали монотонные голоса, и в числе прочих голос брухи. Мальчик повернулся и побежал вон из лачуги.

10

Олтмэн покинул бар, а Хэммонд продолжал сидеть и пить. Голова раскалывалась от боли. Правильно ли он поступил, доверившись Олтмэну? Не ошибся ли в геофизике? Может быть, он ни на кого и не работает, но если допустить, что в действительности он охотится за информацией, цель как раз и должна бы заключаться в том, чтобы заставить Хэммонда поверить, будто он разговаривает с надежным человеком. Но как можно быть в ком-то уверенным? Тут ведь даже не знаешь наверняка: а вдруг за тобой наблюдают прямо сейчас? Они всегда высматривают, постоянно следят, и, вероятно, в ту самую минуту, когда ты почувствовал себя в полной безопасности, они как раз подобрались вплотную и изучают со всей тщательностью; быть может, сию секунду они придумали наконец, как проникнуть в твой мозг. Точно! Именно это они, похоже, и сделали: внедрили внутрь черепа записывающее устройство. У него болит голова, болит уже несколько дней. Почему же он раньше этого не замечал? Они регистрируют излучение его мозга, потом передают данные в сверхсекретную, сверхнавороченную нейрофизиологическую лабораторию, там их помещают в чью-то черепушку и получают свободный доступ ко всем его мыслям. Единственное, что можно сделать, – не думать. Если он перестанет размышлять – быть может, тогда удастся опережать их хоть на шаг.

Кто-то направлялся к нему через бар. Это был крупный мужчина с густыми усами и морщинистым, покрытым коричневыми пятнами лицом.

Должно быть, один из них. Хэммонд весь напрягся, но продолжал сидеть неподвижно. Хватит ли времени сунуть руку в карман, вытащить нож, раскрыть лезвие и прирезать незнакомца? Пожалуй, нет. Но он держит в руке бутылку пива. Вдруг удастся бросить ее в голову? Если он вложит в бросок всю силу и удачно попадет, можно будет вырубить мужчину. Стоп-стоп, надо поступить иначе: взять бутылку за горлышко и хрястнуть о стол – тогда у него в руках окажется серьезное оружие. Живым его не возьмут.

– Сеньор, – с обеспокоенным видом обратился к Хэммонду мужчина, – с вами все в порядке?

Что это за голос? Он был знакомым: принадлежал владельцу бара. Как его зовут? Мендес или что-то вроде. Хэммонд расслабился. Что же происходит? Это ведь просто хозяин бара! Он потряс головой. Откуда эта паранойя? Раньше с ним такого не бывало. Разве нет?

– Все хорошо, – ответил Хэммонд. – Просто хочу еще пива.

– Прошу прощения, но мы закрываемся.

Действительно, когда Хэммонд оглянулся, он обнаружил, что в баре, кроме него, практически никого не осталось. Все разошлись, за исключением одного местного неприятного на вид пьяницы, который сидел в уголке, укутавшись в темный платок, и смотрел на него.

Хэммонд кивнул, потом встал и пошел к двери. Пьяница провожал его взглядом.

«Не обращай на него внимания, – мысленно приказал себе Хэммонд. – Он не из них. Это самый обычный алкоголик. До него еще не добрались. Сделай глубокий вдох и расслабься. Все будет в порядке».

Без приключений он выбрался на пыльную улицу. С побережья доносился шум прибоя, а также соленый запах моря.

«И что же теперь? – задумался Хэммонд. – Куда идти?»

Ответ пришел почти моментально: домой.

По пустынной улице он прошагал примерно полпути к своему жилому комплексу, когда что-то услышал. Поначалу он, правда, вообще не был уверен, стоит ли обращать на это внимание. Подобные звуки могло издавать животное. Как только Хэммонд остановился, они прекратились. Но когда он снова пошел, звуки возобновились – где-то на пределе слышимости, словно голоса, невнятно бормотавшие в голове. Он прошел еще полквартала и окончательно уверился: его преследуют.

Хэммонд обернулся, но никого не увидел. Тогда он чуть ускорил шаг. Из сгустившихся впереди теней, казалось, раздавался шепот, но когда Хэммонд подошел ближе, тот стих и потом возобновился уже в некотором отдалении. Хэммонд потряс головой.

«Это какое-то безумие, – подумал он. – У меня едет крыша».

Он снова услышал шум за спиной, резко повернулся на каблуках и на этот раз увидел, совсем неподалеку, темный силуэт.

Хэммонд стоял и всматривался в едва различимую фигуру. Насколько внезапным было ее появление, настолько же неожиданно она исчезла: отступила на шаг и скрылась в тени.

– Эй! – не удержался от возгласа Хэммонд. – Есть там кто-нибудь?

Сердце подскочило до самого горла. Он полез в карман, достал нож и раскрыл лезвие. В его руке оно казалось смехотворно маленьким, практически бесполезным. Хэммонд направился обратно, туда, где исчез неизвестный, но вдруг его осенило: а что, если именно этого они и добиваются? Он быстро повернулся, чтобы двинуться к дому.

И обнаружил, что дорогу ему преградили трое мужчин – двое из них весьма внушительных габаритов. Все были знакомы Хэммонду: они работали в «Дреджер корпорейшн».

– Хэммонд? – спросил самый субтильный из троицы. Он также был единственным, кто носил очки. – Чарльз Хэммонд?

– А кто спрашивает? – в свою очередь поинтересовался Хэммонд.

– Кое-кто желает с вами поговорить. Пройдемте с нами.

– Кто?

– Этого я сказать не могу.

– Рабочий день давно закончился, – заявил Хэммонд. – Имею право на отдых.

– Закончился, но не для этого дела, – вступил в разговор один из двух здоровяков.

Хэммонд согласно кивнул, сделал вид, что подчиняется, и направился к мужчинам, но вдруг резко развернулся и со всей прытью, на какую был способен, помчался в противоположном направлении.

За спиной послышались крики. Хэммонд нырнул в боковой переулок и побежал по нему, преследуемый по пятам лающей лохматой собакой. Он перепрыгнул через импровизированную изгородь и свалился прямо на кучу мусора. Поднявшись, снова бросился бежать и вскоре уже оставил позади собственно городские улицы и оказался среди лачуг бидонвиля.

Пульс бешено стучал в висках. Хэммонд оглянулся. Преследователи постепенно нагоняли его. Закололо в боку, но он продолжал бежать, хотя теперь уже медленнее, чем раньше.

К тому времени как Хэммонд оказался на окраине бидонвиля, преследователи были настолько близко, что он слышал их учащенное дыхание. Он отчетливо понял, что ничего не может поделать и его вот-вот схватят. Тогда Хэммонд резко остановился, развернулся на сто восемьдесят градусов и выставил перед собой ножик.

Мужчины споро окружили жертву, расположившись вокруг треугольником. Хэммонд, тяжело дыша, вертел головой по сторонам и перекладывал нож из одной руки в другую. Преследователи стояли с поднятыми руками и ближе подходить не собирались.

– Не нужно так горячиться, – увещевающим тоном проговорил человек в очках. – С вами просто хотят побеседовать.

– Кто?

– Пойдемте. Будьте паинькой и опустите нож.

– Том, что с ним такое? – спросил один из амбалов.

– Он напуган, Тим, – ответил тот.

– Я бы на его месте тоже напугался, – заметил Тим. – Никто не любит воров.

– Воров? Ты действительно можешь украсть секретную информацию? – удивился Том.

– Эй, парни, – прервал их диалог мужчина в очках, – вы только все испортите.

И тут они снова появились – голоса в голове. Но зачем им понадобилось посылать голоса, если они и так сейчас стоят прямо перед ним? И Хэммонда как громом поразило: что, если за ним охотятся две разные группировки? Люди из «Дреджер корпорейшн» и кто-то еще. А может быть, их больше чем две? Три? Четыре? Чего они от него хотят? Будут ли его бить? Или убьют? А вдруг все окажется намного хуже?

– Вы просто успокойтесь, – сказал мужчина в очках.

Он немного нервничал.

Хэммонд понял, что уже некоторое время слышит шум – точнее, пронзительный крик. От него закладывало уши, и Хэммонд не сразу понял, что кричит он сам.

– Говорил я тебе, с ним что-то не так, – произнес за его спиной Тим.

– Да, Тим, ты прав, – согласился Том.

Они по-прежнему стояли вокруг, все трое, расположились таким образом, что Хэммонд никак не мог видеть их одновременно. Как он ни вертелся, в поле зрения попадали максимум двое. А кроме того, были еще и другие, в мозгу, и они медленно высасывали его мысли. Господи, как же у него болит голова! Он должен их остановить, прогнать прочь.

– Эй, приятель, опустите нож, – дружелюбно произнес мужчина в очках.

Но как раз этого Хэммонд делать ни в коем случае не собирался. Напротив, он ринулся вперед и замахнулся ножом на человека в очках. Тот проворно отпрыгнул. Но все же недостаточно резво – на руке повыше запястья появился глубокий порез. Здоровой рукой он зажал рану, однако не смог остановить обильное кровотечение, и лицо в тусклом свете стало совсем белым.

Но Хэммонд позабыл о двоих других. Он повернулся и увидел, что они еще находятся на приличном расстоянии, но постепенно приближаются. Поняв, что захватить Хэммонда врасплох не удалось, амбалы быстро отступили.

Тем не менее он по-прежнему был окружен – они находились и снаружи, и внутри. И деться он никуда не мог. От них ни за что не избавиться.

Сердце едва не выскочило из груди, когда Хэммонд осознал, что попал в безнадежное положение. И тогда он нашел единственный, как ему показалось, выход.

– Тим, я и представить себе такого не мог, – вымолвил Том.

– Да и я тоже, – отозвался Тим. – Вот уж удивил так удивил. А зачем его вообще хотели видеть? – обратился он к мужчине в очках.

– Надеялись задать несколько вопросов. Ничего особенного, только спросить. – Он обмотал раненое запястье подолом рубашки, и она быстро пропиталась кровью.

– Никогда ничего подобного не видал, – изрек Том. – И надеюсь, что никогда не увижу.

– Та же хрень, – качая головой, поддержал его Тим.

Он вынужден был отойти на шаг назад, чтобы не запачкать ноги в луже крови, вытекавшей из перерезанного горла Хэммонда. Ему в жизни не приходилось видеть, чтобы кто-то едва не отделил собственную голову от туловища, да еще так проворно. Кровищи было просто море, и ее все прибавлялось. Тим отступил еще на шаг.

«Как человек может сделать с собой такое? – недоумевал он. – Должно быть, здорово перетрусил. Или он просто псих. Или и то и другое».

Тим зажмурился и помассировал виски.

– Эй, ты как себя чувствуешь? – спросил его Том.

– Всяко лучше, чем он. Голова разболелась.

– У меня тоже, – сказал Том. – Терри?

– И у меня башка болит, – ответил человек в очках. – Та ночь опять повторилась. Ладно, парни, сматываемся отсюда, да пошустрее, пока не пожаловала полиция.

Часть 2
Замкнутое пространство

11

– Он покончил с собой именно так, – скорее утвердительно, чем вопросительно, произнес мужчина с экрана.

Говоривший имел квадратную челюсть и седые волосы, зачесанные назад и напомаженные. Даже на небольшом экране видно было, что это представительный мужчина. Он носил военную форму, но видео настроили таким образом, что знаки различия расплывались, и определить, к какому роду войск относится и в каком звании находится неизвестный, не представлялось возможным.

– Так мне сообщили, сэр, – ответил Таннер.

Уильям Таннер возглавлял полусекретное Чиксулубское отделение «Дреджер корпорейшн». Оно было спешно организовано, едва обнаружились первые признаки того, что в центре кратера что-то происходит.

Таннер, в прошлом военный офицер, был специалистом по подготовке и проведению тайных операций через фиктивные компании. В настоящем предприятии он выступал под кодовым именем Экодин. Достаточно будет в нужный момент ввести в систему соответствующую команду, и из компьютеров компании мигом улетучится вся информация, по которой можно установить его связь с «Дреджер корпорейшн». А следом исчезнет и сам Таннер, чтобы появиться вновь уже под другим именем. До сих пор операция проходила гладко – отчасти оттого, что ему сопутствовала удача, отчасти оттого, что он очень хорошо знал свое дело. По этой причине, собственно, он и работал с «Дреджер корпорейшн» вот уже десять лет.

Он понятия не имел, как зовут человека с квадратной челюстью. Известно Таннеру было только то, что сообщил ему три дня назад во время видеоконференции президент «Дреджер корпорейшн» Ленни Смолл. Президент сказал, что в корпорации принято решение привлечь человека со стороны. Когда Таннер поинтересовался, кто он такой, Смолл только улыбнулся:

– Таннер, не надо никаких имен. – Президент перекинул ему фотографию. – Вот этот человек. Вы будете сообщать ему любую информацию, какую он попросит, и делать все, что он скажет.

Едва Смолл отключился, Таннер недовольно покачал головой. Зачем привлекать к делу постороннего человека? От этого только возрастает вероятность накладок. И ему, Таннеру, придется решать после окончания операции на одну проблему больше. Смолл на старости лет становится слаб – возможно, выпивает лишнего, делается сентиментален. А в результате под угрозой оказываются все. Под угрозой оказывается он сам. Этого Таннер не любил.

Но когда он в первый раз увидел этого человека на экране, поговорил с ним, услышал металл в его голосе, он понял, что недооценил проницательность босса. Тот сделал отнюдь не случайный выбор. Незнакомец был военным, явно многое в своей жизни повидал и лучше, чем кто-либо в корпорации, знал, что происходит. Про себя Таннер стал называть его Полковником, хотя на самом деле не имел ни малейшего представления, какое тот носит звание и к какому роду войск относится. Он не мог даже предположить, где Полковник находится – фон на заднем плане был умышленно размыт, так что фигуру окружало неясное мерцание. Именно Полковник собрал воедино всю информацию, которую они перехватили из сообщений разных ученых, и сгенерировал модель, дававшую представление о том, что может их ожидать в центре кратера. Именно Полковник моментально принял решение сменить систему безопасности. Он разглядел крошечную лазейку, которую оставил техник, устанавливавший систему, чтобы иметь возможность самому проникать в нее. А когда молодой геофизик Олтмэн начал расспрашивать всех об аномалиях в кратере, Полковник немедленно организовал прослушивание его телефона.

И уже через несколько минут на экране снова появилось изображение Полковника, и он сообщил Таннеру, что Олтмэну звонили – тот самый техник по фамилии Бекон. Или нет, не совсем так. Хотя фамилия у него тоже имела «мясное» происхождение[2]2
  Ham – по-английски «окорок».


[Закрыть]
.

– Проследить за ними уже не удастся, слишком поздно, – сказал Полковник, – но вы потом найдите этого Хэммонда. Нам нужно с ним поговорить.


Таннер отвлекся от воспоминаний о прошлом и вернулся в настоящее. Он сидел пораженный тем, насколько суровым и бесстрастным осталось лицо Полковника, после того как тот узнал новость о самоубийстве Хэммонда.

– Возможно ли, что они лгут? – спросил Полковник.

– Я собственными глазами видел тело, – ответил Таннер. – Он мертв, в этом нет сомнений. Они просто хотели привести его к нам, пытались с ним поговорить, но он взял и перерезал себе горло.

– Он что сделал?

– Перерезал собственное горло. Едва не отделил голову от тела.

– Просто пытались с ним поговорить? – задумчиво сказал Полковник. – Что бы это значило? Люди, когда с ними просто хотят поговорить, не режут себе глотку.

Таннер сглотнул слюну. Беседа с Полковником действовала ему на нервы.

– Возможно, они были слишком настойчивы? – предположил Полковник.

Таннер помотал головой:

– Я не первый раз работаю с этими парнями. Им можно полностью доверять. Они имели совершенно четкие инструкции. Поверьте, они были удивлены не меньше нас с вами.

Полковник сдержанно кивнул.

– По-вашему, этот Олтмэн представляет угрозу?

Таннер пожал плечами:

– Я рассчитывал узнать это из беседы с Хэммондом.

– Логично, – хмыкнул Полковник. – И все же стоит его опасаться или нет?

Таннер быстро пролистал на головизоре несколько файлов. Их копии в ту же секунду появлялись на противоположном конце провода, так что Полковник тоже мог их видеть.

– Не думаю, что нам нужно сильно беспокоиться из-за Олтмэна, – сказал Таннер. – Он не представляет собой ничего выдающегося. Самый заурядный ученый. Не Эйнштейн и вообще ничем не выделяется из массы.

– Исходя из собственного опыта, могу сказать, что никто не выделяется из общей массы до тех пор, пока у него не появляются на то причины, – заметил Полковник. – Только тогда можно будет сказать, поплывет человек по течению или же встанет поперек.

– Я тоже так считаю. По моему опыту, это дано очень немногим.

Полковник кивнул, но губы у него были крепко сжаты.

– Но если Олтмэн относится к этим немногим…

Таннер обдумал мысль.

– Не знаю. Он не производит впечатления героя. Непохоже, что он занимается промышленным шпионажем в пользу другой корпорации, и вряд ли встанет на этот путь. Кажется, он получил здесь работу исключительно для того, чтобы отправиться вслед за своей подружкой в Чиксулуб.

– Хорошее прикрытие, – сказал Полковник.

– Возможно. Но в любом случае, будь это так, вы бы наверняка знали. Я не думаю, что это прикрытие.

Полковник быстро просмотрел файлы и, закончив, вынес вердикт:

– Я тоже.

На пару секунд он замолчал и застыл, глядя прямо в экран. Таннеру показалось, что загадочный собеседник смотрит сквозь него и даже не замечает.

– Ладно, – произнес наконец Полковник, – давайте-ка быстро обсудим наши дальнейшие планы.

Он открыл базу голографических изображений и отправил файл Таннеру. Это была трехмерная картинка судна. С первого взгляда Таннеру показалось, что он видит перед собой космический корабль, и его ненадолго захлестнула волна ужаса. В свое время ему довелось быть членом штурмового отряда и принимать участие в кровопролитных боях на Луне против конкурентов из других стран за право пользоваться полезными ископаемыми спутника Земли. У Таннера заканчивался кислород, и он провел несколько мучительных часов, глотая животворящий газ из баллонов мертвых и умирающих, друзей и врагов. Меньше всего на свете ему хотелось снова оказаться в космосе. Но потом Таннер заметил винтовые двигатели и понял: перед ним вовсе не космический корабль, а что-то вроде субмарины – судя по внешнему виду, глубоководной.

– Что это, сэр? – спросил он.

– «Эф-семь». Опытный образец совершенно нового подводного аппарата. Он еще даже не попал к нам на вооружение. Я отправляю его вам. Найдите двух человек – из тех, кому стопроцентно доверяете, – которые будут им управлять. И побыстрее. Мы должны первыми оказаться на месте.

12

Он выбрал Дантека, бывшего офицера своего подразделения, вместе с которым начинал послеармейскую карьеру десять лет назад. Дантеку он доверял безоговорочно; кроме того, это был человек, который знал, как разрешить практически любую проблему. Он все схватывал на лету и решения принимал молниеносно, действовал без раздумий, в том числе и в непростых ситуациях, когда Таннер проявлял мнительность. Если же дела шли не так, Дантек легко (даже чересчур легко) прибегал к насилию. Что-то произошло с ним во время столкновений на Луне – что именно, Таннер точно не знал, – из-за чего взгляд его был твердым, но каким-то безжизненным. Порой создавалось впечатление, что у Дантека не все дома.

Он вовсе не плохой парень, убеждал себя Таннер в случаях, когда Дантек поступал так, что даже Таннеру с его весьма условными понятиями о морали трудно было это принять. Он просто смотрит на вещи по-другому, иначе, чем я. И часто к нему приходила запоздалая мысль: а я ведь тоже неплохой парень.

Таннер вздохнул. Хорошие или нет, и он, и Дантек всегда поступали так, как считали нужным, – правда, каждый по-своему.

Со вторым участником было посложнее – пришлось потрудиться, чтобы вытащить его из Североамериканского отделения «Дреджер корпорейшн». Парня звали Хеннесси, он был морским геологом и, кроме того, имел некоторый опыт хождения на подводных лодках. Несмотря на относительную молодость (лет тридцать пять), он уже был лыс. Хеннесси считался авторитетным специалистом, и его сотрудничество с «Дреджер корпорейшн», вероятно, свидетельствовало: он не станет сильно возражать, если придется немного преступить закон. Но все же Таннеру не давал покоя вопрос, который Полковник задал в отношении Олтмэна. Если дела зайдут слишком далеко и Хеннесси осознает, во что на самом деле вляпался, прогнется он или будет сопротивляться? Пока Таннер не мог сказать этого наверняка, однако полагал, что Хеннесси скорее поплывет по течению, чем попытается встать поперек.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29