Борис Вишневский.

Башне – нет! Петербург против «Газоскреба»



скачать книгу бесплатно

Это замечательные молодые ребята из «Живого города» – Юля Минутина, Елена Минченок, Петр Забирохин, Андрей Воронцов, Антонина Елисеева, Александра Тесакова, Стас Фалькович и их товарищи.

Это Александр Марголис, Владимир Лисовский, Александр Кононов, Людмила Семыкина и их коллеги из петербургского отделения ВООПИиК.

Это депутаты Законодательного Собрания Сергей Малков и Алексей Ковалев.

Это Александр Карпов и его коллеги из центра ЭКОМ.

Это Татьяна Красавина, Анна Чернова, Анастасия Плюто, Елена Малышева, Елена Фургина и другие активисты «Охтинской дуги», самоотверженно сражавшиеся против небоскреба.

Это поэт и историк Андрей Чернов и его жена, искусствовед Наталья Введенская, предложившие сделать синюю ленточку символом защиты «небесной линии» Петербурга и придумавшие акцию «Синяя лента».

Это археологи – Петр Сорокин, открывший для нас 5-тысячелетнюю историю Охтинского мыса, Сергей Белецкий, Олег Иоаннисян и Юрий Лесман.

Это Ольга Андронова, упорно сражавшаяся во всех возможных судах, и дошедшая с «охтинским делом» до Страсбурга.

Это Евгений Козлов из Движения гражданских инициатив.

Это социологи Андрей Алексеев и Валентин Семенов.

Это руководитель Интерьерного театра Николай Беляк и главный художник театра Марк Борнштейн.

Это музыканты Михаил Новицкий, Михаил Борзыкин и Диана Арбенина.

Это моя коллега по «Новой газете» Татьяна Лиханова и другие журналисты, рассказывавшие правду о проекте «Охта-центра»: Наталья Костицина и Николай Нелюбин, Валерий Нечай и Лев Гольдштейн, Владимир Грязневич и Дмитрий Новик, Анна Пушкарская и Константин Андрианов, Елена Лиханова и Ирина Кравцова, Татьяна Вольтская и Андрей Рысев, Диана Качалова и Дмитрий Шерих, Татьяна Климова и Светлана Гаврилина.

Моя отдельная благодарность – Галине Александровне Дмитриевой, неутомимо организовывавшей многочисленные обращения и пресс-конференции, и Елизавете Кержак, проделавшей воистину гигантский труд по подготовке видеопроекта «SOS-Peterburg» с обращениями к президенту Медведеву против «Охта-центра».

Перед тобой читатель – история гражданского сопротивления.

Нам было некуда отступать: за нами был Петербург.

И мы его отстояли.


Борис ВИШНЕВСКИЙ


Глава первая. Газоскреб.


Фонтанка нефти и мойка денег

Такой схемы еще не было: «откат» – 2 миллиарда долларов


«Новая газета», 27.03.2006


Через десять лет на правом берегу Невы, напротив Смольного, появится новая «архитектурная доминанта» Петербурга высотой в 300 метров – административно-деловой центр, принадлежащий компании «Сибнефть», владельцем которой, в свою очередь, является «Газпром».

Стоимость строительства – два миллиарда долларов, которые будут выделены из питерского бюджета как субсидии «Сибнефти». Это от 40 до 50 процентов тех налогов, которые компания, намеренная с 2007 года зарегистрироваться в Петербурге, заплатит в городской бюджет.

По самым приблизительным расчетам, «Сибнефть» будет платить городу от 12 до 15 миллиардов рублей в год, и шесть из них будут ежегодно выделяться на строительство делового центра, где разместится ее головной офис, а возможно, и представительства крупных компаний-«доноров», переехавших в Петербург («Транснефть», Внешторгбанк, «Совкомфлот» и других).

Наверное, очень многие коммерсанты с восторгом пошли бы на такой вариант: по сути, получить обратно половину уплаченного в казну.

Но не всем это позволяется. Тем более когда речь идет о таких масштабах. Два миллиарда долларов «отката» – такого в России, пожалуй, еще не было. Но этот «откат» уже легализован: питерское Законодательное собрание приняло в двух чтениях (и примет в третьем) целевую программу, закрепляющую за городом обязательство в течение 10 лет выделять «Сибнефти» по 200 миллионов долларов в год. Да еще и в рублевом эквиваленте, по курсу 30 рублей за доллар, что автоматически влечет за собой дополнительные траты городского бюджета.

На вопрос, был ли такой «бюджетный откат» условием, при выполнении которого «Сибнефть» только и соглашалась зарегистрироваться и платить налоги в Северной столице, «финансовый» вице-губернатор Михаил Осеевский усмехнулся и заявил: «Термин «откат» в законодательстве не встречается, а мы предлагаем поддержку инвестиционного проекта».

Инвестиционный проект – это прекрасно. Но, во-первых, получается не «поддержка» проекта, а его 100-процентное финансирование. А во-вторых, предлагаемая схема, мягко говоря, сомнительна с точки зрения законности.

Заглянем в 80-ю статью Бюджетного кодекса и прочтем: бюджетные инвестиции юридическим лицам, не являющимся государственными или муниципальными предприятиями, влекут за собой «возникновение права собственности на имущество субъекта инвестиций». Иначе говоря, вкладывая деньги в инвестиционный проект, реализуемый коммерческой организацией, город становится собственником соответствующей доли построенного.

Поскольку город в данном случае вкладывает все необходимые средства (впрочем, если стоимость проекта по каким-то причинам превысит два миллиарда долларов, «Сибнефть» обещает добавить недостающее), «Газпром-сити», как уже окрестили будущий деловой центр, должен принадлежать Петербургу. Но на это «Сибнефть» не согласна, и питерские власти охотно отказываются от своих законных прав: пусть центр будет собственностью компании.

Поправка координатора «Демократической фракции» Сергея Гуляева, по которой «Газпром-сити» становился городской собственностью, была отклонена: питерская администрация и поддерживающее ее депутатское большинство (контрольный пакет в Законодательном собрании у «Единой России» вместе с «Родиной» и ЛДПР, традиционно поддерживающими Смольный) категорически воспротивились этому варианту. «Это не инвестиции, а субсидии», – заявил Михаил Осеевский. Почувствуйте разницу: чем отличается бюджетное финансирование инвестиционного проекта от бюджетных инвестиций? Подмена понятий, игра слов – но игра ценой в два миллиарда долларов. При этом размер субсидий заранее фиксирован в целевой программе, а будущие суммы уплачиваемых налогов оцениваются, как уже сказано, лишь приблизительно. «Налоговые платежи, поступающие от конкретных организаций, являются коммерческой тайной, и их нельзя разглашать», – заявляет вице-губернатор.

«Иначе к нам не придут крупные налогоплательщики, надо создавать им благоприятные условия», – уверенно заявляют представители Смольного. Но не настолько же благоприятные!

В свое время в Петербурге были приняты законы о поддержке крупных инвесторов, предусматривающие для них серьезные налоговые льготы, в том числе – 50-процентную льготу по налогу на прибыль. Но при этом каждый инвестор, который выполнял установленные законом условия (например, по вложению капиталов в городскую экономику), мог рассчитывать на эти льготы. Нынче же предлагается, по сути, индивидуальная налоговая льгота для «Сибнефти», что категорически запрещено налоговым законодательством.

Кроме этого, с тех пор изменился Налоговый кодекс: сейчас региональные власти могут дать инвесторам не более чем 4-процентную льготу по налогу на прибыль. Это, очевидно, не устраивает «Сибнефть» – потому и придумана хитроумная операция, где налоговая льгота выдается за предоставление субсидий.

Подобная оптимизация налогов, конечно, не может не восхищать. Но за что тогда сидит Михаил Ходорковский? Помнится, ему инкриминировались куда более законные способы оптимизации, чем сейчас собираются реализовать в Петербурге. И хотелось бы понять, будет ли ведомство Владимира Устинова столь же пристально изучать «бюджетный откат по-питерски»? Будет ли оно выяснять, насколько бескорыстно действуют чиновники питерской администрации, организуя для «Сибнефти» столь значительные преференции? Или «ответный откат» тоже имеет место – сообразно масштабам «субсидий»?

Пока, впрочем, на все вопросы о происходящем представители Смольного с улыбкой отвечают, что надо исходить из принципа: «ты – мне, я – тебе» и «мы с ними так договорились, иначе они бы к нам не пришли». Мол, не договорились бы – вообще ничего в городской бюджет не получили, а так хоть половина «нефтяных денег» останется…

Заметим: в Петербурге считается хорошим тоном ругать Москву, которая «жирует» за счет того, что крупнейшие нефтегазовые компании платят налоги по месту нахождения их головных офисов. Но теперь питерские власти идут по тому же пути – впрочем, и страной, и «Газпромом» руководят бывшие петербуржцы. А что будет, если малой родиной следующего президента не будет ни одна из двух российских столиц? Угадайте с трех раз: где тогда начнут регистрироваться сырьевые гиганты?

Прошлой осенью, когда только начались разговоры о перерегистрации «Сибнефти» из Омска в Петербург, большинство наблюдателей полагало, что это результат использования административно-политического ресурса питерского губернатора Валентины Матвиенко: сюзерен награждает верного вассала, даруя ему таким путем доходы сибирских недр.

Теперь возникает другая гипотеза: может быть, в Омске от «Сибнефти» требовали платить налоги по закону, а не по «договоренности»?

Суть дела, впрочем, не только в этом.

«Мы превращаем Петербург в бюджетный офшор, – грустно констатируют депутаты из питерской оппозиции. – Это очень похоже на аферу».

Их оппоненты из «медвежьей» фракции тоже это понимают. «Конечно, афера, – говорит один из них. – Но ты на меня, пожалуйста, не ссылайся! А то меня не выберут даже в домком».


Газоскреб

300-метровое здание «Газпром-сити» может изуродовать Петербург уже к 2010 году


«Новая газета», 20.07.2006


Давно подмечено, что эстетические приоритеты власти совпадают с политическими. Историки искусства знают, как постепенно с начала 30-х годов прошлого века все выше и выше забирались амбициозные проекты государственных архитекторов, чтобы завершиться гигантским Домом Советов, которому, впрочем, материализоваться помешала война.

Любая диктатура пытается подчеркнуть свое величие помпезными стройками: от пирамид до гостиницы «Украина». Чем меньше демократии – тем выше и больше памятников. И тем они грандиознее.

И как-то странно совпало, что после частного «ньюрашн» в стиле разлюли-консенсус с непременными башенками и балкончиками неожиданно появился стиль новый – «Сбербанк», «Газпром», налоговая… И – нет пределов высоте и грандиозности построек. Заметьте, что возводят вовсе не парламент, как при отце народов, и даже – не Дворец съездов, а здания государственных корпораций и чиновные ульи. Такова, следовательно, и политическая архитектура.

В марте «Новая газета» рассказывала о намерениях питерских властей построить на правом берегу Невы, на Охте, прямо напротив Смольного, гигантский административно-деловой центр «Газпром-сити».

Здание будет принадлежать компании «Сибнефть» (в мае, после перерегистрации в Питере, она сменила название на «Газпромнефть»), но строиться будет на городские деньги. 60 миллиардов рублей (более 2,2 миллиарда долларов) будут в течение десяти лет выделены из питерского бюджета в качестве субсидий «Сибнефти». Таким способом город вернет компании почти половину налогов, которые она заплатит, перерегистрировавшись из Омска в Петербург.

Но суть дела не только в том, что эту хитроумную операцию, плохо укладывающуюся в Налоговый кодекс, уже назвали «самым большим в стране бюджетным откатом».

Суть дела в том, что «Газпром-сити», который намереваются построить уже к 2010 году, станет самым высоким зданием города, возвысившись над Невой на 300 метров.

«Это будет символ современного Санкт-Петербурга XXI века и его архитектурная доминанта», – радуется председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер. Действительно доминанта: газпромовская башня воздвигнется вдвое выше колокольни Петропавловского собора и втрое выше Исаакиевского собора.

Питерская администрация спешит с проведением конкурса на строительство «Газпром-сити» и уже отобрала семь претендентов из сорока двух мастерских зарубежных архитекторов.

«Строительство такого здания – настолько амбициозная задача, что даже при тех мировых именах, которые представлены в сегодняшнем конкурсе, выбрать проект, который будет реализован, – это очень большая ответственность», – уверяет губернатор Валентина Матвиенко. При этом в Смольном утверждают: мол, «исследования показали, что строительство небоскреба не повлияет на архитектурный облик Петербурга».


Заметим: «амбициозный проект», «амбициозная задача» – это любимейшее выражение питерских чиновников и лично губернатора Матвиенко. Куда ни плюнь – везде что-нибудь «амбициозное». Западный скоростной диаметр, «намыв» новых территорий на западе Васильевского острова, теперь – «Газпром-сити». И везде – одно и то же: гигантские расходы, агрессивное неприятие критики.

Впрочем, все вполне логично: недаром в энциклопедическом словаре слово «амбиции» расшифровывается как «тщеславие, самомнение, спесь». Что же, с этими качествами в Смольном все хорошо – недостатка не ощущается. Несколько хуже, как представляется, у чиновников с геометрией.

Любой, кого учили этой науке в школе, легко подсчитает, что 300-метровая башня при практически плоском рельефе Петербурга теоретически будет видна с расстояния более чем в 60 километров. Даже если с учетом непрозрачности атмосферы это расстояние сократить вдвое, небоскреб «Газпром-сити» будет виден и с Васильевского острова, и из Купчина, и с Гражданки, и из любой точки исторического центра города.

Что же касается «органичного вписывания в городскую среду», то специалисты – в шоке: нельзя строить такую башню в этом месте! Нельзя уродовать Петербург гигантской «зажигалкой», надменно возвышающейся над Смольным собором!

В конце июня, после конференции питерского отделения Союза архитекторов, ее делегаты обратились с открытым письмом к губернатору Валентине Матвиенко и спикеру Законодательного собрания Вадиму Тюльпанову. Процитируем лишь часть этого документа.

«Строительство высотного здания, которое визуально непременно будет связано с историческим центром, по нашему глубокому убеждению, совершенно недопустимо… Петербург является исключительно ровным по высоте, благодаря чему в его облике доминируют горизонтальные линии, соответствующие регулярности его планировки. Низкая небесная линия Петербурга делает особенно величественными его вертикали, почти всегда воспринимаемые на фоне неба. Сохранение неповторимого силуэта шпилей и куполов имеет огромное градостроительное и духовное значение… Строительство 300-метровой башни с неизбежностью разрушит гармонию петербургских доминант, складывавшуюся столетиями, нанесет непоправимый ущерб хрупкому силуэту города, сделав почти игрушечными все его вертикали… Осуществление этого строительства будет означать полный разрыв с петербургской градостроительной традицией…».

Увы, городу нужно строить «Газпром-сити» – и город будет его строить, как бы кто ни возмущался. Скорее всего, никакой реакции не последует и на заявления директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, который полагает, что «нельзя допустить, чтобы такой небоскреб торчал напротив Растрелли».

Если же станет Михаил Борисович и дальше «возникать» – так можно задумать и какой-нибудь другой «амбициозный проект». Например, надстроить прямо над Эрмитажем десяток-другой этажей элитного жилья. Страшно даже подумать, каким бешеным спросом будут пользоваться такие квартиры и сколько они будут стоить. А что «панорамы Невы», о сохранности которых так беспокоится Пиотровский, будут безнадежно испорчены, так времена нынче другие, не в екатерининскую эпоху живем. Тогда не было в городе такого спроса на элитное жилье, да и с участками под застройку было попроще…

Сказанное было бы смешно, если бы не было грустно – уж сколько в Питере в последнее время реализовано «амбициозных» архитектурных проектов, плохо вяжущихся с историческим обликом великого города, но принесших своим авторам неплохие прибыли.

Ну а протестующие архитекторы пускай радуются, что газпромовский небоскреб ставят на Охте, а не на Исаакиевской площади или на Марсовом поле: это было бы еще более «амбициозное» решение. Конечно, Петр Первый видел доминантами своей столицы Петропавловскую крепость и Адмиралтейство, знаменующие, что Россия – великая морская держава. Но теперь выяснилось, что Россия – держава не морская, а газовая, и доминанты нуждаются в срочной корректировке …

Есть, правда, небольшая опасность: вдруг еще до окончания большой стройки примут закон о том, что налоги надо платить по месту производственной деятельности? В этом случае вся затея с перерегистрацией «Сибнефти» потеряет смысл, и достраивать «Газпром-сити» никто не станет. Так и будет торчать сломанным зубом на виду у Смольного и Лавры.

Впрочем, история повторяется дважды: когда-нибудь его снесут и построят на этом месте плавательный бассейн «Петербург».



Прокуроры пощупают небоскреб


«Новая газета в Санкт-Петербурге», 30.11.2006


Завтра, 1 декабря, заканчивается срок конкурса проектов гигантской башни «Газпром-Сити» в Петербурге. Возможно, подводить его итоги будет не только конкурсная комиссия, но и люди в мундирах

На имя генерального прокурора России Юрия Чайки направлено письмо, авторы которого – депутаты Законодательного собрания Петербурга Михаил Амосов, Наталия Евдокимова и Сергей Гуляев – просят проверить законность проведения конкурса. Более того, они просят проверить законность самой целевой программы, по которой на строительство «Газпром-Сити» и покупку жилья для сотрудников Газпромнефти выделяется 60 миллиардов рублей из городского бюджета.

По мнению депутатов, строительство офисного центра «Газпром-сити» – это крупнейший инвестиционный проект. Газпромнефть – негосударственное предприятие, а значит, выделение ему денег на такой проект (в соответствии с 80-й статьей Бюджетного кодекса) может производиться только при одном условии: если административный деловой центр и вся связанная с ним инфраструктура, построенные на городские деньги, впоследствии станут собственностью Петербурга. При этом включать эти расходы в городской бюджет можно только в том случае, если есть технико-экономическое обоснование проекта, проектно-сметная документация, а также проект договора между питерской администрацией и Газпромнефтью о передаче комплекса в собственность города.

Только ведь никаких подобных документов нет и в помине! (Или, по крайней мере, о них ничего не известно). Зато известно другое. Когда в Законодательном собрании Петербурга обсуждали целевую программу, вице-губернатор Михаил Осеевский заявлял, что будущий центр не перейдет в собственность города, а будет исключительно собственностью Газпрома. Вместе с тем это не помешало включить в бюджет 2006 и 2007 годов расходы на строительство «Газпром-Сити»: 1,75 миллиарда рублей в нынешнем году и 4,25 миллиарда – в следующем. А затем, вплоть до 2016 года – еще по 6 миллиардов рублей ежегодно. Между прочим, по состоянию дел на сегодня – это 3 процента от годового бюджета города. «Так для компании создаются комфортные условия для работы в Санкт-Петербурге», – заявлял г-н Осеевский.

Что же, теперь питерские депутаты просят генерального прокурора проверить, насколько законно выделение коммерческой структуре бюджетных средств в таких размерах с целью обеспечить ей нужный комфорт. Сомнение у народных избранников вызывает и то, что деньги на эти цели были выделены без всякого конкурса.

Что же касается конкурса проектов, который сейчас завершается в Академии художеств (где представлены макеты трехсотметрового небоскреба), то он, по мнению депутатов, противоречит Градостроительному кодексу. Ведь там записано, что все характеристики объемного проектирования, включая высоту будущих сооружений, должны устанавливаться на основании проекта планировки соответствующей территории. Но никакого «проекта планировки» территории в устье Охты нет, а действующий высотный регламент для этой городской зоны, как известно, предусматривает строительство зданий высотой не более 48 метров. Между тем задание, выданное шести именитым иностранным архитекторам, участвующим в конкурсе, предусматривает высоту постройки по крайней мере в шесть раз большую. И как тут с законностью?

Кстати сказать, вообще неясно, на основании каких документов проводится этот конкурс и какое участие принимает в нем питерская администрация (на буклетах, где посетителям выставки предлагают оценить проекты «Газпром-Сити», содержится символика Газпрома, равно как и официальные символы Петербурга).

Что же, ответы генерального прокурора на эти вопросы будут крайне интересными.

Ну а пока можно наблюдать не совсем адекватную реакцию Смольного на волну протеста, поднявшуюся против строительства трехсотметровой башни, которая грозит навечно изуродовать панораму невских берегов. После того, как в минувшую пятницу питерское «Яблоко» обратилось к Валентине Матвиенко с требованием остановить проект, пригрозив в случае отказа провести общегородской референдум, Валентина Ивановна раздраженно заявила, что «сейчас очень модно на этой теме потоптаться» и что, конечно, высказывается много негативных замечаний, но «многие это делают искренне, а многие – конъюнктурно». Надо полагать, питерский градоначальник обладает прямо-таки нечеловеческой способностью безошибочно определять, что хорошо, а что плохо.


= Прямая речь =


Михаил Швыдкой: «То, что может воспринять Москва, Петербург отвергнет»


Многие петербуржцы, я знаю, выступают категорически против строительства небоскреба «Газпром-Сити». Да и не только петербуржцы – я сейчас получил письмо от русской аристократической эмиграции, Аркадия Небольсина и других, которые также категорически возражают против изменения сложившегося облика города.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное