Борис Романов.

Астро-Библос. Зороастризм и христианство



скачать книгу бесплатно

Зороастризм и Христианство


Вместо предисловия.

Смеющиеся в храме.

(Рождественская история)


– А еще раньше, Цадок? Что было еще раньше?

– Еще раньше жил человек по имени Погонщик Старых Верблюдов, потом еллины назвали его Сын Звезды, Зороастр. Он объяснил всем, что Божий мир изначально благ, а все плохое в нем временно и побеждается в конце дней через свободный выбор каждого из нас в этой жизни. Земля – Храм Бога, и каждый должен очищать его через добрые мысли, добрые слова и добрые дела.

Семилетний мальчишка несколько раз обежал вокруг идущего к городу Цадока, демонстративно оглядывая все кругом и указывая руками на все, что видел: на оливковую рощу невдалеке, на близкую речку, на раскидистую смокву за ней, на дальние невысокие скалы, на зеленеющее поле, на тропу, которой они шли, на редкие облачка в ясном небе.

– Мы в храме, Цадок? А как же наш храм в Иершалоиме, он ведь тоже красивый и все ходят туда, и детей носят, совсем малых, – чтобы сразу знали, где храм. Почему Зороастр – Сын Звезды? А его принесли в храм, когда он родился? Что он сказал, когда родился? Мама говорит, что сначала я сказал "Цадок", – хотя ты не мой отец. Она удивилась и показала потом меня тебе, да? Так было? Про Сына Звезды ты в Персии узнал? Я тоже хочу туда, потом домой. А почему ты не ходишь в наш храм?

Симон Маккавей тебя не любит, или он тебе не нравится? Мама говорит, что про первосвященника лучше не говорить ничего, – но я хочу все знать. Ты ведь Учитель, Равви, вот и расскажи. Говори, Цадок!

Они подошли к дощатому мостику-настилу над большим ручьем. Учитель взял мальчишку за руку и показал в прозрачную глубину у дна.

– Видишь две рыбы стоят у дна против течения? Они всегда молчат, хотя знают про свой ручей все. Время течет быстро, как ручей. А вон там дальше на берегу овцы, вот видишь – баран повернулся, смотрит на нас? Видишь, уходит теперь, и овцы за ним. Наступает новое время, Симеон. Была эра Овна, наступает эра Рыб. Овны шумные, прямые, упрямые. Рыбы молчат и дышат тайной воды. А кто будет теперь весь в словах, – как рыбы в чешуе, – тот от сатаны, Симеон.

Симеон вдруг застыл на мгновение, как будто что-то услышал, вырвал руку и побежал с настила к едва видной тихой заводи, которую образовал изгиб ручья у песчаного плеса в высокой траве. Присел там на корточки и увидел ту, которая позвала его. Это была маленькая рыбка, чуть больше пескаря. Она выплыла прямо к нему, на расстоянии вытянутой детской руки и как-будто глотнула воздух, высунув рот из воды. "Ты", – как тихий гром услышал он с неба, – почему-то с неба, не из воды, а на воде лопнул воздушный пузырек. Несколько секунд они застыли, глядя друг на друга. "Сейчас еще что-то скажет", – точно знал мальчишка и замер до дрожи. Вдруг шевельнулась трава рядом с ним, легкий порыв ветра показался грозным чьим-то вздохом и испугал обоих. Он сморгнул, и увидел ее уже уплывающей, как будто огорченной этим вздохом.

– Цадок, Цадок! Ты слышал? Она… Она… Сверху сказала "Ты", – мне сказала! Ты слышал, Цадок? Ты слышал?!

– Ты сказал, я слышал, – улыбнулся Цадок. – Значит, придется рассказать тебе.

Значит ты, это – Ты.

Тогда слушай. Первое, что сказал Заратуштра? Как только родился, он рассмеялся радостно, как маленький звонкий колокольчик прозвучал в огромном храме, на Земле. Об этом написано в Авесте, на воловьих шкурах, и я переписал их в Персии, всю двадцать одну книгу. Я покажу тебе эти свитки, и ты, Симеон, – значит ты, – через много-много лет, после войны с Римом, после землетрясения спрячешь их в пещерах на берегу Мертвого моря, и они будут дожидаться там другой, за Рыбами, следующей эры… Ты спрячешь в тех пещерах все наши свитки, и Авесту тоже. Спрячешь и завернешь их так, чтобы они выдержали две тысячи лет. Запомни, Симеон!.. Сыном Звезды его назвали за то, что он смотрел на звезды и знал будущее… Храм в Иершалоиме будет перестроен, он будет еще красивее, и ты увидишь его, и будешь часто бывать там. Но опасайся начальников храмов, построенных людьми. И этого Маккавея, и других, за ним. Вырастешь, поймешь почему. Запомни, наступает время тайн. Ты будешь жить долго, очень долго. Ты даже устанешь жить, Симеон. Ты проживешь в два раза дольше меня.

– Ты что, уже умрешь, Цадок? Почему ты так говоришь? Тебя убьет Маккавей? Я не хочу. Давай уйдем в Елладу, в Персию. Ты сказал – храм везде. Твои ессеи зовут тебя Мудрым, давай уйдем с ними. Ты как Баран у них, они пойдут за тобой.

– Они не пойдут. И я должен быть с ними. Но мое время уходит. Тебе сейчас семь лет, мне – скоро семьдесят. Еще три года я буду здесь…

– Я не хочу, Цадок. Сделай так, чтобы ты жил, – ты все можешь. А помнишь, ты говорил, что Илия снова придет? И ты придешь снова?

– Да, Илия снова придет. А за ним, через полгода после него, приду и я. Снова приду… – ты будешь думать, что это я… И ты, – раз это Ты, – ты дождешься и узнаешь меня. Ты не умрешь, пока снова не увидишь меня, мальчик. Запомни, как бы ты не устал, чтобы ни было потом, я приду снова, и ты узнаешь меня.

– Но как я узнаю тебя, Цадок? Сколько мне будет лет?

– Тебе будет сто сорок лет, Симеон. Ты будешь однажды в храме и там узнаешь меня, потому что я рассмеюсь там, в храме.

– В храме нельзя смеяться. Все стоят там тихо и слушают Маккавея. Тебя выгонят, и тебе будет стыдно.

– Мне будет сорок дней от роду, Симеон, и меня простят. Многие даже и не услышат. Но ты услышишь и узнаешь меня, когда я рассмеюсь в храме, как Сын Звезды. И скажешь нашим, моим ягнятам, ессеям, что я вернулся.

– Ты говоришь непонятно, Цадок, но я запомнил. Смотри, если обманешь, если не придешь снова, я выкопаю твои книги из пещеры и прочту их. И все узнаю тогда.

– Договорились, мальчик.

– Зачем же ты придешь снова скоро, если твои книги найдут только через две тысячи лет?

– Скоро? Почти сто сорок лет – это не скоро. Я приду объяснить людям, какая она, эта эра Рыб, эра молчания и милосердия, эра любви и сострадания. А если не поймут меня, я возьму перед Богом все их грехи на себя, искуплю их. Потом, не сразу, люди поймут меня, поймут мой Новый Завет. Ты же запомни, – я рассмеюсь в храме, как Сын Звезды.

Они подошли к городу. Здесь Цадок свернул на одну из окраинных улиц, а мальчишка побежал дальше, – дом его семьи был недалеко от храма. Он бежал радостный и гордый: он слышал слово Рыбы, и Цадок не умрет совсем, он снова придет, и Симеон узнает его. Подбегая к дому, он кричал на всю улицу, полупустынную в этот жаркий полуденный час:

– Мама, Мама! Цадок не умрет! Он рассмеется в храме, и я узнаю его!

Один из немногих прохожих, смуглый и чернобородый, оглянулся и внимательно посмотрел на мальчика и на дом, в дверь которого он нетерпеливо вбегал.

"Маккавей не удивится, но будет рад услышать это… Рассмеется в храме! Ну и Учитель у этих ессеев, не зря Симон уже пять лет присматривает за ним… Он не умрет! Он не умрет своей смертью, этот самозванец, это верно… "Сын Божий", – так он себя называет. За одно это по нашим законам можно распять нечестивца. А тут еще оскорбление храма… Он рассмеется, и все узнают, кто он такой…

Самонадеянный дурак. За что только эти ессеи называют его Мудрым. Вот Баран, это верно. Глупый и наглый как баран. Давай-ка, Саул, зайди в первосвященнику прямо сегодня, вот только жара к вечеру спадет…"

И был вечер, и было утро: день один. И прошло много дней.

И был суд в Синедрионе, приговоривший Учителя праведности ессеев Цадока к смерти через распятие на кресте, за оскорбления культа и намерение оскорбления храма.

Говорят, что Цадок молчал весь суд, ничего не говорил. И только когда первосвященник, предъявив ему обвинение в намерении оскорбления храма через осмеяние его, спросил, выдержав паузу и не мигая глядя ему в глаза: "Если ты решил осмеять храм, то затем ты хочешь разрушить его?" Только тогда Цадок чуть заметно улыбнулся: "Ты сказал. Я скажу в следующий раз, когда вернется планета Рыб". Первосвященник обернулся к Саулу, чернобородому служке храма и любителю астрологии. Тот что-то сказал Маккавею. "Через сто шестьдесят пять лет?" – переспросил чуть слышно. Громко сказал: "Ты безумен и опасен, Цадок. Скажи нам что-нибудь еще". Но больше Учитель ничего не сказал.

Его распяли на Голгофе, на которую через 165 лет взошел Иисус Христос, через цикл Нептуна, управителя эры Рыб. Это было в Иершалоиме в 135 или 136 году до новой эры.

Первосвященника Симона Маккавея сменил Александр Яннай, и тоже преследовал ессеев. Затем сменились на иудейском троне еще цари и царицы. Затем Рим завоевал иудею, и ессеи с оружием в руках боролись против легионов Помпея… Симеону в те годы было уже за семьдесят, но он был очень крепок. Оружия он не брал, и помнил слова Цадока об эре Рыб. А ессеи что-то забыли, что-то важное. С самыми верными из них Симеон спрятал в пещерах Кумрана без малого тысячу книг и документов общины. Он помнил, что свитки должны быть в сохранности две тысячи лет, и тщательно готовил клад к этому сроку, обмазывая горшки с кожаными свитками специально приготовленным раствором, укутывая их вымоченными в особых смолах льняными полотнами. Потом, еще через тридцать лет, было сильное землетрясение, разрушившее Кумранский монастырь ессеев. Потом, как и говорил Цадок, Ирод Первый снес старый храм и построил на его месте новый, много больше и красивее старого.

И Симеон ходил туда часто и ждал Учителя, когда он рассмеется в храме. После 120 лет он устал жить и только ждал Цадока. Когда ему исполнилось 140, он устал и ждать. Слишком много он повидал на своем веку… А может и не было слова Рыбы, может ему показалось тогда? Может быть Цадок шутил с ним, с малышом? Он почти перестал ходить в храм.

Все же в один из погожих и не жарких поздних осенних дней что-то заставило его надеть лучший полосатый плат-таллиф для молитвы. Он закинул концы его за спину и пошел в храм. По дороге зашел за Анной, восьмидесяти четырех лет, которую считали пророчицей, с которой он часто беседовал вечерами.

Они прошли общий двор храма, где стоял обычный негромкий шум торговцев и менял, и множества людей; вышли в "женский двор". Здесь, как всегда, тихо стояли еврейские мужья со своими женами, молились. Приходили с новорожденными, – через сорок дней, как положено, посвятить их Господу. Все как всегда, и было тихо в этом дворе. Вот еще одна пара пришла с ребенком на руках матери, и еще одна…

Вдруг как будто тихий, но звонкий колокольчик рассмеялся, рассыпался серебристым звуком. Симеон вздрогнул, оглянулся. "Тихо, тихо, Иешуа, ты ведь в храме", – услышал он шепот совсем юной матери рядом с собой.

Сначала он даже не поверил, потом замер до дрожи, – как в самом детстве, когда ждал слова Рыбы. Вспомнил все сразу, как будто это было вчера: "Я рассмеюсь в храме как Сын Звезды, и ты узнаешь Меня". Старец Симеон как будто помолодел на сто лет. Он распрямился, стал выше многих в храме, повернулся и сделал два шага навстречу юной матери, протянул к ней руки. Она чуть испуганно отстранилась было, но, взглянув ему в глаза, передала Младенца. Он, похоже, узнал Симеона и улыбнулся ему. Слова сами полились из горла старца:

"Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром; ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовил перед лицом всех народов, свет к просвещению язычников, и славу народа Твоего Израиля.

Иосиф же и Матерь Его дивились сказанному о Нем.

И благословил их Симеон, и сказал Марии, Матери Его:

– Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле, и в предмет пререканий, – и тебе Самой оружие пройдет душу, – да откроются помышления многих сердец."

(Евангелие Луки. II:29-35)

…"Пришел к своим, и свои Его не приняли"

(Евангелие Иоанна. I:11)

И был вечер, и было утро: день один…

И прошло еще ровно без полста две тысячи лет, когда в 1945 году юноша-пастух в поисках затерявшейся козы из своего небольшого стада забрел в давным-давно безлюдный Вади-Кумран, и заглянул в одну из пещер… Но это уже известная история, – история открытия кумранских рукописей.

Следы зороастризма и астрология в Кумранских рукописях

Находка кожаных свитков Кумрана является самым крупным открытием древних рукописей не только в XX веке, но и во все новое время по Р.Х. Было обнаружено недостающее звено, связывающее времена Ветхого Завета с Христианской эрой.

Община, жившая на северо-западном побережье Мертвого моря со II века до н.э. по I век н.э. известна историкам как ессеи, предвестники христианства, идеологические оппоненты как саддукеев, так и фарисеев евангельских времен.

Ессеи, называвшие себя "Сыны Света", трудились и жили сообща, отделившись от прочих людей – "Сынов тьмы". В их среде сохранялся дух пророчества и их Пророк, которого они называли Учителем праведности, получал откровения от Бога о будущем явлении Мессии, о Его страданиях и о последующих событиях, вплоть до последних сражений перед концом дней между Светом и тьмой. Почти все исследователи согласны в том, что Иоанн Креститель был тесно связан с ессеями и сам вышел из ессеев. Лексика и метафорика текстов Кумрана предвосхищает новозаветную: здесь впервые встречаются такие сочетания, как "нищие духом", "Сыны Света и тьмы", "спасение верой", рождение свыше", часто упоминается и само понятие "Новый Завет" как самоназвание общины. Вокруг рукописей Кумрана возникла целая наука – кумранистика. Но исследователи-кумранисты недостаточное внимание уделяют тем фактам, что в рукописях встречается иранская лексика, что многие доктрины ессеев перекликаются с зороастризмом и что в некоторых свитках имеются необычные астрологические тексты.

Сам факт влияния зороастризма на некоторые книги Ветхого Завета неоспорим. Уже в прошлом веке было доказано решающее значение многих зороастрийских идей и понятий для развития иудейского мистицизма. Но с изучением текстов Кум-рана открываются новые грани этого влияния и вся проблема приобретает новое качество.

Зороастризм через эти рукописи дает ключи к тайнам Нового Завета, к текстам Евангелий. Но сначала напомню о самих тайнах Кумрана.

Обратимся к истории открытия рукописей Мертвого моря.

Вот рассказ юноши-бедуина Мухаммеда эд-Диба (в переводе Мухаммед-Волк) из полукочевого племени таамире, зафиксированный комиссией кумранистов в октябре 1956г. Цитирую с сокращениями по книге И.Д.Амусина "Рукописи Мертвого моря", Изд. АН СССР, М., 1961 г.):

«В 1945 г. я гнал стадо мелкого скота вместе еще с двумя пастухами со своими стадами… Мы все трое ночевали в пустыне, утром одна коза из моего стада потерялась, я пошел разыскивать ее. Ушел далеко, увидел пещеру… Решил, что она там и стал кидать в пещеру камни, потом залез туда, козы не было, а были глиняные сосуды. Я разбил камнями 9 штук, в них было мелкое зерно красного цвета, в десятом сосуде оказались кожаные свитки, исписанные каракулями…»

Затем он рассказал о том, что эти свитки больше двух лет лежали у него дома и только весной 1947 г. его дядя отвез их на базар в Вифлеем и предложил их там за 20 палестинских фунтов (очень небольшая сумма) торговцам.

Вскоре они попали к члену сирийско-христианской общины якобитов Халилу Искандеру, который, еще не зная истинной ценности этих свитков, показывал их затем ученым. Первым человеком, который понял огромное значение рукописей, был профессор Иерусалимского университета Э.Л.Сукеник. Это произошло 25 ноября 1947 г., после того, как ему передал эти свитки один из бедуинов через забор, отделявший старый город от нового. 29 ноября Э.Сукеник разыскал в Вифлееме торговцев и купил все, что было у них из свитков, – 3 свитка за 35 фунтов стерлингов. 18 февраля 1948 г. к исследованиям подключились молодые американские ученые Джон Тревер и Уильям Браунли, работавшие в то время в Иерусалиме, – впоследствии они стали известнейшими кумранистами, – а тогда они разослали данные о свитках известным востоковедам западного мира. 15 марта 1948 года они получили поздравительную телеграмму от одного из них, В.Олбрайта: "Шлю мои сердечные поздравления в связи с величайшим из сделанных в новое время открытием рукописей…". 18 марта 1948 года (вниманию астрологов – тоже интересный гороскоп) митрополит церкви св. Марка в Иерусалиме санкционировал текст первой публикации об этом открытии, а 25-26 марта он же, по совету американцев, тайно переправил все свитки, находившиеся к тому времени в библиотеке монастыря, в США и, видимо, не зря: в войнах 1948/49 гг. между арабами и евреями эта библиотека сильно пострадала.

Между тем вокруг пещер Вади-Кумрана уже разгорелся ажиотаж. Бедуины и археологи соперничали между собой в поисках новых пещер и свитков. В дальнейшем, как говорят, бедуины племени таамире превратились в "племя археологов".

К настоящему времени в 11-ти пещерах Вади-Кумрана обнаружено около 900 свитков на еврейском, арамейском, греческом и набатейском языках. Лишь 10 из них дошли до наших времен в полном виде, остальные – в отдельных фрагментах. До 1991 г.

христианские цензоры сдерживали напор кумранистов всего мира и в печать попадало очень мало текстов Вади-Кумрана. Лишь осенью 1991 года неожиданно для самих кумранистов были опубликованы все известные тексты кожаных свитков Мертвого моря.

Из отечественных исследований этих рукописей последних лет выделяется книга И.Р.Тантлевского "История и идеология Кумранской общины" (Центр "Петербургское востоковедение", СПб, 1994). Специалисты назвали ее "замкОвым камнем кумранистики" и по прочтении она действительно производит такое впечатление. В дальнейшем некоторые данные настоящей главы приводятся из этой книги. История Кумранской общины сама по себе чрезвычайно интересна. Чего стоят хотя бы загадки распятого примерно за 160-170 лет до Иисуса Христа "Учителя праведности" и преследовавшего его "нечестивого священника"; загадки т.н. "Храмового свитка"(11QТ), написанного от лица самого Господа Бога (!); связи с Кумранской общиной Иоанна Крестителя и отношение к современным ему членам этой общины Самого Иисуса Христа!

В плане настоящего исследования рукописи Мертвого моря представляют особый интерес по двум причинам. Во-первых, несколько свитков имеют прямое отношение к астрологии. Так, Мессианский арамейский текст (4Q Mess ar) является описанием гороскопа Мессии, приход которого после казни Учителя праведности ожидали ессеи.

Кроме того, во фрагментах рукописей имеются гороскопы на членов общины, которые были зашифрованы их составителями и предназначались для ознакомления и выводов руководителям общины. Во-вторых, и это главное, уже давно кумранистами отмечено влияние зороастризма на ессейские доктрины и мировоззрение. На этих двух интересных для нас вопросах мы остановимся подробнее.

Но сначала очертим хронологические рамки. По книге И.Р.Тантлевского, возникновение Кумранской общины относится к 197/196 гг. до н.э. Это годы окончания опустошительной для Палестины борьбы между селевкидским царем Антиохом III и Лагидами-Птолемеями. Селевкиды и Птолемеи наследовали после смерти Александра Македонского соответственно Персию и Египет. В результате этой борьбы Иерусалим лежал в развалинах, хозяйство Палестины было в полном упадке, на дорогах бесчинствовали разбойники. Еврейское население Палестины считало все это "гневом Господним" за принятие ими со второй половины III в. до н.э. эллинских идей и практики. Против собственных иудейских эллинистов (или эллинизаторов)выступали теперь, в конце II в. до н.э., три партии. Часть жреческой верхушки (потомки первосвященника Садока) и аристократия заняли самую консервативную позицию скрупулезных охранителей предписаний Торы – это были прото-саддукеи.

Другая группа жрецов, а также оставшиеся зажиточные крестьяне и городская интеллигенция (учителя, книжники, писцы) начинают приспосабливать древнее Пятикнижие к новым реалиям жизни и закладывают основы Устного Учения – это прото-фарисеи. Третья, самая радикальная группировка, призывала сограждан отделиться от всех, покаяться и приготовлять "путь Господу", грядущему Мессии.

Они основывали свои призывы на апокалиптических сочинениях прежних пророков, в частности, на пророчествах и видениях Иезекиила (VI в. до н.э.) о том, что гнев Господень, возбужденный грехами иудеев, сменится на милость по отношению к их "остатку" – зародышу Нового Израиля – по Иезекиилу через 390 лет после разрушения Иерусалима (Иез. IV:4) вавилонянами в 587/586 гг. до н.э., т.е. в 197/196 гг. до н.э. Эта группировка объявила себя "сынами света", объявив всех остальных "сынами тьмы".

Согласно исследованиям И.Р.Тантлевского, основатель Кумранской общины, имя которого так и остается неизвестным, обладал лишь рациональной способностью постигать Волю Божию; "разум" стоял между ним и богом, – так считали сами кумраниты. Через 20 лет после основания (177/176 гг. до н.э.) пришел многократно упоминаемый в рукописях Учитель праведности, который получал непосредственные откровения, – так говорил, согласно свиткам Мертвого моря, сам Учитель праведности и так считали кумраниты, которые называли его также передающим Знание, Вразумляющим, Обучающим, Мудрым и считали его Пророком. Интересно, что члены кумранской общины называли себя "ягнятами", а мудрого и т.д. – еще и "Бараном с огромным рогом" (и сам Учитель праведности иногда называл себя так), – который борется с хищными птицами накануне Конца дней, накануне наступления новой эры (эры Рыб). Если это так, то распятие на кресте Учителя праведности в 142-134 гг. до н.э. (более точной датировки нет) и является концом эры Овна, переходом к эре Рыб. Прибавляя к этому рубежу 2160 лет (космический месяц – эру), получим, что начало эры Водолея должно приходиться на 2018-2026 годы [Возможно на 10-15 лет раньше, если ориентироваться на начало преследований Учителя праведности «нечестивым священником», т.е. 2003-2016 гг.].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2