Борис Пузанов.

Социальная адаптация, реабилитация и обучениек детей с нарушениями интеллектуального развития



скачать книгу бесплатно

Автор:

Б. П. Пузанов, канд. пед. наук. профессор, академик Международной академии наук информатизации, информационных процессов и технологий


© Пузанов Б. П., 2017

© ООО «Издательство ВЛАДОС», 2017

Введение

На рубеже 1980–1990-х годов Россия присоединилась к зоне действия ряда международных конвенций, гарантирующих права детей с ограниченными возможностями здоровья на развитие, образование и социальное обеспечение, признала за собой ответственность за их выполнение и сделала решительный шаг к гуманизации общества. Согласно Конституции РФ, Россия является социальным государством, «политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

Нельзя не согласиться с мнением директора Института коррекционной педагогики РАО академиком РАО Малофеевым Н. Н. и министром образования Республики Соха (Якутия) в том, что: «И за рубежом и в отечестве при выборе оптимальной образовательной траектории для ребенка с ОВЗ сегодня громче других звучат голоса правоведов, социологов, экономистов, журналистов. Если верить им… специальные школы-интернаты являют собой разновидность училища, а их выпускники напрочь лишены необходимых самостоятельному человеку социальных навыков… Безусловно, эти самые плюсы и минусы есть и у специальной школы, и у интегрированных форм обучения, и у инклюзии. Вне всякого сомнения, будущее за интеграцией. Смущает лишь избыточная стремительность, с которой она внедряется в практику.»

Во-первых, необходимы методические разработки и информационные ресурсы для педагогов. Во-вторых, нужны педагоги, способные работать с нормой и патологией. В-третьих, следует решить вопрос с трудоустройством инвалидов, прошедших обучение. В качестве отдельной проблемы, на которую завязаны все вышеназванные, является необходимость адаптации и нормативно-правовой базы для инклюзии на федеральном уровне. В связи с этим возникает вопрос к самому термину «инклюзивное образование», т. к. «В законе об образовании в Российской Федерации» дается определение понятиям «Образование», «Обучение» и «Структуры системы образования», включающее 1) дошкольное образование; 2) начальное общее образование; 3) основное общее образование; 4) среднее общее образование.

Неужели вскоре в документе об образовании выпускнику школы придется писать «начальное общее инклюзивное образование» или среднее общее инклюзивное образование?!

Таким образом, резюмируя вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:

– доступность образования «широким народным массам» декларировалось с первых лет советской власти, в том числе и для детей с отклонениями в психофизическом развитии (Декрет ВЦИК 1918 г.);

– открытие в Петрограде и Москве дефектологических факультетов и создание в Москве НИИ дефектологии в 20-е гг.

и начало научно-исследовательской и научно – методической работы в этой области;

– 60–80-е гг. – поиски путей оптимизации учебного процесса, в том числе «программированного обучения», появление «авторских школ», изучение зарубежного опыта, в дефектологии – организационно оформлено дифференцированное обучение детей с ОВЗ и создано восемь типов специальных коррекционных школ;

– 90-е гг. и наше время – присоединение России к Болонскому процессу, интеграция и «вершина педагогической мысли – инклюзия».

1. Эволюция общественного отношения к детям с отклонениями в интеллектуальном развитии

Первые упоминания об отношении общества к лицам, имеющим ярко выраженные отклонения от нормального развития (и в первую очередь, к детям), мы находим в трудах античных философов Аристотеля, Платона, Сенеки.

Первые государственные акты о лицах с нарушениями психофизического развития России

Первый законодательный акт о правовом положении слабоумных в России был принят в царствование Федора Алексеевича в 1677 г. Этот акт лишал права управлять своим имуществом глухих, слепых, пьяниц и глупых. В последний год его царствования был издан указ, который должен был регулировать меры общественного призрения. До этого времени призрением занимались только церковь и монастыри.

Петр I стремится осуществить ряд таких мероприятий, в результате которых государство могло бы осуществлять контроль за деятельностью учреждений общественного призрения. Он требовал удалить из монастырей трудоспособных, а лиц, симулирующих увечья, болезни, бить батогами. На борьбу с тунеядством были направлены и указы Петра I «О дураках». Дело в том, что некоторые бояре с целью избавить своих сыновей «недорослей» от «государевой службы», под видом «дураков» помещали своих детей в монастыри. Недоросли, попавшие под этот указ, лишались прав на наследство и вступление в брак.

Впервые замысел о создании домов для душевнобольных осуществился лишь в царствование Екатерины II, издавшей в 1775 г. Указ об учреждении Приказов общественного призрения.

Прошло более века, прежде чем на умственно отсталых детей «обратила внимание» российская общественность. Это произошло в период подъема русского революционного демократического движения 40–60-х гг. XIX в.

Широкое общественное движение за воспитание и обучение умственно отсталых детей в России началось в конце XIX – начале XX века. Тогда же определились и основные формы помощи умственно отсталым детям: создание медико-педагогических учреждений, приютов, вспомогательных классов и школ.

Отношение к аномальным согражданам в Западной Европе

Один из наиболее ранних этапов в развитии помощи лицам с нарушениями развития был связан с наиболее выраженными отклонениями от нормы при психических и интеллектуальных дефектах в период становления психиатрии как самостоятельной части медицины. Вполне естественно, что внимание врачей на заре развития психиатрии привлекали наиболее глубокие формы интеллектуальных нарушений – такие, как идиотия.

Благодаря достижениям в области психиатрии в начале XIX в. стали различать как два отдельных состояния сумасшествие и умственную неполноценность.

Впервые это было сделано французским врачом-психиатром Филиппом Пинелем (1745–1826). Для обозначения наиболее тяжелой степени умственной неполноценности Ф. Пинель ввел понятие идиотия.

Жан-Этьен-Доминик Эскироль (1772–1840) вел понятия аменция и деменция для обозначения врожденного или приобретенного слабоумия, а для обозначения одной из степеней последнего – термин умственная отсталость. Эскироль явился одним из основоположников симптоматической классификации слабоумия.

Одну из первых попыток обучения и воспитания глубоко умственно отсталого ребенка («Авейронского дикаря») предпринял французский психиатр Жан Итар (1775–1838). Важным успехом было признано тщательное наблюдение за пациентом, на основе которого разрабатывалась стратегия терапевтического и педагогического вмешательства.

Таким образом было положено начало медико-педагогическому направлению в работе с детьми с глубокими интеллектуальными аномалиями. Характерная особенность этого направления – приоритет (особенно в Германии) медицинского подхода над педагогическим.

С середины XIX в. ученых начинает интересовать не только психические заболевания и умственная неполноценность как таковые, но и причины этих состояний.

Эдуард Сеген (1812–1880), французский врач и педагог, один из основоположников олигофренопедагогики. «Воспитание, гигиена и нравственное лечение умственно ненормальных детей» (1846 г. в 1903 г. книга переведена на русский язык и издана с С.-Петербурге. Первое научное пособие по олигофренопедагогике). В нем представлены основные положения врачебно-педагогической системы воспитания глубоко умственно отсталых детей. «Триады» Э. Сегена:

– воспитание деятельности, активности;

– развитие двигательной способности, мышечной системы, ощущений, чувств;

– воспитание мышления, формирование представлений и понятий, овладение элементарными знаниями и навыками чтения, письма, счета;

– воспитание воли по Сегену. Разработал методику обучения на основе стимуляции различных функций органов чувств.

Большой вклад в этиологию слабоумия внес французский психиатр Бенедикт Морель (1809–1872).

Наибольший вклад в анатомо-физиологическое направление учения о слабоумии внес немецкий психиатр Эмиль Крепелин (1856–1926). По мнению Х. С. Замского, «…он первый объединил (1915) все формы слабоумия в одну группу под общим названием “задержка психического развития” и ввел термин “олигофрения”». Он впервые предложил классификацию психических расстройств, исходя из их нозологического (клинического) подхода, а олигофрении – исходя из возможностей обучения детей.

Бельгийский психиатр Жан Демор (1867–1941) в 1897 году первым в Бельгии организовал так называемые вспомогательные школы для детей с отставанием в развитии и впервые предпринял попытку в этиологии слабоумия выделить биологические и социальные (педагогические) компоненты.

Бельгийский врач и педагог Жан Овидий Декроли (1871–1932) в 1901 г. открыл «Институт для умственно отсталых детей», в 1907 г. основал для нормальных детей «Школу жизни через жизнь», создал достаточно сложную систему классификации умственной отсталости.

В середине XIX – начале ХХ в. большое влияние на педагогику и психологию оказали фундаментальные открытия в области естественных наук – экспериментальные методы исследования. Наметились определенные тенденции в развитии науки, которая в дальнейшем получила название «олигофренопедагогика»: это в первую очередь выделение детей с достаточно глубокой степенью умственной отсталости (идиотия, имбецильность), исследование этой проблемы врачами-психиатрами, первые попытки классификации умственной отсталости и педагогической помощи детям этой категории.

Основоположники психометрического метода французы психолог Альфреда Бине (1857–1911) и врач-психиатр Теодор Симон (1873–1941) разработали методику тестов. Основная идея заключалась в том, что:

– любой ребенок имманентно способен к обучению с учетом его индивидуальных особенностей (возраста, типа и состояния ЦНС, соматики);

– состояния сенсорных органов (зрения, слуха);

– состояния речи (устной и письменной);

– соответствие умственного развития биологическому возрасту ребенка так называемый интеллектуальный коэффициент (IQ – intellectual coefficient), предложенный тест для измерения развития интеллекта IQ определялся отношением B/F?100, где F – реальные знания умения и навыки испытуемого (ребенка) на момент проведения исследования в процессе выполнения (решения) задачи (теста), а B-биологический возраст. Например: 5 лет – физиологический возраст ребенка (F = 5); реальные компетенции (В = 3), таким образом, IQ данного ребенка будет: 3/5 = 0,6 ? 100 = 60. Действительно, это достаточно «механестический» подход к оценке интеллекта, что было отмечено отечественными психологами, и в первую очередь Л. С. Выготским, так как не учитывалась реакция ребенка на оказываемую ему меру помощи взрослым («подсказку»). Идея измерить объективными методами, в том числе и инструментальными, по аналогии с медициной (антропологией), биологией, психологией (тестирование), привели к созданию «инновационной педагогики» – педологии – науки, объединяющей в себе медицинские знания (педиатрию), физиологию и психологию детского возраста, методику преподавания школьных дисциплин на основе современных (для 20-х годов прошлого века) методов обучения и уничтоженной постановлением ЦК ВКП(б) от 24 июля 1936 г.

В конце XIX в. в развитых европейских странах основной системой обучения была классно-урочная, предложенная еще Пестолоци. Однако именно в это время педагоги стали всерьез задумываться о том, как можно преодолеть ее главный недостаток, вызванный работой всего класса в одном темпе, – ориентированность учебного процесса на среднего ученика. Среди вариантов модернизации классно-урочного обучения в это время наиболее известна мангеймская система.

Мангеймская система обучения появилась в Германии (г. Мангейм). Её основателем является немецкий педагог Йозеф Зиккингер (1858–1930). В 1895–1923 гг. он осуществил реформу городских школ исходя из принципов единой школы, необходимости соответствия учебной нагрузки и методов обучения индивидуальным возможностям детей, разрабатывал также проблемы трудового обучения и методику физического воспитания учащихся.

Й. Зиккингер предложил разделять учащихся народных (начальных) школ на классы не только по возрасту и уровню подготовленности, полученному на предыдущем этапе обучения (как в классической классно-урочной системе), а еще и по способностям. Эта идея была реализована в проведенной им реформе народных школ. По Зиккингеру, в школе создавалось четыре типа классов:

– классы для детей с обычными способностями;

– классы для способных детей, рассчитанные на повышенный уровень обучения (с изучением иностранных языков, для подготовки к дальнейшему переходу в среднюю школу и т. д.);

– классы для малоспособных учащихся;

– классы для умственно отсталых учеников.

Обучение в этих классах строилось по классно-урочной системе с учётом общих особенностей всего класса. Это позволяло не менять хорошо отлаженную систему, сохранив единый темп обучения, при этом значительно повысив его эффективность за счет того, что в результате специального отбора все ученики в классе были «средними» (то есть, кто отличался от среднего уровня, определялись в другой класс, где тоже становились «средними»). Критики мангеймской системы отмечали следующие её недостатки:

– ненадёжность методик отбора детей для обучения в разных типах классов. Ученики разделялись по классам на основе наблюдений учителей, психометрических исследований и экзаменов. Учитывая, что метод наблюдения весьма субъективен, а психометрические методики тогда были несовершенны, существовала высокая вероятность ошибочной оценки способностей ребенка;

– закрепление за учеником статуса, соответствующего тому классу, в который он попал при отборе. Считалось, что дети, в зависимости от их успехов, могут переводиться в другой тип класса, однако фактически процедура перевода не была разработана. Это приводило к тому, что ребенок, попав в тот или иной тип класса, оставался в том же классе до конца обучения.

Однако эти недостатки были преодолены в процессе дальнейшего развития мангеймской системы – появились более объективные методики отбора учащихся, повысилась надёжность психометрического исследования, были разработаны педагогические и нормативно-правовые аспекты перевода учеников в другие типы классов на основе их учебных достижений.

В настоящее время элементы магнеймской системы присутствуют в различных системах дифференцированного обучения (например, профильные классы и классы коррекции в современных школах, разделение класса на группы для изучения разных иностранных языков).

2. Развитие специализированной государственной помощи в российской федерации

Классификация умственной отсталости
(по М. С. Певзнер и современная МКБ – 10)

Дебильность – наиболее легкая степень умственной отсталости. Сниженный интеллект и особенности эмоционально-волевой сферы детей-дебилов не позволяют им овладеть программой общеобразовательной массовой школы. Это физиологически обусловлено недоразвитием аналитико-синтетической функции ВНД, соматические нарушения, общая физическая ослабленность (особенно на ранних годах обучения), нарушения моторики, свойственные большинству детей-дебилов, а также особенности эмоционально-волевой сферы, системы побудительных мотивов, характера и поведения в значительной степени ограничивают круг их последующей профессионально-трудовой деятельности, социальной адаптации и реабилитации.

Имбецильность – более тяжелая по сравнению с дебильностью степень умственной отсталости. Дети-имбецилы обладают определенными возможностями к овладению речью, усвоению отдельных несложных трудовых навыков. Однако наличие грубых дефектов восприятия, памяти, мышления, коммуникативной функции речи, моторики и эмоционально-волевой сферы делает этих детей практически необучаемыми даже в специальной школе. В правовом отношении они являются недееспособными и над ними устанавливается опека родителей или опекунов. В последние годы установлено, что часть детей-имбецилов способны овладеть определенными знаниями, умениями и навыками в объеме специально разработанной для них программы.

Идиотия – самая глубокая степень умственной отсталости. Детям-идиотам недоступно осмысление окружающего, их речевая функция развивается крайне медленно и ограниченно, в ряде случаев речевые звуки не развиваются вообще. Дети-идиоты имеют нарушения (иногда очень тяжелые, вынуждающие их к лежачему образу жизни) моторики, координации движений и праксиса, ориентировки в пространстве. У них крайне трудно и медленно формируются элементарные навыки самообслуживания, в том числе гигиенические. Часто эти навыки не формируются вообще. Дети-идиоты не обучаются и находятся (с согласия родителей) в специальных учреждениях (детских домах для глубоко умственно отсталых). Эта терминология сыграла свою положительную роль и просуществовала в специальной литературе вплоть до 90-х годов прошлого столетия.

Термины «дебильность», «имбецильность» и «идиотия» полностью исключены из МКБ – 10. Это сделано в связи с тем, что они вышли за сугубо медицинские рамки, стали иметь негативный оттенок. Вместо них предложено использовать исключительно нейтральные термины, количественно отражающие степень умственной отсталости.

Современная Международная классификация болезней (10 версия F70–F79 – Умственная отсталость):

F70 – Умственная отсталость легкой степени;

F71 – Умственная отсталость умеренная;

F72 – Умственная отсталость тяжелая;

F73 – Умственная отсталость глубокая;

F78 – Другие формы умственной отсталости;

F79 – Умственная отсталость неуточненная/

Умственная отсталость вызвана не только олигофренией, но и другой этиологией (так называемая умственная отсталость неолигофренического происхождения), в том числе Q90 Cиндром Дауна, Q96 Синдром Тернера.

Первые попытки общественной помощи умственно отсталым детям в России

Деятельность Ивана Васильевича и Екатерины Хрисанфовны Маляревских. Большую роль в пропаганде идей сближения педагогики с медициной – основных принципов воспитания и обучения умственно отсталых детей и в разработке организационных форм помощи этим детям сыграла деятельность врачей-супругов – врача Ивана Васильевича и врача и педагога Екатерины Хрисанфовны Маляревских.

Врачебно-педагогическая деятельность Маляревских в основном протекала в созданном ими в Санкт – Петербурге в 1882 г. учреждении для аномальных детей, именовавшемся «Врачебно-воспитательное заведение доктора И. В. Маляревского». Учреждение Маляревского обслуживало детей с различными формами аномалий – умственно отсталых, психически больных, эпилептиков, детей с нарушением поведения и пр.

Большое место занимали уроки рисования, лепки, музыки, гимнастики, ручного труда. Лето воспитанники проводили под Санкт-Петербургом на сельскохозяйственной ферме. Возраст воспитанников – от 4 месяцев до 21 года. Большинство было в возрасте от 10 до 16 лет. Срок пребывания воспитанников в этом учреждении колебался от нескольких месяцев до 5 лет.

Создание первых руководств по работе с глубоко отсталыми детьми Екатериной Константиновной Грачевой (1866–1934). Ею был открыт первый в России Санкт-Петербургский приют для детей-идиотов и эпилептиков.

Первое в России учреждение для умственно отсталых детей доктора Фридриха Пляца – «Лечебно-педагогическое заведение для страдающих припадками, малоспособных, слабоумных и идиотов» было открыто в Риге (1854 г.).

Требования к учащимся отличались своим единообразием, согласованностью. Это способствовало выработке устойчивого поведения. Большая требовательность к учащемуся сочеталась с доверием к нему. Доверие выражалось в привлечении воспитанников к выполнению ответственных поручений по школе. Так, дети сами делали разного рода закупки. Из числа воспитанников выделялись ответственные за библиотеку, музей, мастерские и т. д.

В системе других коррекционных средств, использовавшихся в школе-санатории В. П. Кащенко, большое место отводилось лечебно-оздоровительным мероприятиям – массажу, гимнастике, играм, пребыванию на воздухе, использованию солнца и воды. Летом занятия проводились по особой программе на даче, расположенной на берегу Финского залива.

В. П. Кащенко (1870–1943) участвовал в проводившихся в первые годы советской власти в мероприятиях по обучению и воспитанию аномальных детей, развитию дефектологической науки и образования, а также по борьбе с детской дефективностью. В 1908 г. В. П. Кащенко в Москве на Девичьем поле (Погодинская ул., 8) открыл частную «Школу-санаторий для «дефективных» детей». В начале века В. П. Кащенко ввел для воспитанников Школы-санатория понятие «дефективный ребенок», однако затем он предпочитал такой термин, как «исключительные дети», подчеркивая, что врачи и педагоги имеют дело с аномалиями, обусловленными не только органическими недостатками, но и отклонениями при изначально нормальной психосоматической конституции, вызванными асоциальными условиями.

В. П. Кащенко одним из первых врачей и педагогов начал работу в Наркомпросе. По собственной инициативе он передал Наркомпросу Школу-санаторий и стал активным деятелем отечественной дефектологии. В 1918 г. на базе Школы-санатория был создан Дом изучения ребенка, который в дальнейшем, в 1920 г., был открыт Педагогический институт детской дефективности, его ректором был назначен В. П. Кащенко. Он руководил им до 1924 г., т. е. до того момента, пока институт не был преобразован в дефектологическое отделение педагогического факультета Второго Московского государственного университета. В дальнейшем это отделение было преобразовано в дефектологический факультет Московского государственного педагогического института им. В. И. Ленина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2