Борис Мар.

О дружбе, жизни и любви. Стихи



скачать книгу бесплатно

Посвящается моему первому редактору и любимой тете Людмиле Голубевой


Оформление обложки: Зорина Т. Е. – художник, член творческого союза художников России, член «Японского общества художников Суйбокуга»


© Мар Б., 1 изд., 2013

© Мар Б., 2017

© ООО «ИСК», 2017

Предисловие

 
И изучив листа изгибы,
Перевернув страницы гладь,
Мы забываем о мотивах,
Нас побуждающих писать…
 

Дорогие друзья, сейчас Вы держите в своих руках второе издание первого сборника стихов «О дружбе, жизни и любви». Надо сказать, что перед тем как выпустить второй тираж я много думал над тем, не стоит ли что-нибудь добавить или отредактировать по-новому и в результате пришел к выводу, что глубокая переделка первой редакции приведет к появлению совсем новой книги, поэтому оставляю все как есть, кроме, пожалуй, одного стихотворения которое было решено исключить из сборника, а совсем новые стихи выйдут уже в следующей книге, название которой еще не придумано.

Приглашаю Вас углубиться в поэзию и попробовать мысленно погрузиться в мир слога и рифмы, выбрать для себя что-то наиболее трогающее за душу и наслаждаться. Желаю всем приятного чтения. Спасибо за проявленный интерес к современной поэзии.

Благодарности

Второе издание никогда не увидело бы свет, без участия и помощи замечательного, отзывчивого человека – Фомина Константина Юрьевича. Его внезапное стремление и интерес, проявленный к поэзии стал стимулом для переиздания первого сборника. Та легкость в общении и быстрота принимаемых решений по поддержанию проекта второго издания, позволили за очень короткий срок (по современным меркам), напечатать данный тираж. Если Вы встретите этого человека на улице, проходящего мимо Вас, то никогда не поймете богат он или беден, однако заговорив с ним обязательно почувствуете на себе его доброту, глубокий умный взгляд и проницательность мысли. Слава Богу, что на Свете есть такие люди, на которых можно положиться, и чье слово остается незыблемым независимо от внешних факторов и обстоятельств.

Не могу не сказать о замечательной художнице, написавшей картину для создания обложки этой книги. Это замечательный добрый и чуткий человек, являющийся по совместительству моей второй мамой – Зорина Татьяна Евгеньевна. По праву ей принадлежит визуальный эффект восприятия издания и желания взять его в руки. Реалистичность написанной работы вызывает чувства восхищения и глубокого уважения к художнику. Надеюсь, что это только первый этап нашего сотрудничества и позже Вы увидите еще много раб от, в других изданиях, этой замечательной художницы. Спасибо ей за ее терпение, трудолюбие и любовь к своему делу, с которой она подходит к каждому новому проекту.

И, конечно, ничего не могло бы получиться без всесторонней поддержки моей семьи и друзей, составляющих смысл моей жизни и наполняющих ее новыми красками.

Глава 1
О дружбе, жизни и любви

1. «Любовь приходит незаметно…»

Любовь приходит незаметно,

Она приходит не стучась,

Лишь тихий шелест предрекает

Грядущей связи линий вязь.


И нет пределов совершенству,

Она сама тебя найдет.

И только трепетно в блаженстве

В груди застынет сердца вздох.

2. «Я вперед не забегаю…»

Я вперед не забегаю,

Счастья в жизни вам желаю,

Свет улыбок, круг друзей,

Мир без горя и потерь!

3. «Я сегодня тихо плакал…»

Я сегодня тихо плакал,

Я о том сейчас страдал,

Что знамение однажды

В небе звездном увидал.


И казалось, будто с неба

Люди белые сошли,

И казалось, Воскресенье

Чье-то празднуют они.


Чей-то Ангел тихо взвился

И унесся в Небеса.

Там он скромно поселился

И остался навсегда…


Там душа страдала много

И, очистившись, сперва

Полетела прямо к Богу —

В голубые Небеса.


И казалось, будто радость

Вмиг должна нас озарить,

На Земле осталась гадость…

Как теперь мы будем жить?


В сердце нашем расставанье

Оставляет горький след,

И безрадостны страданья —

Не хочу я их, о нет!


И уходят люди в белом,

Поднимаясь в Небеса,

И прощаются навеки —

Улетает вверх душа.


А у нас остались слезы,

В сердце горькая печаль,

Все прошло, прошли все грезы,

Просто близких очень жаль.


И не может быть иначе,

Не бывает на Земле,

Те, о ком мы горько плачем,

К нам приходят лишь во сне.


Но и этого свиданья

Ждем мы словно яркий свет,

Слишком тяжки расставанья,

Слишком пусто на Земле…


И однажды, все мы знаем,

Будем вместе в Небесах,

И пройдут тогда страданья,

И оставит души страх!..

4. Варламу Шаламову и всем угнетенным посвящается

Эх, сказать бы мне немного

Про судьбу и про дорогу,

Но не выдержит строка

Скрипа жесткого пера.


И уйдут в неволю строчки,

Все уйдут поодиночке,

Вдоль этапом до Твери,

А потом до Колымы.


И проложат там дорогу,

По которой прямо к Богу.

Вдоль этапом до Твери,

А потом до Колымы.


И подходят они близко,

До черты, к последней риске.

И уходят в небеса, кто куда,

Где их семья…


Их не вспомнят: души павших

За идею, за людей,

Их, невинно пострадавших,

Их, но чьих-то сыновей!..

5. Левша

Левша не может быть виновен

За то, что он левшой рожден,

И грамотеев многих строгих

Теперь на суд мы призовем.


Левша не может быть правшою,

И в этом вся его вина.

Так отчего ж правши толпою

Так косо смотрят на меня.


Они боятся, что не знают,

Что не сумеют разгадать:

Как можно левою рукою,

Как правой, грамотно писать.


И нет ответов на вопросы:

Зачем левшами рождены?

И только степень отторженья

Послужит лакмусом толпы.


И так грустит левша порою:

Не понимает человек,

Как можно быть в свой век изгоем,

В научный, прогрессивный век…

6. «Я пережил в душе страданье…»

Я пережил в душе страданье

И битву двух своих миров.

Ходил по грани зазеркалья,

Где нет друзей и нет врагов.


И мог оттуда, как бы сбоку,

На мира два своих смотреть,

И видел цену я пороку,

И видел жизнь, и видел смерть…


И обе были в чем-то правы.

И был их мир такой простой:

Там места не было забавам,

Пройди его – и ты герой!


Нашлось у них, что мне глаголить.

И жизнь, и смерть – одна стезя.

Я не боялся с ними спорить,

Но что сказать, есть у меня.


Я б им сказал, что не виновен

В разгуле страсти роковой,

Я б им сказал, что просто болен

Любовью трепетной такой.


Я б рассказал, как одиноко

Гулять мне в двух своих мирах,

Я б рассказал, как однобоки

Сужденья в ваших головах.


Я б показал, как вы жестоки:

Сужденья ваши – пух и прах!

Я б показал, как вы далеки:

Стоим на разных берегах…

7. «Немой, влюблённый, безответный…»

Немой, влюбленный, безответный,

Лишь созерцающий объект,

А в зазеркалье незаметно

Уже тускнеет белый свет.


Лишь только ровное дыханье,

И сна объятья так близки,

Хоть там назначить Вам свиданье,

Чтоб не свихнуться от тоски.


Хоть там почувствовать свободу

Полета разума во сне.

Хоть там узнать любви природу,

Так недоступной на Земле…

8. «Спаси, Господь…»

Спаси, Господь,

Святую Русь!

Спаси ее,

И я уймусь!

9. «Галилео Галилей…»

Галилео Галилей

Был известнейший злодей.

Колесил, ходил по свету,

Говорил всем правду эту:

Мол, Земля, как ни тряси,

Вертит все вокруг оси.

Был при жизни подытожен,

Вынимал закон из ножен.

Церквью был приговорен,

Всесожжением казнен.

Но, учтя его правдивость,

Папской воли справедливость

Позаботилась о нем,

И, покаявшись в свершенном,

Шесть веков назад решенном,

Не судилище, суде!

Все ж решила, как и где

В историческом процессе

О научном о прогрессе

Не забыть, понять, решить:

Быть ему или не быть?

И отметить должным местом

Дату бывшего протеста,

Показать все наяву,

Влиться в новую канву.

И теперь уже известно

Галилеевское место —

Через призму, в перспективе,

Историческом прорыве

Здесь, сейчас и наяву

Шар земной пред ним в долгу!

10. «Исторический греческий…»

Исторический греческий,

Язык предков отеческий,

Язык сложный,

С ним осторожно,

С любовью ложной

Подходить не можно.

Написан кириллицей,

Буквицей, ижицей,

Учить – только пыжиться.

Аз, буки, веди —

Вперед к победе!

Реформы напрасные,

Буквы согласные,

Случаи частные,

Вехи прекрасные.

Жив и поныне

Наш правнук латыни,

Только б во дни ли

Его не сгубили!

11. «Проказа казни новой…»

Проказа казни новой,

Казалось, нам передалась.

Наш мир, такой суровый,

Вмещает козни не стыдясь,

Стараясь старому обличью

Предать прекрасные черты

И, позабыв о неприличье,

Продать как свежие плоды!..

12. «Проблема, дилемма как лемма…»

Проблема, дилемма как лемма —

Непоколебима.

Стоит, нависает, стопами —

У Рима.

Цари, Цицероны и Цезари

Вместе

Мешают мешалками местное

Тесто,

А голый, голодный народ

На месте…

13. «Логически построенный…»

Логически построенный,

По логике разбит,

Китами подопоренный,

Наш мир уже не спит.


Квадратами линованный,

Почти что голубой,

Плывет один осознанный

В галактике пустой…

14. «Пока страну свою не знал…»

Пока страну свою не знал,

На всех углах я громогласно

«Виват» стране своей кричал!

И верил в то, что не напрасно!..

15. Слава

Соорудив в пути творенье,

Озвучив отблески времен,

Мы предаемся вдохновенью

Мечты, пылающей огнем.

Избавив мир от предрассудков,

Перемахнув через года,

Мы говорим о промежутках,

Нас озарявших иногда!..

16. «Я люблю тебя, слышишь, Россия…»

Я люблю тебя, слышишь, Россия.

Я люблю тебя, правда, поверь.

Но исправить что-либо не в силах…

И стучусь в неоткрытую дверь!..

17. «Почему так бывает на свете…»

Почему так бывает на свете,

Что проносятся днями столетья?

Что бегут времена как песок

И ложатся лишь пеплом у ног?


Почему бесконечность уходит,

Превращаясь в рельеф по пути,

На котором мы что-то находим

От кого-то, кто смог здесь пройти.


Почему нескончаемым ливнем

Обрушаются сотни проблем?

Не решить их коротеньким жизням,

Все они превращаются в тлен.


Отчего так играет планета,

Ежегодно меняя цвета,

Когда с каждым примчавшимся летом

Убегают и наши года…


И куда мы навеки стремимся?

Только в памяти можем дожить

До пределов, в которых мы снимся

Человеку, чья жизнь предстоит.


Где найти нам свое вдохновенье,

Сохраняя его до конца,

Чтобы очи закрыв на мгновенье,

Не испытывать капли стыда.

18. «Поэт не может быть поэтом…»

Поэт не может быть поэтом,

На все взирая свысока.

Поэт не может быть предметом —

Без чувств, без меры, без лица.


Поэт не может отстраняться

От суеты грядущих дней.

Поэт не должен примиряться

С бытьем без целей и идей.


Поэт не может быть аскетом

И дервиша принять судьбу.

Поэт накормит вас сонетом,

Давая чувствам полноту.


Поэт не может безучастно,

Смотреть на образы людей,

Поэту нужно ежечасно

Предвидеть истинность идей!

19. Урок

Вот сегодня на уроке

Нам решили дать

Те законы, по которым

Создана природа-мать.


Мы скрестили леопарда

С розой невзначай.

Получился вид нарядный,

Только имя дай…


У мальчишек распустилась

Роза с шерстью на шипах.

У девчонок веселился

В розах леопард.


Он смотрел: его ли шкура,

Почему здесь пятен нет?

А цветы растут повсюду —

Я же зверь, а не букет!


И вот так, забавы ради,

Получился целый сад,

Где тут зверь, а где розарий,

Разобраться сам бы рад!

20. Поэт

Поэт – приверженец науки.

И с Верой в Бога до конца,

Своду мыслей – перья в руки,

Спасать рабов от их кнута…

21. Память

Ты сегодня тихо вспомни,

Вспомни обо мне,

Те слова, что говорили

Мы при встрече все.

И из прошлого навеки

Мы проложим путь.

Говори о человеке

И не дай уснуть.


Вспоминай о том, что было,

Но уже прошло,

Вспоминай, кого любили,

И не помни зло.

И дрожа от ощущений,

Что нахлынут вдруг,

Ты не бойся, без сомнений

Отпусти слезу.


Пусть она игривой каплей

Еще раз блеснет о том,

Как кого-то провожали

И кого уже не ждем.

Пусть мечтания нахлынут,

Закрывая тень,

И сомнения покинут

Наш вчерашний день.

22. Вспомни

Вспомни о ком-то из прошлого,

Вспомни, и мы погрустим.

Может, нам вечность откроется,

Может, себя простим.


Вспомни о ком-то для истины,

Вспомни для будущих дней.

Может, и сердце очистится,

Может, не будет больней.


Вспомни со светлою радостью,

Вспомни ушедших людей.

Может, им это понравится,

Может, мы будем добрей.


Вспомни, когда собираетесь,

Вспомни в кругу ли гостей,

Может, здесь что-то меняется,

Может, с друзьями теплей.


Вспомни, чтоб не было горечи,

Вспомни, как было легко.

Может быть, прошлую осенью,

Может быть, очень давно…

23. Экорше жизни

Тихо идет ученик,

Тихо идет, головою поник.

Дело идет к но?чи,

А он в небеса ропщет.


Быстро прошла пора,

Молодость уж прошла,

Юность совсем позади,

Детство не вспомнишь в пути.


Время пришло уходить.

Скарб свой совсем не сносить.

Время дает багаж

Знаний на жизнь вояж.


Тенью идет за тобою

Прошлое время лихое,

Нету уж боле покоя,

Коли с седой головою…

24. «Серость дней безумства вроде…»

Серость дней безумства вроде —

Монотонность, чуждость, лень,

Весь народ уже на взводе,

Ходит в черном целый день.


Все опять чего-то ищут,

Но не могут отыскать.

В этой жизни каждый нищий

Может правду вам сказать.


В этом мире ты прохожий

На дороге и тропе,

На кого-то непохожий,

Одинаковый в судьбе!..

25. «Все молчат, и все при деле…»

Все молчат, и все при деле,

Отступили уж давно,

Отзвенели наши трели,

Вихрем сброшены на дно.


О свободе тихо шепчем

На углах и за столом.

Но лечиться больше нечем,

Оставляем на потом…


И доверчиво моргая,

Смотрим сводки каждый день,

Ничего не понимая,

Кормим будничную лень.

…………………………………….

На старуху есть проруха,

На воре горит колпак,

И, наверное, разруха —

Это наш привычный враг!

26. «На жизнь смотрю как на комедию…»

На жизнь смотрю как на комедию,

Из тех, что пишется с листа,

И в ней не вижу я трагедию,

Пока клепсидра не пуста!..

27. «Чем мы старше, тем отпуск короче…»

Чем мы старше, тем отпуск короче,

Оставляем его на потом.

Где длиннее становятся ночи,

Беспробудный является сон.


Отодвинуть: подальше умчаться,

Но к концу уж подходит сезон.

Август месяц, куда мне податься?

Взрослой жизни ты верный талон.


И вот так, оставаясь у края,

Вроде лето, а осень уже.

Ты, все время о чем-то мечтая,

Остаешься себе на уме.


И уж сыплются листья по бору,

И кусты оголяют свой стан.

Я хотел бы родиться в ту пору,

Когда ветер колышет бурьян…

28. «По траве гулял паук…»

По траве гулял паук,

Он опутал сетью луг.


А в лесу пищал комар,

Кровопийца – вот кошмар!


Над рекой летит коза,

Нет, простите, стрекоза.


На болоте, словно хрюшка,

В камышах сидит лягушка.


Паучок поймал всех мух,

Те в сетях спустили дух!


А комар нашел медведя,

И теперь они соседи!..

29. «Над травой побежала волна…»

Над травой побежала волна,

Шелестит, пригибаясь, она —

Это ветер весь луг разбудил

И тотчас о себе заявил.


Этот старый известный скиталец

Как заблудший в степи иностранец.

Из каких он морей прилетел,

Напугал, закрутил и запел.


На прощанье качнул он листву,

Чтобы лето сменило весну,

Чтоб трава заблестела росой

И по ней пробежал я босой!..

30. «Живет страна упорная…»

Живет страна упорная,

Живет, идя во тьме.

И есть надежда скромная

На Бога, что в душе.


И душат нас по-черному

И кровь пускают всем.

А мы живем довольные,

Что там еще не все…


И ночи беспросветные,

И дни как серый дым.

А мы идем болезные,

А мы еще стоим.


И дни уже кончаются,

А мы еще идем.

Мечтанья наши плавятся,

И бьют их все бичом!


А мы бредем за истинной,

А мы ее храним.

Другие уж насытились,

А мы еще стоим.


И нету в поле истины,

И храма нет ее.

Живут одни хранители,

Как в поле воронье.


И есть часы забвения,

И есть одна мечта,

Чтоб редко в поле зрения

Попала бы она!


При общем рассмотрении

Всеобщей точки зрения,

Когда мыслитель гением

Уже речёт себя!..

31. «Страница пропущена…»

Страница пропущена —

Белые строки.

По жизни с тобою

Мы все ж одиноки.


То в холод бросает,

То в жар роковой,

А жизнь все играет:

Ей нужен герой.


Терзают сомненья,

В груди откровенья.

Старинны сказанья

И ветхи сомненья.


Былые поверья

Быльем поросли,

А новые вехи

Лишь только в пути.


Терзаемы словом,

Раздроблены мысли,

Мы все где-то ищем

Знакомые смыслы.


Вовек нескончаем

Парад роковой,

Мы спорим со словом

И сами с собой.


А так одиноко

По жизни идем.

В ней много порока,

А мы все живем.


И кажется нам,

Будто лето пришло.

И сразу у нас

На душе расцвело.


Гонимы скитаньем

С далеких времен.

Мы горды призваньем,

Которое ждем.


И так ожидаем

Чего-то в пути,

Но только не знаем,

Куда нам идти.


Стоим на распутье

Вселенских дорог,

А мир наш так тесен

И полон тревог.


В заботах ли радость,

В разлуке ль беда,

Мы все ж одиноки,

По жизни бредя!..

32. «Мою жизнь рифмовали уж много…»

Мою жизнь рифмовали уж много,

Мою жизнь рифмовали не раз,

Но я выбрал такую дорогу,

По которой шагаю сейчас!..

33. Время

На что мы тратим наше время?

Цените, люди, каждый секст!

Ведь в каждом миге чье-то бремя

И каждый шествует наверх.


В часах песочных зарываем,

Пружины взводим механизм,

Оно одно у всех бывает,

И каждый в трате господин!


Мы планы строим ежечасно,

Сверяем стрелок ровный бег,

И не боимся, что напрасно

Прожить готовы этот век!


Распад плутония едва ли

Мы как-то сможем объяснить,

То есть секунда, кто-то знает,

Но как ее сейчас прожить?


Мы господа, и мы в ответе

За то, что вольно раздаем.

А сколько стоит век на свете? —

Никто не знает, только Он!..


А время сравнивают часто

С рекой, бегущей в пустоте,

И мы лишь пьем оттуда страстно,

А берега ее в песке.


И каждому дается тара,

Кто сколько сможет унести,

На берегу стоит упрямо

Все человечество – и ты…


Никто не смог там всласть напиться,

И каждый с тарой обречен.

Река времен нам только снится:

Историк знает этот сон…


А наше время быстро тает,

Гостями ходим по Земле,

Быть может, кто-то успевает

Здесь сделать что-то, но не все…


И жизнь короткая стремится,

С рожденья ускоряя бег,

В надежде к славе обратился

Венец Творенья – человек!..


С времен древнейших и до наших

Смотрели люди календарь,

А получилось грустно даже:

Родился, жил – смотри словарь…


Одна лишь только координата,

Одна зовется буквой «t»,

А сколько скрыто в ней, однако,

Любви, надежды, красоты!

34. На краю света

Я хочу рассказать вам стихами

То, о чем все давно уж молчат:

Тихо движемся, вечно все сами,

И не знаем, где Рай и где Ад!


Где найти нам такую свободу,

Чтобы совесть свою обрести,

Чтобы не было стыдно пред Богом,

Чтобы людям открыться могли.


И идем мы, по свету шагаем

И летим в бесконечной дали,

Только что-то все время теряем —

Суетимся и суетны дни…


Но достигнув предела на грани

И увидев последний барьер,

Снова чистые, облик в печали,

Остаемся всегда не у дел.


И парим над бездонным обрывом,

Замирают от страха сердца.

Чтобы стало как прежде, как было,

Снова было бы все как всегда.


Но царят в нашем Мире законы,

Не найти их на белом листе,

Но зато отпечатались болью

В каждой чьей-то нелегкой судьбе.


И царит в нашем Мире преданье

Тех далеких и забытых дней,

Что нужны в этом Мире страданья

И нельзя нам прожить без потерь.


Все идет, все бежит беспристрастно,

И уходят куда-то друзья.

Неужели живем мы напрасно?

Почему по-другому нельзя?


И однажды, быть может, захочет

Кто-то нам отыскать сей ответ,

Много разного он напророчит

И уйдет, канув в тысячу лет…


Ну а те, кто теряет, страдают,

И о тех, кто уходят, несут —

В сердце каждого чувство пылает,

Мысль бьет, не давая уснуть…


Ну а в Мире все так же, как прежде,

Только ты уж с седой головой,

Вспоминаешь, живешь лишь надеждой,

Что в предвечности встречусь с тобой.


И летит безотчетное эхо,

Ускоряется вниз водопад.

У Земли даже краешка нету,

Как и нету дороги назад!..

35. Двенадцать

Двенадцать их, сидят на стульях,

Фемиду держат за рукав,

И тихо, подло, незаметно

В их душах поселился страх:


Сначала были все готовы

Вердикт свой вынести сейчас,

Но, покорившись воле Бога,

Решили, что не ровен час…


И первый начал, очень робко

Слова срывались с его уст,

Другой, мордатый, как коробка,

Хотел невежеством блеснуть.


И началось: поток речей, сперва игривых,

Потек из уст неторопливых.

Пошла беседа, спор пошел,

Со всех сторон звучал напор.


Двенадцать в комнате закрыты,

Не слышен тихий разговор.

Кто есть убийца, кто убитый —

Так разгорался этот спор.


И все вздохнули обреченно,

Поняв, что здесь еще сидеть.

Картину дел рисуют скромно,

Чтобы понять – кому же сесть.


Вот стол покрылся кучей пепла,

И зал уже не тот, что был.

Один – доверчивый, наверно, —

Вердикт свой сразу изменил.


Другие – те, что помоложе, —

С вердиктом как-то не спешат,

И лезут прямо вон из кожи:

Признать виновным вас хотят.


Но суть да дело, не впервой

Им в доказательствах копаться,

Тряхнуть им что ли стариной,

Чтоб в деле этом разобраться.


И вот он, зал – уже другой:

Старик с постели к двери рвется,

Идет с больною он спиной:

Вдруг все же истина найдется.


И разыграли весь процесс,

Чтоб в деле этом разобраться.

Нить доказательства – эксцесс —

Как будто стала где-то рваться.


И вот сомнения пошли,

По лбам суровым пот струится:

Так не пойдет, их водит бес,

Как можно истины добиться?


Двенадцать в ряд сидят спокойно,

И взгляды их сейчас строги,

Суровы лица, все достойны

Как будто их, а не они.


Их жизнь и опыт – все смешалось.

Мотив для каждого из них

Судьба – история, досталось

Судить других, как если б их.


И все же каждый что-то хочет

И на своем стоит досель,

И снова сцена – нож заточен,

И пристав к ним идет за дверь.


Но все спокойно, все довольны,

И сыгран дважды уж сюжет,

Сидят они глубокой ночью,

И скоро к ним придет рассвет.


А их решение так зыбко,

И дух их все же не окреп.

И нервы их, как будто скрипка,

Играют с ними тет-а-тет.


Огромен зал, пространства вдоволь,

А воздух в нем уже несвеж,

Он весь в эмоциях закован,

Но все же есть пора надежд.


И тот, кто раньше был доволен

Своею жесткостью, в стыде

Дает признание немногим

В своем грехе, как на суде!


И вот, казалось, все свершилось —

И суть ясна, и все при ней,

Но вдруг сомненье воцарилось,

В чужой судьбе, в себе скорей.


В который раз двенадцать, сидя,

Решают что-то для себя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное