Борис Хавкин.

Рейхсфюрер СС Гиммлер. Второй после Гитлера



скачать книгу бесплатно

Назначив Гиммлера шефом СС, Гитлер вывел их из состава СА и подчинил себе лично. Весьма пестрые по социальному составу отряды СА, в которые входили люди из мелкобуржуазных слоев, студенты и рабочие, верившие антикапиталистической демагогии нацистов, могли в будущем, как не без основания опасался Гитлер, представить угрозу для нацистской верхушки. Поэтому следовало прочно отгородить от них СС. В обязанности элиты нацистского движения, роль которой предназначалась СС, кроме охраны партийных руководителей входили также и многочисленные «особые» задачи: осведомительные функции внутри НСДАП и вне ее рядов и секретные акции – тайные убийства, шантаж и провокации.

Официальной идеологией СС было учение о высшей «арийской» расе – «нордическая теория». Еще в конце XVIII в. ученые установили родство десятков разных языков на пространстве от Ирландии до Индии с одним и тем же древним языком – санскритом. В начале XIX в. знаменитый немецкий филолог Фридрих Шлегель писал, что, очевидно, много тысяч лет назад некий протонарод, родиной которого были Гималаи, захватил Индию, Персию, всю Европу и повсюду создал великие древние цивилизации. Шлегель дал ему имя «арийцы», или «арии», что на санскрите означает «благородные». Помимо этого, он утверждал, что именно немцы более всех имеют право называться наследниками этих «благородных». Однако безобидный романтик Шлегель, обожавший свою жену-еврейку, и в страшном сне не мог представить, куда приведет логика его штудий.

К началу ХХ в. «арийская теория», вобрав в себя учения француза Гобино и англичанина Чемберлена, превратилась в «нордическую теорию». Немецкая философия теперь утверждала, что Шлегель ошибся в одном: индоевропейские языки пришли не из Индии в Европу, а, наоборот, из Европы в Индию. Родина арийцев – не Гималаи, а Скандинавия и Северная Германия, поэтому издревле живущие в этих странах люди принадлежат к «благородной» или «высшей» «нордической расе». Особое влияние на теорию «арийской расы» оказало учение создательницы мистического теософского общества Елены Блаватской о существовании высших и низших рас, в частности, ее «Тайная доктрина».

«Расовое учение» было основой идеологии СС. «Гиммлер всегда считал, что в Европе должна властвовать расовая элита, воплощенная в войсках СС, и этой элите надлежит оставаться национально независимой», – отмечала Ханна Арендт55.

Для зачисления в СС было необходимо представить рекомендации двух поручителей, жить постоянно на одном месте не менее пяти лет, иметь безупречную характеристику местной ячейки НСДАП, «доказанное арийское происхождение» с 1750 г. без каких-либо «инорасовых» (еврейских, славянских) примесей, отличное здоровье, крепкое телосложение, рост не менее 1 м 80 см и внешность «нордического» типа56.

Характерно, что ни один из вождей рейха, включая Гитлера и Гиммлера, не подходил под арийские параметры. Крепкие, высокие, голубоглазые блондины с золотистой кожей, «длинным черепом» и тонкими губами среди них отсутствовали.

Достаточно взглянуть на фотографию Гиммлера, которого его бывший начальник Грегор Штрассер изобретательно назвал «полудохлой землеройкой». Однажды во время светского раута берлинская красавица фрау Бест спросила рейхсфюрера, как он и другие партийные «товарищи» объясняют такой парадокс: несоответствие между стандартами «породы» и реальностью.

Рейхсфюрер СС ответил: «Внешность не главное. У меня, как и у фюрера, истинно арийские мозг и дух».

«Землеройка» Гиммлер, «колченогая обезьяна» Геббельс, «летающий боров» Геринг считали себя достойными наследниками Одина и Зигфрида.

Гиммлер предложил исключить из СС людей со славянскими лицами. Эсэсовцы обязаны были испрашивать разрешение на заключение брака, доказать «расовую чистоту» невесты, стремиться к созданию многодетной семьи. Многочисленное потомство считалось главной целью брака. В состав СС принимались лица не моложе 23-х и не старше 35-ти лет. «СС – это гвардия, – заявил один из ее главарей. – Всегда существовала гвардия – у персов, у греков, у Цезаря, у Наполеона, у Фридриха II. А гвардией новой Германии станет СС»57. Средневековые обряды и мистические ритуалы дополнялись лекциями, которые читали «магистры» ордена – Розенберг, Дарре, Риббентроп или сам «великий магистр» Гиммлер.

По свидетельству одного из «рыцарей круглого стола» Вальтера Шелленберга Гиммлер годами собирал литературу об иезуитах и зачитывался ею, позаимствовав многое из опыта Игнатия Лойолы в организации своего «черного ордена»58. Так, по аналогии с главой ордена иезуитов, рейхсфюрер СС требовал от своих «рыцарей» абсолютного повиновения. «Наша честь – верность», – гласил девиз эсэсовцев. Гитлер даже называл Гиммлера «мой Игнатий».

Выступая 7 сентября 1940 г. перед «магистрами» своего ордена, Гиммлер объявил, что СС – это «орден чистокровных и дворянство партии», которое является «живым воплощением нацистского учения о превосходстве нордической крови»59.

Гиммлер превратил СС в свой рыцарский орден. Для эсэсовцев разных рангов были созданы «орденские замки». Все, что происходило в них, было окружено непроницаемой тайной.

Мистика и тайна играли в идеологии СС особую роль. Основные свои решения рейхсфюрер СС принимал по совету ясновидящих, колдунов и оккультистов. Рейхсфюрер СС держал профессиональных алхимиков, которые на него работали. Об этом было известно в административных кругах СС еще в 1936 г. Гиммлер поставил перед своими алхимиками задачу получения золота по средневековым рецептам и записям. С помощью «золота Гиммлера» Германия должна была добиться полной автаркии – выйти из экономической зависимости от «международного еврейского капитала». Излишне упоминать, что такие эксперименты стоили больших денег. Поскольку золото, естественно, так и не было получено, опыты были прекращены.

Главным святилищем СС был древний замок Вевельсбург, расположенный в Тевтобургском лесу, в 30 километрах от Экстернштайне. Гиммлер арендовал замок в 1934 г. за символическую плату. Это место было выбрано неслучайно: по древнему поверью, Вевельсбург будет единственным местом, которое уцелеет в войне между Западом и Востоком.

В Вевельсбурге Гиммлер собирался устроить центр нацистской «новой религии», которая создавалась в недрах СС как синтез язычества древних германцев, «истинного, не отравленного евреями» христианства и оккультизма XIX в. Место для эсэсовского «Ватикана» выбрал бригаденфюрер СС Карл Мария Вилигут, который называл сам себя древнегерманским именем Вейстор. Вилигут утверждал, что происходит из семьи магов и ведет свою родословную от самого вождя Арминия, победителя римлян в битве в Тевтобугском лесу.

Замок Вевельсбург имеет точно такую же треугольную форму, как легендарная крепость Монсегюр во Франции, где укрывались последние катары, унесшие с собой в могилу тайну «Святого Грааля». Вевельсбург был отреставрирован заключенными концлагеря, созданного неподалеку специально для этой цели. В замке разместились археологический музей и «Нордическая академия» СС. В июле 1940 г. Гитлер утвердил государственный план реконструкции Вевельсбурга. Она должна была продлиться двадцать лет и стоить 250 миллионов рейхсмарок – 1 миллиард 250 миллионов долларов США по сегодняшнему курсу. По плану архитектора Германа Бартельса треугольник замка вписывался в гигантское кольцо сооружений, обнесенных по окружности тройной крепостной стеной высотой 15 метров. Вилигут-Вейстор указывал, что все это символизирует «Копье судьбы», вписанное в чашу «Грааля», и точно соответствует форме серебряного кольца «Мертвая голова», которое вручалось каждому члену СС. В комплексе зданий рядом со «Звездным храмом» «нового язычества» размещались библиотека оккультизма и институт древней истории. В самом замке имелись апартаменты для всех 12 обергруппенфюреров СС. В расписанном рунами кабинете Гиммлера хранилась копия самого «Копья судьбы», которым пронзили «истинного арийца» Христа. Оригинал этой реликвии находился в сокровищнице Габсбургов в Вене, но должен был быть перенесен в Вевельсбург после его реконструкции. Смысловым центром эсэсовского «Ватикана» должна была стать северная башня замка-треугольника, нацеленного на мистический остров Туле в Арктике. В ней успели построить нижний зал «Валгаллу» (в честь места, где пировали скандинавские боги и герои) с вечным огнем посередине и криптой-усыпальницей, спроектированной по типу древнемикенских гробниц. Она являла собой Нифлхайм – мир мертвых из древних саг. Здесь должны были покоиться умершие обергруппенфюреры и кольца всех членов «черного ордена» после ухода их хозяев в иной мир. Этажом выше возвели двенадцатиколонный Мидгард – мир живых.

Гиммлер и 12 его ближайших приближенных – обер-группенфюреров СС ежегодно посвящали несколько дней оккультным бдениям в Вевельсбурге. Собрания происходили при свете факелов в специальном зале за круглым дубовым столом. 12 рыцарей «черного ордена» вершили здесь судьбы человечества. У каждого «рыцаря круглого стола рейхсфюрера СС» имелись свое кожаное кресло и серебряное блюдо, на котором с задней стороны было выгравировано имя «рыцаря». Каждый из присутствовавших украшал себя гербом, принадлежавшим кому-нибудь из известных деятелей германского Средневековья.

Венчать северную башню Вевельсбурга предстояло «залу Грааля», который одновременно символизировал древнегерманский мир богов – Асгард. Поисками легендарной чаши для этого «святилища» занимался ученик Вейстора сотрудник «Аненэрбе» Отто Ран. Перекрытый огромным куполом, прорезанным 48 окнами, «Зал Грааля» предназначался для религиозных медитаций рейхсфюрера СС и его ближайшего окружения.

Недостроенный замок Вевельсбург в апреле 1945 г. по заданию Гиммлера подожгла специальная команда эсэсовцев. Но и после пожара «Валгалла» и «Зал рыцарей Круглого стола» сохранились. На полу еще видно «Черное солнце», сплетенное из 12 рун победы, – символ «нового порядка», который, к счастью, не сумели установить на Земле «сверхчеловеки» из СС60.

Интерес Гиммлера к истории имел ярко выраженные практические цели. Для Гиммлера «арийской» наукой было лишь то, что отвечало актуальным идеологическим, политическим и военно-хозяйственным задачам нацистского государства и партии. Вместо научной гипотезы, созданной на основе изучения фактов, он выдвигал готовый тезис, который должен был соответствовать нормам нацистского мировоззрения. Если имелись «неудобные» факты, то они либо игнорировались, либо искажались до неузнаваемости.

В качестве примера приведем решение, принятое рейхсфюрером СС в отношении доказанного многими историческими источниками факта гомосексуализма прусского короля Фридриха Великого. «Когда мне было предоставлено около дюжины свидетельств, рассказывал Гиммлер своему личному врачу Феликсу Керстену, – я отложил их в сторону и заявил, что они сфабрикованы задним числом. Моя интуиция говорит, что человек, завоевавший Пруссии место под солнцем, не мог обладать такими склонностями, как слабовольный гомосексуализм»61.

Несмотря на то, среди эсэсовцев, как и в прусско-германской армии со времен Фридриха Великого, было немало гомосексуалистов, официальная идеология СС отрицала этот факт. Арийцев «нетрадиционной» сексуальной ориентации исключали из СС и могли отдать под суд.

Выступая в июле 1931 г. перед имперским активом СС, Гиммлер заявил, что СС должны стать элитой нации, гвардией нордической расы, которая поведет «народ господ», насчитывающий 200 млн немцев во всем мире, на смертельную борьбу с коммунизмом и еврейством. СС добьется того, чтобы Германии принадлежал весь мир.

Приказом Гиммлера от 31 декабря 1931 г. «расовое учение» стало официальной и единственной идеологией СС62. В СС была образована расовая служба. Ее задачей стала охрана «расовой чистоты». Во главе расовой службы СС Гиммлер поставил Вальтера Дарре – «специалиста по чистоте крови и инорасовым примесям», для которого расовый вопрос был «ключом к пониманию мировой истории»63.

Расу надо было улучшить немедленно – а значит, уничтожать тех, кто ее портит. «Кто имеет 100 % или 50 % еврейской крови» – подлежит «окончательному решению» (т. е. физическому уничтожению). Если «нежелательные инорасовые примеси» составляют 25 % – человек может жить. Но он не может служить в армии и на государственной службе… А те, у кого неарийской крови 12,5 %, не могут занимать офицерские должности, быть ответственными чиновниками и конечно же состоять в СС», – решил рейхсфюрер СС64.

В 1943 г. в советский плен попал бывший офицер личного штаба Гиммлера гауптштурмфюрер СС Эрих Цильке – эксперт по вопросам «чистоты расы». Судьба сыграла с ним злую шутку. Эсэсовец, не лишенный плохо скрываемых гомосексуальных наклонностей, домогался сексуального расположения юноши, который был объектом его экспертизы. Дело получило огласку: Цильке был лишен эсэсовского чина, уволен со всех постов и в звании армейского капитана отправлен на Восточный фронт, где и попал в плен. В Суздальском лагере для военнопленных его допрашивал лейтенант Александр Бланк. После войны доктор исторических наук А.С. Бланк стал одним из ведущих советских германистов, у которого автору этой книги посчастливилось учиться.

Профессор Бланк вспоминал: «Цильке служил под началом оберфюрера СС д-ра Вальтера Вюста в “генеалогическом бюро” при личном штабе рейхсфюрера СС и был экспертом по расовым вопросам. Функции его заключались в том, чтобы выносить окончательное заключение в спорных и недостаточно ясных случаях. Известно, что согласно нацистским законам, окончательно оформившимся в 1938 году, лица, у которых оба родителя были евреями, подлежали депортации или заключению в концлагерь, а затем подпадали под действие “окончательного решения” (еврейского вопроса), т. е. физически уничтожались. Такому же обращению (на нацистском профессиональном жаргоне – “особому обращению”) подлежали и полукровки – те, у кого один из родителей был евреем.

Сложнее было с теми, у кого было еврейской крови на одну четверть. Эти могли жить, но полноценными гражданами не считались, не могли занимать должности в государственных учреждениях, быть членами партии, служить в армии. Их не обязывали носить желтую нарукавную повязку с шестиконечной звездой Давида, но им и не разрешалось заниматься многими профессиями, посещать общественные учреждения для арийцев, лечиться в общих больницах, пользоваться спортивными сооружениями – бассейнами, стадионами, предназначенными для чистокровных арийцев, и т. п. Далее шли имеющие одну восьмую еврейской крови. Эти могли работать всюду, кроме государственных учреждений по особому списку, аппарата НСДАП и, конечно, СС. Всеми этими вопросами ведали: “генеалогическое бюро” при личном штабе рейхсфюрера СС, управление по расовым вопросам при центральном аппарате НСДАП, соответствующий отдел главного управления имперской безопасности, подчинявшийся рейхсфюреру СС, и децернат – отдел в составе гестапо. Последний возглавлял Эйхман. Цильке использовался и там, в качестве эксперта-референта»65.

В условиях нацистской Германии нередкими были случаи, когда всеми правдами и неправдами евреи добывали себе новые, арийские документы, меняли фамилии, старались, чтобы спасти жизнь, стать, например, из полукровок четвертькровками – это давало шанс на спасение. Словом, многие пытались «улучшить» свою родословную хотя бы на одну ступеньку. Некоторым это удавалось. Но когда что-либо вызывало подозрение или следовал донос в гестапо (а ведь доносы на своего соседа, сослуживца, друга, собутыльника, конкурента, приятеля и т. д. приняли в рейхе гигантские масштабы), а документальные подтверждения подлога отсутствовали – словом, когда случай был запутанным и сложным, тогда призывали на экспертизу Эриха Цильке. Как же проводил Цильке свою экспертизу?

Сначала он «заводил какую-нибудь живую беседу с проверяемым. Наблюдал за тем, как он смеется, реагирует на шутки, жестикулирует, насколько быстро входит в контакт, – одним словом, все его поведение во время живого, непринужденного и остроумного разговора без напряжения». Это был первый этап проверки. На втором этапе проверяемого официально вызывали в гестапо, где измеряли расстояние между глазами, высоту лба, форму носа, длину шеи и т. д. Но самым главным показателем для Цильке были глаза. «Что-что, а глаза не могли обмануть меня никогда, – утверждал Цильке. – Заглянув в них, я видел “мировую скорбь” тысячелетий, если она там присутствовала». По «формуле Цильке», при одной восьмой и даже одной четвертой еврейской крови «мировая скорбь» не просматривалась, а при «чистокровности» и «полукровности» – неприменно. На основании заключений, вынесенных Цильке, сотни людей были отправлены в лагеря уничтожения – в газовые камеры и печи крематориев66.

Рейхсфюрер СС вникал во все вопросы оборудования концлагерей. Гиммлер не только подробнейшим образом изучал и утверждал чертежи печей крематориев, которые строили в лагерях уничтожения, помещений для «обработки» жертв смертоносным газом, но и погружался в мельчайшие детали проводимых «мероприятий». Он лично подписал приказ, согласно которому у всех мертвецов нужно было состригать волосы и вырывать золотые зубы. Срезанные женские волосы сушили на крышах крематориев, паковали в мешки и отсылали на фабрики, где из них делали фетр и портняжный волос.

Бывший комендант концлагеря Освенцим Р. Гесс вспоминал, что Гиммлер лично изучил весь процесс «превращения человека в дым», все этапы, которые должен был пройти обреченный на смерть узник. «Душегубки, расстрелы в оврагах и ямах – все это детские игрушки, – говорил Гиммлер. – Теперь, когда фюрер приказал окончательно решить еврейский вопрос, центры уничтожения не могут справиться с теми мероприятиями, которые будут проведены в гигантских масштабах. Во внимание теперь принимается только газ». По свидетельству Гесса, «рейхсфюрер СС во время своего посещения Освенцима летом 1942 г. внимательно наблюдал за ходом операции по уничтожению, начиная с разгрузки транспорта с людьми на железнодорожной ветке до вытаскивания трупов из бункера II»67.

Рейхсфюрер СС с гордостью заявлял, что именно его ведомство выполняет роль палачей, или, как он любил говорить, «чистильщиков истории».

Ни минуты не колеблясь, Гиммлер отдал приказ об уничтожении своего школьного друга Рюделя, единственного во всем классе, кто некогда заступался за Генриха – ябеду и труса. Рюдель был обвинен в «пораженческих настроениях и высказываниях, оскорбляющих фюрера», и передан гестапо. Его бывший друг Гиммлер приказал шефу гестапо Генриху Мюллеру лично контролировать ход следствия, не допуская ни «малейших послаблений».

Но Гиммлер не был просто убийцей. Обычно убийцы несут на себе клеймо скотства. Большинство нацистских руководителей иллюстрирует это правило. «У Рема была голова душегуба, физиономия Бормана могла внушать только ужас, у Кальтенбруннера и Гейдриха были рожи убийц. Что касается Гиммлера, лицо его было гладким, но безнадежно банальным»68.

Вот как описывает внешность Гиммлера Ж. Деларю: «Это был человек среднего, а скорее высокого роста, довольно хорошо сложенный. Лицо его было немного полноватым, с признаками раннего облысения надо лбом и на висках. Внешне он выглядел мелким служащим, скромным счетоводом или коммерсантом. Маленький, срезанный назад подбородок отнюдь не свидетельствовал о сильной воле. Его вялое лицо перечеркивали усики, а обрамляли большие оттопыренные уши. Неизменная улыбка придавала ему приказчичье выражение.

Только два признака вызывали скрытую тревогу: очень тонкие, бледные, почти бескровные губы и два маленьких голубых или серо-голубых глаза, взгляд которых, удивительно проницательный и завораживающе твердый, не могли скрыть стекла пенсне в круглой оправе из полированной стали. Он знал, конечно, что этот взгляд выдает его, и старался держать голову, слегка склонив к правому плечу, чтобы отблеск стекол маскировал глаза. Он разглядывал собеседника словно хищник в засаде, стерегущий добычу. Болезненный вид его странной шеи с дряблой и морщинистой, как у старика, кожей, часто поражал посетителей. Руки у него были необыкновенно тонкие и деликатные, с длинными пальцами, очень белой прозрачной кожей и хорошо видными венами. Они напоминали руки холеной женщины. Разговаривая с посетителями, он имел привычку класть их перед собой на столе в странной неподвижности. Эти невыразительные руки хорошо сочетались с неподвижной и загадочной маской лица. Подчиненные рассказывали, что Гиммлер никогда никого не хвалил и не ругал. Его распоряжения были чаще всего нечеткими. Он любил, чтобы его сотрудники сами находили лучший способ исполнить желания их шефа, планы которого раскрывались лишь постепенно. Ему нравилась таинственность. Окружая секретностью все свои замыслы, он сделал ее абсолютным законом, нарушение которого влекло за собой строжайшее наказание, а иногда и смерть.

Гиммлер обладал редкой работоспособностью. Его рабочий день начинался в восемь утра и заканчивался глубокой ночью, частенько к двум часам. Он трудился всюду и беспрерывно. В поездках, где бы он ни находился – в поезде, самолете или автомобиле, – его всегда сопровождал секретарь, записывавший под диктовку письма и другие тексты. Он постоянно поддерживал радиосвязь с центральной службой гестапо и строго требовал, чтобы аппаратура содержалась в образцовом порядке. Ему должны были докладывать о любом сколько-нибудь важном сообщении или письме. Документы Гиммлер читал очень внимательно, делая на полях пометки карандашом, как правило, бледно-зеленого, близкого к растительной зелени цвета. Со свойственным ему педантизмом на всяком прошедшем через его руки документе он ставил отметку “gel.” (сокращение от слова “gelesen” – “прочитано”), дату и свою подпись: две связанные между собой буквы “Г”, перечеркнутые горизонтальной чертой с острым кончиком. Этот выбор серовато-зеленого цвета характерен для его личности»69.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5