Борис Громов.

Беззаконные края



скачать книгу бесплатно

Впрочем, видимо, весь лимит отпущенных судьбой на мою долю приключений я за последние недели выбрал начисто. До самого вечера вокруг меня разве что птицы на разные голоса надрывались да ветер кронами деревьев шумел. Ну, еще облезлая, не до конца вылинявшая лиса дорогу перебежала, причем, зараза, особенно не торопясь. Чем дальше – тем смелее зверье, я об этом вроде упоминал уже. Впрочем, от лисы особого вреда не будет, если не бешеная, а вот на что-то более серьезное, вроде волков или, не приведи боже, «волколаков», нарваться не хотелось бы… С другой стороны, крупных брошенных городов на моем пути нет, а значит, и волко-собакам взяться тут неоткуда, те как раз вокруг больших руин обитают.

Ночевать устроился в салоне ржавого автобуса «Неоплан», протаранившего некогда кондовую, еще во времена Союза из бетонных плит сложенную остановку. Та подобного обращения не вынесла и сложилась, будто гигантские фишки домино бросили неаккуратно, но и обидчику своему нанесла «несовместимые с жизнью» повреждения. Уж не знаю, когда именно эта авария произошла: непосредственно в момент обмена «ядерными любезностями» или в суматохе последовавшей за ними эвакуации, плохо организованной, поспешной, бестолковой и оттого повлекшей не намного меньшие жертвы. Как бы там ни было, к настоящему моменту в салоне не осталось ни одного кресла, все оконные стекла, пережившие аварию, были позже выдраны вместе с уплотнителем, даже резиновое покрытие с пола центрального прохода оторвали мародеры… Впрочем, меня сейчас слегка иное интересовало. Какая ни есть, а крыша над головой – это раз. А то ближе к вечеру весьма многозначительного вида темные тучи наползать с востока начали, как бы дождь ночью не начался. Пусть и лишенные оконных стекол, но по-прежнему высокие борта давали некоторую защиту от лесного зверья. Обе распахнутые настежь пассажирские двери, пусть и изрядно поржавевшие, я, поднажав плечом, привел в состояние «окупадо», что в испанских общественных туалетах означает «занято». Человек откроет запросто, а вот волку или лисе такое не под силу. Медведь, конечно, справится легко, но против мишки у меня автомат имеется. Это уже номер два. Ну и в качестве традиционного третьего «за» (вот как-то принято у русских причины, как положительные, так и отрицательные, в тройки собирать, не больше не меньше) выступала здоровенная черемуха, растущая позади остановки и сейчас покрытая белоснежными цветами, одуряюще-сладко пахнущими. Вот под этот запах я и заснул, натянув на случай весьма вероятного дождя прямо в разгромленном салоне брезентовый тент из армейской плащ-палатки, постелив под себя нарубленных по-быстрому в лесополосе еловых веток и укрывшись плащом-пыльником. Не шинель, конечно, но за неимением графини и горничная вполне сойдет, давно и не мной подмечено. И сны мне в ту ночь снились просто замечательные. Про давно ушедшие в прошлое спокойные и безмятежные времена и, полагаю, канувшие в небытие места… Красивые… Там почти так же сладко пахли цветы, пусть и совсем другие, и шелестело волнами чистое теплое море… Последние по-настоящему мирные и спокойные дни моей жизни…

За восемь лет до описываемых событий

Теплый вечер, легкий ветерок несет с моря прохладу.

Дневная жара уже спала, и народ выбрался с пляжей и гостиничных двориков на здешнюю Мейн-стрит. Улица на самом деле на греческом называется как-то иначе, куда длиннее… Но греки – ребята ленивые, как я успел уже подметить: и сами в этом вопросе не напрягаются, и туристов не напрягают, когда, например, дорогу объясняют. Мейн – он и в Африке Мейн, и в Греции – Центральная улица.

Вот по Центральной улице городка Фалираки отдыхающие сейчас и вышагивают чинно, кто парами, кто, как я, сам по себе – вечерний променад. Погулять перед ужином, поглазеть на симпатичных и весьма условно одетых девчонок, зазывающих туристов в ночные дансинги, которых тут хватает. Здесь через фасад если не дискотека, так ресторанчик или таверна, ну, или магазин сувениров. Еще на Мейне имеется пара стрип-клубов, правда, тамошние «зазывалы» от дискотечных не так уж сильно отличаются: все же не разнузданный Таиланд, а вполне себе спокойная Греция, на Родос, кроме русских, разве что немцы массово отдыхать приезжают, причем в большинстве семейные. Тут с нарушением общественной морали все строго. Поэтому и реклама стриптиза такая, умеренная. У одного заведения – лишь светящаяся надпись «Exotic Dance» на фронтоне. Второй стрип-клуб вообще прячется за названием «Tiger Club», и что там за «Тайгер», можно понять, лишь подойдя вплотную и разглядев пару небольших афиш прямо возле входной двери, из которых все и становится ясно. Ну и барышня в мини-юбке и маечке-топике перед входом. То ли просто зазывалы, то ли уже хостес – не знаю, не в курсе пока. Не заходил еще ни в одно заведение, ни в другое. Словом, если не особенно приглядываться, то можно и проворонить здешние «злачные места». Да уж, это точно не Рио-де-Жанейро и даже не Патонг, не говоря уж про Бангкок… Впрочем, сегодня я на стриптиз и не собирался, возможно, в другой день загляну, у меня в планах на этот вечер значится только вкусно покушать и погулять по вечерней свежести.

Втягиваю носом воздух. Хорошо! Близким морем пахнет. И цветущими олеандрами. Ага, я еще и в цветах понимаю. Вот такая многогранная личность… На самом деле у меня мама цветы очень любит: в родительской старенькой «хрущевке» все подоконники горшками и горшочками заставлены. Правда, для меня олеандр всю жизнь был этаким цветущим «мини-фикусом», ну, в смысле – крупный цветок, куда больше фиалки или еще какой орхидеи, но все же цветок – в горшке растет. А вот на Родосе приключился натуральный разрыв шаблона, когда я опознал олеандр в здоровенном, в три моих роста и в четыре обхвата, кусте на улице. Но цветы – те же самые, белые и розовые, с нежным ароматом. В общем, сбылась мечта идиота, выбрался я на теплое море. И мне здесь очень нравится. Отпуск не начался толком, а я в глубине души уже повторение в следующем году планировать начал. Словом, благодать. Вот еще бутылочку ледяного «Мифоса» себе сейчас прикуплю, и будет вообще волшебно. Кстати, забавно, никогда бы не подумал, что греки способны такое отличное пиво варить, вроде не совсем их направление, они все больше по винам да «узо» – крайне мерзкой на вкус анисовой водке, сногсшибательно пахнущей сиропом от кашля «Пектусин». В общем, это самое узо – та еще пакость, пить которую русский человек, избалованный нормальной водкой, будет разве что с самой великой тоски и отчаянья. А вот вина тут реально приятные. И пиво отличное – «Мифос» и «Альфа», но первое мне чем-то больше понравилось.

Проходя мимо хорошо освещенной витрины, делаю ручкой стоящему прямо за ней пухлому мужичку в возрасте, который меняет висящие за стеклом рекламки с фотографиями автомобилей. Тот, явно узнав, приветливо улыбается и машет в ответ. Запомнил. Ну еще бы. Когда я четыре дня назад зашел в его заведение под названием «Билл Ангелов – Рент э Кар», он на меня и внимания не обратил сперва: ну, зашел очередной турист поглазеть – эка невидаль. Греки вообще напрягаться не любят, я вроде об этом говорил уже, даже те, что в сфере обслуживания туристов «трудятся» (тут разве что официанты – приятное исключение, эти жужжат как пчелки). Остальные – те еще флегматики. Ну, зашел турист и зашел, надо ему чего – подойдет и скажет. В общем, в отличие от египетских арабов, на которых я один раз успел поглядеть еще до того, как полицейским выезд за границу запретили, в Греции тебя никто за руки хватать и к полкам с сувенирами тащить не будет. Скорее наоборот, у меня даже сложилось впечатление, что, если слямзить по-тихому с полки магнитик с картинкой или гипсового Колосса и броситься на выход, следом никто не побежит. Потому как лениво и ну его на фиг.

Отношение резко переменилось, стоило мне сказать, что я планирую арендовать машину сразу на двадцать дней. Куда только вся лень подевалась? Уж не знаю, Билл он на самом деле или нет (скорее – нет, тут все больше Никосы, Ставросы да Костасы), но хватка в нем проснулась сразу истинно американская: оформлять договор аренды метнулся шустро, будто электровеник. Опять же, скидку дал хорошую, за «долговременность». Поинтересовался, где проживаю, услышав название «Уайт Пэлас», кивнул, знаю, мол, такую гостиницу (а чего не знать – тут идти-то метров триста, разве что с Мейн свернуть влево на перпендикулярную улочку придется), и с ходу обрадовал: назад перед отъездом машину к нему можно и не гнать, достаточно просто оставить ее на гостиничной парковке с документами в бардачке и ключом под ковриком перед сиденьем водителя. Только попросил бензина залить «на прощание» не менее трети бака. Ни фига у них тут коммунизм!

В общем, по итогам машину я выбирал дольше, чем документы оформлял. Поначалу Билл пытался мне втюхать открытую «Ауди-ТТ», мол, отличная машина, быстрая, да еще и кабриолет! Но я благоразумно отказался. На Родосе гор достаточно, пусть и не особенно высоких. И серпантины дорог в тех горах весьма извилистые. Не настолько я Шумахер, чтоб на малознакомом спортивном кабриолете по тем серпантинам кататься. Довод господина Ангелова, мол, не боись, парень, по договору все расходы по страховке, что машины, что здоровья водителя,?– с фирмы, был подвергнут жесткой критике. Так и сказал ему на своем слабеньком и изрядно подзабытом школьном английском: «Мистер, я сюда отдыхать приехал, а не в больнице лежать, пусть и за ваш счет». Билл на пару секунд надулся обидчиво, как хомяк, и в сердцах предложил мне «Смарт». Вот, мол, бери, раз так безопасности хочется, безопаснее просто некуда… На «бешеную табуретку» я тоже не согласился. В конце концов сошлись на японском внедорожнике «Судзуки Джимни» в «пляжном» исполнении, в смысле, вместо крыши – дуги, на которые можно тент натянуть, а так крыши нет. Глянулся он мне: серебристо-серый, ухоженный, слегка подлифтованный, на внедорожной резине с «зубастым» протектором. И с открытым верхом – давно мечтал на чем-то таком покататься, да в наших широтах оно как-то не складывалось. К тому же подключаемый полный привод… Читал я где-то, что изначально «Джимни» для японских сил самообороны делался и вроде военные на него не жаловались. То есть с армейскими корнями машинка, вроде нашего «УАЗа-Хантера» или американского «Хаммера». Только куда компактнее, не такая прожорливая и весьма комфортабельная. В общем, беру, заверните.

И вот уже четвертый день я нещадно эксплуатирую этого достойного представителя японского автопрома. Вышло, кстати, очень выгодно: в комплекте с хорошим путеводителем я тут в самом прямом смысле сам себе экскурсия. Не нужно никому платить (ну, разве что за бензин, но он тут хоть и дорогой, но все же дешевле экскурсионной поездки). Зато при этом нет необходимости вприпрыжку куда-то ломиться, чтобы не отстать от группы, все достопримечательности осмотреть можно спокойно и неспешно, а если понадобилось притормозить на «техническую остановку» или, совсем наоборот, если захотелось прикупить себе черешни свежей или лимонада какого – тоже запросто. Взял и остановился, никого уговаривать не нужно. Словом, с машиной лучше, чем без нее. Объехать, правда, успел пока немного, но в самом Родосе побывал, по старому городу побродил, полюбовался на парочку оленей при входе в бухту, где некогда, если мифам верить, стояла статуя того самого Колосса Родосского, бывшая каким-то там по счету легендарным чудом света. И в Камирос заехал, не смог упустить возможность побывать в мини-Помпее. Этот городок, если моему путеводителю верить, тоже когда-то, чуть не три тысячи лет назад, засыпало напрочь, только не пеплом вулканическим, а землей – мега-оползень тут приключился. И откопали его вроде только итальянцы уже в тридцатых годах, перед самой Второй мировой, так что город сохранился удивительно хорошо.

Все остальное время я, как и хотел, валялся кверху пузом на пляже да в удивительно чистом и прозрачном море купался. А сейчас по вечерней свежести топаю в «Акрополи», ну, в смысле, в «Акрополь», если по-русски. Это ресторанчик местный, я на него в первый же день налетел и теперь каждый вечер тут ужинаю. Завтраком меня мой «Белый Дворец» обеспечивает, в строгом соответствии с условиями путевки, обедать и полдничать уже где только не доводилось: и гиросом11
  Гирос – блюдо греческой кухни, сходное с турецким донером (денер-кебабом) или арабской шаурмой. Разница в том, что в гирос с мясом и соусом добавляют еще и картофель фри.


[Закрыть]
в забегаловке на пляже, и нежнейшим творогом с йогуртом и фруктами в кафешке при малюсеньком местном монастыре… А вот ужинаю я тут, в «Акрополе», плотно и вкусно. Вообще, я в том же путеводителе прочитал, что греческая кухня считается простой, не особенно изысканной, но я и сам парень рабоче-крестьянский, так что от простоты здешней кулинарии не страдаю совершенно. Зато оно все на вкус отличное, и порции размерами своими нарушают все положения Женевской конвенции о гуманном отношении к пленным. Из-за стола каждый раз едва ли не колобком выкатываюсь, пытаясь понять, на кой черт я все это съел. И постоянно ответ на ум приходит только один: потому что это было очень вкусно. Слаб человек. Но, в конце концов, отпуск у меня! Имею законное право!

Тепло и вполне по-приятельски здороваюсь с девушкой-хостес, мы с ней еще в первый вечер познакомились. Она не местная, из Братиславы, студентка. А на Родосе подрабатывает во время каникул. Хорошенькая, к слову, можно попробовать замутить курортный роман. Правда, она на работе почти все время, но ведь должны же у нее выходные быть? Тут, кстати, таких много: и в ресторанах-тавернах, и в дансингах, и вообще везде. Присаживаюсь за указанный ею столик.

– Добрый вечер, Саша,?– практически мгновенно возле меня материализуется Василис – тутошний официант, очень хорошо, практически без акцента говорящий по-русски.

Как я понимаю, все мы, из бывшего Союза приехавшие, его законная добыча. Напарник Василиса, я сам слышал, крайне бодро лопочет на немецком и английском. Кто у них тут обслуживает итальянцев или французов, не знаю, не видал таких в «Акрополе» пока.

– Калиспера22
  «Калиспера» (греч.) – «добрый день» (примерно до десяти вечера).


[Закрыть]
, Василис,?– улыбаюсь я в ответ.?– Чем угощать сегодня будешь?

На эту тему мы с ним еще в мой первый визит договорились, я парню так и сказал: хочу попробовать настоящую греческую кухню, так что ты меня тут каждый вечер чем-то новеньким на свой вкус и угощаешь. Официант если и удивился, то виду не подал. И сегодня четвертый день, как он меня с кухней своей родины знакомит. Я тут уже и мусаку пробовал – это что-то вроде запеканки из баклажанов, помидор и картошки на оливковом масле и с бараниной, и сувлаки – маленькие такие свиные и куриные шашлычки на деревянных шпажках. Разумеется, греческого салата наелся, настоящего, с греческим сыром фета и оливковым маслом. Тот же фета, кстати, в поджаренном на гриле виде чудо до чего хорош. В первый день я был настолько неосторожен, что даже согласился на греческие сладости на десерт… Ну, что тут сказать… Предложат вам попробовать настоящий греческий катаифи – бегите. Быстро, чтобы не догнали. Я вот сдуру попробовал. Урок вынес ровно один: если ты доешь порцию этого самого катаифи до конца, сахарный диабет тебе гарантирован. Из этой пироженки, чем-то напоминающей татарский чак-чак, мед не капает, он оттуда льется потоком. Я в прошлый раз даже половины не одолел, а выйдя из ресторана, в забегаловке прямо через дорогу купил себе порцию дешевого гироса с острым соусом: тупо зажрать мясом и картошкой фри вкус меда во рту и избавиться от стойкого ощущения подташнивания. Жуткая штука!

– Сегодня у нас,?– последнее слово Василис голосом выделил, мол, именно у нас с тобой, остальные – в пролете,?– салат из тунца и лобстер термидор.

– Термидор – это как? – на всякий случай уточняю я.

– Это значит уже вскрытый и запеченный со сливочным соусом, сыром и приправами.

– Круто,?– только и развожу руками я.?– А это точно греческое блюдо?

– Саша,?– укоризненно смотрит на меня официант,?– ты где, в Греции? А ресторан – греческий? Ну и как тебе тут могут подать не греческого лобстера термидор?

– Согласен,?– понятливо киваю в ответ.?– Тут в паре сотен метров, на набережной, «Макдоналдс» стоит… Так там, наверное, самые греческие Биг-Маки продают?

– Самые,?– с абсолютно серьезным выражением лица соглашается Василис.?– На всем свете… Но у нас – приличное заведение, гирос и бургеры – это не к нам. А на десерт…

При воспоминании об истекающем медом недоеденном катаифи на блюдце меня слегка передергивает.

– …охлажденный йогурт с фруктами.

Вот это другое дело! Йогурты тут знатные. На продаваемые у нас не похожие совершенно. Греческий йогурт – это не напиток, он ближе к нашей домашней сметане по консистенции, а уж охлажденный, да с кусочками свежих фруктов – лучше любого мороженого.

– Согласен, неси, пока я слюной не захлебнулся.

– У нас посетителям слюной захлебываться нельзя,?– парирует официант и ставит передо мной небольшое блюдце и плетеную тарелочку с пышной, еще теплой лепешкой.

Это тут в качестве «разогрева» перед основными блюдами. Соль, перец, оливковое масло и винный уксус на каждом столе стоят все время. И, пока ждешь, можно в блюдце налить оливкового маслица, посолить и обмакивать в него кусочки свежей лепешки. Вроде ничего особенного, но чертовски вкусно!

Я расправился с несчастным лобстером, и, прежде чем принести счет, Василис поинтересовался:

– Саша, ты сегодня в Интернет не заходил?

– Нет.?– Вопрос официанта меня удивил не на шутку.?– А что такое?

– У вас в России опять что-то случилось… Я не стал тебе сразу говорить, чтобы аппетит не портить, но, кажется, что-то серьезное. В этой, как ее… «Зоне?31»…

«Зона?31»… Раньше это был просто городок Старопетровск и прилегающая к нему территория, попавшая в карантин после известных событий, в которых я даже успел немного поучаствовать. Первые месяцы никто специальным названием для карантинной зоны не заморачивался. А потом приключилась одна глупая история… Собственно, очень часто все начинается с какой-нибудь глупости…

С самого начала в зону карантина пытались проникнуть. И с территории России, и из-за рубежа. Самые разные люди, с самыми разными и порой не совсем (или даже совсем не) законными целями. А кто-то и по дурости или из лишней живости характера… Словом, решил в Старопетровск пробраться один из наших российских топовых блогеров. Ну, вы его наверняка знаете или хотя бы слышали: везде у него заговоры, вечно правительство что-то скрывает от общественности, постоянно он ведет «самостоятельные расследования». Заканчиваются они, правда, всегда фарсом, но это пыла гражданина не остужает и только добавляет в Сети почитателей, восторженных его непримиримостью и бескомпромиссностью. Средний возраст поклонников, к слову, обычно в районе «среднего школьного», но и это блогера не смущает. В общем, решило это чудо в перьях разобраться, что к чему в Старопетровске вообще. Но прекрасно понимая, что там и правда может быть опасно, подготовку к «секретному выходу» начал чуть не за две недели и с громких заявлений из серии: «Уж я-то туда проберусь и все выясню! Все раскрою и всех выведу на чистую воду! Если, конечно, не поймают. Но меня не поймают, потому как я скрытен и быстр, аки японский ниндзя!» Последнее было особенно смешно, принимая во внимание некоторую, скажем так, излишнюю тучность фигуры топового блогера, особенно в области талии и чуть ниже. Но это уже частности. Словом, «Мальбрук в поход собрался»…

Понятное дело, что при такой организации «скрытного проникновения», когда он в своем «Инстаграме» разве что точных координат точки перехода по навигатору не опубликовал, повязали толстячка еще на дальних подступах, на первом же КПП Росгвардии, в тридцати километрах от Старопетровска. Задержали, выяснили личность и отеческим пинком направили в обратную сторону с пожеланиями заходить еще, но как-нибудь попозже, желательно лет через сто. Обстоятельства блогеру настроения не испортили и не помешали написать длиннющий опус, практически целый анабазис33
  Анабазис – длительный поход воинских частей по недружественной территории. В переносном смысле – длинный и трудный поход, изобилующий опасностями.


[Закрыть]
, наполненный душераздирающими подробностями и описанием зверств «цепных псов кровавого режима» и страданий самого блогера, почти растерзанного в застенках, но не сломленного. Вся эта «беллетристика» была проиллюстрирована несколькими мутными снимками на камеру смартфона из серии «какой-то лес», «какая-то обочина», «какие-то облака над заваленным горизонтом», среди которых было ровно две относительно достоверные. Первая – селфи блогера на фоне синего дорожного знака «Старопетровск?31», сообщающего количество километров до закрытого на карантин города, поверх которого бойцы Росгвардии немного коряво вывели белой краской: «Стой! Запретная зона». На втором все было видно куда лучше: и знак, и блогера, и даже блокпост примерно в полукилометре позади… Но с этим снимком вышла накладка. На вопрос: «А кто именно сделал такую удачную фотографию тебя, скрытно проникающего в зону карантина?» – пришлось честно ответить, мол, сфотографировали те самые «кровавые псы», что проводили задержание, по его просьбе. В связи с чем как-то не совсем убедительно вышло в плане пыток и страданий… В общем, пару раз фото мелькнуло «на просторах» и исчезло. Осталось только селфи. Но вот беда, из-за излишней упитанности блогера в кадр, кроме его жирной рожи, влезла только небольшая часть дорожного знака, та, на которой было белой краской от руки написано слово «зона» и цифра «31». Оттуда, видимо по аналогии с американцами, и пошло в народ название «Зона?31». Нет, ну а что? У них «Area?51»44
  «Area?51» – «Зона?51», база Военно-воздушных сил армии США в штате Невада. Официально там ведется разработка экспериментальных видов вооружения, но народная молва упорно утверждает, что в «Зоне?51» ведутся исследования обломков НЛО, попавших в руки американского правительства.


[Закрыть]
есть, а мы чем хуже? Сначала новое название расползлось по Интернету, а потом незаметно проникло и в выпуски новостей, и в газеты, а чуть позже – и в официальные документы…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное