Борис Долинго.

Круглые грани Земли

(страница 8 из 39)

скачать книгу бесплатно

– Прямо на хер и налить? – подмигнул Лис.

Фахрутдинов мгновение смотрел на Лиса, на лице его тоже появилась кривая усмешка.

– Ладно уж, поухаживаю за тобой, – вздохнул Лис, снова вставая с дивана.

Фахрутдинов залпом выпил налитое виски и попросил ещё. Лис не возражал: алкоголь нисколько не снижал действие «препарата правды», даже наоборот.

Сам он и Монра с удовольствием припали к холодному джину с тоником, поскольку день был очень жарким в прямом и переносном смысле. Лис сделал себе и Монре по второй порции, и посмотрел на часы – давно пора начинать задавать вопросы.

Результаты допроса их в достаточной степени разочаровали: они смогли продвинуться вперёд не намного дальше, чем после беседы с охранником Смирновым.

Босс Фахрутдинова Михаил Петрович оставался и для своего подчинённого во многом тайной за семью печатями. Рассказ Фахрутдинова изобиловал многими второстепенными терминами, непонятными Лису, но он не отвлекался на уточнение их значения, отметив про себя, что при первой возможности нужно будет как-то существенно обновить багаж знаний о земном мире.

Лису удалось выяснить следующее. Шесть лет тому назад Фахрутдинов, тогда сотрудник Свердловского Горного института, промышлял продажей дешёвой контрабандной европейской водки, которую покупал в Москве у оптовиков и грузовиком гнал в Екатеринбург. Дело давало неплохой «навар», но слишком со многими приходилось делиться.

Однажды в Москве Фахрутдинова крупно «кинули» – едва жив остался и еле наскрёб денег на обратный билет. В аэропорту он случайно познакомился с человеком, представившимся как Михаил Петрович и тоже по счастливой случайности летевшим в Екатеринбург. Выслушав сетования Фахрутдинова, Михаил Петрович предложил поработать на него за хорошую плату.

Фахрутдинов, которому грозила скорая встреча с кредиторами, согласился и не пожалел, хотя временами приходилось выполнять и грязную работу. Правда, сетовать было грех, собственно «мокрые» дела случались крайне редко, а оплата и получаемые блага оказались настолько высокими, что Фахрутдинов и не помышлял задавать лишние вопросы Михаилу Петровичу, с которым после встречи в аэропорту за все эти годы он виделся «живьём» всего-то несколько раз.

По заданию Михаила Петровича была открыта фирма «Магна», которая для прикрытия в небольших объёмах занималась торговлей компьютерной техникой. Фахрутдинов официально числился президентом фирмы, но торговые дела вёл наёмный исполнительный директор. В обязанности Марата Валерьевича и людей, числившихся как охранники фирмы, входило постоянное ожидание вызова от Михаила Петровича и выполнение любого приказа. Из слов Фахрутдинова следовало, что самыми неприятными за это время были три дела, и все сводились к устранению определённых персон. Что удивило Лиса, люди эти – какие-то политики и бизнесмены – вряд ли являлись Творцами, как он сначала подозревал. Однако вполне возможно, Фахрутдинов просто не знал, кем эти личности были на самом деле.

Во всяком случае, сам термин «Творцы» Фахрутдинов, без сомнения, слышал впервые.

Поскольку какие-либо приказы вообще поступали редко, работа Фахрутдинова состояла, как правило и в основном, изв довольно приятного проведения времени и периодических проверках работы исполнительного директора фирмы: видимость официальной деятельности следовало поддерживать, это тоже был приказ.

Ни разу за все годы Фахрутдинова не тревожили правоохранительные органы. Один раз случилась небольшая проблема с налоговой инспекцией, но там всё решила солидная взятка, и последующие регулярные подношения сделали взаимоотношения с налоговиками не более, чем формальностью. «Крышей» фирмы, чтобы не тревожили бандиты, была милиция.

Как показалось Лису из очень общих слов Фахрутдинова, в настоящий момент государственные учреждения России, будь то МВД или ГНИ, коррумпированы абсолютно. Хотя подобные слухи были не новы и во времена его «постоянной» жизни в земном мире, судя по рассказу Марата Валерьевича, сейчас в госаппарате эти процессы приняли поистине грандиозные масштабы сверху донизу и практически явно и открыто.

Коттедж, в котором они сейчас находились, естественно, приобретался и достраивался на деньги Михаила Петровича. Семья Фахрутдинова сюда не показывалась: таков был приказ босса, и жена с детьми даже не знали о существовании данной резиденции. Ещё до знакомства с Михаилом Петровичем Фахрутдинов владел домом на озере Балтым, и его семейство летом обитало там. На всякий случай Лис запомнил адреса городской квартиры и дачи Фахрутдинова.

В этот раз Фахрутдинов получил описание Лиса и Монры и приказ задержать указанных людей в районе Сысерти. Как указал Михаил Петрович, парочка могла оказаться на дороге (район был указан именно тот, где все трое и вышли на тракт), или же, возможно, в Сысерти.

Проездив по тракту, люди Фахрутдинова никого не нашли, и повернули в Сысерть прочесать улицы. Лис понял, что на шоссе они разминулись с троицей в белой «Тойоте» совсем чуть-чуть.

Про вертолёт Фархрутдинов не знал ничего. Из этого следовало, что его босс либо хотел использовать несколько каналов для уничтожения проникшего на Землю отряда, либо… В общем, это пока оставалось неясно.

Нет-нет, стоп, в который раз оборвал сам себя Лис, с вертолётом как-то совершенно не вяжется! Люди из вертолёта были сотрудниками милиции и упоминали о «трёх преступниках», а у Фахрутдинова имелся конкретный приказ взять двоих – мужчину и женщину. Получается, что он не знал, что нас трое? Но это вообще уже ни с чем не согласуется!..

– Значит, вам ничего не говорили насчёт нашего друга? – ещё раз уточнил Лис.

– Я же говорю: нам приказали отловить мужчину и женщину, – Фахрутдинов кивнул на Монру. – Ни о ком третьем и речи не было!

Лис взял стакан, налили в этот раз немного виски и залпом выпил, после чего посмотрел на Монру. По озадаченному взгляду, которым та ответила, он понял, что и подруга теряется в догадках. Пока информация, накопленная ими на Земле, совершенно не ложилась в чёткую схему, а отсутствие таковой не позволяло планировать дальнейшие действия.

Тем не менее, два момента очевидны: необходимо выяснять, что произошло с Терпом, и какое к этому имеет отношение босс Фахрутдинова. Для связи со своим боссом Фахрутдинову служили только три телефонных номера. Если пресловутого Михаила Петровича не удастся вызвать на переговоры, то задача сильно усложнится.

Фахрутдинов снова попросил выпить. Задумчиво глядя на льющуюся в бокал жидкость, он невесело усмехнулся, уже слегка захмелев.

– Удивительная, блин, штука, – сказал Марат Валерьевич, держа бокал скованными руками. – Я вроде бы себя прекрасно контролирую, но, это же абзац просто: я не могу вам соврать. Понимаю, что говорю вещи, за которые мне шеф голову снимет и яйца отрежет – и не могу не рассказать! Это абзац какой-то… – снова повторил он, сокрушенно качая пока ещё не снятой головой.

Лис скривил губы:

– Снова ты, Марик, материться начал. Но ты уж прости нас. Боссу расскажешь о том, что реально произошло – можешь смело приврать про своё героическое сопротивление. Надеюсь, он поймёт, что иначе ты не мог. Кроме того, хочу тебя попросить передать ему просьбу: ответить на наш звонок и поговорить с нами. Телефоны его мы теперь знаем, и сами ему позвоним. А твоя задача предварительно попросить, чтобы нас выслушал, это и тебе будет на пользу, поскольку, надеюсь, тогда он лучше поймёт, что ты сделал всё, что мог. Когда ты с ним свяжешься часов эдак…, – Лис прикинул, сколько проспит Фахрутдинов после инъекции снотворного, – через семь-восемь, то и передашь мою просьбу. Идёт?

Фахрутдинов удручённо пожал плечами:

– Что мне остаётся?

– Верно, – согласился Лис, – поэтому так и сделай. А я перед тем, как звонить твоему шефу, позвоню тебе. Давай вообще сделаем так: ты, якобы, телефонов нам не давал, а связь будет через тебя. Ты будешь в лучшем свете выглядеть – видишь, как я о тебе забочусь.

Им нужна была машина, поскольку ловить попутку Лис уже опасался: вдруг босс Фахрутдинова успеет понять, что у его слуги что-то не так, раньше, чем они уберутся подальше? Брать же машину Фахрутдинова ему представлялось опасно, поскольку погореть можно при любой проверке на посту ГАИ.

Однако эта проблема разрешилась неожиданно просто. Вспомнив, что просматривая документы людей Фахрутдинова, он видел у каждого очень странные бланки доверенностей, где без всякого нотариального заверения говорилось о том, что господин Фахрутдинов Марат Валерьевич доверяет управление принадлежащим ему автомобилем «Тойота Карина-Е», государственный номер такой-то, господину такому-то, являющемуся сотрудником фирмы «Магна», Лис задал хозяину коттеджа несколько вопросов. Выяснилось, что выдача подобной доверенности теперь не требовала нотариального оформления, и владелец автомобиля мог выписать её сам на стандартном бланке любому лицу, указав все необходимые данные.

В гараже коттеджа стояли ещё две машины – джип «Гранд-Чероки» и ВАЗ-2109. Лису очень хотелось покататься на джипе, но, понимая, что простая «девятка», естественно меньше привлекает внимание гаишников, чем иномарки, Лис выбрал отечественную машину. Тем более, Фахрутдинов не жаловался на вазовскую малолитражку: машинка по его словам попалась на редкость удачная и не капризничала.

Поскольку его старые права на управление автомобилем были пока также действительны, Лис тут же заставил хозяина найти чистый бланк доверенности. Лис самостоятельно заполнил все строки и дал Фахрутдинову поставить подпись, закрыв часть листка со своим именем и данными водительского удостоверения.

Закончив составлять бумагу, Лис улыбнулся и развёл руками:

– Ну, Марик, давай прощаться!

В глазах Фахрутдинова мелькнул испуг.

– Нет-нет, – поспешно успокоил его Лис, – не бойся! Ты просто поспишь часиков восемь, убивать тебя мы и не помышляем, ты нам нужен. Положим вон там на кроватку рядом с Маринкой. Очухаешься – трахнешь её разок снова – в стрессовых ситуациях очень помогает!

– Издеваешься! – проворчал Фахрутдинов.

– Да ну, что ты! – сказал Лис, и, обернувшись на Монру, которая разглядывала двор коттеджа через окно, доверительно подмигнул: – Девка у тебя ничего, классная секретарша!

Глава 6

– Ну, и что же теперь? – спросила Монра.

Лис отвернулся от раскрытого настежь окна и, покачиваясь на носках, несколько секунд смотрел на Монру. Та, совершенно голая, сидела на диване и потягивала из стакана ледяной яблочный сок.

День только начинался, но термометр, укреплённый на сливе подоконника, показывал плюс двадцать два в тени. В довершение всего, как и предполагал Лис, городской воздух даже уже утром густо насытился вонью сгоревшего бензина и солярки. Если бы не почти постоянный ветерок, дышать было совсем невозможно.

Шёл второй день, как Лис и Монра приехали в Екатеринбург. Покинув Сысерть, Лис, не дожидаясь возникновения новых нештатных ситуаций, свернул в знакомый карьер для того, чтобы с помощью походного набора изменить внешность. Монра стала брюнеткой, а Лис, наоборот, довольно светлым шатеном. Кроме того, они несколько изменили черты лица, создав хоть какие-то затруднения для опознания. Поскольку у них благодаря предусмотрительности Терпа имелись заранее заготовленные бланки паспортов и водительских прав, с различными вариантами фотографий, проблем с документами не должно было возникнуть.

До города они добрались без приключений, хотя на самом въезде в Арамиль, фактически пригород Екатеринбурга, наткнулись на усиленный пост ГАИ – три автомобиля и восемь человек, все в бронежилетах и с автоматами. В одной машине Лис заметил торчащую на заднем сидении трубу – лёгкий гранатомёт. У обочины уже стояло два легковых автомобиля, которые проверяли милиционеры.

Лис испугался облавы, направленной конкретно на них, но деться было некуда, и они остановились. Опасаясь обыска он и Монра переложили лучемёты-авторучки подобнее.

После предъявления документов первым делом милиционеры потребовали открыть багажник, но дальнейшие опасения оказались напрасными – личные вещи обыскивать не стали. Изучив права Лиса и документы на автомобиль, стражи порядка остались удовлетворены, и вежливо пожелали счастливо пути, порекомендовав никого не подсаживать на дороге.

Лис небрежно поинтересовался, что случилось. Молодой сержант, возвращавший Лису права и техпаспорт с доверенностью, бросил взгляд на стоявшего в сторонке капитана, и сказал вполголоса:

– Да бандиты тут где-то могут ошиваться, то ли два, то ли три мужика и женщина. Кассу взяли, и на птицефабрике в Кашино два трупа. Увидите подозрительных на дороге – сразу сообщайте нашим сотрудникам.

– Сволочи! – совершенно искренне выругался Лис и добавил: – Спасибо за предупреждение!

– Знаешь, – сообщил он Монре, – я практически уверен, что на самом деле ищут каких-то бандитов. Тогда получается, вертолёт искал их, а не нас, и мы зря убили четверых людей.

Монра покачала головой:

– Говори прямо: их убила я! Ведь это я сбила вертолёт, и последнего добила я. Но даже если случилось такое совпадение, и искали не нас, то в тот-то момент именно нас пытались задержать! Что бы они сделали, если бы нас взяли, обыскали и увидели наше снаряжение? Отпустили бы с миром? Сам понимаешь – нет!

– Чёрт его знает, конечно… Ну ладно, сейчас самое главное, что мы пока на свободе, нас никто не преследует, и должны выручать Терпа. Знаешь, я подумал вот о чём: хоть мы успешно проехали этот пост, полагаю, нам лучше избавиться от данной машины – вдруг Фахрутдинова знают, кто-то увидит в машине посторонних, или в коттедже очухаются раньше и заявят, что автомобиль угнали? И хотя у нас есть пока достаточно времени, пока они там проснутся, думаю, лучше избавиться от машины поскорее. Надо будет оставить её где-нибудь у самого города.

Хорошее место для осуществления задуманного подвернулось, когда Лис проезжал мимо аэропорта.

Зарулив на стоянку перед главным зданием, он припарковал «девятку», сунул техпаспорт и ключи под резиновый коврик на полу за водительским сиденьем и запер машину через задние двери, опустив кнопки на предварительно закрытых передних.

Они с Монрой прошли через сам аэровокзал, чтобы возможному случайному или неслучайному наблюдателю не показалось странным, что люди, приехав на машине, покидают её и сразу направляются к стоянке такси.

Внутри здания аэропорта Лис слегка обалдел, увидев надписи о вылете рейсов на Кипр, в Гамбург, Будапешт и в какие-то Хургаду и Анталию. Он даже не знал, что такое Анталия и Хургада, и где такие места находятся. Бросалось в глаза, что в аэропорту много, но не битком народа – а вот в начале восьмидесятых годов в летнее время здесь кишели толпы, яблоку было негде упасть. Да и вообще невозможно было и помыслить о том, что подобные рейсы в те времена могли улетать за границу отсюда, из так называемого «закрытого» города. Но Лис обалдел уже лишь слегка: он начинал воспринимать все перемены, как нечто вполне естественное.

В целом, если не считать огромного выбора разных напитков и сластей в киосках, обилия рекламных щитов и входных дверей, приводимых в движение фотоэлементами, здание по сравнению с тем как его помнил Лис, перестроили незначительно.

Они прошли через холл и снова вышли на площадь через другой выход, располагавшийся ближе к стоянке такси, где, впрочем, полно имелось и частников, промышляющих извозом. Лис несколько секунд разглядывал лица водителей, все как один, смотревших в сторону, откуда должны подойти пассажиры очередного прибывшего рейса. Выбрав мужика, выражение лица которого показалось ему приятнее других, он сторговался с ним отвезти их в город.

По пути Лис завёл разговор о гостиницах, изображая приезжего, не очень хорошо знакомого со столицей Урала: когда-то бывал, но уже многое забыл.

Выяснилось, что гостиниц в Екатеринбурге принципиально больше не стало, но появилось несколько очень дорогих. Правда, все эти гостиницы были сравнительно небольшими, так что любой проживающий оказывался там, как говорится, на виду.

– А вы надолго сюда? – поинтересовался водитель.

– На неделю, на две, – пожал плечами Лис, импровизируя на ходу, – как получится: надо поработать в местном музее. Может, даже, и задержимся.

– Археологи! – почему-то сделал вывод водитель, и Лис не стал возражать. – Ну, а если недели на две, тогда вам проще, может быть, квартиру снять. Точно дешевле выйдет, чем в гостинице. Щас же в гостиницах дерут – будь здоров, самый паршивый номер без душа рублей триста-четыреста в сутки, а квартиру можно подобрать вполне приличную, с нормальной мебелью. Газеты посмотрите – найдёте что-нибудь, да и у вокзала есть бюро.

– В каких у вас газетах такое печатают? – осведомился Лис.

– Ну, в этих – «Из рук в руки», «Быстрый Курьер», «Двойной экспресс», есть и специальные, где про жильё пишут. В киоске продавец подскажет.

Лис поблагодарил и попросил высадить их в районе площадь 1905-го года.

Вот здесь было сильно заметно, насколько изменилась жизнь в городе: вокруг везде кипела торговля, казалось, продают все и всё. Вокруг раскинулось море рекламы – как неподвижной, так и каких-то вращающихся кубов и даже светящее огромное табло. Вся обочина площади со стороны имевшегося тут сквера, а также большая часть выложенного брусчаткой открытого пространства за сохранившейся трибуной с памятником Ленину была заставлена автомобилями.

Лис с интересом вглядывался в лица, мелькавшие в толпе. По сравнению с временами пятнадцатилетней давности народ в массе был одет значительно лучше и разнообразнее, встречалось гораздо больше разноцветной одежды самого различного стиля и очень часто даже красивой.

Однако здесь, в самом центре города, он заметил стайки каких-то грязноватых ребятишек, воровато шнырявших среди ларьков и прохожих, а также увидел несколько великовозрастных оборванцев разного пола, когда-то называвшихся бомжами, высматривающих по газонам и урнам пустые бутылки и длинные окурски. Встретить их в таком количестве за столь короткий промежуток времени в годы «развитого социализма» на центральной площади города было просто невозможно. Как правило, всех бродяг тогда насильственно свозили в ЛТП, так называемые лечебно-трудовые профилактории. Лис всегда считал, что подобные действия не демократичны, но, с другой стороны, нормальный гражданин оставался как-то ограждён от возможности оказаться рядом с грязным, вшивым, пропахшим мочой «братом по разуму».

Бросились Лису в глаза и личности совершенно иного типа – как правило, крепкие молодые и не очень, мужчины, все, как правило, коротко стриженные, почти все плотненькие и сытенькие. Все, как на подбор со странными сумочками в руках: то ли очень миниатюрные портфельчики, то ли гипертрофированные кошельки. Сумочки носились либо подмышками, либо на кожаных ремешках, надетых на запястье, либо за портфельную ручку. Почти у всех этих мужчин обязательным атрибутом служили толстые золотые цепи на шее и перстни на пальцах, которые во времена Лиса очень любили официанты, работники пивных ларьков и жулики разных мастей. Возможно, что сейчас в большинстве своём это были как раз жулики, поскольку Лис просто не мог представить необходимости в таком количестве официантов и даже «пивников». Люди эти высаживались, как правило, из хороших автомобилей и уверенной деловой походкой куда-то направлялись, глядя, казалось, сквозь всех, идущих им навстречу.

Они почему-то не понравились Лису. У всех, даже очень разных на физиономии и одетых иной раз абсолютно по-разному, имелось нечто, роднящее их друг с другом, как цыплят из инкубатора. Возможно, подобное впечатление создавал одинаковый стиль стрижки, но, самое главное, конечно, взгляд – жёсткий, оценивающий и самоуверенный.

Кроме того, Лис заметил группки молодых людей, топчущихся у всех центральных промтоварных магазинов и через каждые несколько секунд повторяющих в пространство, как заведённые: «Золото, доллары, сотовые телефоны покупаю, дорого!» Ясно было, как божий день, что данные молодцы – скупщики валюты и краденого. Тайной, покрытой мраком, осталось то, почему их не брали на месте.

Если бы ситуация сейчас оказалась иной, Лис с удовольствием потратил бы пару часов и, несмотря на бензиновую вонь, погулял по центру родного когда-то города, вспоминая былое, оценивая перемены и сравнивая. Но требовалось поскорее найти место для ночлега, поскольку в большом современном городе не рекомендовалось спать на улице даже в тёплую погоду. А дальше необходимо выяснять, что случилось с Терпом.

Лис нашёл газетный киоск и приобрёл все рекомендованные газеты. Они прошли в сквер возле школы № 9, судя по всему, школой и оставшейся, и присев на свободную лавку, начали изучать варианты. Лис выбрал несколько подходящих объявлений, и тут же начал звонить по пока работавшему трофейному сотовому телефону.

Вызвонив кое-какие варианты, они поймали машину и поехали смотреть первую подобранную квартиру. Оказалось, что Лис ещё неплохо помнит названия местных улиц, это сильно помогало, поскольку он не хотел даже совершенно случайным людям, водителям подвозивших их машин, называть конкретные адреса. Каждый раз Лис отпускал машину за пару кварталов до нужного места, и дальше они шли пешком, хотя Монра жаловалась на жару и неприятные запахи.

Основная проблема состояла в том, что в большинстве случаев, несмотря на объявления о помесячной оплате в газете, владельцы хотели сдать квартиру на довольно длительный период времени и, соответственно, получить гонорар или существенную его часть вперёд. Очень часто указанные телефоны и адреса оказывались агентствами по сдаче жилья внаём, а общение с таковыми затягивало процесс.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное