Борис Долинго.

Беглец поневоле

(страница 8 из 42)

скачать книгу бесплатно

Толпа радостно загудела, кто-то даже подобострастно заорал: «Слава великим серым воинам!», но в массе особых приветствий не выкрикивалось. Над площадью просто пронесся вздох облегчения.

Шаровики собрались в тесную группу и, держа оружие наготове, направились к центру города, жрец ушёл с ними. На Лиса никто больше не обращал внимания.

Он медленно сошёл с постамента и, присев на нижней ступеньке, задумался. Он остался практически безоружным, не считая парализующего браслета и короткого аркадийского меча. У него, правда, были с собой драгоценные камни, на которые можно купить много чего из снаряжения, нанять или даже купить судно в порту, но он остался без трофейных лучемётов. Браслет хорош как оружие внезапного ближнего боя, но тягаться с лучемётами не мог. Кроме того, в сумке Лиса в Доме Тарлана остались кое-какие мелочи, весьма нужные в сложившейся ситуации.

Лис посмотрел на солнечные часы в центре площади. До условленной встречи с Гаруном оставалось ещё много времени. Хотя теперь Лис не знал, как ему поступить: подниматься на борт ильмирского судна и оказываться одному против семнадцати человек команды ему не хотелось, но в любом случае требовалось как можно скорее следовать в сторону Проклятого леса. Там находилась ближайшая известная ему точка перехода, если не считать бывшей рядом со стойбищем вишту. Самое главное, туда же отправились бежавшие Творцы, а он не хотел терять с ними контакта. Ведь только они могли ответить на те вопросы, которые накопились у него за все эти годы.

Но сейчас следовало, прежде всего, осмотреть дом Тарлана. Отряд шаровиков уже скрылся из виду, и Лис побрёл за ними вслед по той же улице, поскольку дорога от портовой площади к центру города пролегала как раз мимо дома контрабандиста.

Весть о том, что чужестранцы собираются покинуть Омакс, ещё не начала распространяться, и на улицах по-прежнему было довольно пустынно, хотя людей уже попадалось больше, чем утром.

Ворота во двор Тарлана, равно как и двери дома, оказались срезанными лучемётами. Кое-где тлели деревянные части строения, обложенные камнем или обмазанные глиной, хотя явного пожара не разгорелось. На террасе дома Лис обнаружил самого хозяина – Тарлан мёртвой рукой сжимал меч. Лучемёт опалил ему лицо и вспорол грудь, тошнотворно пахло горелым мясом. Лис посмотрел на мёртвого контрабандиста и вздохнул.

– Прости дружище, – пробормотал он. – Я мог бы компенсировать тебе разрушенный дом, но, увы, не жизнь. Спасибо, ты остался верен до конца.

Пока на месте погрома было пустынно, но в любой момент мог появиться кто-нибудь из соседей, просто любопытных прохожих, а то и вновь нагрянуть шаровики – так, на всякий случай. Лис, правда, считал это маловероятным, так как они должны сейчас лихорадочно готовиться к погоне.

Лис осмотрел дом. Он нашёл труп Димокла, которого зарубили мечом – очевидно Тарлан успел расправиться с предателем. В большой комнате наверху лежал труп мужчины с явным поражением в лицо из лучемёта.

Труп был почти раздетым. Лис догадался, что это, видимо, и есть шаровик, подстреленный Творцами. Вероятно его разум переписали в тело одного из городских солдат.

У входа в подвал смрад горелого мяса достигал тошнотворной силы – здесь лежали три трупа местных воинов в разрезанных латах. У выхода из потайной комнаты, где Лис впервые увидел Творцов, лежал еще один сильно обожжённый труп – глаза выглядели как печёные куриные яйца. С большим трудом Лис опознал Васака.

– Жаль, – сказал он, сдерживая рвоту от отвратительного вида и запаха гари. – Этот, похоже, был самым спокойным и рассудительным.

Однако он поймал себя на том, что почувствовал удовлетворение, что это всё-таки не Монра. Увидеть такую красавица обезображенной было бы для него совсем печально.

В подвале Лис понял, как выбрались Творцы: у Тарлана, как и у многих контрабандистов всегда имелся второй выход. Из подвала шёл лаз, открывавшийся с задней стороны дома у конюшни, что дало возможность беглецам ускользнуть, когда шаровиков задержала необходимость спасения личности собрата из умирающего тела.

Лису повезло – в подвале, где они сидели за столом, он нашел свою сумку. Она имела неказистый местный вид, и шаровики при недостатке света просто не обратили на неё внимания. Кроме того, в углу под скамьей Лис обнаружил маленький лучемет, судя по всему, отлетевший туда в суматохе и тоже не замеченный никем в темноте. Это была настоящая удача, хотя магазин, судя по индикатору, оказался почти пуст: заряда оставалось не более чем на один-два хороших выстрела, не больше.

Лис также нашёл одежду, которую снял, маскируясь под купца из Аркадии. Она была более удобной, чем то, что было на нём сейчас, и он переоделся. В комнате, где Тарлан хранил оружие, Лис взял хороший лук и два колчана стрел. Короткий аркадийский меч он сменил на более длинный местный. С ним остались и его метательные ножи. Грим с лица землянин пока удалять не стал.

Лис взял один из мешков с припасами, брошенный Тарланом, обвязав его верёвкой, и получилось нечто вроде объёмистого солдатского вещмешка.

Остановившись на террасе, он ещё раз посмотрел на мёртвого Тарлана. Следовало бы организовать похороны по местным обычаям, но времени не было, а Тарлану, как не крути, уже всё равно.

Так никем и не замеченный, Лис вышел на улицу и направился в сторону порта.

Он прошёл уже почти половину пути, как вдруг ему в голову пришла на первый взгляд совершенно безумная идея. Она по-своему была гораздо более дерзкая и безумная даже чем выходка с чапи, но если бы это сработало, он получил бы возможность находиться рядом с шаровиками, преследовавшими беглецов. В нужный момент можно было бы, что называется, ударить преследователям в тыл, откуда никто из них не ожидает нападения. Однако имелась существенная трудность: его видели в нынешнем гриме, по крайней мере, двое шаровиков. В этом был, правда, также и положительный момент – железное подтверждение, что его не узнали.

Его первоначальный план отправиться по реке вместе с ильмирцем по сути своей был не менее опасным, поскольку весьма вероятно, Гарун мог решить удовлетвориться драгоценностями, которые уже видел, вместо того, чтобы рисковать своей шкурой в Проклятом лесу. Лис пожалел, что показал Гаруну все камни, но в тот момент это являлось частью плана, поскольку он рассчитывал отправиться с Гаруном не один.

Предполагая путешествовать на чужом судне в одиночку, он, конечно, никогда не дал увидеть все имевшиеся у него драгоценности. Но Лис хорошо знал ильмирцев и понимал, что и один камень, выданный в качестве задатка, способен возбудить подозрения купца-разбойника о наличии ещё некоторого их количества, и, таким образом, поставить жизнь клиента под угрозу.

Лис вернулся к дому Тарлана, где по-прежнему было пустынно, и, расположившись внутри, сильно изменил грим – средства, требовавшиеся для этого, лежали в его сумке. Он укоротил бороду, добавил усы, перекрасив волосы в рыжий цвет, добавил контактные фильтры, сделавшие его зеленовато-серые глаза тёмно-карими. Он также изменил форму носа, введя под кожу специальный препарат, создавший горбинку – в нужный момент это вещество легко удалялось с помощью специального безвредного растворителя.

Лис всегда имел этот походный набор при себе, обновляя содержимое во время визитов во Дворец. Когда-то в одном из помещений Дворца он нашёл целую мастерскую, содержащую средства для нанесения грима, о которых на Земле могли только мечтать, настолько они были удобны и эффективны. Лис мог лишь догадываться о причине, зачем хозяин Дворца имел такую мастерскую. Однако для него это оказалось чрезвычайно полезно во время странствий по граням.

Оглядев себя в серебряном зеркале, он признал результаты более чем удовлетворительными. В конце концов, шаровики всё же не были людьми, и Лис полагал, что они должны воспринимать окружающее несколько иначе, и им ещё сложнее, чем людям распознавать за гримом одного и того же человека.

На сей раз, выйдя из разгромленного дома контрабандиста, Лис направился в сторону, противоположную порту. На улицах стремительно прибывало народу, и большинство двигалось в сторону центральной площади. Прислушиваясь к разговорам, Лис удивился, насколько быстро распространялись новости в обществе, лишенном настоящих средств массовой информации.

Горожане уже обсуждали вести о том, что чужестранцы собираются покинуть город, так как добыча от них ускользнула, что, как говорят, Благородный Лис сумел вывернутся из лап преследователей и бежать. Ну, в общем-то, на то его Лисом и прозвали. Что бы там не говорили о странном приказе геронта Олеандра, всё-таки Лис – человек неплохой, и даже хорошо, что серые дьяволы не смогли его пока поймать.

Лис усмехнулся и порадовался достаточно высокой собственной репутации в Омаксе: большинство высказываний были весьма благожелательными, особенно теперь, когда стало ясно, что чужестранцы уберутся отсюда.

На агоре, куда он пришёл, толпилось много народа. С высокой колоннады городского Совета жрец переводил публике слова геронта Олеандра, стоявшего рядом с ним в серых доспехах, накинув, для создания «официального» антуража плащ главы города.

Объявляли о наборе добровольцев в отряд, который будет вместе с шаровиками преследовать беглецов. Охотников даже при условии высокой обещанной награды, нашлось не так много, как ожидал Лис: горожане и солдаты опасались чужестранцев и всего сверхъестественного, связанного с ними. Несмотря на то, что сам геронт готовился возглавить преследование, к ступеням лестницы Совета вышло всего чуть больше двадцати человек.

Пробежав по ним глазами, Лис сделал заключение, что большинство – отпетые головорезы, уже не страшившиеся ни бога, ни чёрта. Он вздохнул, мысленно перекрестился, вышёл к колоннаде и встал в шеренгу добровольцев.

Простоять пришлось ещё около получаса. Попеременно разглядывая стоящих в шеренге и шаровиков на вершине лестницы, Лис подумал, что что-то часто стал стоять в очередях.

За это время из толпы вышло ещё человек десять. Наконец шаровики удовлетворились числом кандидатов и занялись выбором наиболее подходящего материала.

Кое-кого забраковали, но Лис, естественно, оказался в числе отобранных.

Всего шаровики выбрали восемнадцать человек. В основном, кроме Лиса и ещё двоих, все были воинами из городских отрядов.

Подготовка к выступлению заняла всего два часа – собрали свежих лошадей, подготовили оружие и снаряжение воинам. Лис получил местные доспехи, состоявшие из панциря, защищавшего торс, налокотников, наголенников, шлема и щита. Оружие включало характерные мечи, выкованные мастерами города, двухметровые копья и луки. Те, кто хотел взять ещё какое-то оружие, его взяли – шаровики не запрещали.

За всё время сборов Лис стал свидетелем того, как шаровика, называвшегося Таруусом переписали в новое тело. Одного из подобранных воинов увели в здание городского совета вместе с Таруусом, и минут через двадцать все увидели его уже в серых доспехах. Лис отметил про себя то удивление и благоговейный страх, которое вызвало для знавших воина товарищей его превращение в компаньона чужестранцев: люди просто не могли себе этого объяснить.

– Я вам говорю, что они дьяволы и селят в телах людей дьяволов, – зло сказал один из добровольцев, седлавший лошадь рядом с Лисом.

Лис не удержался и насмешливо спросил его:

– А не боишься отправляться в поход со слугами дьяволов?

Воин угрюмо посмотрел на Лиса и ответил:

– За назначенную плату я готов служить кому угодно. А кто боится, мы ещё посмотрим!

У шаровиков, как заметил Лис, похоже, отсутствовало жесткое единоличное руководство. Глядя на них, казалось, что все руководят каждым, а каждый – всеми. Это производило несколько странное впечатление, и, пожалуй, могло служить единственным, что отличало шаровиков от людей, но заметить такую особенность можно было, судя по всему, только если наблюдать достаточное количество этих тварей, собравшихся вместе. Для придания законности отдаваемым прикаам шаровики выставляли перед горожанами своего товарища в теле геронта Олеандра, но между собой все держались как бы на равных и вносили предложения, которые почти всегда принимались, ввиду достаточной даже на первый взгляд разумности и целесообразности. Очевидно, это было связано с весьма рациональным мышлением шаровиков. Как ни крути, а они всё же являлись образцом нечеловеческого разума, хотя и нашли явное удовольствие от пребывания в бренных телах. Правда, в определённых ситуациях такое могло оказаться и слабой стороной шаровиков.

Во время сборов к шаровикам подлетела птица и села к одному из них на руку. Лис узнал биокибернетический организм из Дворца. Таких птиц там имелось довольно много в одном из хранилищ. Они служили, как он догадывался, для сбора информации и осмотра территорий. Лис никогда не пользовался соколами, как сам назвал эти создания, и сейчас впервые наблюдал квази-птицу в деле.

Киборг мог разговаривать, и сообщил шаровикам, что беглецы следуют вдоль Трапхора, стараясь держаться вблизи лесистой поймы реки. Это подтвердило догадки Лиса о наличии у Творцов информации про точку перехода в заброшенном древнем городе в Проклятом лесу. Лис только недоумевал, почему Творцы стремятся попасть именно туда, так как, зная о направлении преследования, шаровики, оставленные во Дворце, успеют наверняка организовать засаду в ответной точке в самом Дворце.

Наконец отряд выступил в погоню. Беглецы имели почти четырех часовую фору, но шаровиков данный факт, похоже, не очень смущал: как понял из подслушанных разговоров Лис, они ждали прибытия гравилётов. При наличии летательных аппаратов поимка становилась только вопросом времени.

«Да уж, – подумал Лис, – если эти уроды заимеют гравилёты, ситуация осложнится».

Как показали события, ему нетрудно было изображать из себя провидца.

Глава 8

Весь остаток дня отряд двигался лёгкой рысью вдоль границы леса, росшего по берегам Трапхора. Лис заметил, что для определения направления преследования шаровики пользовались своим прибором как компасом. Время от времени прилетали два сокола и докладывали о местонахождении беглецов, которые, судя по всему, не так уж далеко оторвались: погоня чётко шла по следу.

То, что прибор не указывал на присутствие Лиса, лишний раз подтверждало: регистрировался некий сигнал, исходящий лишь от Творцов. Если бы он успел в дом Тарлана из порта раньше шаровиков, вполне вероятно, загадка бы прояснилась!

Теперь Лис практически был уверен, что его шаровики искали только по признакам внешности и по информации о пребывании в племени вишту. Знание же о его движении в сторону Омакса, возможно, являлось следствием поиска соколов-киборгов.

Спускались сумерки, и шаровики приказали остановиться на ночлег. Скорее всего, они имели приборы, позволявшие видеть в темноте, но явно не собирались выдавать их солдатам.

Для лагеря выбрали поляну в глубине лесной полосы вдоль реки. Солдаты развели костры и приступили к трапезе. Многие достали прихваченные с собой бутыли, оплетённые лозой, в которых в Омаксе хранили талик – разновидность крепкой браги. Однако шаровики, увидев начинающуюся пьянку, через жреца запретили солдатам пить спиртное и под угрозой лучемётов заставили вылить всё содержимое сосудов на землю. Многие солдаты были недовольны и ворчали, но подчинились, так как даже эти сорвиголовы боялись серых воинов.

Делая вид, что занят чисткой лошади и ему время от времени требуется вода, Лис несколько раз прошёл рядом с костром, где расположились шаровики и жрец. Этот последний, сидя на корточках, спокойно жевал вяленое мясо, и отрешённо смотрел куда-то перед собой в пространство. Изредка он отвлекался, переводя приказания шаровиков солдатам. Шаровики уже и сами освоили много простых слов и фраз типа «Эй ты, стой!», «Назад!», «Иди сюда!» и тому подобных.

Из обрывков подслушанных разговоров Лис сделал вывод, что беглецы опережают их всего километров на пять-шесть. Шаровики не стали преследовать дичь ночью во многом из соображений безопасности, но самым главным и неприятным явилось известие о прибытии первого отремонтированного гравилёта, ожидавшееся на следующий день.

Лис сел у костра и задумался. Знать бы, что регистрирует прибор шаровиков! Изобрели ли его шаровики сами, или же они воспользовались чем-то, захваченным в одном из миров, принадлежащих Творцам? Сколько у них таких приборов? Если у них нет запасного, а такового Лис не видел, то можно было бы попытаться вывести прибор из строя. Оставались, правда, соколы, но они явно уступали индикатору-пеленгатору по возможностям: Соколы могли не понять, кого видят – прибор же хоть и имел явно ограниченный радиус действия, но указывал направление преследования, тогда как соколы, потеряв дичь из виду, должны были бы затем искать её практически наудачу.

К тому же соколы не подчинялись кому-то конкретно. Ими можно было управлять, заполучив специальное устройство, прозванное Лисом «свисток». Прибор работал строго избирательно, то есть для каждого летающего киборга имелся свой, настроенный только на него. Соколы выполняли приказание того, кто вызывал их в данный момент с помощью «свистка» и отдавал распоряжения на языке Творцов. Это могло сработать на руку Лису, но требовалось, разумеется, завладеть «свистком».

Пеленгатор можно было бы уничтожить выстрелом из лучемёта, однако трудность заключалась в том, что его унесли в палатку, установленную в центре лагеря. Лис не мог видеть, где конкретно аппарат располагается в палатке и, следовательно, не мог точно выстрелить, скажем, ночью, пока шаровики спали. Стрелять же на виду у всех означало самоубийство: Лис вряд ли мог рассчитывать ускользнуть после такой акции, а повторять подвиги типа подвигов Гастелло или Матросова он не имел ни малейшего намерения.

Шаровики приказали выставить ночные посты, и остальные солдаты, кому выпало дежурить позже, начали укладываться спать. В дежурство назначили по пять человек, определив продолжительность каждой смены в один час. Шаровики тоже собирались дежурить по очереди: двое с лучемётами постоянно должны были контролировать наёмников.

Лагерь располагался на холме в перелеске, спускавшемся к реке. Ширина лесистой полосы, тянувшейся вдоль берега Трапхора, в этих местах составляла от силы метров двести-триста. Местами степь, напоминавшая Лису американскую прерию так, как он её себе представлял по немногим фильмам об индейцах, которые доводилось смотреть на Земле, подступала почти к самой реке.

Эта степная зона раскинулась между реками Трапхор и Тикса, протекавшей юго-восточнее. За Тиксой степь широкой полосой, кое-где рассекаемой лесистыми участками, тянулась ещё дальше на юг вдоль Восточных Безвоздушных гор. Эту территорию полностью контролировали индейские племена.

На юге в восьмистах километрах от Тиксы прерия упиралась в густые леса, росшие по берегами полноводной реки Штром, и переходившими в Великие джунгли, расположенные в центральной части этой грани планеты.

В междуречье Трапхора и Тиксы отряды степных индейцев забредали не часто, но их, тем не менее, следовало опасаться, поскольку некоторые отчаянные головы могли бы сунуться сюда в расчёте на скальпы греков, имевшие у индейцев прерий высокую цену.

Кроме того, в степях водились хищники, промышлявшие по ночам. Здесь встречались львы, волки, а иногда из окраин Проклятого леса сюда спускались мерзкие твари, которые как подозревал Лис, были либо синтезированы прежним хозяином Дворца для развлечения, либо доставлены из какой-то иной вселенной. Эти звери напоминали желтовато-серебристого кенгуру, но имели морду, похожую на морду гиены, лишённой пасти. Но им и не требовались зубы: звери могли высасывать кровь жертв с помощью особого полого костного отростка, выпускаемого из подбородка и напоминавшего толстую иглу. Передние лапы в отличие от сравнительно слабых лапок кенгуру были приспособленными для нападения и располагали мощными когтями. Не менее опасными являлись и мощные нижние конечности, позволявшие хищникам передвигался с большой скоростью. Правда, к счастью, визиты этих «зверюшек» были редкостью.

Шаровики вряд ли могли знать такие подробности, но многое им разъяснили жрец и наёмники. С учётом этих возможных опасностей и выставлялись посты.

Лису выпала вторая смена караула. Пройдя ещё раз мимо палатки шарвиков, Лис чуть не подпрыгнул от радости: через окно, занавеску на котором как раз приоткрыли, он заметил, что пеленгатор стоит на небольшом раскладном столике у левой от входа стены палатки. Теперь, коли аппарат никто не передвинет, Лис знал, куда выстрелить, представься такая возможность.

Устроившись на одеяле под сосной, Лис прикидывал, как ему действовать. Шаровики не были слишком беспечными и не полагались целиком на ночное охранение на штыре на крыше палатки они установили систему слежения не позволявшую приблизиться никому из посторонних. А действовать нужно быстро, во что бы то ни стало, ведь если завтра у шаровиков появится гравилёт, на котором они наверняка установят дополнительное вооружение, то противостоять им будет совершенно невозможно. Зная местонахождение беглецов, они легко нагонят их по воздуху и уничтожат. Похоже, что только Лис был нужен шаровикам живым, да и ему они не позволят долго таковым оставаться после того, как узнают всё, что им нужно.

«В общем, или сегодня ночью, или никогда», подумал Лис. Он усмехнулся, вспомнив ленинское выражение, знакомое по курсу истории КПСС: «Сегодня рано, а завтра будет поздно». Смейся, не смейся, а так и есть в данном случае.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное