Борис Деревенский.

Тайны евангельской истории



скачать книгу бесплатно

Э. Теста в дальнейшем «расшифровали» как христианские молитвы и заклинания. Учитывая эту интерпретацию, бенедиктинский монах-археолог Б. Пикснер провел в 1980-е гг. новые раскопки и заявил, что это не еврейская, а иудеохристианская синагога, возникшая между 70 и 132 гг. Вдобавок Б. Пикснер обратил внимание, что синагога эта сориентирована не на северо-восток, т. е. на иерусалимский Храм, а на север. На север от горы Сион располагается традиционное место распятия и погребения Христа. Поэтому Пикснер заключил, что строители синагоги сориентировали ее на Голгофу и гробницу Иисуса и что они действительно были иудеохристианами[12]12
  Bagatti 1982,1 119–136; Pixner 1990.


[Закрыть]
.

Заявления Б. Пикснера имеют прямое отношение к настоящей теме. Если его версия верна, то получается, что иудеохристианам было известно место распятия и погребения Иисуса и что это то самое место, где ныне стоит храм Гроба Господня. Но насколько обоснована эта версия? То, что в Римский период на Сионской горе имелись синагоги, сообщает Бордосский путник, посетивший Иерусалим в 333 г.: «Внутри же Сионских стен указывается место, где стоял дворец Давида. Из семи здесь бывших синагог осталась только одна, на месте же остальных, по словам пророка Исаии, пашут и сеют» (CSEL 39, 22). Об одной из семи сохранившихся здесь синагог говорит и Епифаний Кипрский (О мерах и весах, 14; PG 43,261). Заметим, однако, что Бордосский путник не упоминает о церкви на Сионе. Следовательно, в 333 г. ее еще не было. Византийская церковь Агиос Сион была построена здесь позже, в середине IV в., и, не исключено, на месте еврейской синагоги[13]13
  По всей видимости, Сионская церковь была построена до 348 г., поскольку уже Кирилл Иерусалимский упоминает «церковь Апостолов на Сионе» (Поучения, XVI 4).


[Закрыть]
. Правда, Епифаний Кипрский наряду с синагогой говорит о сохранившейся на Сионе «небольшой церкви Божией, в горнице которой сходились ученики Спасителя (Деян 1:13), после того как Он вознесся с горы Елеонской» (там же), а Бордосский путник указывает на стоящий здесь дом первосвященника Каиафы со столбом, у которого бичевали Христа. Хотя эти указания не совсем согласны друг с другом, можно допустить, что с некоторых пор на Сионской горе существовала христианская святыня. В связи с этим Дж. Мерфи-О’Коннор отмечает: «Опасность и трудность доступа исключают изобретение христианами нового святого места во II веке. И если они, тем не менее, сохраняли это место, то, по-видимому, оно имело важное значение в предыдущем столетии.

В то время это был престижный квартал, и некий богатый последователь Иисуса, возможно, сделал свой дом местом общинных собраний (Деян 2:44–45)»[14]14
  Murphy-O’Connor 1998, 106.


[Закрыть]
.

Заметим, что рассуждение это основано на относительно поздних свидетельствах церковных авторов IV века. Изучая историю раннехристианской (апостольской) Церкви, исследователи, напротив, склоняются к мнению, что иерусалимские христиане I–II вв., испытывавшие периодические гонения, не имели постоянного места собраний[15]15
  Smith 1898, 569; Taylor 1993, 209.


[Закрыть]
. В таком же положении, как мы говорили, находились и другие раннехристианские общины. Христиане собирались большей частью по частным домам, а иудеохристиане еще и в синагогах. Показательно, что Епифаний в 392 г. почти дословно повторил сообщение Бордосского путника, точнее, воспроизвел существовавшую в это время легенду о «семи синагогах» на Сионе. Между тем, как явствует из сочинения Оптата (ок. 370) De Schismate Donatistarum, III 2, в его время синагоги на Сионской горе уже не было (PL 11, 995). Вероятно, ее место заняла византийская церковь. Дж. Мерфи-О’Коннор вообще отрицает существование на участке Сионской церкви еврейской синагоги. Стенная ниша позади кенотафа Давида, принимаемая за место хранения свитков Торы, по его мнению, была неким вместилищем во внешней стене церковной апсиды[16]16
  Murphy-O’Connor 1998, 106.


[Закрыть]
. Дж. Тейлор считает, что Б. Багатти и Б. Пикснер неправомерно объединили две разные традиции (или легенды): традицию «семи синагог» и традицию «церкви Божией» на горе Сион[17]17
  Taylor 1993,212.


[Закрыть]
. Но даже если на месте Сионской церкви все же стояла синагога, добавим мы, нет веских причин считать ее иудеохристианской. То, что синагогальная ниша ориентирована не строго на Храмовую гору (как у некоторых других синагог того времени) еще не служит верным показателем того, что строителями были не ортодоксальные евреи. Интерпретация обнаруженных здесь греческих надписей и граффити как христианских достаточно произвольна. При ближайшем изучении вещей францисканская гипотеза рассыпается как карточный домик. Вместе с ней рушится версия Б. Пикснера об известности в доникейском Иерусалиме места распятия и погребения Христа.

Миф о иудеохристианском происхождении церковных святынь породил множество причудливых гипотез и предположений. Действительность же совершенно иная. Не установлено вообще наличие в Палестине до IV в. достаточно организованной иудео-христианской общины. Правда, христианские источники сообщают о крещеных евреях, проживавших в разных местах Палестины, но эти сведения настолько скудны и отрывочны, что не позволяют говорить о иудеохристианской общине или общинах. Самих христиан в тогдашней Палестине было очень немного. В сочинении «О Палестинских мучениках» Евсевий Кесарийский рассказывает о кончине более чем 44 палестинских христиан доникейской эпохи, но ни один из них не принадлежал Иерусалимской общине. Большинство этих мучеников проживало в Кесарии Палестинской, а также в других палестинских городах: Гадаре, Элевтерополе (Бейт Гуврине), Аскалоне, Ямнии и Газе. То, что Евсевий не нашел ни одного иерусалимского мученика, весьма показательно. Видимо, христианская община в Иерусалиме не могла похвастаться своими героями, а точнее – своей величиной[18]18
  Б. Багатти (Bagatti 1982,1121 -22) приводит полный список палестинских мучеников I–IV вв., где указаны имена 58 лиц (не считая анонимных мучеников), из которых в Иерусалиме пострадали только первые пять: сам Иисус, Стефан, два Иакова и Симеон. При этом о кончине первых четверых говорится в Новом Завете.


[Закрыть]
. В «Церковной истории» Евсевий перечисляет предстоятелей Иерусалимской церкви, непрерывно сменявших друг друга на протяжении I–IV вв. (IV 5, 3–5; V 12, 1–2 и др.), но не говорит ни о численности этой церкви, ни о ее имуществе, ни о святынях, почитаемых в ней. До сих пор в Иерусалиме не удается найти христианского кладбища, датируемого доникейской эпохой, а израильский знаток древностей М. Ави-Йона даже заметил, что шансы тут близки к нулю.

Впрочем, имеющиеся источники время от времени пополняются вновь открытыми и обнаруженными писаниями ранних христиан. В поэтическом сочинении Me л и тон а, епископа Сардского (ок. 110–190) «О Пасхе», греческий оригинал которого был найден в 1940 г., встречаются такие строки, посвященные Христу:

 
Сей убивается!
И где убивается? Посреди Иерусалима.
Кем? Израилем (гл. 72).
 

И далее, обращаясь к Израилю, автор пишет:

 
Убил ты своего Господа посреди Иерусалима.
Слушайте, все семейства народов, и смотрите:
неслыханное убийство произошло
 посреди Иерусалима (гл. 93–94).
Посреди улицы и посреди города,
среди [дня], на виду у всех,
произошло неправедное убийство Праведника (гл. 94)[19]19
  Перевод А. Г. Дунаева (1999 г.).


[Закрыть]
.

 

Некоторые исследователи расценивают эти строки как первое в христианской литературе (и что важнее – в доникейской литературе) указание на местоположение Голгофы. Такие же слова – «посреди улицы [торговой]» (????? ???????? [??????]) – Евсевий Кесарийский употребляет при описании Константиновой церкви (ныне храма Гроба Господня), обозначая им то место перед входом в церковь, с которого мимоходящие любуются христианским святилищем (Жизнь Константина, III 39). Термин ??????? (от ?????? – «широкий») означал у греков широкую улицу или дорогу. Несомненно, Евсевий говорит о главной транспортной магистрали Иерусалима – Кардо Максимус[20]20
  Ныне улицы Тарик Баб ал-Амуд, Сук Хан аз-Зайт и Харет ан-Наби Дауд (евр.: Бейт Хабад).


[Закрыть]
, проложенной римлянами при строительстве Элии Капитолины. На Медебской мозаичной карте Иерусалима (VI в.) эта улица, пересекающая город с севера на юг, изображена обрамленной колоннадой. Археологические раскопки отдельных участков Кардо Максимус открыли и эту колоннаду, и торговые лавки, тянущиеся вдоль улицы. Становится понятно, почему в некоторых рукописях Евсевиевой «Жизни Константина» в этом месте к слову ??????? добавлено (?????? – «рыночная, торговая».

Но что имел в виду епископ Мелитон, когда писал, что Иисус был распят «посреди улицы и города»? На этот счет выдвинуто несколько версий, исходящих из того, что Мелитон был знаком с топографией римского Иерусалима и отразил в своей поэме раннехристианскую (и даже иудеохристианскую) локацию Голгофы. Из упомянутого выше письма Мелитона к Онисиму, в котором говорится о путешествии епископа на Восток, «до тех мест, где Писание было проповедано и исполнено», английский исследователь Мартин Биддл делает вывод, что «Мелитон намеренно разыскивал место распятия, и это дает дополнительный вес его заявлениям относительно его местоположения»[21]21
  Biddle 1999, 60.


[Закрыть]
.

М. Биддл обращает внимание, что словом ??????? в Септуагинте переведено слово «площадь» в стихе Неем 8:16 «площадь у Ефремовых ворот», а также приводит две римские надписи I–II вв., в которых латинский термин platea также означает, по-видимому, двор или площадь, лежащую перед храмом или перед воротами[22]22
  Ibid., 61.


[Закрыть]
. Таким образом, под ??????? Мелитона М. Биддл предлагает понимать римский форум, располагавшийся южнее Адрианова храма Венеры, на месте нынешнего Муристана, и называемый современными археологами западным форумом Элии Капитолины. «Если так, – пишет М. Биддл, – то Мелитон может отражать иерусалимскую традицию, которая направила поиск, предпринятый 150 лет спустя, по приказу Константина, в пределах области храма или на смежном с ним участке, где, возможно, находилась общественная площадь и где епископ Макарий производил раскопки в 325/6 г.»[23]23
  Ibid., 62.


[Закрыть]

Надо сказать, что М. Биддл несколько неточен. В Септуагинте, в стихе Неем 8:16 (2 Езд 8:16) стоит: ?v ????????? ??? ??????, что означает: «на улицах города». Авторы Септуагинты достаточно вольВ Септуагинте же читаем: ??? ?? ????????? ??? ?????? ??? ??? ????? ?????? («и на улицах города, и до ворот Ефремовых»). Обычно в Септуагинте словом ??????? передается еврейское ???? ??? («улица, улицы»)[24]24
  Суд 19:15; 2 Цар 21:12; 2 Пар 32:6; Езд 10:9; Есф 6:9, 11; Иов 29:6; Пс 54:12; Притч 5:16; Иез 26:11; Дан 9:25.


[Закрыть]
. Настоящее еврейское слово, обозначающее площадь (как правило, рыночную), – ??? – авторы Септуагинты переводят соответствующим греческим словом ????? (Еккл 12:4, 5; Песн 3:2; ср.: «торг» в Мк 7:4).

Допустим, что в римских надписях, приведенных М. Биддлом, platea означает площадь. Добавим также, что и на некоторых средневековых картах Иерусалима мы встречаем обозначение двора между мечетью ал-Акса и Куббат ас-Сахра как platea Templi а также и самого Муристана – как platea Ecclesia Resurfrectionis][25]25
  Например, на голландской карте 1639 г. (F. Quaresmius’a) – http://maps-of-jerusalem.huji.ac.il/html/jer250.htm


[Закрыть]
.
Но далеко не всегда римляне разумели под platea двор или площадь. Как и греки, у которых они заимствовали это слово, они обычно называли так широкую оживленную улицу. Применительно к Иерусалиму о platea, ведущей от Новой церкви Юстиниана к источнику Силоам, сообщает пилигрим из Плацентии (CSEL 39, 174).

С тем же западным форумом Элии Капитолины отождествляет Мелитонову ??????? английская исследовательница Джоан Тейлор. Она считает, что Голгофа не могла указываться посреди Кардо Максимус, поскольку в Евангелиях Голгофа представлена как более или менее обширный участок (тоттос; – «место»), а не какой-то маленький пункт, который мог уместиться посреди улицы, пусть даже широкой. «Иерусалимские христиане доконстантиновой эпохи, – рассуждает Дж. Тейлор, – кажется, помещали Голгофу южнее Западного форума. То, что форум этот был идентифицирован как место смерти Иисуса в конце II века, когда его посетил Мели-тон, позволяет предположить, что христиане в Иерусалиме имели некоторое общее понятие о той области, где Иисус умер и был погребен. Если бы Иерусалимская церковь просто изобрела это место, тогда ей было бы удобнее выбрать его вне Элии, поскольку очень немногие люди тогда могли бы знать, что область форума на север от ворот Генната (“Садовых”) находилась вне стен Иерусалима во времена Иисуса. Христианам II века это место казалось бы странным для распятия Иисуса. Да и многие сегодняшние христиане предпочитают воображать, что Голгофа расположена вне Дамасских ворот существующего Старого города, в области так называемой “Садовой гробницы”. Поэтому очень возможно, что Иерусалимская церковь сохраняла память о местоположении Голгофы, несмотря даже на радикальные разрушения и перестройки, которые совершенно преобразили Иерусалим»[26]26
  Taylor 1993, 135.


[Закрыть]
.

Рассуждение такое весьма любопытно. Действительно, для христиан римской Элии было бы довольно странным помещать Голгофу посреди Кардо Максимус. Столь же странно помещать Голгофу на римском форуме или южнее его (южнее форума проходил Декуманус), пренебрегая новозаветными указаниями, что Иисуса распяли за городом, вне городских стен (Ин 19:20; Евр 13:12). Все это так, но английская исследовательница строит на этом argumentum ex contrario: если тем не менее Мелитону показали Голгофу вблизи римского форума, стало быть, у иерусалимских христиан были на то веские причины. Будучи противницей гипотезы Багатти-Теста о иудеохристианском происхождении палестинских святынь, Дж. Тейлор все-таки считает, что «переход от иудейской церкви к языческой в Иерусалиме не должен подразумевать радикальное изменение в ее составе или разрыв в существовавшей традиции и коллективной памяти»[27]27
  Ibid.


[Закрыть]
. Таким образом, Дж. Тейлор соглашается с Багатти-Теста в том, что в доникейские времена существовала традиция или коллективная память (community memories) насчет местоположения евангельских мест.

Спрашивается, однако, почему епископ Мелитон, вызвавший своей ??????? столь обширные топографические изыскания нынешних исследователей, никак не оговорился, что имеет в виду современную ему римскую Элию Капитолину, но прямо пишет, что Иисус был распят «посреди города», «посреди Иерусалима»? Неужели ему или его предположительным информаторам из числа иерусалимских христиан было все равно, происходило ли дело в библейском Иерусалиме или в императорской колонии, построенной на его месте? Мы были бы вправе усмотреть в помещении Голгофы «посреди города», «посреди Иерусалима» вопиющее противоречие с данными Евангелий, если бы Мелитон в самом деле пытался указать место распятия Христа. Но епископ Сардский писал не топографическое сочинение и даже не экзегетический труд, а религиозную поэму, насыщенную условными образами. Слова «посреди Иерусалима», «посреди улицы», «посреди города» по большей части образные, так же как образно и обращение автора к Израилю. Вместо выражения «посреди Иерусалима» Мелитон вполне мог бы сказать «посреди Израиля» – с тем же значением этой фразы: на самом видном месте, на виду у всего израильского народа. Не случайно в коптской, сирийской и грузинской версиях сочинения «О Пасхе» вместо выражения «посреди улицы и города» стоит множественное обобщающее число: «посреди улиц города». Вероятно, так и было в оригинале сочинения «О Пасхе», то есть вместо ??'? ????? ???????? изначально стояло: ?? ?????? ????????[28]28
  Biddle 1999,61.


[Закрыть]
. Ничего конкретного о местоположении Голгофы из стихов Мелитона извлечь нельзя.

Сам М. Биддл отмечает, что, говоря о ???????, Мелитон, вероятнее всего, находился под впечатлением стиха Откр 11:8, где рассказывается о гибели двух «свидетелей Божиих» (Еноха и Илии?): «и трупы их оставят на улице (??? ??? ????????) великого города, который духовно называется Содом и Египет, где и Господь наш распят» (11:8). «Если текст Откровения не был откорректирован в этом месте, чтобы соответствовать ситуации после 135 г., – рассуждает английский исследователь, – то эта фраза, кажется, отражает традицию идентификации Голгофы, имевшуюся в конце первого столетия, когда было написано Откровение и когда место распятия уже лежало в пределах Третьей стены, построенной в 41–44 гг., перед строительством Кардо»[29]29
  Ibid., 64.


[Закрыть]
.

Эта ??????? Откровения, на которой были брошены тела «свидетелей Божиих», примечательна только тем, что она сопровождается ремаркой: «где и Господь наш распят». Означает это, впрочем, не то, что М. Биддл пытается вывести отсюда, а то, что Мелитон использовал уже существующую риторическую фигуру или символ, который до него употребил применительно к Христу автор Откровения. Вероятно, что и автор Откровения в свою очередь заимствовал этот символ из более раннего апокалипсиса, скорее даже нехристианского[30]30
  Ср. Тов 2:3.


[Закрыть]
. Во всяком случае, то, что Египет, наряду с Содомом, олицетворяет в этом месте Откровения нечестие и грех, весьма характерно для иудаистского мировоззрения. Никакого отношения к топографии исторического Иерусалима символика Откровения и Мелитона не имеет.

Мы должны констатировать, что до IV века – вплоть до церковного открытия Гроба Господня – в христианской литературе не встречается никаких указаний на место погребения Иисуса. За исключением короткой статьи о Голгофе в «Ономастиконе» Евсевия Кесарийского, которую мы рассмотрим ниже, нет также никаких указаний на место распятия Христа. Упомянутые стихи Мелитона Сардского нельзя признать таким указанием. В то же время видно, что во второй половине III – начале IV вв. в Церкви возрастает интерес к местам, связанным с жизнью и страданиями Иисуса Христа, а также с деятельностью других новозаветных героев. В числе таких мест указываются пещера на вершине Елеонской горы и пещера Рождества в Вифлееме. О других «святых местах», за отсутствием данных, нельзя сказать что-либо определенное. Сам термин «святые места», обычный у греко-римских авторов, начинает употребляться в Церкви только в Никейскую эпоху. В источниках он впервые встречается в письме императора Константина Иерусалимскому епископу Макарию (Евсевий Кесарийский. Жизнь Константина, III 52).

2. Церковное открытие Голгофы и Гроба Господня

Итак, ранние христиане не особенно интересовались местоположением Голгофы и гробницы Иисуса. Ситуация коренным образом изменилась в начале IV века, когда христианство из доселе отверженной и гонимой секты внезапно превратилось в господствующую в Империи религиозную, социально-политическую и финансовую организацию. Именно тогда Церковь ощутила настоятельную потребность в наглядных, общедоступных, вещественных памятниках, свидетельствующих об истинности новой религии. В числе первейших таких памятников был найден и идентифицирован Гроб Господень. О том, как это произошло, сообщает уже цитированный нами авторитетнейший христианский историограф Евсевий Кесарийский (ок. 260–340) в панегирическом сочинении «Жизнь Константина». Примечательно, что автор был почти что свидетелем этого самого открытия.

«Устраивая таким образом все разумно, – пишет Евсевий о событиях, последовавших за Никейским собором 325 г., – боголюбивый император приступил к созданию величайшего памятника в Палестине. Какого же именно? Ему угодно было священнейшее место спасительного Воскресения в Иерусалиме сделать славным объектом всеобщего благоговения. Посему он повелел немедленно построить там молитвенный дом и задумал это не без внушения свыше, будучи подвигнут духом самого Спасителя» (III 25).

Сообщив об императорском решении, Евсевий переходит непосредственно к истории гробницы Христа: «Некогда нечестивые люди, или, лучше сказать, через них все демонские силы, приложили старание скрыть во мраке и предать забвению тот божественный памятник бессмертия, где снисшедший с неба светозарный ангел отвалил камень от душ окаменевших и мнивших найти живого [Христа] между мертвыми, где он изрек благовестие женам и, сбросив камень неверия с их помыслов, вывел их из заблуждения касательно понятия о жизни Того, Которого они искали. Сию спасительную пещеру (?? ???????? ’??????) некоторые безбожники и нечестивцы умыслили скрыть от взора людей, с безумным намерением скрыть через это истину. Употребив много трудов, они навезли откуда-то земли и завалили ею все то место. Потом, подняв насыпь до некоторой высоты, замостили ее камнем и под этой высокой насыпью сокрыли божественную пещеру (?? ?????; ’??????). По окончании такой работы им оставалось только на поверхности земли приготовить странную, поистине гробницу душ, и они построили мрачное жилище для мертвых идолов, тайник (???????) демона сладострастия Афродиты, где на нечистых и мерзких жертвенниках приносили ненавистные жертвы. Так, а не иначе думали они привести свою мысль в исполнение, скрывая ту священную пещеру под отвратительными нечистотами… Водимый духом Божьим, он (Константин) не оставил без внимания того места, по умыслу врагов забросанного всякими нечистыми веществами и преданного совершенному забвению, не уступил злобе виновников сего зла, но, призвав на помощь Бога, повелел очистить упомянутое место, думая, что, будучи осквернено врагами, оно должно быть украшено им с тем большим великолепием. В силу этого повеления убежище обмана было тотчас разрушено сверху донизу, жилище заблуждения со всеми статуями и демонами ниспровергнуто и раскопано» (III 26).

«Ревность императора не ограничилась этим. Материал раскопанного идольского капища, состоявший из камней и деревьев, он приказал взять и бросить далеко от того места, что тотчас же и было исполнено. Но этого еще мало: вдохновенный свыше император повелел до значительной глубины раскопать саму почву на том месте и землю, оскверненную идольскими возлияниями, вывезти как можно далее оттуда. Немедленно было исполнено и это. Когда же снимали слой за слоем, вдруг во глубине земли, сверх всякого чаяния, показалось пустое пространство, а потом честное и всесвятое знамение спасительного Воскресения. Тогда священнейшая пещера сделалась для нас образом возвратившегося к жизни Спасителя, сокрытая во мраке, она наконец снова вышла на свет и приходящим видеть ее представляла поразительную историю совершившихся в ней чудес, делами, громче всякого голоса, свидетельствуя о воскресении Спасителя» (III 27–28; PG 20, 1085–1089).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11