Борис Алмазов.

Мир России, или Почему русские – русские



скачать книгу бесплатно

Здесь, в Аркаиме, на поверхности земли были и дробильни, где камнями измельчали медную руду, и плавильные печи. Отсюда медные слитки расходились по всему тогдашнему миру. Наверное, здесь человек впервые сплавил медь и олово, получив новый искусственный материал – бронзу.

Кто они, загадочные шахтеры и кузнецы Аркаима? Как выглядели? К какой расе принадлежали? На каком языке говорили? Пока неведомо.

Финно-угорский мир (по Савельевой)

6–7 тыс. лет тому назад существовал более или менее единый праязык (язык-основа), что предполагает наличие прауральской общности, говорящей на этом языке.

В эпоху неолита, VIII–III тыс. до Р. Х., уральская общность распалась на финно-угорскую и самодийскую. В дальнейшем происходит разделение финно-угорской общности на финно-пермскую и угорскую с соответствующими праязыками, из которых в процессе длительного исторического развития выделяются современные финно-пермские, угорские и самодийские языки. К угорским языкам относятся венгерский, мансийский и хантыйский, к финно-пермским – пермские (коми и удмуртский), волжские (марийский и мордовский), прибалтийско-финские и саамский языки. Самодийские языки представлены ненецким, энецким, нганасанским и селькупским. В общей сложности к уральским относится около 20 языков.

Большинство уральских народов проживает на территории России, за исключением венгров, финнов и эстонцев. Наиболее многочисленными являются венгры (более 15 млн чел., из них 5 млн проживают за пределами Венгрии). Вторым по численности народом являются финны (4,6 млн чел.). Эстонцев насчитывается около 1 млн чел. На территории России (по данным переписи 1989 г.) живут мордва (1072,9 тыс. чел.), удмурты (714,8 тыс. чел.), марийцы (643,7 тыс. чел.), коми-зыряне (336,4 тыс. чел.), коми-пермяки (147,3 тыс. чел.), карелы (124,9 тыс. чел.), вепсы (12,1 тыс. чел.), ханты (22,3 тыс. чел.), манси (8,3 тыс. чел.), ижорцы (449 чел.), ливы (64 чел.) и водь (25 чел.), а также финны, венгры, эстонцы, саамы.

Финно-угры – исконные обитатели лесной полосы Европейского Севера и в древности являлись одной из мощных общностей Старого Света. Их родство и происхождение от одного корня установлено на основе данных сравнительного исторического языкознания. В лексике любого языка представлен первичный основной слой, в который входят местоимения, названия частей тела, некоторые имена родства, названия объектов или явлений природы и элементарных действий. Применение метода глоттохронологии (от греч. – определение времени по данным лингвистики, языка) позволило выяснить, что из 100 подобных слов общими для венгерского и финского являются 27 %, для финского и коми – 31 %, для мордовского и марийского – 36 %, для самодийских и финно-угорских языков – 13–15 %. Предполагается, что уральский язык включал 20 000–25 000 лексических единиц. Общий лексический пласт в уральских и финно-угорских языках позволяет определить территорию обитания носителей этих языков, восстановить их занятия и образ жизни, уровень материальной и духовной культуры.

Для определения прародины уральцев и финно-угров используются данные лингвистической палеонтологии, или биогеографии.

Общие названия растений и животных в исследуемых языках с учетом географического распространения этих биологических видов в определенную эпоху позволяют очертить ту территорию, на которой они одновременно бытовали, и таким образом определить прародину уральской (финно-угорской) общности. Кроме того, привлекаются данные топонимики, археологии, этнографии, антропологии.

Среди нескольких научных гипотез наиболее полной представляется выдвинутая в 60–70-е гг. ХХ в., разработанная ведущими уральскими археологами О. Н. Бадером и А. X. Халиковым и выдающимся венгерским лингвистом П. Хайду. Согласно этой гипотезе, территория обитания древних уральцев в эпоху распада уральской общности определяется П. Хайду на территории к северу от Среднего Урала, в бассейне Нижней и Средней Оби, включая истоки Печоры. А. X. Халиков на основании археологических материалов локализует уральскую общность по обеим сторонам Урала, точнее, в Прикамье и Западной Сибири (до среднего течения Оби). С ней сопоставляется ранненеолитическая урало-камская археологическая культура.

В середине IV тыс. до н. э. начинается распад уральской общности, спровоцированный приходом иноэтничных групп населения с юга, на финно-угорскую и самодийскую. Предки самодийцев расселяются до Енисея, древние финно-угры смешиваются с пришельцами и в позднем неолите распространяются на территории между Волго-Камьем и Уралом, а также отчасти в Зауралье. В конце III – начале II тыс. до н. э. это население вторгается в бассейн Оки, где, согласно этой концепции, в это время жили финно-угорские племена. Пришельцы ассимилируют аборигенное население восточной части Волго-Окского междуречья. По северному пути с верховий Камы и Вятки они проникают также на Северную Двину и далее до Сухоны и Белого моря, на юге – до территории современной Башкирии. В результате на обширной территории лесной полосы между Восточной Прибалтикой и Уралом формируется финно-угорская общность.

Древняя финно-угорская культура, получившая название волосовской, испытала влияние соседних этносов, в частности иранского происхождения. Волосовская культура послужила основой формирования прибалтийских, волжских и пермских финнов. Финно-угры в течение многих столетий неоднократно все новыми и новыми волнами продвигались из района их прародины на запад.

В настоящее время среди уральских, в том числе финно – угорских, народов распространены три антропологических типа: уральский, беломорско-балтийский и атлантико-черноморский.

Для уральского типа характерны мезокефальная форма головы, тонкие прямые волосы черного или каштанового цвета, кожа менее смуглая, чем у монголоидов, глаза карие или темные, растительность на лице редкая или средняя, лицо умеренно широкое, нос умеренно выступающий, спинка носа вогнутая или прямая, уплощенность лица умеренная, скуловая кость не очень широкая, монголоидная складка века встречается редко, губы тонкие или умеренно пухлые, рост небольшой или ниже среднего.

Уральский тип сформировался в процессе смешения европеоидных и монголоидных элементов и, таким образом, занимает промежуточное положение между двумя большими расами. Он наиболее характерен для обских угров, встречается среди самодийцев, некоторые черты наблюдаются в антропологическом облике пермских народов и марийцев, тюркских народов Сибири, а также чувашей и башкир.

Беломорско-балтийский (восточно-балтийский, восточно-европеоидный) является чисто европеоидным. Для него характерны умеренная брахикефальность, прямые или слегка волнистые белокурые волосы, светлые кожа и глаза, умеренно густая растительность на лице, умеренно высокая переносица, спинка носа вогнутая или прямая, рост средний или ниже среднего. К этому типу относятся прибалтийские, волжские и пермские финны. Он характерен также для латышей, литовцев, северных русских и поляков.

Атлантико-черноморский (атланто-понтийский) тип менее распространен среди финно-угров. Он характеризуется наличием сравнительно темных и отчасти волнистых волос, довольно густой растительностью на лице, глазами темного или темноватого цвета, продолговатым лицом, высокой переносицей, прямым или с небольшой горбинкой носом. Подобные признаки в сочетании с мезокефальностью или умеренной брахикефальностью встречаются у некоторых групп коми-пермяков, удмуртов и мордвы-мокши, а также у южных манси. Перечисленные антропологические типы сформировались в процессе длительного исторического развития, смешения различных групп населения. Атлантико-черноморский тип проник к финно-уграм через контакты с южными народами – иранскими и тюркскими. Беломорско-балтийский тип характерен для финно-пермской ветви, уральский – для обских угров, самодийцев и древних венгров. Предположительно первоначально древние финно-угры могли быть европеоидами. Монголоидный компонент, особенно выразительный у восточных уральцев, является следствием длительного воздействия монголоидов, не коснувшегося западной ветви финно-угров.

В эпоху уральского и финно-угорского единства основными занятиями населения являлись охота и рыбная ловля, а также собирательство. Из домашних животных была приручена только собака. Основными продуктами питания служили рыба и дичь. Важным подспорьем в питании являлись ягоды, яйца диких птиц. Основным средством передвижения летом служила лодка, зимой – сани. Одежду шили из шкур диких животных. Финно-угры знали счет, ориентировались во времени и пространстве. К финно-угорской эпохе относится появление названий золота и олова, а также ряда земледельческих культур продуктов питания, например «семя», «зерно», «пшеница», «каша», «мука». Названия основных земледельческих культур и процессов в финно-угорских языках имеют иранское происхождение. Финно-угры познакомились с ним через своих южных соседей, и, возможно, некоторые из них начали осваивать примитивные формы мотыжного земледелия.

Угры, оставшиеся после распада финно-угорской общности в конце III тыс. до н. э. в Западной Сибири в связи с наступлением относительно сухого и теплого климата, приведшего к сдвигу границы степи на север, отступают в более южные районы, где вступают в интенсивные контакты с соседними племенами и народами, от которых заимствуют опыт занятий животноводством и земледелием. Уже в первой половине II тыс. до н. э. древние угры разводят лошадей, крупный рогатый скот, овец. Развитие коневодства у венгров во время их переселения на их историческую родину является угорским культурным наследием. Важная роль коневодства отмечается и в жизни предков хантов и манси. Распад угорской общности вызван климатическими изменениями на рубеже II–I тыс. до н. э. Область обитания угров становится засушливой полупустыней, непригодной для ведения земледельческого хозяйства. Тогда предки обских угров переселяются в северные районы, на Обь, а правенгры переходят к кочевому животноводству.

В VII в. до н. э., в связи с наступившим похолоданием и отступлением степи, правенгры откочевывают на юг, затем в Европу, на территорию современной Башкирии, где устанавливают тесные контакты с тюрками. В процесс великого переселения народов втягиваются и правенгры, уже тесно связанные с племенным союзом полукочевых тюркских народов. Они достигают южнорусских степей, а оттуда двигаются далее на запад. Следы правенгров некоторые исследователи находят и на территории Нижнего Прикамья, где исследованы могильники VII–IX вв., связываемые с правенграми.

Обские угры, переселившиеся на Обь, появляются в районах к западу с Уральских гор и осваивают тундровые районы Северной Евразии, смешиваясь с аборигенами, что нашло отражение и в антропологическом типе обских угров, и в их субарктической материальной культуре. Они возвращаются к прежнему охотничье-рыболовецкому типу хозяйства. Угры ассимилировали северное тундровое население, сохранив угорский язык своих предков.

Финно-пермские народы после распада финно-угорского единства расселяются на обширных пространствах лесной зоны европейской части Poccии. Около 1500 г. до н. э. происходит разделение финно-пермской ветви на пермскую и финноволжскую. Есть основания предполагать, что в это время отдельные группы и пермских, и волжских финнов освоили навыки занятия земледелием и животноводством, но этот процесс затянулся на многие столетия и произошел у разных народов не одновременно. Прапермская общность, по мнению языковедов, длилась около 2000 лет. Разделение двух пермских языков лингвисты относят примерно к IX в.

В течение I тыс. до н. э. произошло разделение предков прибалтийских финнов, саамов, мордвы и марийцев. В их языках сохранились следы длительных связей с иранскими народами. К концу этого периода и началу следующего относятся их контакты с балтийскими народами, продолжавшиеся и после отделения прибалтийских финнов.

Современные финно-угорские народы имеют общие генетические корни, но на протяжении многих тысячелетий они вступали в контакты с различными племенами и народами. Сформировавшиеся в глубокой древности финно-угры в процессе освоения лесных пространств Евразии создали уникальную самобытную культуру, которая является составной частью мирового культурного наследия.

Кто древнее?

Вопрос, интеллигентно выражаясь, не корректный, а по-простому формулируя – дурацкий! Древнее кого? Древнее человека – динозавры! А уж ежели ты этот самый разумный-преразумный сапиенс – так все одинаково древние.

– Мы – народ древней культуры! – заявил с гордостью солдат из Средней Азии, выражая свое презрение к сержанту, уроженцу Псковской губернии.

– Вы?! Да мы вас стоя писать обучили! – заорал возмущенный сержант, чем поставил в тупик не только военнослужащего, бывшего трудящегося Востока, но и весь взвод. Я стоял в том взводе. И с грустью признавал, что оба правы. И солдат из Средней Азии, который только в армии попробовал мороженое (кстати, изобретенное древними китайцами) и впервые увидел трамвай на двадцать втором году жизни, и гордый скобарь, неизвестно откуда узнавший, что на Востоке мужчины до прихода европейских солдат мочились, сидя на корточках, как женщины, и этим во многом объяснялось повальное распространение мочекаменной болезни… И оба виноваты!

Вина их в том, что каждый считал себя выше другого. Один – потому что, как он считал (ему так сказали, а он поверил), его предки возводили архитектурные шедевры и строили оросительные каналы, в то время как… Второй – потому что мнил себя вершиной современной мировой культуры, символом которой считал атомную бомбу и теплый ватерклозет, ну и, разумеется, ракеты, телевидение… Если бы они просто рассуждали на исторические темы, то возразить бы сержант должен был тем, что его древние предки в ту пору, когда в Средней Азии бронзовыми кетменями с потрясающим искусством и терпением пробивали в каменистом грунте арыки, на севере, в псковских лесах, выплавляли из болотной руды первое железо… Потому и зовут псковичей скобарями, что не было с древнейших времен равных им кузнецов, ковавших прежде всего орудия мирного труда – сошники да косы, подковы да скобы… потому и скобари. И он тоже представитель народа древнейшей культуры – только другой, северной, железной.

Что же касается предков… «Темна вода во облацех». Не исключено, что среди пра-пра-прадедушек гордого скобаря затесался какой-нибудь ордынец, а среди бабушек «чурки неумытого» – псковская русоголовая красавица или средневековый мастер из Пскова, ковавший скобы и в Самарканде, или купец Садко (Саддок?), или вообще варяг, ходивший по Волжскому пути из варяг в хазары на море Хвалынское – Каспий, свей или урман.

И кабы могли они, крикнули бы своим потомкам: «Не ругайтесь! Не чваньтесь друг перед другом – вы братья!»

– Быть того не может! – закричали на меня мои однополчане, когда я им об этом сказал.

– Да? А почему у тебя, скобарь, волосы как конский хвост, а у тебя, чурек недопеченый, глаза голубые?

Кстати, предки ведь все эти века кричат нам, а мы слушать не хотим. Повторяю, настало время искать друг в друге сходство, а не различие… Хватит! Наразделялись!

Что же касается разговоров, какая культура лучше, дело еще сложнее. Посмотрите, как весь так называемый цивилизованный мир лихорадит, как только меняются цены на нефть. Чем технически совершеннее становится человечество, чем на первый взгляд сильнее – тем оно уязвимее. Сбой в компьютерах – и остается без электроэнергии Северо-Американский материк! Чудом и молитвой праведников объясняют, как это не переросло в глобальную техногенную катастрофу, способную смести и все достижения технического прогресса, и значительную часть человечества. А человек тундры и охотник в джунглях без нефти и электричества выживут. Стало быть, кто сильнее?

– Наша цивилизация совершенствовалась, а их – нет!..

– А их достигла совершенства много веков назад! Она развивалась по-другому и в другую сторону. Они все свои интеллектуальные, духовные и физические усилия направили не на то, чтобы переделать природу, а чтобы в нее вписаться. И сумели это сделать!

Лет тридцать назад я прочитал плакат: «Человек шагает по планете – пустыня следует за ним!» К сожалению, не пустыня, а помойка! Пустыня по сравнению с тем, что оставляет после себя человек, – цветущий сад! Современное человечество тонет в собственных отходах. И чем комфортабельнее живет, тем больше грязи оставляет в местах своего обитания. Индеец проходил сквозь лес, как рыба сквозь воду, без следа. И не только индеец. Представители так называемых «примитивных цивилизаций» тысячелетиями жили на своих родовых реках и охотничьих ловах, а ни рыба в реке, ни зверь в лесу числом не уменьшались.

– Они – грязнули!

Помнится, в одном из рассказов Мопассана молодой парижанин бегал по снегу босиком, поскольку заметил, что ноги у него недостаточно чисты. Вымыть их в тазу не догадался. Было не принято. Это – Европа, Париж, ХIХ цивилизованный век… А вот жительницы Папуа – Новой Гвинеи – про них ходят упорные слухи, что они все еще людоеды, – ужаснулись, когда увидели, что европейские путешественницы не закапывают за собою экскременты, а в период месячных садятся за общую трапезу вместо того, чтобы носа не высовывать из специальной хижины, где должна находиться дама в такие дни. И от европейских духов вроде «Шанель № 5» папуасок тошнило и дурно им делалось. То ли дело настоящие папуасские ароматы! Скажем, их вождь сидел в хижине, где под потолком плавилось тухлое свиное сало и капли падали ему на голову! Вот это запах поистине состоятельного и знатного человека, со вкусом! Это я к тому, что все относительно!

Народы самодийской группы

Продолжим разговор о народах, сохранивших и развивших древнюю культуру собирателей и охотников, прекрасно вписавшихся в природу. Правда, сразу оговорюсь – потомки этих народов, наши современники, живут в условиях нынешней технической цивилизации и без ее достижений так же уязвимы, как и мы с вами. Но наша книга посвящена другому вопросу: почему русские – русские. Вот и продолжим ответ на этот вопрос.

Ненцы, энцы, нганасаны и селькупы объединяются учеными в самодийскую (ранее – самоедскую) группу на основании несомненных черт близости их языков. Эта группа в языковом отношении имеет значительные элементы общности с финно-угорскими народами, что было доказано выдающимся лингвистом М. А. Кастреном в первой половине прошлого века. Прежде назывались эти народы и вся группа самоедскими. Откуда же такое кошмарное название взялось?

НЕНЦЫ

Самоедами называли ненцев. Они же к основе этого названия не имели никакого отношения! Европейцы, в данном случае новгородцы, познакомились с народом саамов. В полном соответствии со славянской грамматикой добавили к этому названию словообразовательный суффикс «ядь», как, например, в слове «челядь». Вот и получился народ «саамоядь». Путаница усилилась, когда саамы откочевали, а на их место пришли ненцы. Им и досталось по наследству это старинное название. Сами себя они называют «ненэц», что, как и самоназвания большинства народов на планете, означает «человек». Есть и еще одно название – «хасава», и тоже переводится как «человек, мужчина» «… ненецкое «ненэй», «ненэцъ» можно толковать не только как «настоящий человек», но и как «серебряный человек», так как «ненэй» означает «серебро», «серебряный». Это толкование заслуживает дальнейшего рассмотрения ввиду несомненных следов значительного влияния древних волго-камских болгар на культуру народов Сибири, тогда как русские и арабоязычные источники Средневековья присваивают этим болгарам имя «Серебряных» («Нукрат»). В этой связи можно вспомнить о названии части мордвы – эрзя, – которая тоже входила в круг влияния Волжской Булгарии и имя которой (эрзя) допускает аналогичное толкование с помощью древнеиранских данных, что также не удивительно ввиду того, что булгарской культуре предшествовали иранские влияния, оставившие в некоторых местах Севера значительные следы, частично именно в виде серебряных вещей. Все это, разумеется, требует дальнейшего обсуждения», – писал профессор-лингвист А. И. Попов. Для нас это важнейшее замечание! Пока мы его только запомним, а обсудим в главе «Слово о серебре», где пойдет речь о великих торговых путях «из варяг в греки» и «из варяг в хазары».

Пережитки родового строя отчасти долго сохранялись у ненцев, в значительной степени отразившись в номенклатуре родовых обозначений… Подлинным самоназванием многих северных народов является словосочетание, имеющее смысл «настоящий человек», куда относится и ненецкий «ненэй», «ненэцъ» и самоназвание «нганасан» (таагийцев) «нгано», «нганасан».

На северо-востоке Европы живет только часть ненцев, остальные ненцы и все другие самодийские народы обитают в Сибири.

Кроме финно-угров, общие с самодийцами черты в языке имеются у юкагиров (одулы, омоки); вероятнее всего, это черты древних неоднократных смешений небольших родовых групп в условиях Севера. Разумеется, почти все следы древних пережиточных явлений настоящего родового строя далеко перекрыты давлением позднейших укладов. В частности, и названия родов переходят сейчас в обычные фамилии: к тому же родовые наименования даже за последние 300 лет претерпели сильные изменения.


ЭНЦЫ

Выражение «эней», «эннэчэ», т. е. «настоящий человек», иногда употребляли тундровые энцы. Так они называли себя и нганасан, т. е. всех тех, кто одевался в ту специфического покроя одежду, которая была свойственна лишь тундровым энцам и нганасанам, причем последние утверждали, что взяли ее у первых. Также нгано-нганасаны («настоящие люди») называли подобным образом лишь себя и тундровых энцев, руководствуясь тем же указанным выше принципом единства одежды и ряда других этнографических особенностей, хотя языки их значительно различались.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11