Борис Шерман.

Неоконченная новелла…



скачать книгу бесплатно

Часть первая. Она

 
С годами мы становимся мудрее,
И избирательней становится наш взгляд.
Видал я в жизни многое и ныне…
Я не смотрю на всех и все подряд!
 

1. Они вышли из лифта и прошли по устланному ковровым покрытием коридору. Покрытие полностью поглощало стук ее высоких каблуков. Он открыл дверь магнитным ключом и пропустил ее внутрь комнаты на девятом этаже гостиницы. В одной руке она держала маленькую дамскую сумочку, а в другой – огромный букет красных роз. Он вошел за ней и закрыл дверь. Она как-то нервно оглянулась, как будто это была не дверь гостиничного номера, а дверь в ее прошлую жизнь. Он быстро сообразил, в чем дело, и, улыбаясь, сказал, что изнутри дверь открывается без ключа. Она улыбнулась в ответ и прошла вглубь комнаты.

Наливая воду в приготовленную заранее стеклянную вазу, он не отрываясь смотрел на нее, пристроившуюся на краешке высокого стула у кухонного острова. Она была прекрасна. Первое, что бросалось в глаза, были ее невероятно кудрявые, даже несколько лохматые волосы. Темные, с коричневым отливом, они были просто восхитительны! Ее карие, очень выразительные и немного грустные глаза были настолько ясны и глубоки, что в них можно было утонуть…

Он протянул eй небольшой пакет, стоявший тут же, на столе. В нем была коробочка с серьгами. Она заглянула в пакет и достала оттуда сережки.

– Тебе нравится?

Она молча улыбнулась в ответ.

– Я рад, что не ошибся.

Кроме золотых сережек, в пакете была небольшая коробочка конфет «М&M».

– Что это? – спросила она.

– Мария, это необычные конфеты, вернее, конфеты обычные, но называются они по-особому: первое «М» – это Майк, ну а второе… конечно – Мария.

Мария улыбнулась от всей души! Она улыбалась всем своим существом! Она не умела иначе. Эта ее улыбка – для любимого человека, с которым она была знакома уже полтора года, но встретила лишь пять минут назад у входа в гостиницу Golden Tulip Paulista Plaza в деловом центре города, где он поселился и собирался пробыть следующие несколько дней. В ее городе он был по делам службы.

Впервые у Майка появилась возможность рассмотреть ее полностью, и он продолжал рассматривать ее всю, с головы до ног. Ведь так близко он видел ее впервые. Без сомнения, Мария была прекрасна! Прекрасное нежное лицо без малейшего намека на макияж, очень красивая шея… Остальное угадывалось под белоснежной шелковой блузкой и длинной узкой черной юбкой с небольшим разрезом сзади. Да, Мария была сложена превосходно! Пожалуй, вблизи она выглядела гораздо женственнее и эффектнее! Мария еще раз понюхала ярко-красные розы, которые все еще держала в руках, и затем, когда Майк поставил вазу на стол, очень осторожно опустила их в воду.

– Спасибо, очень красивые розы, я давно не держала в руках такие прекрасные цветы!

Майк уже хотел пройти в другую комнату, чтобы снять пиджак и галстук и заодно сменить белую рабочую сорочку, но Мария задержала его.

Она встала, взяла его за руку, легко притянула к себе, сжала его руку, придвинулась еще ближе и потянулась к нему… Губы, какие сладкие губы! Майк нежно обнял ее. Ему казалось, что так продолжалось вечно. Он чувствовал пьянящий запах ее волос, ее руки, обвивавшие его под пиджаком, прерывистое дыхание, чувствовал ее грудь, прижавшуюся к его груди…

– Девушка, а вы темпераментны! – сказал Майк. – Еще немного и бедного старого человека схватил бы инфаркт.

Она улыбнулась и игриво ответила ему:

– А ведь это только начало.


2. Действительно, Майк Сантос был гораздо старше Марии. Он был вице-президентом очень большой бостонской компании, которая занималась разработкой специального программного обеспечения. Два года назад, еще будучи начальником отдела, он принял руководство проектом по разработке специального ПО для компании в Сан-Паулу, в Бразилии. Знание португальского языка делало Майка очень полезным, однако проект все равно продвигался очень медленно. Но так продолжалось лишь до тех пор, пока не появилась Мария. С того момента проект просто полетел как на крыльях и вскоре был успешно завершен. По долгу службы Майк и Мария по несколько часов в неделю общались по телефону и Скайпу. Сначала они обсуждали только проект, потом – погоду в Бостоне и Сан-Паулу, ну а затем медленно, но уверенно перешли и на другие темы. К большому сожалению Майка, да и пожалуй, Марии тоже, к тому времени проект уже близился к завершению, и Майка нагрузили еще двумя проектами: один был для Coca-Cola в Атланте, а второй для Boeing в Чикаго. Ему приходилось завершать бразильский проект и при этом полностью курировать оба новых, так что часов в сутках катастрофически не хватало, и на общение с Марией он выкраивал время из отведенного на прием пищи или на сон. А ведь ему еще намекнули, что успешное завершение этих проектов повлечет за собой повышение. В конце концов, так и вышло. Он стал вице-президентом компании.

Майк был родом с Азорских островов. В Америку он приехал с родителями, когда ему едва исполнилось шесть. Город, где они поселились, был «маленькой Португалией» в штате Массачусетс. Фолл-Ривер стоит на берегу залива Маунт Хоп, и местные жители в шутку называют автомобильный мост через него самым длинным мостом в мире, так как он соединяет США с Португалией. Через год после приезда у Майка появился младший брат, и родители часто шутили, что он может стать президентом, так как родился в Америке. Майк успешно окончил школу и поступил в Бостонский университет. На последнем курсе университета он познакомился с Кларой. Она была младше его на год. После получения диплома бакалавра Майк сделал ей предложение, и они вскоре поженились. В том же году Майк поступил в Массачусетский технологический институт, чтобы получить ученую степень магистра. С Кларой они прожили совсем недолго. Вскоре оба поняли, что это было просто мимолетное увлечение, и ничто, кроме секса, им уже не доставляло удовольствия. Как только Майк окончил первый курс МИТ, они расстались, и больше он ее никогда не видел. Клара уехала работать в Нью-Йорк, там она вскоре вышла замуж за уже немолодого, овдовевшего вице-президента банка. Майк лишь слышал от общего знакомого, что ее муж умер, оставив ей приличное состояние. Клара снова вышла замуж, на этот раз за какого-то молодого проходимца, который обчистил ее до нитки.

Прямо из университета Майка пригласили на работу в компанию Boston Finasoft, где он работал до сих пор. Он продолжал жить в небольшой квартире, которую они снимали еще с Кларой. Он не любил проводить выходные в наводящей тоску квартире и часто навещал своих родителей в Фолл-Ривер. Позже Майк переселился в более просторную квартиру, куда он мог пригласить друзей, и теперь его поездки к родителям становились все более редкими, а когда родители вышли на пенсию, у них стало гораздо больше свободного времени, и они чаще навещали Майка в его квартире в центре Бостона. Вскоре отец умер от инфаркта. Майк просил мать переселиться к нему, но она отказалась, сославшись на то, что должна быть рядом со своим мужем, с которым прожила долгую счастливую жизнь. Она хотела ухаживать за его могилой, как ухаживала за ним, когда он был жив. Младший брат Майка женился очень рано, и его жена уже была беременна. Они жили вместе с родителями, и мать хотела наслаждаться своим внуком. Она была уверена, что будет именно внук, и они назовут его в честь деда. Кстати, так и вышло!

Года через два, на рождественской вечеринке, Майк познакомился с официанткой, разносившей коктейли. Это было очень непохоже на него, но, видимо, он был слишком одинок, уже несколько навеселе, да и официантка была очень уж хороша собой. Они часто проводили время вместе, а потом Элен, так звали девушку, и вовсе переехала к нему. А когда она уже ожидала ребенка, они поженились, и, как это ни прискорбно, но именно к этому времени Майк совершенно четко осознал, что совершенно не любит Элен, и у них нет абсолютно ничего общего. Его очень тяготило интеллектуальное одиночество в семье, но не бросать же ее в такой момент? Майк сначала думал, что сможет изменить ее, но потом, окончательно осознав положение вещей, решил, что сможет все-таки расстаться с ней, однако сделает это несколько позже. Но не зря говорится, что человек предполагает, а Бог располагает! Их брак затянулся на долгие годы. Скорее всего, Майк и Элен так бы и жили до сих пор вместе, но произошло страшное. У Элен обнаружили рак груди. Три года они боролись с ним вместе. Элен перенесла две операции, бесчисленные курсы химиотерапии, и чего еще только Майк не пытался сделать для нее, но, к сожалению, болезнь зашла слишком далеко…

Элен умерла за четыре дня до своего сорок пятого дня рождения. Майк долго не мог прийти в себя. Он не находил себе места ни дома, ни за его стенами, ни даже с детьми. Везде ему виделась она. Он часто ходил на ее могилу, почти каждые выходные навещал свою мать, которая жила все там же в Фолл-Ривер с младшим сыном и его семьей, но помогала только работа. Ему тогда едва исполнилось сорок девять. И он хорошо помнил, как они с Элен мечтали поехать на Азорские острова на его пятидесятилетие…

Уже выросли и ушли из дома старший Стив и младшая Софи. Они оба окончили университет, Софи была замужем, и у нее было двое детей, которых Майк любил, как только может любить внуков дед, и баловал их беспредельно. Дочь с мужем снимали небольшую квартиру в пригороде Бостона. Софи работала учительницей младших классов. Она познакомилась со своим будущим мужем в университете, они были коллегами и работали в одной школе. Зарабатывали они по бостонским меркам мало и не могли себе позволить многого. Майк частенько давал дочери деньги в тайне от ее мужа либо сам покупал ей какие-то платья и украшения. Ну а внуки были почти полностью на его содержании. Майк оплачивал их детский сад, музыкальные и спортивные занятия и, безусловно, одаривал их подарками по любому поводу.

Старший сын Майка и Элен, Стив, пошел по стопам отца, работал в компании Сергея Брина и жил в Сан-Франциско. Он был очень способным инженером, на хорошем счету в Google, всего за два года смог далеко продвинуться по служебной лестнице и теперь возглавлял группу талантливых специалистов, работавших над какой-то секретной разработкой. Виделись они с отцом нечасто, ведь Стив прилетал домой раз, максимум два раза в год: летом на День независимости и зимою на Рождество, если, конечно, это не противоречило его рабочему графику. В прошлом году он был дома только летом. Иногда по делам службы Майк бывал в Калифорнии и тогда он не упускал случая, чтобы повидать сына. Стив не был женат, но у него была женщина, с которой они вместе снимали квартиру. Родом она была из Китая, и после окончания Стэнфорда ее, как и Стива, пригласили в Google. Год назад, на Рождество, Стив привез ее в Бостон. Она очень понравилась Майку. Ее звали Джиа, но Стив звал ее Beauty, так как в переводе с китайского Джиа значит «красивая» или «красавица». Майк не осмелился так называть ее, предпочтя просто Джиа. Девушка вполне оправдывала свое имя. Она была хрупкая, невысокого роста, с красивыми, несколько раскосыми глазами на приятном белоснежном лице, с длинными волосами. Стиву очень нравились ее волосы, доходившие до пояса, однажды он сказал ей, что, если она надумает остричь их, им придется расстаться. Конечно, это была только шутка, но ведь в каждой шутке… После рождественского обеда, на котором также присутствовала сестра Стива со своим семейством, когда все разошлись, Стив оставил отца наедине с Джиа, чтобы они могли пообщаться. Стив был уверен, что она сможет произвести должное впечатление на Майка. Он очень любил и уважал отца, и его мнение много для него значило. Так и произошло, Майк и Джиа долго и увлеченно обсуждали историю, политику и даже религию и расстались, если не друзьями, то уж точно глубоко уважающими друг друга людьми.


3. Уже прошло почти четыре года с тех пор как не стало Элен. По воле случая Майк познакомился с Марией, и уже вскоре они общались почти каждый день. И чем дальше, тем с большим нетерпением он ждал очередного свидания. Хотя Майку было уже за пятьдесят, после встречи с Марией он почувствовал себя воодушевленным. Ему очень нравилось наблюдать за Марией в деловой обстановке, но гораздо больше ему хотелось видеть ее дома, в ее квартире на тринадцатом этаже в центре Сан-Паулу, где она жила со своей одиннадцатилетней дочерью Джулией. Майк часто шутил относительно тринадцатого этажа. Спрашивал, не была ли цена квартиры на тринадцатом этаже ниже остальных, интересовался, не провинились ли жители этажа перед застройщиками или муниципалитетом. Делал он это по-доброму, пытаясь развеселить Марию.

Он всегда держал в голове разницу во времени между Бостоном и Сан-Паулу. Так как Бразилия находится в Южном полушарии, зима там наступает тогда, когда в Бостоне наступает лето. В связи с этим переход на зимнее время в Бразилии совпадает с американским переходом на летнее. С апреля по октябрь разница во времени всего лишь один час, но с октября по апрель уже целых три часа. Задерживаясь по вечерам в офисе и зная, что Мария уже дома, он часто звонил ей на Скайп. Майк отвлекался от работы и с большим удовольствием некоторое время общался с ней. Иногда он перебрасывался несколькими словами и с Джулией. Девочка училась в специализированной школе с углубленным изучением английского, и он с большим удовольствием говорил с ней о ее школьных делах.

Когда Майк общался с Марией, она приносила свой ноутбук на кухню и, сидя на высоком стуле у стойки, пила кофе. Майк тоже очень любил ароматный бразильский кофе, и порою ему казалось, что он чувствует его запах. Мария дважды посылала ему посылки с отборным бразильским кофе «Пеле». Иногда она откупоривала бутылку красного вина и тогда становилась особенно разговорчива. Обычно они общались недолго, у Джулии были уроки, да и других дел по дому всегда хватало, но бывало, что разговор затягивался, и тогда Майк с ужасом вспоминал и о работе, и о том, что еще нужно добираться домой в бостонскую вьюгу. Благо ему не нужно было ездить на машине. Он жил недалеко от офиса и пользовался общественным транспортом. О Марии он знал немного. Лишь то, что она захотела ему рассказать в самом начале их знакомства.


4. В конце прошлого месяца, за два дня до Нового года, Марии исполнилось тридцать восемь. Она родилась в курортном городке, недалеко от Сан-Паулу. Ее отец был эмигрантом из Италии с еврейскими корнями, уходящими в Российскую империю. Его дедушка и бабушка учились в университете Берна, в Швейцарии. Революция 1917 года застала их на последнем курсе. Окончив университет, они решили не возвращаться на родину и, переехав в Италию, вскоре поженились. Потом их сын женился на итальянке, и в начале Второй мировой войны они всей семьей эмигрировали в Бразилию. Семья поселилась в небольшом курортном городке на Атлантическом побережье, где у них выросли дети и родились внуки. В Марии кипела гремучая смесь еврейских, итальянских и бразильских генов, заключенная в прекрасном теле с очень доброй и чувствительной душой! От каждой из ветвей своего родового древа Мария взяла самое лучшее. Кроме красоты, природа одарила ее обаянием, очень острым умом и прекрасным чувством юмора.

Она, как и Майк, дважды была в браке, и так же, как и он, в первом прожила не больше года, а во втором… Она вышла замуж за своего коллегу, очень талантливого молодого человека по имени Алберто. У него была очень хорошая репутация в деловых кругах, но одна из подруг Марии предупредила ее о том, что у него есть проблемы с алкоголем и с женщинами, и, в конце концов, это оказалось правдой… У них долго не было детей, но через пять лет она забеременела. К тому времени ее муж уже не выходил из запоев неделями, а потом и вовсе стал часто исчезать из дома. После появления на свет прекрасной девочки, которую в честь бабушки Марии назвали Джулией, ничего в поведении мужа не изменилось и даже несколько ухудшилось. Так продолжалось более трех лет, и наконец Мария не выдержала и ушла от мужа.

Она не решилась подать на развод из-за ребенка. Но жили они с Алберто раздельно. Когда муж переставал пить на какое-то время, он пытался вернуть расположение жены. Приходил к ним с дочкой, приносил Джулии игрушки, Марии – торт или шоколад, но у них так ничего и не вышло. Через некоторое время Мария переехала с дочерью в Сан-Паулу и стала воспитывать ее одна, иногда ей помогали родители, а также она наняла няню, которая смотрела за Джулией, когда Мария была занята. Иногда муж приезжал к ней, но чаще к дочке, чтобы поздравить ее с очередным днем рождения. Алберто снял небольшую квартиру в пригороде Сан-Паулу, жил там в основном один и работал финансовым консультантом в большой страховой компании. Их брак так и остался в силе, хотя они не жили вместе уже много лет. Мария зарабатывала достаточно, чтобы быть независимой. Несколько раз она заводила с мужем разговор о разводе, но каждый раз получала решительный отказ. Вот, пожалуй, и все, что знал Майк о прошлой жизни Марии.


5. Майк очень волновался, и Мария, почувствовав это, опустила руки и отняла губы. Она сказала, что ей тоже не мешало бы привести себя в порядок, прежде чем они отправятся в ресторан ужинать. Майк показал ей ванную комнату и включил там свет. Он стал поспешно переодеваться, ведь он хотел успеть это до того, как Мария выйдет из ванной. Но как только он снял свою рубашку, в ванной раздался сильный шум воды, Мария вскрикнула, а потом из-за закрытой двери послышался ее задорный смех. Дверь отворилась, на пороге стояла Мария в совершенно мокрой блузке. Ее блузка и до того не отличалась особенными камуфляжными качествами, ну а теперь демонстрировала абсолютно каждую черточку ее прекрасного тела. Майк сначала смутился, но потом тоже рассмеялся. Так они и стояли напротив друг друга: он с обнаженным торсом, а она в прилипшей к телу блузке. Майк предложил ей снять намокшую одежду и с помощью утюга высушить ее. Мария сразу же согласилась, и он дал ей свою рубашку в голубую полоску. Переодевшись, Мария появилась на пороге ванной уже в ней, длинной, застегнутой на все пуговицы, держа в руке блузку и бюстгальтер. Полы рубашки доходили ей почти до колен, а рукава казались неимоверно длинными. Спокойно смотреть на Марию в таком наряде было выше его сил, и Майк, нежно взяв ее за руку, нет, не за руку, а за длиннющий рукав, притянул ее к себе. Мария прильнула к нему. В тонкой рубашке она была невероятно привлекательна и сексуальна до неприличия! Майк чувствовал ее грудь, между ними была только его полосатая рубашка, но и она оставалась там недолго. Это было просто волшебство, Майк никогда не испытывал ничего подобного. Мария обвивала его нежными руками, а он целовал ее, он целовал все, что попадалось ему на пути – губы, глаза, волосы, шею, грудь, живот… Мария отвечала ему тем же, она уже была не в состоянии сдерживаться…

Когда Майк открыл глаза, Мария лежала на кровати совершенно голая, лишь ее левая нога была наполовину прикрыта покрывалом. Он обвел ее взглядом и тут заметил, что она была не совсем голой, на левом запястье у нее были часы, часы, которые он прислал ей на прошлый день рождения. Ему стало одновременно очень приятно оттого, что она не сняла их даже в такой ситуации, и смешно, потому что это было единственное, что на ней осталось! Майк поставил гладильную доску, включил утюг, и уже через полчаса Мария стояла перед зеркалом в прихожей в свежевыглаженной белоснежной блузке и все так же обворожительно улыбалась.

В гостинице было несколько ресторанов, и Мария выбрала японский. Они устроились за столиком у окна. За ужином пили сладкое шампанское и были счастливы, что наконец смогли встретиться. Разговор постоянно переходил на комплименты и шутки. Часто Майк брал руку Марии и говорил ей очередную любезность. Они старались общаться больше на английском, во-первых, меньше людей их понимало, а во-вторых, так хотела Мария, чтобы иметь возможность попрактиковаться в языке, ведь ей это удавалось не часто. Для Майка английский хоть и не был родным, но он был более привычным, чем португальский. Португальским он владел довольно прилично, если не брать во внимание некоторые различия между языком в Португалии и Бразилии. Посреди вечера Майк вдруг рассмеялся, ему пришло в голову, что они оба говорят с акцентом, она, когда говорит на английском, а он, когда говорит на португальском. Они долго смеялись, обсуждая это. К концу вечера они уже чувствовали себя довольно свободно, и, прежде чем сесть на заднее сидение такси, она улыбнулась своей очаровательной улыбкой, сводящей Майка с ума, подставила ему щеку и сказала, что не целуется в губы при свидетелях. Они опять засмеялись, и она уехала.

Все следующие дни проходили по схожему сценарию, но с некоторыми отклонениями от основной линии. Днем они были заняты, а вечера проводили вместе. Они гуляли по городу, даже прошлись по парку Ибирапуэра, расположенному недалеко от гостиницы, дважды попали под проливной тропический дождь – такие дожди идут здесь в январе каждый день, ужинали где придется, а потом Мария вызывала такси и отправлялась домой, к дочери и чтобы отпустить няню. По просьбе Майка они заглянули в шоппинг-центр Patio, где Майк купил для Джулии очень красивую куклу.

Майку удалось, хотя и не без труда, подписать крупный контракт, и теперь у него появилась реальная возможность прилететь сюда в командировку еще раз или даже два. Однажды они встретились с Марией днем, чтобы перекусить в уличном кафе. Майк уже закончил свою программу на день и был свободен. По просьбе Марии им принесли очень популярный в Бразилии десерт на основе ванильного мороженого. Одна часть мороженого смешивается в блендере с одной частью спелой бразильской папайи и сверху поливается французским ликером из черной смородины. Такого Майк не пробовал еще никогда в жизни.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5