Бореслав Скляревский.

Тайна трагедии 22 июня 1941 года



скачать книгу бесплатно

– почему Сталин до последнего часа не объявлял всеобщую мобилизацию;

– сталинское руководство, пытаясь скрыть катастрофические провалы и неудачи 22 июня 1941 года, якобы создало миф о предательстве или измене высшего звена генералитета накануне и в начале войны, чтобы оправдать свою беспомощность и безответственность в первые дни войны;

– Сталин будто бы не ожидал скорой войны, так как слепо верил в советско – германский договор о ненападении;

– Сталин якобы еще в 1939 году пошел на идеологические уступки, на «тайный» сговор с фашистской Германией, стал «невоюющим союзником воюющего Гитлера»;

– Сталин якобы планировал операцию «Гроза» – превентивное нападение на Германию 6 июля 1941 года, но Гитлер его опередил;

– трагедия 22 июня 1941 года произошла якобы потому, что Сталин не разрешал приводить войска в боевую готовность;

– именно благодаря военной стратегии И. В. Сталина миллионы красноармейцев в самом начале войны попали в гитлеровский плен, а затем по его же «варварскому приказу» всех советских военнопленных направляли в ГУЛАГ.

Я не случайно привел множество бездоказательных измышлений антисталинистов по поводу трагедии начального периода ВОВ. При объективном исследовании подобные измышления не выдерживают никакой критики, так как уводят нас от главных причин жестоких поражений Красной Армии в июньские дни 1941 года.

Есть еще одна очень важная проблема – попытаться осмыслить, какую роль в этот период играли западные государства и США?! Разве государства Запада в этот период не заключали тайных соглашений с фашистской Германией? А мюнхенский сговор с Гитлером…? Одно можно сказать определенно, не было бы Мюнхена – не было бы Второй мировой войны!!

Все эти вопросы, а также раскрытие основ сталинской внешнеполитической доктрины 1930-х – 1940-х годов позволит нам правильно и правдиво оценить роль И. В. Сталина в российской и мировой истории, а главное, в истории ВОВ.

Оценивая роль И. В. Сталина в истории Великой Отечественной войны, говоря о нем как о Верховном Главнокомандующем Красной Армии, победившей гитлеровскую Германию, необходимо, прежде всего, честно и объективно рассматривать всю военную российскую историю.

Следует отметить, что после генералиссимуса А. В. Суворова доблестный русский народ, а то, что он доблестный, у меня, например, нет никаких сомнений, не выиграл ни одного сражения. Даже если были удачные военные кампании, то это происходило не из-за выдающегося искусства полководцев и военноначальников, а благодаря каким-то особенным обстоятельствам.

Так например, в турецкую военную кампанию 1877–1878 гг. русские войска практически не выиграли ни одной битвы. Поддержка местного населения и военное искусство в обороне позволили туркам уйти на свою территорию практически без потерь, так и не допустив русских на свою землю.

То же самое произошло с французами, которых М. И. Кутузов буквально загонял на громадных российских просторах и впоследствии заставил их основательно замерзнуть.

Даже в битве при Березине не сумели русские войска разбить и окружить французов, так как основные их силы сумели благополучно уйти.

Давайте вспомним Крымскую войну 1854 года, когда русские войска потерпели сокрушительное поражение под Севастополем от Англии, которая воевала в союзе с Францией. Мало кто знает, что площадь Альма в Париже названа именем небольшой реки под Севастополем, где англичане с французами разгромили российские войска, осадили Севастополь и заставили русское командование утопить все корабли Черноморского флота.

А говорить о военных успехах России в Первую Мировую войну или в русско-японскую при Николае II вообще не приходится, – бездарный был Главнокомандующий.

Только при И. В. Сталине доблестный русский народ вновь стал доблестным, только при Сталине вся страна гордилась своей Армией и ее командирами, потому что Сталин не знал поражений, потому что он был не только Великим Полководцем, он был символом Победы страны во всех ее начинаниях.

Мне как и людям моего поколения, миллионам моих соотечественникам исключительно противны ложь и фальсификации о Сталине, которые льются со страниц «свободных» газет и журналов, с телеэкранов и радиостанции «Эхо Москвы» со времен горбачевской «перестройки». Очень часто можно слышать вопрос в сегодняшней России, – в чем существо спора о личности И. В. Сталина? А спора то и нет! Со стороны антисталинистов есть исключительно политические спекуляции, связанные с именем Сталина. Доказательств нет. Все построено на клеветнических измышлениях и злостных вымыслах, которые антисталинисты пытаются внушить, главным образом, молодым людям.

Сегодня я вижу только один выход из создавшегося тупика, который определяется социально-идеологическим разделением страны и невозможностью консолидации российского народа для создания мощной модернизированной экономики. Для этого необходимо добиться, чтобы в стране восторжествовала историческая справедливость, точнее, Правда Истории, российской истории 20-го столетия, и, прежде всего, Правда о сталинской эпохе и советском периоде в целом.

Необходимо, прежде всего, прекратить фальсификацию истории, не допускать новых попыток декоммунизации и десталинизации нашего прошлого. Не отрекаться от сталинизма, как это публично демонстрируют в своих телепрограммах либерально настроенные ведущие (Д. Киселев, В. Соловьёв, П. Толстой), которые при этом очень хотят быть приобщенными к Великой Победе 1945 года, забывая о том, что к этой победе привел советский народ именно И. В. Сталин. Вот почему подобные действия наносят государству колоссальный вред и приводят к новым политическим всплескам русофобии и попыток дискредитировать Россию. По крайней мере, Советский Союз был разрушен, во многом, благодаря историческим фальсификациям, сначала хрущевским, а затем через четверть века Горбачева и Ельцина.

В первую очередь сейчас необходимо возрождение оскверненной истории Великой Отечественной войны, особенно ее трагическое начало, причины первых сокрушительных поражений, и главное, извечный вопрос, – кто виноват во всех этих ошибках и просчетах? Я зачастую испытываю жгучую боль и неприятие оскорбительных и лживых выпадов антисталинистов, когда они пытаются утверждать, что «мы воевали мясом, кровью, горами трупов, заградотрядами, штрафными ротами, а немцы, дескать, воевали лучше нас. Поэтому России нечего праздновать и нечем гордиться. Такая вот у России «цена Победы». Все это оскорбляет и унижает память и героизм советского народа, лично моих родных и близких, как не вернувшихся с фронтов войны, так и тех, кто затем восстанавливал из руин нашу Родину.

Мне представляется, что все вышеизложенное должно вызвать живой интерес у читателя, так как значительному числу людей Правда о сталинской эпохе еще недоступна во всей совокупности исторических материалов, и в особенности это касается правды о ВОВ, которая на сегодня оказалась поруганной и оболганной.

В своей книге я пытаюсь осмыслить истоки трагических событий, прежде всего, в начальный период войны на основе исторической правды, и, главное, уйти от мифотворчества, т. е. не приписывать И. В. Сталину ответственность за все, что происходило в стране и в негативном, и в позитивном плане, не превращать Сталина в единственного творца истории.

В настоящее время появилось большое количество литературы с весьма объективным подходом к роли Сталина в истории. Тем приятней об этом говорить, что весомую долю в Правду сталинской эпохи внесли американские историки – исследователи: Гровер Ферр в книге «Антисталинская подлость», Джон Арч Гетти в книге «История больших чисток», Роберта Менинг, Шейла Фицпатрик и другие.

В работе над книгой я использовал труды замечательных российских историков – аналитиков, историков – исследователей А. Мартиросяна, Ю. Мухина, О. Козинкина, Н. Червова, В. Жухрая, В. Мещерякова, В. Суходеева, А. Голенкова, А. Саввина, И. Пыхалова, Ф. Чуева, М. Александрова, а также многие архивные исторические материалы.

Есть у меня и сомнения. Читатель может отнестись к некоторым материалам книги не как к фактам истории, а как к моим суждениям о них. Поэтому я не претендую на абсолютную верность своих суждений и выводов, на справедливость своих огорчений и разочарований.

Одно могу сказать совершенно определенно, что в изложении всех исторических фактов я нигде не отступал от правды и оптимальной объективности, на которой основаны мои выводы и заключения.

Глава первая

Сталинская внешнеполитическая доктрина. Пакт Молотова-Рибентропа. Начало Второй мировой войны.


Личность Сталина настолько многогранна и величественна, а иногда по-своему непонятна и загадочна, что историки, изучая его деятельность, еще долгие годы будут спорить о том, как оценивать его роль в российской и мировой истории.

Но, что бы ни говорили о Сталине историки и критики любых политических взглядов, бесспорно следующее, – сталинская внешнеполитическая доктрина 1930–1940-х годов оказала весьма значительное влияние на весь ход мировой истории.

В чем же состоял секрет успеха сталинской дипломатии? Сталин начал внешнеполитическую игру в условиях, когда страны, окружавшие совсем молодую страну, – Советский Союз, относились к нему, по меньшей мере, враждебно. Именно это обстоятельство потребовало от Сталина действовать предельно напористо и, вместе с тем, безошибочно.

Сталин вывел Россию из политической изоляции, а затем превратил ее в сверхдержаву, способную успешно конкурировать с объединенной мощью промышленно развитых стран Запада. Внешняя политика Сталина абсолютно преобразила систему международных отношений в 20-м столетии. Последствия этой политики продолжают оказывать серьезное воздействие на современные международные отношения, предопределяя действия политических руководителей во многих странах мира. Именно поэтому деятельность Сталина, его внешнеполитическая доктрина не перестает приковывать к себе внимание не только историков, но и политиков, и экспертов, занимающихся разработкой текущих внешнеполитических решений.

Необходимо признать, что сталинская оценка мировой политической ситуации в середине 1930-х годов была совершенно правильной. В неизбежности войны Сталин был убежден. Страна готовилась к ней. Но подготовить страну к войне с таким врагом, каким была гитлеровская Германия, – для этого мало было знать, что она будет. Прежде всего, Сталин однозначно определил, что во Второй мировой войне одновременно будет две войны – война между капиталистическими странами за передел мира и война капиталистического мира против социализма. Сталин сумел мобилизовать все силы планеты на защиту страны Советов. И добился немыслимого успеха. Как политический деятель он оказался на несколько порядков выше всех политиков Запада. Он их переиграл. Именно его превосходство над ними принесло ему ненависть со стороны политических пигмеев как прошлого, так и настоящего… Если бы он потерпел неудачу, к нему отнеслись бы более милостиво, как это делают сейчас в отношении Гитлера. В народе справедливо подмечено: «Гитлер войну проиграл, но потомки это ему простили. Сталин войну выиграл, но потомки не могут ему этого простить».

Внешнеполитическая доктрина Сталина, как и любая другая доктрина, основанная на принципах политического реализма, не была связана с категориями этики и морали. Ключевым элементом доктрины, ее стержнем являлось обеспечение национальных интересов. А интересы и мораль – вещи совершенно несовместимые. Поэтому применение при оценке сталинской дипломатии моральных критериев, вряд ли можно считать обоснованным. Во всяком случае это выглядело бы столь же странно, как, например, осуждать британского премьер-министра Дизраеля за его известную фразу о том, что у Англии нет вечных друзей и союзников, зато есть вечные интересы, или обвинять в аморальности одного из самых выдающихся дипломатов в истории Талейрана. Нельзя осуждать за это и Сталина, поскольку именно приверженность принципам политического реализма лежала в основе его успехов во внешней политике, было главным секретом его дипломатических побед. /1/.

Ради национальных интересов советского государства Сталин был готов сотрудничать с кем угодно. В этом вопросе очень показательны его взаимоотношения с Б. Муссолини. Сталин поддерживал с лидером итальянских фашистов самые дружеские отношения, «не замечая» того, что коммунисты в Италии подвергаются гонениям. В мае 1933 года было заключено итало-советское торговое соглашение, а в сентябре последовал договор о дружбе, ненападении и нейтралитете. В октябре советские корабли посетили Неаполь, а несколько позже СССР осуществил крупный заказ в Италии на строительство военных судов.

Точно таким же образом в августе 1939 года Сталин неожиданно для Запада пошел на заключение договора о ненападении с Германией. В плане сталинской внешнеполитической доктрины этот дипломатический ход был весьма дальновидным. Западная дипломатия оказалась не в состоянии предвидеть такой поворот событий.

Можно однозначно утверждать, что спасение России – Советского Союза в 1940-е годы произошло благодаря тому, что к середине 1930-х годов И. В. Сталин выработал целенаправленную и последовательную внешнеполитическую доктрину, которая в итоге способствовала созданию антигитлеровской коалиции и спасению человечества от фашизма.

Это утверждают даже братья Медведевы – писатели, которых нельзя «обвинить» в симпатиях к Сталину и, являющихся страстными борцами с «последствиями культа личности».

Они определенно считают Сталина безусловным мировым лидером 20-го века. «Превращение СССР в супердержаву и появление двухполярного мира было в первую очередь связано с политической деятельностью Сталина. Другие лидеры, от которых зависели судьбы людей в минувшем столетии, Гитлер, Мао Дзе Дун, Рузвельт, Черчилль, Ганди, Тито, Хомейни, Манделла, стоят уже в следующем ряду, так как их влияние носило не всемирный, а региональный характер». /46/.

Предвидя неизбежность войны, Сталин определил устремления Гитлера, как главный фактор опасности для СССР, так как именно наша страна будет являться важнейшим объектом дележа территорий и природных ресурсов.

Вот почему перед началом самой жестокой из войн Сталин не мог рисковать, не мог допустить наличие внутри СССР оппозиционных политических центров, готовых в любой момент начать междоусобную борьбу перед лицом смертельной опасности.

Лидер нацистской Германии А. Гитлер впоследствии по достоинству оценил политическую дальновидность своего главного противника. Выступая в мае 1943 года на совещании с рейхляйтерами и гауляйтерами, фюрер с раздражением констатировал, что Сталин имеет то преимущество, что в СССР «…не осталось практически никакой оппозиции», что «…большевизм вовремя освободился от этой угрозы и может поэтому направить всю свою энергию на борьбу с врагом», а это заметил Гитлер «…положило конец пораженчеству».

Важнейшим принципом внешнеполитической доктрины Сталина стал переход страны на путь ВЕЛИКОДЕРЖАВНОЙ ПОЛИТИКИ, которая должна опираться не на классовую идеологию, а на идеологию развития национального сознания, суть которой сводится к тому, что Россия заинтересована не в мировой революции, а в собственной безопасности для развития своей страны.

Именно таким образом, И. В. Сталин повернул концепцию К. Маркса о пролетарском интернационализме в прагматическую плоскость национальных интересов России.

Необходимо отметить, что внешняя политика И. В. Сталина была выработана и начала реализовываться в ситуации, когда внутренняя политика в СССР была повернута в сторону прямо противоположную к «мировой революции», т. е. к дестабилизации в мире. Поэтому можно смело утверждать, что сталинская внешнеполитическая доктрина была серьезным отступлением от марксизма и ленинизма, и оставалась связанной с ним исключительно использованием привычной терминологией.

Первым серьезным шагом реализации сталинской внешнеполитической доктрины стало вступление СССР в 1935 году в Лигу наций, что совершенно противоречило ленинским принципам внешней политики, и предопределило прагматизм сталинского подхода во внешнеполитическом курсе. Эту яркую особенность новой дипломатии Кремля отмечает один из руководителей британского МИД М. Иден, который был с визитом в Москве в марте 1935 года. Впоследствии он писал о впечатлении, которое произвел на него И. Сталин: «Было легко забыть, что я разговариваю с членом партии. Совершенно определенно, было бы трудно найти меньшего доктринера. Я не мог поверить, что Сталин когда-либо увлекался Марксом. Он никогда не упоминал о нем таким образом, что можно было бы сделать подобный вывод…». /18/.

Рассматривая основной принцип сталинской внешнеполитической доктрины, следует обратить внимание на три принципиальных момента.

Во-первых, осуществляя Великодержавную внешнеполитическую стратегическую линию, Сталин четко держал курс на возвращение традиционных исконных российских территорий в границах 1904 года. Он никогда не забывал своего обещания на Первом съезде Советов СССР 30 декабря 1922 года о сохранении «исторического тела России». Не случайно в последний день Второй Мировой войны в своем «Обращении к советскому народу» 2 сентября 1945 года И. В. Сталин сердечно отметил: «Сорок лет ждали мы, люди старшего поколения, этого дня. И вот этот знаменательный день наступил. Сегодня Япония признала себя побежденной и подписала акт безоговорочной капитуляции».

Во-вторых, зная, что война неизбежна, Сталин однозначно считал, что СССР должен вступить в мировую войну последним, что позволяло в полной мере владеть ситуацией и ни при каких обстоятельствах не выступать агрессором. Он оставляет за собой право решить, когда следует вступить в войну. Сталин неоднократно подчеркивал, что «искусство большевистской политики состоит в том, чтобы уметь выбрать время и место, и учитывать обстоятельства дела для того, чтобы сосредоточить огонь на том фронте, где скорее всего можно будет добиться максимальных результатов». /65/

Думаю, что в этом и заключался глубокий политический реализм И. Сталина. Он прекрасно понимал, что СССР может вступить в войну, если будет подвергнут нападению, чтобы ни у кого не возникло сомнений, что именно враг навязал войну.

Отбросив идеологические догмы в своем внешне-политическом курсе, и, опираясь на идеологию развития национального государства, Сталин стремился возложить на Гитлера ответственность за начало войны против СССР и, превратив, таким образом, войну в Отечественную, сделать главной своей опорой идею пробуждения национальной гордости и державного духа русского народа, патриотизма и его внутренней силы, на его способности к самостоятельному и независимому развитию.

И эту великую и значительную цель И. В. Сталину также успешно удалось реализовать. Эти мысли он неоднократно приводил во многих своих выступлениях, где акцент делался, прежде всего, на развитие национального сознания и государства русского народа. Он не принимал бытующего на Западе мнения о неполноценности русской нации. Кстати, говоря о русской нации, Сталин имел ввиду и белорусов, и украинцев, обособляя славян СССР в единую русскую нацию. /62/.

И, наконец, в-третьих. В сложнейшей внешне-политической обстановке 1930-х годов Сталин с выверенной последовательностью и точностью провел в жизнь свой стратегический замысел, – не допустил объединения двух империалистических коалиций, двух группировок великих держав – германо-итальянской и англо-французской. Путем искусного дипломатического маневрирования Сталину удалось столкнуть две противоборствующие коалиции, а самому избежать втягивания в военный конфликт на ранней, невыгодной для СССР стадии. К 1940-му году, когда противостоящие коалиции определились достаточно наглядно: германо-итало-японская и англо-американская, все зависело теперь от Сталина.

В ходе войны И. В. Сталин стал главной фигурой антигитлеровской коалиции и это предопределило его ведущую роль в решении проблем послевоенного переустройства мира.

В этот период времени Сталин показал себя как выдающийся профессионал коалиционной политики, которая была ему знакома в ходе борьбы с различными группами оппозиции в ЦК ВКП(б).

Теперь в условиях антигитлеровской коалиции И. В. Сталин ощущал себя лидером во всех отношениях, создавая самые различные коалиции как внутри отдельных стран, так и в широком международном плане, если ему требовалось это.

Сталин перестал действовать в режиме этой политики, когда послевоенные геополитические преобразования привели СССР в состояние абсолютной международной безопасности.

Это была, пожалуй, самая значительная внешне-политическая победа И. В. Сталина.

В целом можно с уверенностью сказать, что внешнеполитическая доктрина Сталина была по своей значимости и действенности гениальной.

Необходимо отметить, что такую же оценку внешнеполитической деятельности Сталина давали практически все политики и эксперты в XX-ом веке, кто однозначно трактовал политику Советского Союза, как единственно возможную и необходимую с целью разгрома фашистской Германии.

Но проходит время. В конце 1980-х – начале 1990-х годов представители политической элиты Запада и США перед мировой общественностью ставят «удивительный» вопрос: – «Так с чего же началась Вторая Мировая война?» И тут же следует однозначный запрограммированный ответ: – «С пакта Молотова-Риббентропа, с раздела Польши и оккупации Прибалтики».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное