Болото Алина.

Сибантийский транзит



скачать книгу бесплатно

7

У Анджея отчего-то дико болела голова, и в горле наступила великая сушь. И на бока кто-то давил, и все тело затекло, и кровать почему-то   качалась. Он открыл глаза, но это мало что изменило, ведь перед носом торчал и вонял меховой матрас. С жесткой бурой шерстью. Вонял омерзительно, Анджея чуть не вывернуло наизнанку, он только и успел слегка приподнять голову, и тут же услышал гневный стрекот.

Что-то пронзительно стрекотало над самым ухом, разрывая звуками и без того несчастную голову. Анджей кое-как изогнул в повороте шею, чтобы определить источник звука, и увидел над собой склоненную морду какого-то   зверя.

– Бе-елочка! – с трудом выдавил из пересохших губ и тут же получил чувствительный шлепок по щеке.

«Белочка» неслабо дралась. Анджей попытался вскинуться, чтобы избежать следующей пощечины, но невольно вскрикнул от боли в стиснутых ребрах. Что-то  упруго держало грудную клетку с двух сторон, и руки почти не чувствовались.

Наверное, «Калипсо» захватили чужаки! А пассажиров повязали и сейчас вышвырнут за борт! Это конец!

– Ты мне ответишь за тремпаро! – внезапно проорала «белочка» на чистейшей космолингве. – Его бок дочиста оттирать будешь! Пьяндюк инопланетный!

Анджей несколько раз открыл и закрыл глаза, и понял, что кричит все-таки не белочка. Белок таких размеров еще не вывели. Это что-то другое. Может, он заснул за игрой?

Матрас перестал раскачиваться. Анджей услышал, как что-то   мягко стукнуло, а потом его начали откуда-то   выдергивать, отчего сдавленные ребра заболели еще сильнее, и, наконец, он сам грохнулся об землю и увидел над собой ясное голубое небо. И два солнца почти в зените. Одно огромное – с голубоватой короной, а второе поменьше – с красной.

Но через секунду двойная звезда исчезла из виду, потому что небо заслонила черная морда с хищным оскалом белоснежных зубов.

– Вставай, пьяндюк, и чисти животное! Мало того что я жизнью ради тебя рисковал, так ты еще и мое имущество пачкаешь!

Анджей с большим трудом сел и обхватил руками голову:

– Где я? – спросил со слабой надеждой услышать историю об игровом зале «Калипсо».

– На планете Сибант, бесхвостый! В столице славного государства Алвэра – Форталесе!

Степь до самого горизонта никак не напоминала о мегаполисах. И шестигорбый верблюд с хоботом определенно не заменял собой общественный транспорт. И пузатый лемур в штанах не мог сойти за регулировщика движения. Анджей подавил в себе желание истерически расхохотаться.

– Пить дай! – попросил он свою пышнохвостую галлюцинацию.

– А ты заслужил?! Вставай и чисти животное! Дурно, видите ли? Не надо лакать всякую дрянь с подонками! Еще наверняка в стакан что-то   всыпали. Уже мог на небесах Драконов кормить, если бы не я!

– А ты кто? – Анджей старался, чтобы распухший язык шевелился правильно, поэтому говорил очень медленно.

– Я твой спаситель! Я один дрался с пятерыми, чтобы спасти твою трижды бесхвостую шкуру!

– Спасибо! – Анджей не помнил подробностей ночи, но на всякий случай решил не противоречить новому знакомому. – А где космодром?

– Почисти тремпаро! – гнул свое лемур-переросток. – А потом я введу тебя в курс дела.

Пришлось Анджею Долански встать, шатаясь, нарвать травы и начать чистить животное, память о горбах которого все еще хранили его ребра.

Тремпаро счастливо пофыркивал, переступал с ноги на ногу, жмурился, и норовил запустить короткий хобот в карман Анджея.

Оба солнца припекали уже заметно, лемур повел озабоченным взглядом, потом внезапно сорвал почти из-под ног верблюда какой-то   широкий лист и водрузил на голову человека. Анджея передернуло, потому что лист чувствительно вцепился колючками в волосы.

– Не снимай! А то тепловой удар получишь, возись потом!

Лемур определенно не был ласков с подопечным. Возможно, на то имелись свои причины, а может, новый знакомый просто обладал скверным характером.

Когда шерсть тремпаро была наконец-то   очищена, лемур заставил животное опуститься на колени и сел между двумя передними горбами.

– Садись! – указал он на ложбину между следующими. – Поехали!

– Мне на космодром надо! – напомнил Анджей. – На челнок с «Калипсо»!

– Твой челнок давно улетел, поехали!

– Да не поеду я никуда!

Лемур тяжко вздохнул, а потом руки Анджея оказались прижатыми к телу, а сам он спеленат двумя оборотами пушистого хвоста. Затем последовал рывок, и гость оказался сидящими между вторым и третьим горбами тремпаро.

– Если почтенный таншайв говорит «поехали», стало быть, надо ехать.

Тремпаро неспешно поднялся с колен, фыркнул и побрел, послушный пощелкиваниям переднего седока, куда-то в сторону своей самой длинной тени.

8

Это не было самое приятное путешествие в жизни Анджея. Похоже, ему и в самом деле что-то   подсыпали в питье, потому что голова продолжала болеть, в ушах стоял звон, а спина соседа периодически раздваивалась.

Вскоре таншайву надоело держать хвост туго закрученным, он отпустил пленника и разложил свое природное оружие на нескольких горбах тремпаро. Временами хвост соскальзывал и падал на спину Анджея. Долански брезгливо морщился, однако терпел. У него уже не один раз возникала мысль захватить локтем шею навязчивого спасителя, придавить слегка и потребовать объяснений, но сзади шевелился пушистый хвост. Навряд ли, чтобы хвост позволил безнаказанно душить своего хозяина!

Пока затевать драку не имело смысла, Анджей надумал немного осмотреться. Для начала, он решил, что зря мысленно назвал тремпаро верблюдом. У нормального верблюда горбы толще и рыхлее, а у этого животного они были значительно тоньше и более упругими. Ближе к середине горбов имелось утолщение, отчего седока между ними слегка расклинивало. Теперь Анджей вообще не мог понять, как это он валялся на спине такого странного зверя и не поломал при этом ребра. Ехать на тремпаро – это все равно, что кататься между зубцами расчески или моститься на спинном плавнике огромной рыбы. Ничего приятного!

Но от рассматривания средства передвижения Анджея отвлек окружающий пейзаж. Мало того что вокруг расстилалась степь с обычной зеленой травой, которую можно встретить на какой угодно планете, так еще и огромными лилово-малиновыми пятнами на ней выделялись заросли какого-то   кустарника! И веяло оттуда таким жаром, что Анджей даже удивился. Похоже, что кустарник буквально впитывал солнечный свет, нагревая над собой воздух. Раскаленный воздух дрожал и струился. Анджей прищурился, посмотрел вдаль, и у него даже головная боль прошла мгновенно, потому что он увидел скачущих прямо на них огромных всадников! Не менее десятка гигантских тремпаро несли на себе каких-то   невероятно уродливых и худых серо-голубоватых существ!

Лемур тревожно зацокал и пустил горбатого «коня» в галоп. Сам он сидел в «седле» довольно ловко, а чтоб не слетел инопланетный гость, прижал его одним оборотом хвоста к заднему горбу.

Но почему-то   скакали не от врага, а на него! И только, когда гиганты внезапно исчезли, Анджей понял, что видит мираж. Вместо таинственных всадников навстречу побежали деревья. Много-много деревьев с изогнутыми кривыми стволами мчались на корнях, как стадо взбесившихся пауков. То и дело какое-то   дерево останавливалось и начинало быстро закапываться в почву!

Едва пропали деревья, навстречу понеслись океанские валы с ныряющими между ними прозрачными шарами. Внутри каждого шара находилось живое существо с огромными, подернутыми поволокой глазами. Анджей едва не врезался в один из шаров, и понял, что тремпаро перепрыгивает малиновый кустарник. На секунду полыхнуло жаром и видения пропали.

Таншайв продолжал подгонять скакуна, и Анджей понял, что горизонт, который казался далеким, постепенно становится ближе. На самом деле это стремительно увеличивался город, что вначале почти сливался с линией горизонта, а теперь распался на отдельные строения, выглядывающие из зелени садов.

Но тут Анджей оглянулся и увидел всадников на тремпаро. Тех самых. Худых, серо-голубых. Нормального, правда, роста и размера, но, кажется, очень злых, судя по доносящемуся с той стороны вою.

Их собственный зверь тревожно вращал хоботом, но пока повиновался цоканью таншайва. Расстояние все еще было изрядным, но легкие серо-голубые не так утруждали своих «коней», как упитанный таншайв на пару с человеком. Более тяжелая ноша замедляла темп.

– Что им надо? – крикнул Анджей, пригибаясь к спине своего спутника.

То, что ответил таншайв, означало примерно следующее. Серо-голубые желали видеть преследуемых, уложенными плечом к плечу на дне ручья с тщательно переломанными костями. Желательно, чтобы в этом ручье водились еще и ядовитые рыбы.

– Я же иностранец! – воскликнул Анджей. –  У меня неприкосновенность!

– Не переживай так сильно! – ответил явно озабоченный таншайв. – Они тебя касаться не будут, для этого есть специальные приспособления!

Через пару минут тремпаро с двумя всадниками влетел на городскую окраину и сразу же встал на дыбы перед каким-то   крошечным мобилем так, что чуть не сбросил седоков. У Анджея лязгнули зубы, он прикусил язык, но едва это заметил, потому что таншайв соскочил сам и выдернул из «седла» партнера. Последним отчаянным движением он содрал с шеи освобожденного животного свой пояс и во всю прыть бросился бежать по улице. Анджей немедленно припустил за ним.

Бегал лемур хуже, человек сразу же опередил его метра на полтора.

– Вправо, вправо поворачивай! – крикнул сзади таншайв. – Там каменная стена и ворота с прутьями! Звони в калитку!

Довольно широкая улица с двух сторон оказалась засажена деревьями. Стволы деревьев были предусмотрительно прикованы толстенными цепями к вбитым в деноровое покрытие кольцам. Анджей на ходу было принялся перепрыгивать через цепи, потом взял правее и выскочил на тротуар. Оглянувшись, он увидел въезжающих на улицу всадников и отчаянно размахивающего руками таншайва. Правее! Еще правее!

И тогда он рванул к ближайшему забору: низенькому, из зеленого штакетника. Он не видел, как таншайв за его спиной сделал почти то же самое, только притянув себя к забору рывком хвоста, следующим броском зацепившись за ветку дерева. Молодое дерево затрещало под упитанным телом лемура, но тут рядом свистнул аркан, и таншайв оттолкнулся от сломанного дерева, чтобы вскочить на крышу веранды. Дальше он уже бежал по крышам в сторону заветного переулка.

Анджею повезло меньше. В первом же дворе, куда он влетел, оказалась собака. Или то, что хозяева собакой считали: помесь краба и зайца. Эта скотина лихо прыгала и пыталась клешней ухватить Долански за ногу. Без ноги свою дальнейшую жизнь Анджей пока не представлял, потому со всего маху огрел прыгуна по панцирю его же собственной миской. И перескочил в следующий двор.

В следующем дворе оказалась старушка «божий одуванчик», которая при виде незнакомого молодого человека заорала благим матом. И не только благим. Пока Анджей мчался через лужайку, он узнал много нового о себе, о своей семье, а также о предках до седьмого колена.

Но где-то   рядом гулко бухали о деноровое  покрытие копыта, поэтому Анджей проигнорировал словоохотливую старушку и вскарабкался на стену соседского гаража.

Он чуть не ввалился в пустой бассейн, вытоптал несколько клумб, и носом к носу столкнулся с хозяином следующего дома.

– Проверка площади участка! – крикнул на космолингве. – За превышение – штраф!

Пока возмущенный хозяин подбирал слова для нежданного проверяющего, «государственный чиновник» лихо перескочил через забор и оказался перед заветными воротами. С прекрасными металлическими прутьями вверху, с проволокой, определенно протянутой не для красоты. С изумительной, утопающей в зелени, резной калиткой с ручкой в виде драконьей пасти.

И с серо-голубыми уродцами, угрожающе раскручивающими над головами арканы.

9 Эшик

Если кто-то   думает, что я люблю стикинсов – он глубоко неправ. Кочевников не любит никто, даже они сами. Виданное ли дело: устраивать такой тарарам из-за какой-то   хромоногой скотины! Не надо ее бросать у дороги без присмотра! На ней же не написано, что она частная собственность! Любой может ошибиться, тем более что клеймо у нее между горбами, сел – и уже не видно!

Вот, если у меня будет тремпаро, я ему клеймо на лоб поставлю, тогда никто не сможет сказать, что не видел обозначений!

В общем, что говорить, вляпались. Откуда я мог знать, что эти оборванцы так хорошо в городе ориентируются? Я только еще подбирался к воротам виллы Идальго, как на меня набросили пару арканов и поволокли по дороге. Прощай мои новые кожаные штаны! Я их только четыре дня, как начал носить! Правда, они спасли мои колени, иначе донор наделал бы в шерсти проплешин. Говорил я Идальго: давайте перед воротами плитку положим… Хорошо, что он меня не послушал! А то эта плитка ребра мне бы пересчитала.

В общем, я проехал на пузе метра полтора, и уже совсем собрался притвориться мертвым, но тут веревка ослабла, потому что мой стикинс резко осадил тремпаро. Я поднял голову и увидел, как с забора почтенного Давишона спрыгивает чужак. Кочевники обрадовались, что сцапают обоих тремпарокрадов, и уже начали раскручивать над головами свои идиотские веревки.

Но тут мой найденыш зачем-то   рванул обратно, прыгнул, двумя ногами оттолкнулся от забора и кувыркнулся почти под брюхо ближайшему тремпаро. Естественно, что арканы поймали пустоту!

Я даже сел, забыв о своем предполагаемом обмороке. Очень уж хотелось посмотреть, как кто-то   обставляет стикинсов.

Чужак залез под брюхо тремпаро и снизу схватил всадника за ногу. В результате стикинс полетел на дорогу так же быстро, как папаша Бонки, когда чуток переберет с выпивкой. Правда, папаша Бонки раза в два тяжелее. Зато у стикинса на лапе висел чужак. Так что, грохнулись на деноровое покрытие оба. Но чужак опять боком перекувыркнулся и вскочил на ноги.

Тут уже кочевники осерчали всерьез. Слишком тесно сгрудились, чтобы арканы раскручивать, так они погнали своих тремпаро прямо на обидчика. Но тот не стал дожидаться, пока его затопчут, а сам ринулся навстречу погибели. За два шага до ближайшей животины, он подпрыгнул, легко взбежал по боку тремпаро и, обхватив двумя руками всадника, вместе с ним полетел на дорогу. Но в этот раз сверху рухнул еще и остановленный на всем скаку тремпаро!

Остальные стикинсы придержали животных, только мой развернулся и подъехал поближе, протащив меня по дороге теперь в обратную сторону. Выброшенный из «седла» кочевник уже поднялся, и злобным шипением подзывал своего скакуна. В центре круга барахтался испуганный тремпаро, подмяв под собой человека и стикинса.

Боковым зрением я успел заметить, как к месту нашего аттракциона постепенно подтягиваются соседи. Впереди, само собой, сеньора Нерия. Да так ногами перебирает, что даже про клюку забыла! За нею папаша Бонки с сынком, который, вообще-то, в это время должен быть уже в школе. А там и кумушки Далия и Рита шеи вытягивают. Лучше бы за мужьями своими следили, чем на драку глазеть! И ни один же гад не вступится за несчастного таншайва! Я, так всегда их перед Идальго отмазываю, сколько раз хлопотал за них по всяким делам! И где благодарность?!

И тут, словно глас божественного Дракона с неба, раздался голос Идальго:

– Вы что здесь затеяли, сукины дети?!

Тут я очень кстати вспомнил о своем еще нереализованном обмороке, упал на спину и закрыл глаза. Я сражался, как лев, но врагов оказалось больше! Не будем искушать судьбу, Идальго один стоит всех кочевников Сибанта! Я лучше помолчу.

10

К тому, что сверху рухнет еще и тремпаро, Анджей оказался не готов. Его почти расплющило под дергающейся тушей. Счастье еще, что под кожей у кочевого скакуна оказался толстый слой жира, поэтому пресс получился чуть мягче, чем могло быть, но грудную клетку сдавило: ни вздохнуть, ни охнуть.

Где-то   внизу слабо шевелился кочевник, и к своему огромному удивлению, Анджей почувствовал, что стикинс ползет. И не просто ползет, а выползает, как угорь из-под навалившейся тяжести человека и животного!

– Вы что здесь затеяли, сукины дети?! – внезапно рявкнул где-то   над головой зычный голос. – Немедленно поднять скотину!

Стикинсы послушно бросились на помощь, уперлись плечами, поднатужились, в последний раз крутанув хоботом, тремпаро поднялся, и Анджей смог вздохнуть.

Несколько секунд он лежал и просто хватал ртом воздух, чувствуя, как ноют, но расправляются ребра. А потом перевернулся на спину, и у самого своего носа увидел трость светло-коричневого цвета, блестящую прозрачным лаком, но при этом разделенную на секции шириной примерно с ладонь. А между секциями темнели узкие металлические перемычки. На какое-то   мгновение Анджей подумал, что трость сейчас качнется, оттуда выскочит лезвие, и воткнется в ямку между ключицами. Но ничего не случилось. Конец трости описал полукруг вокруг головы пленника и опустился на землю. Анджей перевел взгляд выше и увидел смуглое лицо с тонкими, аккуратно подстриженными усами, седую прядь над высоким лбом и ослепительно белую сорочку с широкими рукавами.

В следующую секунду незнакомец переступил через поверженного, раздвинув кочевников, наклонился над бесчувственным телом таншайва.

И тут воздух сотрясли самые изощренные ругательства! Хотя Анджей понимал только ту часть, что произносилась на космолингве, но и этого хватило бы, чтобы таншайв трижды облетел вокруг светила, сгорел в пламени водорода, а уцелевшее навек исчезло бы в черной дыре.

– Дон Альбарес! – прошамкала из толпы уже знакомая Анджею старушка. Это она была в курсе всех подробностей семейной жизни рода Долански. – Дон Альбарес, этот молодой человек вытоптал у меня всю клумбу! А ваш таншайв не расплатился за взятые булочки! Четыре булочки! Свежайшие!

– Черствые! – возразил немедленно очнувшийся от возмущения таншайв. – К тому же их было всего лишь три штуки!

Дон Альбарес замахнулся на него своей тростью, и так некстати выдавший себя лемур увернулся, перекатился набок, и вероятно улизнул, если бы не аркан. Веревка натянулась, отбросив неудачника обратно.

– Четыре их было! – стояла на своем старушка. – Не заплатил, обещался отдать монеты еще вчера, и не отдал!

– Они забрали у нас тремпаро! – на вполне правильной космолингве сказал стикинс. – Мы гнались за ними от самого космодрома!

– Вам компенсируют ущерб. Пусть старший зайдет к управляющему и получит деньги! – велел дон Альбарес. – Сеньора Нерия, вас это тоже касается. Так все-таки, сколько булочек съел Эшик: три или четыре?

– Три!

– Четыре!

Два возгласа прозвучали почти одновременно. Престарелая дама гневно всплеснула руками, видимо, наглость должника потрясла ее до глубины души. А Эшик просто оскалил мелкие, но острые зубы. Очевидно, платить за четвертую булочку он не собирался.

    Дон Альбарес покачал головой.

– Все вычту из твоего жалования! – пообещал он лемуру. – И не вздумай просить прибавки!

– Но хозяин! Я же спасал человека! Жизнью рисковал ради него!

Таншайв вскинул покрытые шерстью руки так патетически, что Анджей всей кожей почувствовал: расплачиваться за героизм Эшика придется долго. Интересно, какая здесь средняя такса у спасателей? Карманы-то пустые, и багаж остался на «Калипсо». Есть в этой местности филиал «Первого галактического банка»? Или придется звонить господину Долански, чтоб выслал денег? Папаше это не понравится!

Дон Альбарес осмотрел все еще лежащего под ногами у тремпаро гостя планеты. По лицу Идальго было понятно, что он не верит ни единому слову Эшика.

– Я отстал от «Калипсо»! – на всякий случай сообщил Анджей. – Мне нужно вернуться в космопорт и сесть на следующий рейс.

– Я отбил его у Рудольфо! – горячился Эшик. – С риском для жизни! Они пытались меня убить!

– Тебя убьешь! – с какой-то непонятной интонацией протянул дон Альбарес. – Значит, Рудольфо вернулся на Сибант? Хорошо, поговорим об этом позже! Как вас зовут, молодой человек?

– Анджей Долански.

– Сеньор Долански, соблаговолите подняться и удостойте наш дом своим посещением! За обедом мы обсудим вашу проблему.

На этих словах Идальго развернулся и, не дожидаясь ответа, зашагал в сторону своих ворот. Один из кочевников вместе с бабушкой Нерией направился за ним. А проворно выпутавшийся из петли аркана таншайв взялся поднимать гостя.

Поднимать, потому что сразу встать на ноги Анджей не смог. Похоже, что падающий тремпаро все-таки сломал растяпе конокраду ребра, во всяком случае, резкая боль в грудной клетке говорила именно об этом.

Анджей мрачно подумал, что старший Долански вовсе не удивится такому началу сыновней карьеры. Что еще можно ждать от оболтуса? Отстал от своего рейса, застрял в какой-то дыре, теперь еще и покалечился – подходящий набор для неудачника.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6