Богдан Дорошин.

В плену бессмертия



скачать книгу бесплатно

«Но они уже знают о произошедшем и захотят отомстить. Сомневаться в этом не приходится, – кисло подумал Герин. – В зачарованных лесах от листоухих мало что укроется. Да и плевать! Вскоре все должно закончиться. Я слишком долго ждал этого дня, и ошибки быть не должно!»

Действительно, цель, которую Герин преследовал долгих двести лет, была уже близко. Голос из Бездны, принадлежащий одному из демонов-лордов, направлял его все это время, диктуя приказы и заставляя делать такое, от чего Герин уже давно не чувствовал себя человеком. Да он им и не был. Сохранив лишь привычную оболочку, слуга Хаоса обзавелся проклятием, от которого не могла избавить даже смерть.

Глаз демона. Раскаленный и мертвый, он принадлежал Бездне, где вечно пылало пламя ненависти ко всему сущему. Своеобразный проводник энергии, благодаря которому тело Герина не старело, а сам он обладал чудовищной силой, иметь которую мог далеко не каждый в этом измерении.

– Скоро все закончится… – устало пробормотал узник своей судьбы, приложив ладонь к чужому, пылающему ненавистью Глазу. – Уже скоро… осталось совсем немного.


Крэмар едва успел прикрыть собой Эльзу, и стрелы, вылетевшие из густого кустарника, защелкали о его броню, оставляя неглубокие царапины. Рыцарь взревел, выхватывая меч. Ярость его отражалась в зрачках, и он готов был обрушить свой гнев на всякого, кто посмел атаковать вверенную его защите девушку.

Впрочем, последняя в опеке не нуждалась. Как только группа Эльзы угодила в засаду, девушка тут же выхватила из ножен длинный узкий меч, от которого исходило неяркое сияние, и бросилась в битву.

Рядом умирали ее товарищи. Не всем так повезло, как Крэмару, чей зачарованный нагрудник спас хозяина от верной гибели. От неожиданности многие не успели закрыть забрала, и стрелы то и дело попадали в незащищенные лица воинов Святого царства. Что ни говори, а эльфы не зря считались великолепными стрелками.

Испытывая презрение к язычникам, которые неожиданно напали на них, храмовники даже не пытались вступить в диалог. На их стороне сражалась дева-надзирательница, вооруженная, в дополнение к собственным способностям, Регалией[1]1
  Артефакт великой магической силы (Великий артефакт), созданный, как правило, кем-то из бессмертных; пользоваться Великими артефактами могут лишь самые способные из носителей дара.


[Закрыть]
.

Эльза, чьи губы не переставая шептали молитву, оказалась возле нападавших столь быстро, что те успели выстрелить в нее лишь несколько раз, да и то стрелы поглотила магическая защита. Выпад мечом, носящим имя Клык Эркалота, породил ударную волну, что смела собой не только кустарник и незадачливых эльфов, но и многовековые деревья, которые с треском переломились у основания, образовав полосу бурелома.

Рыцарей-храмовников подобный успех приободрил, а вот эльфов – не очень впечатлил.

Листоухие продолжали стрелять, сидя на толстых ветках, но стрелы не причиняли особого вреда освященным доспехам. Магия Света в этом измерении была куда сильнее волшебства Вериди’Сильва, и зачарованные наконечники не преодолевали встречного сопротивления. Да и Эльза не зря считалась одной из самых талантливых дев-надзирательниц в истории, чьи способности признавали даже высшие иерархи Святого царства.

И все же неожиданная атака лесного народа имела свои плоды, ведь эльфов было намного больше, чем рыцарей. Они вылетали из кустов, сходясь в рукопашной и издавая боевые кличи своих домов. В руках у лесных воинов сверкали острые клинки, которыми каждый второй владел виртуозно. Дар’дахи были злее, быстрее, им на руку играл многолетний боевой опыт, приобретенный за долгую жизнь.

А еще им на помощь пришли единороги и кентавры, ударившие с тыла.

Мясорубка переместилась на широкую прогалину: кровь била фонтанами, а тела павших устилали землю. Храмовники, несмотря на защиту зачарованных доспехов, несли потери и быстро уставали.

Эльза увидела, как на землю упал Крэмар: вначале на одно колено, все еще пытаясь отбиваться, а потом уже и навсегда. Эльфийский меч вошел в глазную прорезь его шлема.

– А-а-арра-а-а!!! – взревела девушка, выпуская из легких ярость вместе со всем воздухом. Клык Эркалота взметнулся над ее головой, сверкнув лезвием, а затем обрушился на землю острием к нападавшим. И хотя Регалия непосредственно никого не задела, ужасающая мощь магии смела всех на своем пути. Вновь затрещали деревья, вихрь ударной волны увлек за собой эльфов, растерзывая их плоть на куски.

Но язычники не сдавались.

Меч в руках Эльзы взмывал к небу вновь и вновь, с каждым ударом принося врагам смерть и разрушение. Прогалина, где шло сражение, расширилась в несколько раз, и поломанные деревья стали могилой для десятков погибших. Губы девушки при этом вновь читали молитву, которая придавала ей сил. Эркалот с ней, Эркалот не оставит своих детей в час нужды! Нужно лишь верить!

Казалось, битва продолжалась целую вечность. Все это время Эльза, впавшая в боевое безумие, кружилась в танце смерти, разя врагов направо и налево. Наконец девушка испытала такое истощение, что у нее в висках вместе с кровью стучала лишь одна мысль: «Что произошло? Почему эти богомерзкие существа атаковали нас? Разве мы причинили им какой-то вред?»

Битва закончилась смертью всех, кто принял в ней участие, за исключением Эльзы. Вокруг девушки лежали изуродованные тела эльфов, разорванные на части трупы кентавров, павшие рыцари. Дитя Света вознесла очи к небу и прошептала короткую молитву за упокой своих братьев, не устрашившихся смерти и выполнивших свой долг до конца.

Теперь они рядом с Эркалотом. У его трона не воют ветра и не льется кровь. Там тепло.

Здравый смысл подсказывал Эльзе спешно возвращаться назад, ведь силы ее были на исходе, а длинноухие язычники могли вернуться в любой момент, чтобы закончить начатое.

Но поступить так девушка не могла. Потому что она – Дитя Света! Потому что если сбежит, то смерть Крэмара и остальных будет напрасной.

Слугу Бездны необходимо догнать и уничтожить, ведь неизвестно, что тот задумал. Одно ясно: от Проклятых ждать хорошего не стоит. Если отступить сейчас, то впоследствии пострадают десятки, сотни, а то и тысячи невинных душ.


Герин внимательно посмотрел вдаль, разглядывая чащобу в оба глаза – демонический и свой обычный, человеческий. Отголоски враждебной магии чувствовались отчетливо, да и эхо взрывов донеслось до его ушей. Кто-то действовал грубо, бил на пределе сил, не скрываясь. И Герин понимал, что это не эльфы. Так называемые дар’дархи никогда бы не навредили зачарованной роще, ибо в каждом дереве, по их мнению, обитал лесной дух. Эльфы применяли бы магию осторожно, обдуманно…

«А значит, – шевельнулась ленивая мысль, – преследователи уже рядом».

Впрочем, это не смогло всерьез обеспокоить Герина. Проклятый развернулся и быстро зашагал навстречу своей цели. Он знал, что крепость уже рядом. Чувствовал… Точнее, это Глаз демона ощущал скорое воссоединение с хозяином.

Глава 2

На паре, как всегда, сидеть было скучно. Чванливый профессор Динаев вещал о всякой ерунде, которую студентам приходилось записывать, ибо запоминать или делать вид, что запоминаешь, грозный Динаев не разрешал. Считал, что знание усваивается в первую очередь через бумагу, а уже только потом закрепляется в голове.

Максим Панин сидел на последнем ряду, подпирая лицо кулаком и уныло поглядывая на полупустую аудиторию. На первую пару умудрились прийти лишь самые отчаянные, но Динаева малое количество студентов, кажется, не заботило. Он читал свой предмет самозабвенно и с большой энергий, словно сам верил в то, что говорил.

– Посему, если исходить из сказанного, мы делаем вывод, что параллельные миры существуют. Просто они скрыты от нас полотном мироздания, которое приподнять без внешнего воздействия невозможно. Древние шумеры, ацтеки и римляне верили, что врата в другие миры можно открыть с помощью определенных заклинаний и ритуалов. – Динаев ходил туда-сюда у доски, которую перед лекцией размалевал странными символами-закорючками.

Макс не нашел в этой писанине ничего, что худо-бедно напоминало бы какой-то алфавит. «Видно, сам и придумал эти знаки, – шевельнулась раздраженная мысль. – Старый козел».

Динаев между тем продолжал:

– Странно, но несмотря на факт, что вышеуказанные цивилизации никогда не пересекались друг с другом, в их наследии проглядывает нечто общее, а именно – ритуалы и писания, точь-в-точь повторяющие те, что вы видите на доске. Удивительно? Еще бы!

Старый профессор махнул рукой в сторону доски, а потом продолжил бубнить. Преподавал он очень странный и экзотический предмет под названием «Мифология и эзотерика», который пользовался популярностью среди студентов лишь по той простой причине, что на нем можно было вытянуть без лишних хлопот недостающую пятерку, которая играла ключевую роль в получении стипендии.

Провалился на профильных предметах? Не беда. Сходи к Динаеву и покажи, что веришь в его чушь. Главное – излагать бойко, самозабвенно и высказывать побольше допущений, которые профессор конечно же раскритикует, но рвение и энтузиазм оценит.

Проблема заключалась лишь в том, что Динаев дураком не был, несмотря на всю эксцентричность своих теорий, и крайне негативно относился к тем студентам, которые не ходили на его лекции. На экзамене прогульщиков ждало горькое разочарование, а потому Макс не шибко расстраивался, что сидит сейчас в полупустой аудитории. Лишние полтора часа утреннего сна ему все равно бы ничего не дали, а засветиться перед профессором накануне сессии дорогого стоит. Молодой человек даже разыскал в одном глянцевом журнале дешевую статейку про призраков и старый дом, которую и хотел преподнести Динаеву, большому любителю мистики во всех ее проявлениях.

«Вот только сперва нужно подождать, пока этот хрыч закончит трещать», – подумалось Панину, и он перевел взгляд к окну, за которым зеленела поздняя весна. Деревья, птицы, ватные облака на синем небе. Все это навевало тоску, особенно на фоне так называемой лекции. Хотелось покинуть аудиторию и пройтись по аллеям студгородка, посидеть на скамейке, поглазеть на стройные ножки девушек сквозь стекла солнцезащитных очков…

Но впереди еще три пары, и Макс – э-эх! – лишь тягостно вздохнул.

– Сложно сказать, сколько измерений присутствуют в нашей вселенной, – продолжал вещать Динаев, и его голос скрипел, словно несмазанные дверные петли. – Самыми понятными примерами для нас, христиан, будут библейские понятия Рая и Ада. Не хочется оскорблять чувства верующих, но я глубоко убежден, что и Рай, и Ад – это не что иное, как параллельные миры, заселенные и развитые, о которых в старину было известно намного больше, чем сейчас. Люди прошлого знали, что…

– Но профессор! – возразила с первых рядов Лиза Столова, классический ботан, для которой зубрежка превратилась в смысл жизни. – Если всё как вы говорите, то современная наука должна была давно найти следы хотя бы нескольких измерений, тем более что, с ваших же слов, они описаны во многих земных источниках…

– Верно, – кивнул Динаев, – но не все так просто. Лично я считаю, что сообщение их с нашим миром прервалось по какой-то причине многие столетия назад. Врата измерений закрылись, перестав пропускать не только энергию, но и сущности. С этим я связываю и то, что на планете Земля больше нет магии. А ведь она была! – Старый профессор воздел указывающий перст к потолку. – Ведь сколько осталось сведений о потусторонних явлениях, ведьмах и колдунах, чудесных исцелениях и ужасных чудовищах! Сейчас принято считать, что все это лишь легенды, суеверия и вымысел, но не будьте такими наивными. Нашему правительству и, в частности, Министерству образования выгодно, чтобы вы так считали. Все, что происходило раньше, предали забвению, и я думаю – неспроста!

Макс скривился. Не меняя позы, он закатил глаза и беззвучно передразнил старика. Все это парень уже слышал, и не раз. Динаев всегда исполнял одну и ту же песню, причем даже не стараясь изменить ни ритм, ни мелодию. Сумасшедший старикан, которому давно пора на пенсию. Или в психушку. Там-то он нашел бы благодарных слушателей своим бредням. И как только его еще не поперли из университета? Ведь и дураку ясно, что он рассказывает сказки, а не преподает «Мифологию и эзотерику».

– Как я уже говорил, дамы и господа, сегодня у нас будет не обычная лекция, – профессор сделал театральную паузу и внимательно обвел аудиторию взглядом, – на нынешнем занятии мы заглянем в прошлое и попытаемся воспроизвести один из древнешумерских ритуалов! К счастью, его последовательность очень хорошо сохранилась, и можно с уверенностью сказать…

– Ритуалов? – переспросил кто-то с ехидцей. – Откроем ворота в Ад?

По аудитории прошлись смешки, что очень не понравилось Динаеву. Он грозно потряс кулаком, но так и не смог отыскать шутника среди сидящих в полупустой комнате. Поэтому лишь пригладил свою куцую бороденку, поправил манжеты и сообщил:

– Нет! Как я понял, это связывающий ритуал. Точнее сказать не могу, да нам это и не важно. Главное, понять саму суть процесса, которому предавались древние шумеры. Для них это было важно, а значит, и для нас с вами – тоже!

Сказав это, профессор начал выуживать из большой сумки, которая нашлась под его столом, разные предметы, среди которых Макс отыскал взглядом глиняную чашу, литровую банку с чем-то красным, несколько побрякушек и внушительного вида кинжал. «Бутафория, скорее всего», – подумалось студенту, но с Динаевым быть уверенным на сто процентов никогда нельзя. Он же психопат, каких мало.

– Мне понадобится ассистент, – сообщил он, когда с приготовлениями было закончено. – Желающие есть?

Желающих не нашлось. Профессора это сильно расстроило, но, к своему счастью, он быстро нашел хороший аргумент:

– Кто проведет со мной этот ритуал – получит зачет, а также редкую возможность пролистать отсканированные копии…

Что там за редкая возможность, Макс дослушивать не стал, так как уже был на ногах, силясь опередить других желающих халявы. Ритуал. Подумаешь! Постоять, потупить, изобразить серьезность на лице. Это он умеет, это у него здорово получается.

– Профессор, можно я? – Максим уже стоял рядом с доской, поэтому вопрос носил скорее риторический характер.

– Панко? – нахмурился дед.

– Панин, – поправил парень беззлобно. – У меня как раз не хватает оценок…

Динаев поглядел на юношу строго, силясь припомнить посещаемость этого студента, но привередничать не стал, махнул рукой и сообщил приятную весть:

– Ладно. Ты подойдешь. Тебе всего-то и нужно, что следовать моим инструкциям, и когда я начну читать заклятие – молчать.

– Да нет вопросов!

Макс уже прокручивал в голове, как выйдет из этой аудитории с минус одной проблемой, но оказалось, что Динаев припас молодому человеку весьма неприятный сюрприз. Начав рыться в своем инвентаре, он мимоходом пробурчал:

– Снимайте рубашку.

– Эм… что?

– Рубашку, говорю, снимайте.

– Зачем? – потупился Максим.

Из глубины аудитории вновь раздались смешки. Наконец-то лекция приобретала какие-то краски, обещая быть если и не интересной, то как минимум забавной. Макс зло стиснул зубы, стараясь внешне оставаться невозмутимым.

– Чтобы не запачкаться! – ответил Динаев на вопрос. – Или вам рубашки не жалко, молодой человек?

Задохликом Максим никогда не был, когда-то занимался рукопашным боем, а потому показать оголенный торс ему было не стыдно. Другое дело, что чувствовал он себя в высшей степени неловко. Впрочем, невелика проблема, ради пятерки-то. Подумаешь…

«Но если попросит и штаны снять, то ну его в баню!»

Динаев не попросил, вместо этого он подошел к своему студенту с кисточкой маляра в руке и без предупреждения ляпнул тому на живот чем-то липким и противным. Макс отшатнулся, но старик успокоил его, сказав, что это всего лишь кровь.

– Кровь?! – не выдержал молодой человек, а кулаки его автоматически сжались. – Вы что, совсем сдурели? Где вы вообще ее взяли?!

– Не нервничайте так, Панко. Вы же мужчина, чего боитесь? Нет здесь ничего страшного. – Между тем профессор продолжал разрисовывать тело студента, который от шока даже помешать ему не догадался. – А кровь… ну она моя… я ее собирал несколько месяцев.

– В-ваша? – в ужасе переспросил Максим. Ему показалось, что окружающая реальность превратилась в безумный сон.

– Ну-у… согласно записям, нужна человеческая, – оправдался Динаев. – Я же не маньяк какой, чужую сцеживать. Ну вот и все. Вы молодец!

«Я идиот, – подумалось Максу сквозь стыд. Он уже представлял, как над ним будут посмеиваться его друзья, когда услышат эту историю. Да что там друзья – над ним будет смеяться весь институт! – Ну, старик, удружил! Если не поставишь «отлично», то как пить дать накатаю заяву декану! Сумасшедший пень, кровь свою притащил и измазал ею студента. Да тут уже готовый заголовок в газету!»

Неожиданная мысль пронзила Макса, и он едва не улыбнулся своим намерениям. Что, если действительно так поступить? У Панина было несколько знакомых, кто пробовал свои силы в журналистике, а подобная статья сильно ударила бы по репутации университета. Вполне возможно, декан сам, узнав такую историю, поскорее закроет ему всю сессию, а может, и стипендию поднимет, лишь бы претензий не было.

«Ну что ж, ради такого можно и потерпеть», – подумал Макс, а Динаев в это время начал проводить свой безумный ритуал, который заключался в хриплом пении на чужом языке и неуклюжих телодвижениях, которые отдаленно напоминали танец очень пьяного человека.

Макс стоял в центре начерченного мелом круга, и голос старика, до этого такой неприятный, странно баюкал его. Уносил в безликую пелену дремоты, откуда выходить совершенно не хотелось. Веки стали закрываться, а песня – затихать. Вскоре Панин перестал ощущать не только окружающую реальность, но и биение собственного сердца. Он словно воспарил над своим же телом, стал бесплотным духом, которому не место в этом мире.

Что происходит? Макс попытался прийти в себя, шагнуть в сторону, но у него ничего не получилось. Ноги вросли в пол, голова опустилась к груди. Он впал в транс, и уже ничего не мог с этим поделать.

«Какого дьявола?! – мысленно возопил он. – Что со мной такое?»

Накапливая в себе гнев на старика, Панин начал мысленно метаться в своей «клетке», каждый раз со все большей яростью. Злоба затопила все его сознание – в те мгновения он был даже готов броситься на Динаева и влепить ему хорошую затрещину. И плевать, что старик; начхать, что профессор! Как пить дать подсунул ему какую-то наркоту, из-за чего он теперь едва ощущает свое тело и ничего толком не видит, только белесую дымку перед глазами.

Молочно-белая стена, в которую Макс бился сознанием с отчаянным упорством, пытаясь выбраться из своего «капкана», никак не поддавалась, но юноша не сдавался. Как долго продолжалась борьба, Максим Панин не знал, но вскоре мир вновь налился красками, становясь материальным. Парень с разбегу выскочил вперед, думая, что толкнет профессора, но… на пути никого не оказалось.

Ноги прошлепали по холодным каменным плитам, и Макс понял, что он босой. Оглядев себя, осознал, что на нем вообще ничего нет! Стоял же он в огромном мрачном зале, возможно – заброшенного замка. Холодок ужаса пробежал по спине, но парень быстро попытался взять себя в руки.

– Что за чертовщина? – спросил он самого себя, дико озираясь вокруг. Над головой нависал куполообразный потолок из старых камней, с проломом по центру. Вниз свисали зеленые лианы, а сквозь дыру просвечивало ясное небо.

Вокруг царила полная тишина. Мертвая. Бесконечная. Жуткая.

А еще в центре зала, совсем недалеко от Макса, лежали два тела. Мужчина с искаженным от ненависти лицом и женщина, которая из последних сил, перед тем как умереть, пронзила своего визави мечом. Они лежали словно любовники, но не оставалось сомнений – оба были далеки от теплых чувств друг к другу.

– Что за… – Макс крепко выругался и провел рукой по слипшимся от пота волосам.


До крепости Герин добрался без приключений. Никто не смел потревожить его, ибо Глаз демона наполнял своего обладателя могуществом самой Бездны. Подобная сила ужасала порой и самого Герина, но он в который раз повторил себе, что скоро все завершится. Его миссия подходит к концу, нужно лишь отыскать требуемые артефакты, чьей энергией он и воспользуется для задуманного. Регалии Зарукки должны быть скрыты где-то в этих древних развалинах.

По крайней мере, так сказал ему хозяин, для которого нет ничего неведомого. Еще никогда на памяти Герина голос, исходивший из Глаза, не ошибался. Он направлял своего слугу почти два столетия, приказывая и давая инструкции. За это время Герин совершил много ужасных вещей, но противиться не мог. Его человеческая воля всегда подавлялась мощью Бездны, которая одновременно и обжигала, и пьянила. Благодаря силе Глаза странник вполне мог причислять себя к самым могущественным существам этого измерения, но подобное знание не грело душу. Давно уже – нет.

Избавления. Лишь его одного желал Герин, чья жизнь давным-давно превратилась в кошмар.

Развалины крепости полностью терялись в густой зелени. Зачарованный лес поглотил некогда могучую цитадель, и ее башни и стены легко можно было проглядеть. Если бы Герин не знал, куда именно идти, он, вполне вероятно, никогда бы и не наткнулся на это место. Но голос вел его, и странник уверенно пробирался сквозь полуразрушенные коридоры, огибал завалы и протискивался в узкие проходы. Иногда даже приходилось применять магию, взрывая препятствия или запрыгивая на не доступную обычному человеку высоту.

Герина не волновало, что выброс энергии могут засечь. Это так или иначе уже случилось, а потому скрываться больше не имело смысла. Оставалось лишь надеяться, что преследователи не успеют настичь его.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное