Богдан Дорошин.

Мрачное королевство. Честь мертвецов



скачать книгу бесплатно

Когда магическое пламя окончательно померкло, я потерял сознание.

2

Чем закончилось сражение, я не помню, так как очнулся в телеге, накрытый брезентом с головой. Первая мысль была о том, что меня перепутали с мертвым, отчего я в панике вскочил с места. Как оказалось, брезент был нужен лишь для защиты моего тела от капель едкого дождя, который продолжал накрапывать с чугунного неба. Неподалеку колдовала над раненым молодая ведьмочка, которая никак не отреагировала на то, что я пришел в себя. Над ее головой висела непроницаемая магическая сфера, защищающая от дождя.

Первым делом глаза обреченно уставились на пепелище, которым раньше был «Граф Штефэнеску». Величественное здание превратилось в руины. Выгоревшая конструкция держалась лишь на несущих стенах и честном слове, но мне казалось, что один порыв ветра – и все рухнет окончательно.

Челюсть отвисла, и я даже не обращал внимания, как едкие капли щиплют кожу. А после я почему-то вспомнил девушку с небесно-голубыми глазами, которая пряталась вместе со мной под столом. Что с ней случилось? Судя по тому, что вокруг руин снуют волколаки, разгребая завалы, следует исходить из худшего. Дэнуц Нягу не тот противник, который может проиграть, даже если против него сражаются серафимы.

Потом была череда допросов и опознаний. Мой верный помощник Клаус погиб, как и добрая половина завсегдатаев «Графа Штефэнеску». Тот же Йохим, бесплотный полтергейст, был сожжен одной из магических вспышек. Это не говоря уже о вполне материальных, а потому более уязвимых кобольдах, наемниках, орках и фермерах.

Одним словом – случилась катастрофа, которая грозила мне гигантскими неприятностями. Ведь гостиница была вверена моей ответственности, а мертвые дворяне зачастую не принимают отговорок. Будет ли владыка Штефэнеску разбираться, кто прав, а кто нет? У него и без того дел по самые клыки.

Признаюсь честно, ощущал я себя так, словно меня вырвали из времени и здравой памяти. Смутно осознавал произошедшее, где-то в мозгу считая, что все это лишь ночной кошмар. Долгие часы меня допрашивали следователи тайной дружины, спрашивая об одном и том же на разный манер, но вскоре даже их капитан – матерый волчара-оборотень – признал, что я не обладаю нужными сведениями. При этом свою точку зрения меня излагать не просили, лишь отвечать «да-нет», а потому я не рассказал им про «светлую» девушку.

Раз не спрашивали, то это и не важно, а что глаза у нее светились… так мало ли что мне могло привидеться с перепугу?

Когда я наконец был вновь предоставлен самому себе, ноги сами понесли меня в ратушу, где намеревался оформить необходимые свидетельства и документы.

Не знаю, кто проектировал здание ратуши, но постарался архитектор на славу. В том плане, что все детали будто дышали угрюмой монументальностью и безнадегой. Высокие потолки, узорчатые своды, гигантские арки и колонны. Блеклые стены. Коридоры, где могут разминуться две кареты. Быть может, изначально здание рассчитывалось на то, что в нем будут заседать великаны? Не знаю, но лично у меня подобный гигантизм вызывал лишь чувство собственной ничтожности.

Мол, посмотри, человек, какой ты маленький, и хорошенько подумай, а правильно ли ты сюда забрел. Еще есть время передумать и повернуть назад – выход вон там!

В каждом темном углу, пока я шел к нужной двери, мне мерещились два уголька-глаза, но их обладатель так и не появился. Оно и к лучшему. От одного воспоминания о Дэнуце Нягу меня прошибал пот, и сердце начинало колотиться сильно-сильно. Палач Ее Величества еще долго будет являться мне в кошмарах, хотя я и видел его всего мельком. Падшие – они такие.

– Томаш Влайку, номер семнадцать, – послышался мелодичный голос девушки-секретаря, – вам разрешено пройти в кабинет младшего чиновника Стэнеску для изложения своего вопроса.

Очередь, рассевшаяся по скамейкам, зароптала, но как-то недружно и тихо. Я их прекрасно понимал, так как у самого не было никакого желания спорить. Гигантские своды ратуши, сквозняки и эхо действовали угнетающе. И кому какое дело, что этот Влайку, будь он неладен, только что явился, в то время как все остальные не первый час здесь сидят? Начнешь возмущаться, отстаивать свои права – и чиновник отнесется к тебе соответствующе. Многозначительно покривит губами, буркнет что-то несвязное и отправит в другой кабинет, получать недостающую подпись или печать. В Мрачном королевстве, увы, против бюрократии не попрешь.

Пока я ждал своей очереди, в голову лезли самые разные мысли, и зачастую – неприятные. Наверное, у каждого хоть когда-то да возникал вопрос: а что же дальше? Привычный мир сгорел, и уверенность в завтрашнем дне кажется далеким фантомом. Хорошо хоть свои сбережения я, как и любой цивилизованный человек, храню не под матрасом, а в солидном банковском учреждении, поэтому с жильем и продуктами питания проблем не возникнет. В первое время.

А что потом? Как выплачивать неустойку на возраст, налог на бездетность, чистую воду, медицину и прочее? Устроиться в какой-то низкопробный трактир или понадеяться, что лорд Штефэнеску выделит деньги на восстановление своей именитой гостиницы, да о сотрудниках не забудет? Даже если и так, на реставрацию уйдут многие месяцы, а жить мне нужно прямо сейчас.

Вспотевшими пальцами я посильнее сжал папку с бумагами, молясь, чтобы все обошлось. Ведь недаром же мне удалось уцелеть в столь опасном приключении? Да над этой историей еще мои внуки… да что там внуки – правнуки смеяться будут!

Между тем время текло медленно, словно горячий воск, и я прилагал стоические усилия, чтобы не задремать. А вдруг назовут мое имя, а я не услышу? Что тогда? Три часа ожидания насмарку? Ну уж нет!

Лучше прислушаюсь, о чем болтают мои соседи по скамейке, тем более что и диалог мужчина, внешностью напоминающий коробейника, и молодой студиоз-колдун вели прелюбопытнейший. Касался он – кто бы мог подумать – «Графа Штефэнеску» и того, что там случилось. Тема весьма животрепещущая, учитывая обстоятельства. И, как и положено, обросшая новыми обстоятельствами.

Так я узнал (мысленно фыркнув), что «Граф» изначально был пристанищем для «светлых» шпионов, но, к счастью, всех их вовремя вывели на чистую воду. Это говорил коробейник, причем так уверенно, словно за пазухой держал неопровержимые доказательства своих слов. Он уверял, что некоторые из мертвых дворян давно точат зуб на Королеву, желая подсидеть ее трон, но используют для этого третью силу. «Светлых», которых хлебом не корми, дай только со злом повоевать.

Студиоз же был более сдержан в оценках, чему способствовало, вероятно, его образование. Колледжи и университеты Мрачного королевства – одни из самых передовых в мире, и это признают даже маги Иллюзорного города. Будущий колдун негромко заявил, что кое-что слышал от своего профессора, некроманта Штефана Копосу. Тот, мол, считает, что в «мертвые» земли пробрался не абы кто, а отряд во главе с Великой волшебницей, чьей целью было украсть Искру Звезд, артефакт, долгие годы поддерживающий могущество Королевы. Без этой самой Искры, дескать, наша владычица не сможет удерживать Купол Ночи, да и вообще станет в разы слабее.

На первый взгляд – бред чистейшей воды, но мне неожиданно вновь привиделись горящие ненавистью глаза Дэнуца Нягу. Рыцарь смерти, тем более Падший, не стал бы преследовать обычных приключенцев. Слишком мелкая цель для такой фигуры. Но тогда что ему понадобилось от тех «светлых»? Неужто они действительно чем-то умудрились насолить Королеве? Впрочем, даже если и так, это уже не имеет значения. Вряд ли кто-то уцелел. Даже серафимы оказались не таким уж непобедимыми…

Как бы то ни было, а я намотал полученные сведения на ус, пообещав себе прикупить несколько газет по дороге домой…

Ах да, я ведь теперь бездомный! Нужно искать гостиницу либо напрашиваться к кому-нибудь из друзей. Первое – затратно, второе – неудобно. В любом случае мне потребуются деньги, а потому не лишним будет заглянуть в банковское учреждение.

Дверь в святая святых младшего чиновника Стэнеску отворилась, и оттуда выпорхнула помощница. Очередь сразу приободрилась, у некоторых в глазах загорелись огоньки надежды.

Как оказалось – зря.

– К сожалению, господин Стэнеску сегодня больше не принимает. – Помощница окинула всех собравшихся сочувственным взглядом. – Срочные дела. Приходите завтра.

И девушка быстро, выдавая немалый опыт, зашагала прочь по коридору, дабы избежать гнева народных масс. «Вероятно, в ближайшую продуктовую лавку, – подумалось мне лениво, – дабы господам Стэнеску и Влайку было чем закусить цуйку, пока оба будут решать свои «срочные дела». Я поглядел ей вслед, странным делом не ощущая разочарования или обиды.

Завтра так завтра. Спешить-то куда?


Ратуша располагалась в самом центре столицы, а потому к банку «Костяной дракон» я решил добираться пешком. Двигался неспешно, глядя больше себе под ноги, чем по сторонам. Чего я здесь не видел? Город как город, весь облицованный камнем и утыканный домами. Живут тут в основном теплокровные, но не сказать чтобы только люди. Встречаются человеко-ящеры, гоблины, орки, тролли, кентавры и многие другие. Даже парочка миролюбивых демонов прижилась. Последних я лицезрел собственными глазами: бывшие солдаты Темного Властелина облюбовали подмостки театров, создавая на сцене поистине незабываемые зрелища. Существовала даже легенда, что с некоторыми артистками (суккубами, кем же еще) можно познакомиться настолько близко, насколько позволяет твой кошелек. Но правда или брехня – не скажу.

Учитывая, что в Мрачном королевстве – вечная ночь, везде установлены магические кристаллы на массивных шестах, призванные освещать города, поселки, а также тракты. В «дневное» время суток они светят очень ярко, но ближе к «вечеру» тускнеют, а то и вовсе гаснут. Злые языки поговаривают, что через эти артефакты Королева неустанно следит за своими подданными, но я никогда не придавал таким побасенкам значения.

Правда, теперь вот задумался.

Может быть, тайная дружина вышла на «светлых» именно благодаря кристаллам? Ведь если посудить, то эти фонари – везде. Причем располагаются таким образом, чтобы к ним нельзя было подобраться: на высоте в пятнадцать метров, а то и выше.

Подойдя к одному такому «фонарю», я в задумчивости задрал голову. То, что видишь ежедневно – не удивляет, но сейчас меня посетила мысль, что вся эта сеть наверняка требует огромного количества магической силы. С того, вероятно, и большие налоги у нас в стране.

А еще я задался вопросом: что будет, если все кристаллы неожиданно выйдут из строя и погаснут?

Покачав головой, я двинулся дальше. Папку с важными бумагами держал под мышкой, от нее зависит моя дальнейшая судьба. Если у меня не будет заверенных канцелярией Ее Величества свидетельств, владыка Штефэнеску разорвет меня на кусочки. Думаю, резоннее будет оставить папку в банке, чем таскать все время с собой, ведь, несмотря на строгие порядки, в Мрачном королевстве хватает ворья.

«Костяной дракон» возвышался над площадью Шестого ребра и вполне мог соперничать по размерам с той же ратушей. Правда, в отличие от последней, банк располагал еще и неизвестным количеством подземных хранилищ, а потому в действительности мог быть куда больше. Контролировали сие чудесное учреждение гремлины, которым помимо прочего принадлежали древние тоннели и большая часть шахт в стране.

Подойдя к массивной лестнице из черного мрамора, я поглядел на фронтон, где кроме изображения мертвого дракона были выгравированы название банка и свод правил. Если вкратце, то запрещалось применение любой магии, даже простейшей, и не следовало приносить с собой оружие.

Все лишнее, включая зачарованные вещи и артефакты, можно оставить до поры у привратников. В качестве банковской охраны: тщательно очищенные от плоти скелеты, несколько сотрудников тайной дружины, а также (если дело принимает совсем дурной оборот) големы, большую часть времени исполняющие лишь декоративную функцию.

Ничего магического и запрещенного при мне не было, а потому я направился прямиком в общий зал, где из каменных ниш в стенах на меня смотрели статуи. Вечная стража, не ведающая жалости.

– Добро пож-жаловать, господи-ин, – расплылся в зубастом оскале гремлин с мохнатыми ушами, в которых болтались золотые серьги. – Вы являетесь клиентом наш-шего банка? Если нет, рекомендую вам с-срочно з-заполнить эту форму, ведь каждому новому клиенту полагается беспроцентное обслуживание с-сроком на три месяца, а с-сотруднику, оформившему сделку, прибавка к ж-жалованью.

Голос у гремлина был глубоким и чем-то напоминал кошачье урчание. Острые зубы и широкая пасть только дополняли картину, в то время как в янтарных глазах плескались отголоски недюжего разума. Поговаривали, что в подземных городах гремлинов существует столько чудес, что и в Иллюзорном городе никогда не увидишь.

– Мое имя Петша Балашою, арендую ячейку номер две тысячи восемьдесят семь, – пробормотал я, а затем робко поинтересовался: – А бонусов уже действующим клиентам нет никаких?

– Дейс-ствующим – нет, – отмахнулся от меня раздосадованный гремлин. – Только новым. Если ж-желаете, могу оформить ваши бумаги повторно, но должен предупредить, что согласно местному з-законодательству, подобные действия подпадают под статью «Махинация». Штраф – от ста золотых грамм.

– А смысл тогда в чем?

– С-смысл, господин Балаш-шою, в том, что на гремлинов з-законодательство вашей страны не рас-спространяется, и я все равно получу свой бонус, – честно признался клерк, «улыбаясь» зубатым ртом. – Будем оформлять с-сделку?

Я лишь вздохнул. У гремлинов весьма специфический менталитет, и все вокруг они воспринимают… своеобразно. Никогда не пытайтесь с ними шутить, ибо в лучшем случае вас не поймут. Такого понятия, как «юмор», для них не существует. А еще гремлины не умеют врать, что странно, потому как обмануть они пытаются на каждом шагу.

– Я воздержусь от столь щедрого предложения. Сегодня мне нужен лишь доступ к моей ячейке.

– Дело ваш-ше, – склонил голову гремлин. – Как только будете готовы пройти в з-зону хранилища, дайте мне знать. Напоминаю, что все магические артефакты нужно с-сдать на входе, в противном с-случае они могут выйти из с-строя.

Никто не знал, какую защитную магию используют гремлины, оберегая свои и чужие сокровища, но она не могла ужиться ни с одной другой волшбой. Не раз и не два мне приходилось слышать слезливые истории, в которых неизвестная сила банковского подземелья разрядила или сожгла какой-либо артефакт. Многие люди, привыкшие за долгие годы к нательным украшениям, часто забывали, что их кольца или амулеты зачарованы, и это приводило к неприятному исходу, в том числе и увечьям.

Прежде чем отправиться к своей ячейке, я дважды припомнил, нет ли на мне чего-то магического. Вроде все чисто. Впрочем, я никогда не являлся поклонником артефактов и владел лишь несколькими безделушками, которые сгорели вместе с остальным моим имуществом в «Графе Штефэнеску».

– Прош-шу за мной. – Гремлин выбрался из-за стойки и направился в конец огромного зала. Мы двигались вдоль застывших в каменном плену големов, и я поглядывал на них с опаской.

Чтобы попасть в зону хранилища, нужно пройти сквозь дымку из магии, которая издали выглядит обычной стеной. Сразу за ней начинаются угрюмые своды, больше напоминающие пещеру, чем респектабельный банк. На стенах – факелы, вокруг снуют гремлины-рабочие, которым ни до чего нет дела. В самом конце – платформа, которая с помощью волшебства ходит вверх-вниз. В первую свою поездку я даже присел от испуга, когда та резко тронулась! Это вам не по ступенькам ногами перебирать.

Но сегодня что-то пошло не так. Подойдя к магической стене, я начал испытывать головокружение, которое поначалу списал на стресс последних дней. Гремлин семенил впереди и ничего не замечал, но затем резко остановился. Его гортанный выкрик на неизвестном мне языке резанул по ушам, а после я увидел, что защитная стена мерцает. Головная боль усилилась, я пошатнулся и чуть не упал.

– Что происходит? – пробормотал я, схватившись за виски.

– Не з-знаю… – в растерянности гремлин рассматривал мерцающую «стену» банка, вертя мохнатой головой. – У вас точно нет при себе ничего магического? Впрочем, не важно. На подобный рез-зонанс мелкие людские артефакты не способны, это уж точно. Клоу! Хонк! Трош-ш!

Дальше гремлин вновь перешел на свой язык, продолжая выкрикивать имена сородичей. К нам стали сбегаться сотрудники банка, причем некоторые не скрывали своей паники. На их памяти защитные заклинания еще никогда не давали сбоя, да и на моей, если честно, тоже. Ни одной истории не слышал о таком.

Перед глазами у меня тем временем все поплыло и задвоилось. Вокруг носились служащие банка, к месту происшествия неуклюже подбирались поднятые скелеты, а посетители озадаченно переглядывались.

– Тревога! – взвизгнул кто-то рядом со мной. – Магия высш-шей категории! Это вторж-жение!

– Все выходы – перекрыть! Дать сигнал на нижние ярусы!

– Никому не покидать з-здание!

В поднявшейся панике на мою персону никто не обращал внимания. Голова раскалывалась, словно по темени ударили кирпичом. Тяжело дыша, я попытался привалиться к стене, совсем позабыв, что ее как бы и не существует, что на самом деле передо мной энергия неизвестного происхождения. Но было уже поздно…

Рука по локоть провалилась в нестабильную субстанцию, и меня словно молнией ударило. Из легких вырвался хрип, тело онемело, но я продолжал падать вперед. Гремлины за моей спиной заголосили еще громче, ругаясь попеременно сразу на двух языках. Мерцающая стена приближалась к моей голове, и я отчетливо понял, что если врежусь в нее, то ничем хорошим это не закончится. Нет ничего хуже взбесившегося заклинания, причем столь мощного.

Кто-то ухватил меня за куртку, но это не остановило падения. Плашмя я грохнулся прямо в стену, «пробивая» ее насквозь. Ноги остались в главном зале, а верхняя часть туловища и голова очутилась средь неровных сводов пещеры.

Последовала ослепительная вспышка, а следом – темнота.


Мои глаза открылись, и я некоторое время изучал потолок. Белый и ровный, без единой трещинки. Смутное беспокойство закралось в голову, но я не придал этому значения. То, что потолок выглядит непривычно – еще ничего не значит.

Но спустя мгновение я обнаружил, что лежу в кровати под пуховым одеялом, и, судя по ощущениям, рядом кто-то ко мне прижимается. Поглядев направо, увидел копну каштановых, слегка вьющихся волос и девичье лицо, которое показалось мне смутно знакомым. Незнакомка мирно спала, чуть приоткрыв рот.

Сказать, что я удивился – значит промолчать. Мне стоило большого самообладания не подскочить на месте.

– Что происходит? – негромко пробормотал я себе под нос, попутно заглянув под одеяло. Ночной сорочки на мне не оказалось, как, впрочем, и на девушке, чье колено жарко прикасалось к моему бедру. – Вроде же не пил…

И только тут до меня дошло, что комната чересчур уж светлая. Резко сев в постели, я уставился в сторону окна. Сквозь приоткрытые ставни помещение заливал солнечный свет, а ветер играл с занавесками.

Тут-то я и запаниковал. Рванул из кровати, едва не споткнувшись о собственные ботинки. Подбежал к двери, но та не поддалась. Начал дергать ручку с неистовством загнанного в угол зверя, а спустя минуту за спиной послышался заспанный голос:

– Уже проснулся, Петша? Но ведь… еще так рано! Чего вскочил?

Я медленно, словно в спину мне целились из арбалета, развернулся на голос. Определенно, я уже слышал это мелодичное сопрано. В «Графе Штефэнеску», мрачной придорожной гостинице, чьи комнаты и залы никогда не освещались дневным светом. Там, где случилось побоище с участием «светлых» и где я едва не погиб.

Это она! Та девушка!

Не знаю – может, задавать глупые вопросы в непонятных ситуациях заложено на генетическом уровне, но я неуверенно спросил:

– Ты кто?

Девушка скорчила умильную гримаску. Лежа на кровати, она подперла щеку ладонью и смотрела на меня с легким удивлением. Одеяло при этом не скрывало практически ничего. Я стыдливо потупил взгляд.

– Что с тобой, Петша? Ты не заболел?

– Я… я не понимаю! Что здесь происходит?

Глаза мои испуганно начали изучать комнату, которую я видел впервые в жизни. Широкая кровать, два окна, комод из дерева и стекла, кресло, стол, а на нем – ваза с экзотическими фруктами, то ли яблоками, то ли бананами.

Не понимаю. Я ведь был в учреждении гремлинов! На площади Шестого ребра в Костяном городе, а там не бывает солнца! И эта девушка… как… когда я успел очутиться с нею в одной постели? Тем более что и знакомыми нас назвать едва ли можно.

«А еще она «светлая», – пронзило меня ледяной мыслью. Именно за ней и ее товарищами шел Дэнуц Нягу, жуткий палач Ее Величества. Что же будет, если сейчас в эту комнату ворвутся следователи тайной дружины?

Глаза между тем наткнулись на раскиданную по комнате одежду, и я понял, что все это время оставался нагим. Девушка изучала меня игривым взглядом, отчего мои щеки начало заливать краской. Нет, не подумайте: я не робкий и не стеснительный, просто… разные ситуации ведь бывают, не так ли? А конкретно эта – весьма неловкая.

– Мм… – промычал я, неуклюже подбираясь к своим брюкам и прикрывая причинные места. – А где я нахожусь?

– Ты разве не знаешь? – Девушка изумленно подняла брови, а потом хихикнула. – Как это на тебя похоже, Петша. Скоро все встанет на свои места.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6