Блейк Пирс.

След смерти



скачать книгу бесплатно

Трофейная жена, – мелькнула у Кэри первая догадка.

"Миа Пенн?" – спросила Кэри.

"Да. Проходите, пожалуйста, детектив Локк. Я уже заполнила формы, которые вы выслали".

Внутри особняк начинался с пышного фойе, по обе стороны которого располагались две одинаковые мраморные лестницы, ведущие на второй этаж. Оно было таким огромным, что там легко можно было бы проводить бейсбольные матчи высшей лиги. Интерьер был безукоризненно-утонченным: стены увешаны картинами, а резные деревянные столики, которые и сами могли бы считаться произведениями искусства, уставлены скульптурами.

В целом, дом выглядел так, что его можно было хоть сейчас снимать для журнала «Жилища, которые опустят вашу самооценку». На самом видном месте Кэри узнала картину кисти Делано и осознала, что одно это полотно стоит больше, чем ее жалкая двадцатилетняя яхта, которую она считала своим домом.

Миа Пенн провела ее в одну из проще обставленных гостиных, пригласила сесть и предложила минеральной воды. В углу комнаты, небрежно опираясь на стену, стоял плотный мужчина в спортивном костюме и ни на секунду не сводил с Кэри глаз. На его правом бедре, под пиджаком, она заметила характерный бугорок.

Пистолет. Наверное, охранник.

Как только Кэри уселась, хозяйка перешла к делу.

"Эшли по-прежнему не отвечает на мои звонки и сообщения. В Твиттере она тоже ничего не писала с тех пор, как закончились уроки. В Фейсбуке нет новых постов. В Инстаграме тоже". Она перевела дыхание и добавила: "Спасибо, что пришли. Я вам передать не могу, как много это для меня это значит".

Кэри медленно кивнула, пристально глядя на Мию Пенн и пытаясь понять, что она за человек. Как и по телефону, волнение этой женщины казалось искренним.

Похоже, она и правда очень боится за свою дочь. Но что-то она не договаривает.

"Вы моложе, чем я представляла", – сказала наконец Кэри.

"Мне тридцать. Я родила Эшли в пятнадцать".

"Ничего себе".

"Да, все так говорят. Мне кажется, что благодаря нашей маленькой разнице в возрасте, между нами есть особая связь. Клянусь, иногда я могу читать ее чувства на расстоянии. Я знаю, это звучит неправдоподобно, но эта связь существует. И я понимаю, что это не улика, но я чувствую, что с ней что-то случилось".

"Давайте пока не паниковать", – предложила Кэри.

Ей нужны были факты.

Выяснилось, что в последний раз Миа видела Эшли утром. Все было в порядке. Она позавтракала йогуртом с клубникой и хлопьями и ушла в школу в прекрасном настроении.

Лучшей подругой Эшли была Тельма Грей. Миа позвонила ей, когда Эшли не вернулась из школы. По словам Тельмы, они с Эшли вместе сидели на третьем уроке, геометрии, и все было как обычно. В последний раз она видела Эшли в коридоре около двух часов. Она понятия не имела, что могло помешать Эшли прийти домой.

Миа также говорила с парнем Эшли, спортсменом по имени Дентон Риверс. Он сказал, что видел Эшли только утром в школе.

Он писал ей пару раз после уроков, но она не отвечала.

Эшли не принимала лекарств, не страдала серьезными заболеваниями. Миа призналась, что осмотрела комнату Эшли, и не нашла ничего подозрительного.

Пока Миа говорила, Кэри записывала в свой блокнот имена тех, кого ей нужно будет опросить позже.

"Мой муж вернется с работы с минуты на минуту. Он тоже хочет с вами поговорить".

Кэри подняла глаза от блокнота. В голосе Мии что-то изменилось. Он зазвучал напряженней и осторожней.

Что бы она ни скрывала, бьюсь об заклад, это связано с мужем.

"А как зовут вашего мужа?" – спросила Кэри, стараясь не давить.

"Его зовут Стаффорд".

"Погодите-ка", – сказала Кэри. "Ваш муж – тот самый Стаффорд Пенн? Стаффорд Пенн – Сенатор Конгресса США?"

"Да".

"Это важная информация, миссис Пенн. Почему вы не упомянули об этом сразу?"

"Стаффорд попросил", – ответила она извиняющимся тоном.

"Почему?"

"Он сказал, что хотел обсудить это с вами при личной встрече".

"Когда, говорите, он вернется?"

"Уверена, меньше, чем через десять минут".

Кэри внимательно посмотрела на нее, пытаясь решить, стоит ли выспрашивать дальше. В конце концов, она решила подождать.

"У вас есть фотография Эшли?"

Миа Пенн протянула ей свой телефон. На заставке стояло фото девочки-подростка в пляжном сарафане. Она могла сойти за младшую сестру Мии. Если бы не светлые волосы Эшли, их сложно было бы различить. К тому же, Эшли была немного выше, спортивней и загорелей. Летний наряд не скрывал ее мускулистых ног и мощных плеч, и Кэри предположила, что перед ней заядлая серфингистка.

"Она могла забыть, что у нее запись к врачу, и уйти на пляж ловить волну?" – спросила Кэри.

Миа улыбнулась впервые с начала их встречи.

"Вы меня впечатляете, детектив. Догадались по единственной фотографии? Нет, Эшли любит кататься по утрам: волны лучше, а народу меньше. Я проверила гараж на всякий случай – ее доска на месте".

"Вы могли бы переслать мне это фото и еще несколько портретных кадров с макияжем и без?"

Пока Миа этим занималась, Кэри задала еще один вопрос.

"В какой школе она учится?"

"В старшей школе Западной Венеции".

Кэри не смогла скрыть удивления. Она хорошо знала это место. Огромная муниципальная старшая школа, плавильный котел для тысяч самых разных детей, со всеми вытекающими последствиями. Многих из них ей лично приходилось арестовывать.

Почему вдруг дочь состоятельного сенатора учится там, а не в какой-нибудь престижной частной школе?

Миа заметила выражение лица Кэри.

"Стаффорду там никогда не нравилось. Он всегда хотел отдать ее а частную школу, откуда прямая дорога в Гарвард, где он сам учился. Но не только из-за знаний, а еще и для ее безопасности", – объяснила она. "Но я настаивала, чтобы она ходила в обычную школу, общалась с обычными детьми и узнавала настоящую жизнь. Это одна из тех немногих битв, которые мне удалось выиграть. Если Эшли пострадает из-за чего-то, связанного со школой, это будет моя вина".

Кэри хотелось пресечь такие мысли на корню.

"Во-первых, с Эшли все будет хорошо. Во-вторых, если бы с ней что-то случилось, это была бы вина того, кто навредил ей, а не вина ее любящей матери".

Кэри смотрела на Миу, но не могла понять, поверила ли та ей. Правда была в том, что главной целью этих утешений было сохранить ценный источник информации и не дать Мии сорваться раньше времени. Кэри решила продолжить опрос.

"Давайте остановимся на этом ненадолго: вы знаете, кто мог бы желать зла Эшли, вам или Стаффорду?"

"Эшли – нет, мне – нет. На счет Стаффорда – ничего конкретного, коме того, что в его должности есть свои издержки. Например, он получает угрозы от избирателей, которые воображают себя пришельцами с другой планеты. Никогда не знаешь, что из этого стоит принимать в серьез".

"И вам никто не звонил с требованиями выкупа, верно?"

Лицо женщины исказил ужас.

"Вы думаете, ее похитили ради выкупа?"

"Нет-нет-нет, я просто задаю стандартные вопросы. Пока еще рано выдвигать версии".

"Нет. Никто не требовал выкуп".

"Вы, вероятно, достаточно состоятельны…"

Миа кивнула.

"Я из очень богатой семьи. Но об этом мало кто знает. Все думают, что это деньги Стаффорда".

"Просто из любопытства, о какой сумме мы сейчас говорим?" – спросила Кэри. Ее профессия не всегда позволяла быть тактичной.

"Вам нужен точный ответ? Не знаю… У нас вилла на побережье в Майами и дом в Сан-Франциско, которые по документам принадлежат компании. Мы торгуем на бирже, делаем инвестиции. Вы видели предметы искусства в доме. Все вместе, наверное, потянет на пятьдесят-шестьдесят миллионов".

"Эшли это известно?"

Женщина пожала плечами.

"В какой-то степени. Она не знает, сколько точно у нас есть, но знает, что много, и что ей не стоит рассказывать об этом всем подряд. Стаффорд поддерживает имидж "человека из народа".

"Она могла кому-то проговориться? Может быть, близким друзьям?"

"Нет. Мы ей строго-настрого запретили". Женщина вздохнула. "Я рассказываю вам то, что не должна. Стаффорд будет очень недоволен".

"Между вами все хорошо?"

"Да, разумеется".

"А Эшли? С ней вы ладите?"

"Она мне самый близкий человек в мире".

"Ладно. А какие у них отношения со Стаффордом?"

"Они отлично ладят".

"У нее могли быть причины сбежать из дома?"

"Нет. Ни в коем случае. Это совсем не то, о чем вы думаете".

"Какое у нее было настроение в последнее время?"

"Хорошее. Она веселый и спокойный ребенок".

"Может, проблемы с парнем…"

"Нет".

"Алкоголь или наркотики?"

"Не могу утверждать, что она никогда не пробовала, но в целом она очень ответственная девушка. Этим летом она прошла курсы спасателей – вставала в пять утра каждое утро. Она не притворщица. И кстати, у нее еще даже не было времени заскучать – сейчас только вторая неделя в школе".

"У нее там есть какие-нибудь конфликты?"

"Нет. Она любит своих учителей. Дружит со всеми детьми. Собирается проходить отбор в женскую баскетбольную команду".

Кэри посмотрела собеседнице прямо в глаза и спросила: "Тогда что по-вашему происходит?"

Женщина растерялась. Ее губы задрожали.

"Я не знаю". Она оглянулась на входную дверь, потом снова перевела глаза на Кэри. "Я просто хочу, чтобы она вернулась домой. Где черт носит Стаффорда?"

Легок на помине, из-за угла появился мужчина. Это был Сенатор Стаффорд Пенн. Кэри много раз видела его по телевизору, но вживую от него исходили вибрации, которые камера не способна передать. Лет сорока-пяти, мускулистый, высокий (метр девяносто, не меньше) блондин с точеным подбородком и пронзительными зелеными глазами. Волны его обаяние были практически ощутимы в воздухе. Когда он протянул Кэри руку для рукопожатия, та нервно сглотнула.

"Стаффорд Пенн", – представился он, хотя знал, что ей это и так известно.

Кэри улыбнулась.

"Кэри Локк", – сказала она. "Полиция Лос-Анджелеса, отдел пропавших без вести, подразделение Пасифик".

Стаффорд спешно чмокнул жену в щеку и сел напротив Кэри. Он не собирался тратить время на церемонии.

"Мы благодарны вам за ваш визит. Но лично мне кажется, что это может подождать до утра".

Миа взглянула на него с недоверием.

"Стаффорд…"

"Дети сбегают от родителей", – продолжил он. "Они пробуют свои силы. Это часть взросления. Да если бы она была мальчишкой, подобное бы началось года два-три назад. Поэтому я попросил Миу не раскрывать свою личность, когда она вам звонила. Думаю, нам предстоит еще не раз пройти через что-то в этом роде, и я не хочу, чтобы меня считали паникером".

"Значит, вы думаете, что ничего плохого не случилось?" – спросила Кэри.

Он покачал головой.

"Нет. Я думаю, она делает то, что делают все подростки. Откровенно говоря, я рад, что этот день наступил. Я вижу, что она становится более независимой. Запомните мои слова: она явится сегодня же ночью. В худшем случае – утром. Возможно, с похмелья".

Миа не верила своим ушам.

"Во-первых, – вмешалась она, – сейчас вечер понедельника в начале учебного года, а не весенние каникулы в Дэйтоне. А во-вторых, она бы так не поступила".

Стаффорд покачал головой.

"Все мы порой сходим с ума, Миа", – сказал он. "Черт возьми, когда мне исполнилось пятнадцать, я выпил десять банок пива за три часа. Меня потом три дня наизнанку выворачивало. Помню, отец надо мной долго смеялся. Думаю, он даже немного гордился мной".

Кэри кивнула, притворяясь, что так и должно быть. Споров с сенатором США стоило по возможности избегать.

"Спасибо, сенатор. Вероятно, вы правы. Но, раз уж я здесь, вы позволите мне взглянуть на комнату Эшли?"

Он пожал плечами и жестом указал на лестницу:

"Конечно".

Поднявшись на второй этаж, Кэри нашла комнату Эшли в конце коридора, вошла и закрыла за собой дверь. Интерьер оказался примерно таким, каким она и ожидала: дорогая резная кровать, тумбочки в том же стиле, плакаты с певицей Адель и однорукой легендой серфинга Бетани Гамильтон на стенах. На прикроватном столике – винтажная масляная лампа. На одной из подушек – мягкая игрушка, такая старая и потрепанная, что Кэри не смогла понять, была ли это собака или овца.

Кэри включила ноутбук Эшли, стоявший на столе, и с удивлением обнаружила, что он не был защищен паролем.

Какой подросток оставит свой открытый ноутбук на столе, чтобы любой любопытный взрослый мог в него залезть?

История поиска в браузере сохранилась только за последние два дня, остальное было удалено, и запросы по большей части относились к реферату по биологии. Помимо этого, Эшли открывала сайты местных модельных агентств и страницу предстоящего турнира по серфингу в Малибу. Был и один заход на фан-сайт местной группы под названием "Рейв".

Либо эта девчонка – самая скучная паинька всех времен, либо она специально выставляет на показ то, что хотят видеть ее родители.

Интуиция подсказывала Кэри, что второй вариант более вероятен.

Она села в изножье кровати Эшли и закрыла глаза, пытаясь представить себя пятнадцатилетней девочкой и понять ход ее мыслей. Она ведь и сама когда-то была такой. И до сих пор надеялась, что у нее будет такая дочь. Две минуты спустя она открыла глаза и окинула комнату свежим взглядом, ища хоть что-то необычное.

Она уже почти сдалась, как вдруг ее взгляд зацепил учебник математики на книжной полке Эшли: "Алгебра. 9-й класс".

Разве Миа не упоминала, что Эшли учится в десятом классе? И ее подруга Тельма виделась с ней на геометрии. Зачем она оставила старый учебник? На случай, если захочется повторно пройти материал?

Кэри схватила книгу и начала листать. Первые две трети не вызывали подозрений, но потом она вдруг случайно заметила две страницы, аккуратно склеенные скотчем вместе. Между ними ощущалось что-то твердое.

Кэри оторвала угол скотча, и что-то вывалилось на пол. Она наклонилась и подняла очень качественно подделанные водительские права с лицом Эшли на фотографии. В графе "имя" значилось "Эшлинн Пеннер". Возраст, исходя из даты рождения, – 22 года.

Уверенная, что теперь она на правильном пути, Кэри начала быстро обыскивать комнату. Она не знала, сколько времени пройдет, прежде чем Пенны заподозрят неладное. Через пять минут она нашла кое-что еще: в теннисном кроссовке в глубине шкафа была спрятана использованная гильза девятого калибра.

Кэри достала пакет для улик, упаковала гильзу вместе с фальшивыми правами и вышла из комнаты. Миа Пенн как раз шла по коридору в ее направлении. По ее лицу Кэри поняла, что что-то случилось.

"Только что позвонила Тельма, подруга Эшли. Она рассказала ребятам в школе, что Эшли не вернулась домой, и говорит, что другая девочка, Миранда Санчез, видела, как Эшли залезала в черный фургон на Центральной улице рядом с собачей площадкой у школы. Она сказала, что не поняла, действовала ли Эшли по своей воле, или ее тянули изнутри. Она не придала этому значения, пока не узнала, что Эшли пропала".

Кэри постаралась сохранить спокойное выражение лица, хотя ей в голову резко прилила кровь.

"Вы знаете кого-нибудь, кто водит черный фургон?"

"Никого".

Кэри стремительно зашагала к лестнице, Миа Пенн изо всех сил старалась не отставать.

"Миа, вы должны позвонить детективам в участок по тому же номеру, что вы звонили мне. Скажите тому, кто поднимет трубку, – скорее всего, это будет Суарез – что это я попросила. Пусть он запишет описание внешности Эшли и во что она была одета. Кроме этого, дайте ему имена и контакты всех, кого вы упоминали: Тельмы, Миранды, парня Дейтона Риверса – всех. Потом скажите ему, чтобы он перезвонил мне".

"Что вы собираетесь делать с этой информацией?"

"Нам придется взять у них показания".

"Вы заставляете меня волноваться. Все плохо, да?" – спросила Миа.

"Скорее всего, нет. Но в таком деле лучше перестараться".

"Чем я могу помочь?"

"Оставайтесь дома на случай, если Эшли вдруг позвонит или вернется".

Они спустились на первый этаж. Кэри осмотрелась.

"Где ваш муж?"

"Его снова вызвали на работу".

Кэри прикусила язык и пошла к двери.

"Куда вы?" – крикнула Миа ей вслед.

"Я собираюсь найти вашу дочь", – бросила Кэри через плечо.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Понедельник

Вечер

Выйдя на улицу, Кэри поспешила к машине, стараясь не обращать внимания на волны жара, исходившие от раскаленного тротуара. Всего через минуту капельки пота выступили у нее на лбу. Она набирала номер Рэя и тихо ругалась себе под нос.

Я в шести кварталах от Тихого океана, сейчас средина сентября. Когда спадет эта чертова жара?

После семи гудков, Рэй наконец-то ответил.

"В чем дело?" – спросил он раздраженно.

"Мне нужно встретиться с тобой на Центральной, напротив старшей школы Уэст Венис".

"Когда?"

"Сейчас, Рэймонд".

"Подожди секунду".

Кэри слышала, как он ерзает и что-то шепчет. Похоже, он был не один. Когда он вернулся к разговору, она поняла, что он вышел в другую комнату.

"Кэри, я тут вообще-то немного занят".

"Что ж, придется освободиться, детектив. У нас дело".

"Это по поводу обращения из Вениса?" – спросил он на взводе.

"Да. И смени тон, пожалуйста. Если, конечно, ты не считаешь, что дочка сенатора, исчезнувшая в черном фургоне – это пустяк".

"Господи. Почему ее мать сразу не сказала о сенаторе?"

"Потому он ее просил. Он отмахивается от проблемы так же, как и ты, если не больше. Погоди-ка".

Кэри дошла до машины, включила громкую связь на телефоне, бросила его на пассажирское сидение, а сама села за руль. Выуливая с парковки, она одновременно посвящала Рэя в подробности: поддельные права, гильза, девочка, видевшая как Эшли заходит в фургон (возможно, против воли), список тех, кого нужно опросить. Она почти закончила, когда телефон запищал.

"Это Суарез звонит. Мне нужно ввести его в курс дела. Мы с тобой все обсудили? Ты уже отменил свои планы?"

"Сажусь в машину", – ответил он, не поддавшись на провокацию. "Буду на месте через пятнадцать минут".

"Надеюсь, кем бы она ни была, ты передал ей мои извинения", – сказала Кэри с сарказмом.

"Она не из тех девушек, которые требуют извинений", – ответил Рэй.

"И почему меня это не удивляет?"

Не попрощавшись, Кэри переключила линии.

*

Четверть часа спустя Кэри и Рэй шли по отрезку Центральной улицы, где предположительно похитили Эшли. На первый взгляд, там не было ничего необычного. На собачей площадке по соседству слышался восторженный лай и выкрики хозяев, звавших своих питомцев с кличками типа Гувер, Искорка, Конрад и Делила.

Богатые богемные собачники. Ах, Венис.

Кэри попыталась выбросить посторонние мысли из головы и сосредоточиться. Пока что они ничего не заметили. Рэй выглядел разочарованным.

"Она не могла просто сбежать?" – снова спросил он.

"Не исключено", – ответила Кэри. "Она явно не та невинная принцесса, за которую себя выдает".

"Естественно".

"Что бы с ней ни случилось, возможно, она сама в это ввязалась. Чем больше мы узнаем о ее жизни, тем больше поймем. Нужно поговорить с кем-то, кто не будет морочить нам голову официальными версиями. Как этот сенатор, например, – я не знаю, что у него на уме, но ему явно не хочется, чтобы мы копались в его делах".

"Есть догадки, почему?"

"Пока нет, кроме того, что я нутром чую, что он что-то скрывает. Никогда не встречала родителя, настолько равнодушного к пропаже собственного ребенка. Он мне травил байки о том, сколько пива выпил в свои пятнадцать. Переигрывал".

Рэй скривился.

"Хорошо хоть ты его в этом не уличила", – сказал он. "Последнее, что нам нужно, это враг на сенаторском посту".

"Мне плевать".

"Ну-ну. Стоит ему сказать пару слов Бичеру или Хиллману, и от тебя пустого места не останется".

"Я уже была пустым местом пять лет назад".

"Да брось…"

"Ты знаешь, это правда".

"Не начинай", – попросил Рэй.

Кэри поколебалась, мельком взглянула на него и отвернулась к собачьей площадке. В нескольких футах от них маленький щенок с каштановой шерстью с упоением катался в грязи.

"Хочешь узнать кое что, о чем я тебе никогда не рассказывала?" – спросила она.

"Не уверен".

"После того, что случилось с…"

"Эви?"

Сердце Кэри сжалось при звуке имени дочери.

"Да. Был период сразу после этого, когда я старалась забеременеть, как безумная. Это длилось два или три месяца. Стивен не выдержал".

Рэй ничего не сказал. Она продолжила.

"Однажды я проснулась и возненавидела себя. Я почувствовала себя в роли кого-то, кто только что потерял собаку и тут же побежал за новой. Я чувствовала себя трусихой, возомнившей, будто весь мир вращался вокруг меня, вместо того, чтобы сосредоточиться на действительно важных вещах. Я упустила Эви, вместо того чтобы сражаться за нее".

"Кэри, ты должна прекратить себя мучить. Ты сама – свой худший враг. Серьезно".

"Рэй, я до сих пор ее чувствую. Она жива. Я не знаю, где и как, но она жива".

Он сжал ее руку.

"Я знаю".

"Ей уже тринадцать".

"Я знаю".

Они прошли остаток квартала молча. Подойдя к перекрестку с Вестминстер Авеню, Рэй наконец заговорил.

"Послушай, – сказал он тоном, который означал, что они снова говорят о деле, – мы можем проверить все зацепки, какие найдем. Но это дочь сенатора, и если она не просто решила устроить себе каникулы, то за это происшествие возьмутся по полной. Скоро подключатся федералы. И главное управление не останется в стороне. Завтра к девяти утра нас с тобой отправят отдыхать".

Наверняка, он был прав, но Кэри не хотелось об этом думать. Утро будет утром, а сейчас она должна была расследовать дело.

Она вздохнула и закрыла глаза. За год работы с ней в паре Рэй научился не отвлекать ее в моменты, когда она старается прислушаться к своему чутью.

Примерно через тридцать секунд она открыла глаза и осмотрелась. Еще через секунду – махнула рукой в сторону магазинчика на перекрестке.

"Туда", – сказала она и сорвалась с места.

На участке Венис от Ваншингтон Бульвара и до Роуз Авеню странным образом уживались очень разные слои общества. На юге, на берегах каналов, стояли особняки, на востоке – элитные бутики Аббот Бульвара, на севере – деловой район, а вдоль пляжа – зона свободолюбивых скейтеров и серфингистов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4