Блейк Пирс.

Наблюдая



скачать книгу бесплатно

Тут Хейман сказал:

– Кто-то из присутствующих здесь знал Рею Торсон? Не просто видел и пересекался в кампусе, а знал по-настоящему. Как друга.

Райли осторожно подняла руку, как и Труди. Больше рук в аудитории не было.

Тогда Хейман спросил:

– Какие чувства вам пришлось испытать с того времени, как ваша подруга была убита?

Райли поморщилась.

В конце концов, именно этот вопрос репортёры задавали Кэсси и Джине в пятницу. Райли удалось избежать репортёров, но неужели ей придётся отвечать теперь?

Она напомнила себе, что находится на уроке психологии, а здесь им часто приходилось иметь дело с подобными темами.

Тем не менее, Райли гадала: «С чего вообще начать?»

Услышав голос Труди, она выдохнула с облегчением.

– Вина. Я могла это предотвратить. Мы были вместе в Хижине кентавра, когда это произошло. Но я даже не заметила, как она ушла. Если бы я проводила её до дому…

Голос Труди оборвался. Райли собрала силу воли и заговорила:

– Я чувствую то же, – сказала она. – В тот вечер я ушла от остальных и сидела одна в баре. Я не видела Рею. Но если бы видела…

Райли сделала паузу, а затем продолжила:

– Так что я тоже чувствую вину. И ещё кое-что. Эгоизм, что ли. Потому что я хотела побыть одна.

Доктор Хейман кивнул. С сочувственной улыбкой он сказал:

– Так что никто из вас не проводил Рею домой.

Затем он добавил:

– Грех упущения.

Фраза поразила Райли.

Ей показалось это неподходящим описанием тому, чего не удалось сделать Райли и Труди. Слово прозвучало таким безобидным, лишённым гнёта и отчаяния, едва ли относящимся к вопросу жизни и смерти.

Но, конечно, это действительно было так.

Хейман окинул взглядом аудиторию.

– А остальные? Вы когда-нибудь делали – точнее, не делали – нечто подобное в похожей ситуации? Вы когда-нибудь, скажем, позволяли своей подруге пойти куда-то одной, хотя по совести говоря, вам следовало проводить её? Или просто пренебрегали чем-то, что могло быть очень важно для чьей-то безопасности? Не забирали у друга ключи от машины, когда он слишком много выпил? Игнорировали ситуацию, которая могла привести к чьей-то травме или даже смерти?

Среди студентов пробежал шепоток.

Райли поняла, что вопрос очень сложный.

В конце концов, если бы Рею не убили, ни Райли, ни Труди ни на мгновение не задумались бы о своём «грехе упущения».

Они бы просто об этом забыли.

Было совершенно неудивительно, что по крайней мере некоторые студенты не могли вспомнить, попадали ли они в подобные ситуации. Райли сама не могла бы с точностью сказать, были ли и другие случаи, когда она обошла вниманием чью-либо безопасность.

Неужели, если не элементарное везение, она несла бы ответственность ещё за несколько смертей?

Спустя несколько мгновений вверх поднялось несколько неуверенных рук.

Тогда Хейман сказал:

– А что же остальные? Сколько из вас просто не могут точно вспомнить?

Практически все остальные студенты подняли руки.

Хейман кивнул и сказал:

– Ну что ж, ладно.

Большинство из вас могли совершить точно такую же ошибку в какой-то момент своей жизни. Но сколькие из вас чувствуют вину за свои поступки или за то, что вам следовало сделать, но вы не сделали?

Шепотки в классе стали ещё более сконфуженными, кто-то охнул.

– Что? – спросил Хейман. – Неужели никто? Почему же?

Одна из девочек подняла руку и, запинаясь, произнесла:

– Ну… тут другое, ведь… мне кажется, что… ведь никого тогда не убили!

Класс одобрительно загудел.

Райли заметила, что в аудиторию вошёл ещё один человек – то был доктор Декстер Циммерман, глава психологического факультета. Похоже, Циммерман стоял за дверью на протяжении всей дискуссии.

Райли приходилось посещать пары, которые вёл Циммерман в прошлом семестре – то была социальная психология. Он был пожилым, вечно взъерошенным и добродушным мужчиной. Райли знала, что доктор Хейман считает его своим наставником и даже боготворит его, как и многие студенты.

Что же касается самой Райли, то её чувства о профессоре Циммермане были скорее смешанными. Он действительно умел вдохновить, но почему-то она относилась к нему иначе, чем большинство его учеников, хотя и сама не понимала, почему.

Хейман объяснил классу:

– Я попросил доктора Циммермана заглянуть к нам и принять участие в сегодняшней беседе. Я думаю, он нам очень поможет. Это самый проницательный человек из всех, что я когда-либо знал.

Циммерман смущённо рассмеялся.

Хейман спросил его:

– Так что вы думаете о том, что только что услышали от моих студентов?

Циммерман наклонил голову и задумался на мгновение.

– Что ж, по крайней мере некоторые из них полагают, что к этому случаю приложимы иные моральные нормы. Если вы пренебрегаете помощью кому-то и он умирает или травмируется – вы поступили плохо, но если всё проходит без последствий, то всё нормально. Однако я не вижу разницы. Поведение идентично. Разные последствия не влияют на тот факт, что поведение было правильным или неправильным.

В ответ на позицию Циммермана в аудитории воцарилась полнейшая тишина.

Хейман спросил Циммермана:

– Значит ли это, что все присутствующие должны испытывать чувство вины точно так же, как и Райли с Труди?

Циммерман пожал плечами.

– Может быть, как раз наоборот. Разве чувство вины приносит какую-либо пользу? Разве оно способно вернуть бедную девушку? Возможно, более уместно для всех нас успокоиться на этот счёт.

Циммерман вышел перед столом и обвёл взглядом студентов.

– Обращусь к тем, кто не был особенно близок к Рее. Что вы сейчас испытываете к двум её подругам – Райли и Труди?

Какое-то время все молчали.

Затем Райли с изумлением услышала всхлипы, нарушившие тишину аудитории.

Какая-то девушка произнесла сдавленным голосом:

– О, мне их так жаль…

Другая произнесла:

– Райли и Труди, мне бы очень хотелось, чтобы вы не чувствовали своей вины. Не надо. То, что произошло с Реей, было ужасно. Не могу представить, какую боль вы сейчас испытываете…

Остальные студенты эхом выразили своё согласие с высказавшимися.

Циммерман понимающе улыбнулся классу.

– Думаю, большинство из вас в курсе, что я специализируюсь на преступной патологии. Всю свою жизнь я старался понять ум преступника. И последние три дня я пытался разобраться в этом преступлении. И пока я уверен в одном: у убийцы были личные мотивы. Убийца знал Рею и хотел её смерти.

Райли снова изо всех сил старалась уложить эту мысль в голове.

Кто-то настолько ненавидел Рею, что решился убить её?

Тогда Циммерман добавил:

– Как бы жутко это ни звучало, я хочу убедить вас в одном: больше убийств не будет. Рея была его целью, а не кто-либо ещё. И я совершенно уверен, что убийца скоро будет найден.

Он оперся на край стола и сказал:

– Могу сказать вам вот что: где бы сейчас ни находился убийца, что бы он ни делал, он не чувствует то, что вы чувствуете. Он не способен испытывать сочувствие к страданиям других людей, не говоря уже об истинной эмпатии, которую я ощущаю в этой аудитории.

Он написал на доске слова «симпатия» и «эмпатия» и спросил:

– Кто-нибудь может напомнить мне различия между этими двумя словами?

Райли немного удивило то, что руку подняла Труди.

– Симпатия – это когда тебе важно, что чувствует другой человек. Эмпатия – это когда ты полностью разделяешь чувства другого.

Циммерман кивнул и записал определения Труди.

– Точно, – подтвердил он. – Так что я предлагаю всем нам отбросить чувство вины. Сфокусируйтесь вместо него на нашей способности испытывать эмпатию. Она отличает нас от жутких монстров, которые есть в этом мире. И она очень ценна – особенно в такие моменты, как этот.

Хейман был доволен наблюдениями Циммермана. Он сказал:

– Если вы не против, предлагаю закончить на этом на сегодня. Это была тяжёлая дискуссия, но, надеюсь, она принесла вам пользу. Просто помните, что все вы испытываете сейчас довольно сильные эмоции – даже те, кто не был особенно близок с Реей. Не ожидайте, что скорбь, шок и ужас уйдут мгновенно. Пусть они идут своим чередом. Они являются частью выздоровления. И не стесняйтесь обращаться за помощью к школьным психологам. Или друг к другу. Или же ко мне и доктору Циммерману.

Когда студенты встали из-за столов, чтобы уйти, Циммерман сказал:

– А по пути обнимите Райли и Труди. Им это сейчас важно.

Впервые за всё время урока Райли почувствовала раздражение.

С чего он взял, что мне нужны объятия?

На самом деле, это было последнее, чего ей сейчас хотелось бы.

Она вдруг вспомнила, что ей претило в докторе Циммермане, когда она ходила к нему на пары: он был слишком мелодраматичным, слишком слащавым, и он любил заставлять своих студентов обниматься.

Для криминального психолога это выглядело странным.

Как и для человека, хвастающего своей эмпатией.

В конце концов, откуда ему знать, хотят ли они с Труди, чтобы их обнимали, или нет? Он даже не поинтересовался!

Разве это признак эмпатии?

Райли невольно подумала, что он пустозвон.

Однако она стоически выдержала всё время, когда один за другим студенты сочувственно обнимали её. Кто-то плакал. А ещё она видела, что Труди вовсе не возражает против всего этого внимания и сквозь слёзы улыбается в ответ на каждое объятие.

«Возможно, дело во мне», – подумала Райли.

Неужели с ней что-то не так?

Возможно, её чувства отличаются от того, что испытывают другие люди.

Вскоре с объятиями было покончено, и почти все ученики вышли из комнаты, включая Труди. Доктор Циммерман тоже уже ушёл.

Райли была рада, что ей выпал момент остаться наедине с доктором Хейманом. Она подошла к нему и сказала:

– Спасибо, что разъяснили всё насчёт вины и ответственности. Мне правда было важно это услышать.

Мужчина улыбнулся и сказал:

– Был рад помочь. Я знаю, что тебе сейчас приходится очень нелегко.

Райли опустила голову, собираясь с духом, чтобы сказать то, что очень хотела.

Наконец, она произнесла:

– Доктор Хейман, вы, наверное, уже не помните, но я была на вашем курсе «Введение в психологию» на первом курсе.

– Я помню, – сказал он.

Райли проглотила нервозность и сказала:

– Так вот мне всегда хотелось сказать вам… это вы вдохновили меня на то, чтобы специализироваться на психологии.

Хейман посмотрел на неё слегка удивлённо.

– Ух ты, – сказал он. – Я очень этому рад. Спасибо.

Несколько неловких секунд они просто стояли и смотрели друг на друга. Райли от души надеялась, что не выглядит дурой.

Наконец, Хейман сказал:

– Знаешь, я давно приметил тебя в классе – работы, которые ты пишешь, вопросы, которые задаёшь, идеи, которыми делишься с остальными. У тебя острый ум. И у меня такое ощущение… что у тебя есть вопросы о том, что случилось с твоей подругой, которые остальным ребятам даже в голову не приходят – а может быть, они не хотят о них думать.

Райли с трудом сглотнула. Конечно же, он был прав, как будто умел читать её мысли.

«Вот это истинная эмпатия», – подумала она.

Она вернулась мыслями к ночи убийства, когда она стояла у комнаты Реи, желая войти внутрь и чувствуя, что если только она войдёт в этот момент в комнату, она сможет узнать нечто очень важное.

Но тот момент давно ушёл. Когда Райли всё-таки удалось войти туда, там уже было убрано и всё выглядело так, будто в ней ничего не произошло.

Она медленно проговорила:

– Я очень хочу понять… почему. Я очень хочу это понять…

Её голос оборвался. Отважится ли она сказать Хейману – или кому-либо другому – всю правду?

Что она хочет понять мышление человека, который убил её подругу?

Что она хочет проявить к нему эмпатию?

Она выдохнула с облегчением, когда Хейман кивнул, по-видимому, поняв её.

– Я понимаю, что ты чувствуешь, – сказал он. – Меня тоже посещали такие мысли.

Он открыл ящик стола, достал оттуда книгу и вручил её Райли.

– Можешь взять почитать, – предложил он. – Она отлично подходит для начала.

Книга называлась «Тёмный разум: разоблачение личности преступника».

К удивлению Райли автором был указан сам доктор Декстер Циммерман.

Хейман сказал:

– Этот человек гениален. Ты даже представить не можешь, сколько ценных сведений содержит эта книга! Просто прочти её. Она может изменить твою жизнь. Как изменила мою.

От благородного жеста Хеймана Райли переполнили эмоции.

– Спасибо! – сказала она робко.

– Не стоит благодарности, – ответил Хейман с улыбкой.

Райли вышла из комнаты и бросилась бежать в сторону библиотеки, так ей не терпелось поскорее открыть книгу.

Однако её тревожило одно: в какую же сторону изменится её жизнь – к хорошему или плохому?

Глава седьмая

В университетской библиотеке Райли села в укромном уголке. Она положила перед собой книгу и ещё раз прочла название: «Тёмный разум: разоблачение личности преступника», автор – доктор Декстер Циммерман.

Она сама не знала почему, но была рада, что решила начать читать книгу здесь, а не в комнате в общежитии. Возможно, она просто не хотела, чтобы её прерывали или спрашивали, что она читает и почему.

А может быть, дело в другом…

Она прикоснулась к обложке и испытала странное чувство.

Страх?

Нет.

С чего бы ей бояться книги?

Тем не менее, её терзали дурные предчувствия, как будто она собиралась сделать что-то запрещённое.

Она открыла книгу и взгляд её упал на первое предложение…


Убийца имеет склонность к убийствам задолго до совершения первого преступления.


Прочитав пояснение к этому высказыванию, Райли почувствовала, что проваливается в тёмный и страшный мир, мир незнакомый, но странным образом притягивающий её, приглашающий разобраться в нём.

Переворачивая страницы, она знакомилась с одним преступлением за другим.

Она познакомилась с Теодором Казински, также известным как Унабомбер, который с помощью взрывчатых веществ убил три человека и ранил двадцать три.

Следом шёл Джон Уэйн Гейси, любивший наряжаться клоуном и развлекать детей на вечеринках и благотворительных мероприятиях. В сообществе его любили и уважали, не подозревая о том, что он втайне изнасиловал и убил тридцать три мальчика и парня, тела многих из которых он спрятал под полом своего дома.

Райли особенно поразил Тед Банди, который в итоге признался в совершении тридцати убийств, хотя их наверняка было больше. Привлекательный и харизматичный, он подходил к своим жертвам в общественных местах и с лёгкостью завоёвывал их доверие. Он описывал себя как «самого бессердечного сукина сына, которого вы только можете встретить». Однако женщины, которые были им убиты, не были способны распознать его жестокость до тех пор, пока не становилось слишком поздно.

Книга просто кишела информацией о таких убийцах. Банди и Гейси были невероятно умными, а Казински и вовсе вундеркиндом. Как Банди, так и Гейси были воспитаны жестокими, безжалостными людьми и пережили зверское половое насилие в молодые годы.

Но Райли никак не могла понять одного: что всё же превратило их в убийц? Многие люди получили детские травмы, но не прибегли к насилию.

Она стала рыться в тексте доктора Циммермана в поисках ответов.

По его мнению, убийцы умели отличать плохое от хорошего, а также осознавали возможные последствия своих действий. Однако они были самозванцами, симулировавшими эмпатию и прочие первичные эмоции, из-за чего их так сложно было вычислить, а также отличались обаянием и умели расположить к себе.

Тем не менее, иногда можно было заметить тревожные признаки. Например, психопатами зачастую становились те, кто любил власть и контроль. Потенциальный убийца считал, что добьётся высоких, нереалистичных целей, не прилагая много усилий, как будто успех положен ему по праву. Он прибегал к любым средствам для достижения этих целей – не гнушаясь даже самыми неблаговидными и жестокими. Как правило, преступник винил в своих проблемах других, а ещё легко и часто врал.

От всей информации и материалов Циммермана у Райли закипела голова.

Но читая всё дальше, она поняла, что до сих пор размышляет над первой строкой.

Убийца имеет склонность к убийствам задолго до совершения первого преступления.

Хотя все убийцы различались по многим параметрам, Циммерман, кажется, пытался доказать, что существует особый тип людей, которым предопределенно убивать.

Почему же таких людей нельзя найти и остановить ещё до того, как они встанут на путь насилия?

Райли не терпелось продолжить читать и выяснить, даст ли Циммерман ответ на этот вопрос, но она взглянула на часы и в шоке осознала, что слишком много времени провела в библиотеке, попав под чары книги, и рискует опоздать на следующее занятие.

Она вышла из библиотеки и пошла по кампусу, прижав к груди книгу Циммермана. Примерно на полпути до корпуса она не смогла преодолеть соблазн и, раскрыв книгу, стала читать на ходу.

Вдруг она услышала мужской голос…

– Эй, осторожней!

Райли застыла как вкопанная и подняла взгляд.

На тротуаре прямо перед ней стоял и улыбался во весь рот Райан Пейдж.

Казалось, что рассеянность Райли забавляет его. Он сказал:

– Интересную же книгу ты должно быть читаешь, раз чуть не врезалась в меня. Можно мне взглянуть?

Залившись краской, Райли протянула ему книгу.

– Я впечатлён, – сказал Райан, пролистав несколько страниц. – Декстер Циммерман – прямо гений. Я не занимаюсь уголовным правом, но я ходил на пару его лекций и был просто потрясён. Я прочёл несколько его книг, но не эту. Она так хороша, какой кажется?

Райли просто кивнула.

Улыбка Райана потухла.

– Это ужасно – то, что случилось с той девочкой ночью в четверг.... Ты её знала?

Райли кивнула и сказала:

– Мы с Реей жили в одном общежитии.

Райан был в шоке.

– Оу, мне так жаль. Тебе сейчас очень тяжело, я понимаю.

На мгновение у Райли в голове пронёсся крик, разбудивший её той страшной ночью, вид Хизер на коленях в коридоре, кровь на полу комнаты, широко раскрытые глаза Реи и её перерезанное горло…

Она вздрогнула и подумала: «Нет, не понимаешь».

Райан покачал головой и сказал:

– Сейчас весь кампус на взводе – с тех самых пор, как это произошло. Копы даже заявились ко мне той ночью, разбудили и стали задавать всевозможные вопросы. Можешь представить?

Райли поморщилась.

О да, она может. В конце концов, именно она назвала имя Райана полиции.

Но стоит ли признаться в этом? Может, извиниться?

Пока она раздумывала над этим, Райан пожал плечами и сказал:

– Думаю, они опрашивали очень многих. Я слышал, что она была в Хижине кентавра той ночью, и я там тоже был. Копы просто делают свою работу, это понятно. И я очень надеюсь, что они поймают негодяя, который это сделал. Так или иначе, то, что случилось со мной – мелочи, по сравнению с твоими испытаниями. Мне очень, очень жаль.

– Спасибо, – сказала Райли, глядя на часы.

Ей очень не хотелось быть грубой. На самом деле, она очень надеялась как-нибудь снова врезаться в этого симпатичного парня. Но прямо сейчас ей пора, а то она опоздает на урок – кроме того, она сейчас не в том настроении, чтобы наслаждаться компанией даже Райана.

Райан вернул ей книгу, как будто почувствовав её эмоции. Затем он вырвал листочек из блокнота и что-то быстро написал.

Немного смущённо он сказал:

– Послушай, надеюсь, я не слишком наглею, но… я просто хотел дать тебе свой номер телефона. Может быть, ты как-нибудь захочешь поболтать. Или нет. Решать тебе.

Он вручил ей листочек и добавил:

– Имя я тоже написал – если ты забыла.

– Райан Пейдж, – сказала Райли. – Я помню.

Она продиктовала ему свой номер. Она переживала, что может выглядеть бесцеремонной, диктуя ему номер вместо того, чтобы записать его самой. Её действительно очень радовала мысль о том, что она может снова увидеть его, просто сейчас ей было трудно быть приветливой с кем-то новым.

– Спасибо, – сказала она, положив листок в карман. – До встречи.

Она пробежала мимо Райана в сторону корпуса и услышала за спиной, как он проговорил:

– Буду очень ждать.

*

Остаток дня Райли читала книгу Циммермана урывками всякий раз, когда у неё появлялась минутка. Весь день она гадала, может ли убийца Реи быть как Тед Банди – очаровательным мужчиной, которому удалось войти в доверие к Рее?

Она вспомнила, что сказал доктор Циммерман утром на уроке: «Убийца был знаком с Реей и желал её смерти».

И в отличие от Банди, убийца Реи покончил с этим. Он не будет искать новых жертв.

По крайней мере, по мнению доктора Циммермана.

«Он был в этом полностью убеждён», – вспомнила Райли.

Интересно, откуда у неё такая уверенность?

Позднее тем вечером Райли и Труди молча делали домашнюю работу в своей комнате в общаге, когда Райли начинала ощущать беспокойство и нетерпение, сама не зная, почему.

Наконец, она встала из-за стола, натянула куртку и направилась к двери.

Труди подняла взгляд от тетради и спросила:

– Ты куда?

– Не знаю, – ответила Райли. – Просто хочу прогуляться.

– Одна? – спросила Труди.

– Да.

Труди захлопнула учебник и встревоженно посмотрела на Райли.

– Ты уверена, что это хорошая идея? – спросила она. – Давай, я пойду с тобой. Или вызови службу сопровождения кампуса.

Райли вдруг взорвалась.

– Труди, это просто смешно! – выпалила она. – Я всего лишь хочу немного прогуляться. Мы не можем жить в вечном страхе, что произойдёт нечто ужасное. Жизнь продолжается!

Райли сама поразилась тому, как резко она это сказала. И по лицу Труди она видела, что обидела подругу.

Стараясь говорить мягче, Райли произнесла:

– В любом случае, ещё совсем не поздно. И я не буду долго. Со мной всё будет хорошо, обещаю.

Труди ничего не ответила. Она молча открыла книгу и снова стала читать.

Райли вздохнула и вышла в коридор. Там она остановилась на несколько мгновений.

Куда я собираюсь пойти?

Что я хочу делать?

Постепенно она поняла…

Я хочу пойти назад.

Она хотела понять, как умерла Рея.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5