Блейк Пирс.

Наблюдая



скачать книгу бесплатно

Пока ей это удавалось. Полукруг начал распадаться, девочки разбились на небольшие группки, кто-то вернулся в комнаты, а кто-то делился своими страхами с подругами в коридоре. Многие плакали, кто-то скулил. Те, у кого были мобильники, стали доставать их и звонить родителям и друзьям, чтобы сообщить свою версию произошедшего.

Райли понимала, что это не очень хорошая идея, но остановить их не было никакой возможности. Пусть хотя бы держатся подальше от двери, которую она обороняет.

Мало-помалу её саму стал охватывать страх.

В голове Райли возникли образы из раннего детства…


Райли и мама стоят в магазине сладостей, и мама балует Райли.

Она покупает ей все сладости, все конфеты!

Они смеются и радуются до тех пор, пока…

К ним делает шаг мужчина. У него странное лицо, плоское и невыразительное, как у монстров из снов Райли. Она не сразу понимает, что на его голову натянут нейлоновый носок наподобие тех, что её мама носит на ногах.

И в руке у него пистолет.

Он кричит маме:

– Кошелёк! Отдавай мне свой кошелёк!

От его голоса у Райли до сих пор бегут мурашки по коже.

Райли поднимает взгляд на маму, ожидая, что она сделает то, что ей говорят.

Но мама бледнеет, она трясётся всем телом. Кажется, она даже не понимает, что происходит.

– Гони кошелёк! – снова орёт мужчина.

Но мама просто стоит, стискивая сумочку в руках.

Райли хочет сказать маме:

– Мамочка, сделай, как говорит этот дяденька! Отдай ему кошелёк!

Но почему-то она не может выговорить ни слова.

Мама пошатывается на месте, как будто хочет убежать, но ноги её не двигаются.

Вдруг раздаётся вспышка и громкий, жуткий грохот…

Ноги у мамы подгибаются, она падает на пол.

Её грудь краснеет, блузка пропитывается красным цветом, он разбрызгивается по всему полу…


Райли внезапно вернулась в реальность, услышав шум приближающихся сирен. Прибыла полиция.

Слава богу, теперь профессионалы позаботятся обо всём.

Она увидела, что со второго этажа спускаются парни и расспрашивают девчонок о том, что случилось. Кто в футболках и джинсах, кто в пижаме или халате – кто что успел натянуть.

Гарри Рэмплинг, футболист, который пытался подкатить к Райли в баре, протиснулся к ней, всё ещё стоящей рядом с закрытой дверью. Он растолкал девочек и уставился на неё.

– И что ты тут делаешь? – бросил он.

Райли промолчала. Она не видела никакого смысла в том, чтобы что-то объяснять – тем более, когда полиция должна была вот-вот появиться.

Гарри слегка ухмыльнулся и сделал угрожающий шаг в сторону Райли. Очевидно, он уже узнал о том, что внутри мёртвая девочка.

– Убирайся с дороги, – заявил он. – Я хочу её видеть.

Райли выпрямилась, не сдвинувшись ни на сантиметр.

– Тебе туда нельзя, – возразила она.

– Почему же, детка? – хмыкнул Гарри.

Райли грозно уставилась на него, но внутри она недоумевала: «И правда, что я здесь делаю?»

Неужели она на самом деле считает, что сможет помешать рослому качку войти в комнату, если он решил это сделать?

Странно, но она была уверена, что сможет.

Она могла бы и подраться, если бы дошло до этого.

К счастью, тут в коридоре послышались тяжёлые шаги и раздался мужской голос:

– Разойдитесь.

Дайте пройти.

Толпа расступилась.

Кто-то произнёс:

– Вон там, – и трое копов в форме направились в сторону Райли.

Она узнала всех трёх. В Лантоне их лица были знакомы каждому. Двое были мужчинами – офицеры Стил и Уайт. Третьим копом была женщина, офицер Фрисби. Следом шли пара полицейских кампуса.

Стил был полным мужчиной с красноватым лицом, заставившим Райли подозревать, что он частенько выпивает. Уайт был высоким парнем с кривой походкой и вечно приоткрытым ртом. Он не выглядел особенно умным. Что же до офицера Фрисби, высокой, статной женщины, то она всегда казалась Райли дружелюбной и доброй.

– Нам поступил звонок, – рявкнул офицер Стил, глядя на Райли. – Какого чёрта здесь происходит?

Райли отступила от двери и указала на неё:

– Это Рея Торсон, – сказала она. – Она…

Райли не сумела закончить предложение. В её голове до сих пор никак не могло уложиться, что Реи больше нет.

Она просто отступила в сторону.

Офицер Стил распахнул дверь и вошёл внутрь.

Из комнаты раздался громкий стон:

– О боже!

Офицеры Фрисби и Уайт тоже бросились внутрь.

Стил тут же вышел и обратился ко всем свидетелям:

– Я должен знать, что здесь произошло. Сейчас же.

В толпе послышались недоумённый рокот.

Стил выпалил ещё целую кучу вопросов:

– Что вам известно об этом? Эта девочка весь вечер была в комнате? Кто был с ней?

Все пришли в ещё большее замешательство, кто-то стал говорить, что Рея не покидала общежития, другие рассказывали, что она была в библиотеке, третьи утверждали, что она пошла на свидание, были и те, кто, конечно, знал, что она ходила в бар. Больше в комнате никто никого не видел. Пока не раздался крик Хизер.

Райли вдохнула всей грудью и уже открыла рот, чтобы крикнуть всем, чтобы замолчали и рассказать то, что было известно ей самой, но прежде, чем она успела это сделать, Гарри Рэмплинг указал на Райли пальцем и сказал:

– Это девчонка ведёт себя очень странно. Она стояла здесь, когда я пришёл. Как будто только что вышла из комнаты.

Стил подошёл к Райли и прорычал:

– Это правда? Кажется, тебе придётся нам всё объяснить. Можешь приступать.

Он как будто потянулся за наручниками, и впервые за всё это время Райли начала волноваться.

«Неужели он собирается арестовать меня?» – гадала она.

Но тут женщина-коп резко сказала офицеру Стилу:

– Оставь её, Нэт. Разве ты не видишь, что она делала? Она закрыла комнату, чтобы никто туда не вошёл. Мы должны поблагодарить её за то, что место преступления не было безнадёжно затоптано.

Офицер Стил отступил от неё с досадой на лице.

Женщина крикнула стоящим в коридоре:

– Я хочу, чтобы все оставались ровно на тех местах, где вы стоите сейчас. Не шевелитесь, ясно? И постарайтесь болтать поменьше.

Испуганные студенты закивали.

Тогда полицейская схватила Райли за руку и повела её прочь от остальных.

– Пошли со мной, – резко шепнула она. – Нам с тобой нужно поговорить.

Райли испуганно сглотнула, влекомая офицером Фрисби прочь от остальных.

Кажется, у меня будут проблемы…

Глава третья

Офицер Фрисби крепко держала Райли за руку на протяжении всего пути вниз по коридору. Они прошли через двойные двери и остановились внизу лестницы. Там женщина наконец отпустила её.

Райли потёрла покрасневшее место на руке.

Офицер Фрисби сказала:

– Прости, что вела себя так грубо, но времени мало. Для начала, как тебя зовут?

– Райли Суинни.

– Я видела тебя в городе. На каком курсе ты учишься?

– На последнем.

Строгое лицо женщины чуть смягчилось.

– Ну, прежде всего, мне бы хотелось извиниться перед тобой за то, как офицер Стил разговаривал с тобой. Бедняга, он ничего не может с собой поделать. Понимаешь, он… как там говорит моя дочь? Ах да. Придурок.

Райли была слишком ошарашена, чтобы рассмеяться. Однако офицер Фрисби вовсе не улыбалась.

– Я считаю, что у меня довольно неплохое чутьё – уж точно лучше чем у ребят, с которыми мне волей-неволей приходится работать – и сейчас моё чутьё говорит, что ты – единственный здесь человек, который может мне рассказать то, что мне нужно знать.

Райли снова захлестнула паника, когда женщина без тени улыбки на лице достала блокнот и приготовилась писать.

– Офицер Фрисби, я правда понятия не имею…

Женщина перебила её:

– Ты удивишься. Просто расскажи мне, как прошёл твой вечер.

Райли была поражена.

Как прошёл мой вечер?

Но как это связано с убийством?

– С самого начала, если можно, – попросила Фрисби.

Райли медленно проговорила:

– Ну, я сидела в комнате и пыталась учиться, потому что завтра утром у меня урок, но моя соседка по комнате Труди и моя подруга Рея…

Райли внезапно замолчала.

Моя подруга Рея.

Она вспомнила, как сидела на кровати, а на другом конце комнаты Труди и Рея красили ногти, громко слушали Глорию Эстефан и изо всех сил докучали Райли, стараясь заставить её пойти с ними. Рея была такой жизнерадостной, столько смеялась и озорничала…

В последний раз.

Она больше никогда не услышит смех Реи, не увидит её приятную улыбку.

Впервые после того, как произошло это жуткое событие, Райли почувствовала, что готова расплакаться. Она оперлась на стену.

«Не сейчас», – строго сказала она себе.

Она снова выпрямилась, сделала глубокий вдох и продолжила:

– Труди и Рея уговаривали меня пойти в Хижину кентавра.

Офицер Фрисби ободряюще кивнула Райли и сказала:

– В каком часу это было?

– Около половины десятого, кажется.

– Вы пошли туда втроём?

– Нет, – ответила Райли. – Труди и Рея позвали ещё нескольких девочек. Всего нас было шестеро.

Офицер Фрисби быстро делала заметки в блокноте.

– Как их зовут? – спросила она.

Райли не раздумывая ответила:

– Я, Труди Ланьер и Рея, конечно. Ещё были Кэсси Дебор, Джина Формаро и соседка Реи, Хизер Гловер.

Она замолчала на мгновение.

«Наверняка были и другие», – поняла она. Конечно, она могла бы вспомнить больше информации для полиции, но её разум зациклился на их небольшой компании, а перед глазами возник образ мёртвой подруги.

Райли хотела объяснить, почему не проводила много времени с остальными в Хижине кентавра, но прежде, чем успел что-либо сказать, офицер Фрисби резким движением положила карандаш и блокнот обратно в карман.

– Ты молодец, – сказала она деловым тоном. – Это именно то, что мне нужно было знать. Пошли.

Офицер Фрисби подтолкнула её обратно в коридор, а Райли ошарашено думала: «Молодец?»

Но что я вообще сделала?

В коридоре всё было в точности так же, как раньше, тут и там стояли испуганные и шокированные девчата, а за всем приглядывал офицер Уайт. Но появились и новые лица.

Одним из них был декан Ангус Труслер – придирчивый и вспыльчивый мужчина, который как раз сейчас заставлял ребят рассказать ему, что происходит, несмотря на строгий наказ Фрисби не болтать.

Вторым новоприбывшим оказался высокий, энергичный на вид мужчина в форме. Райли с первого взгляда узнала его: то был шеф полиции Лантона, Аллан Хинтц. Райли заметила, что офицер Фрисби совершенно не удивлена его видеть, но и не рада.

Уперев руки в боки, он сказал Фрисби:

– Не могли бы вы поведать нам, почему заставляете нас ждать?

Офицер Фрисби бросила на него взгляд, полный почти не скрываемого презрения. Райли сразу стало ясно, что их рабочие отношения очень натянуты.

– Рада видеть, что вас разбудили, сэр, – сказала офицер Фрисби.

Шеф Хинтц нахмурился.

Изо всех сил стараясь выглядеть таким же авторитетным, как шеф полиции, Труслер шагнул вперёд и резко бросил Хинтцу:

– Аллан, мне не нравится, как работают твои люди. Эти бедные дети и без того слишком напуганы, чтобы строить их тут. В чём вообще дело, почему вы заставляете их стоять тут по стойке смирно и молчать безо всяких объяснений? Многие хотят вернуться в свои комнаты и попытаться поспать. Кто-то вообще хочет уехать из Лантона и вернуться домой к родителям, и вполне резонно. Некоторые гадают, не стоит ли им нанять адвокатов! Поры бы вам объяснить, что вы от них хотите. Совершенно ясно, что среди студентов подозреваемых нет и не может быть!

Декан продолжал ворчать, а Райли не понимала, почему он так уверен, что убийца не стоит сейчас в этом коридоре. Ей было трудно представить, чтобы такое жуткое преступление совершил кто-то из девочек. Но как насчёт парней? Как насчёт больших качков вроде Гарри Рэмплинга? Ни он, ни остальные парни не выглядели так, будто только что перерезали кому-то горло, но ведь они могли принять душ, переодеться…

«Спокойно, – сказала себе Райли. – Надо держать воображение в узде».

Но если это был не студент, то кто мог проникнуть в комнату Реи?

Она снова изо всех сил постаралась вспомнить, видела ли она кого-либо с Реей в Хижине кентавра. Танцевала ли она с кем-то? Пила ли? Но в голову ей так ничего и не шло.

Так или иначе, сейчас это, кажется, не имело значения. Шеф Хинтц не слушал декана Труслера – офицер Фрисби что-то шептала ему на ухо и показывала записи, которые сделала, разговаривая с Райли.

Когда она договорила, Хинтц сказал всем:

– Так, послушайте меня. Я хочу, чтобы пятеро из вас отправились со мной в общую комнату.

Он назвал имена, которые Райли дала офицеру Фрисби, включая её собственное, а затем добавил:

– Остальные пусть расходятся по своим комнатам. Парни, это значит, что вам нужно вернуться на свой этаж! Всем ясно? Сегодня ночью все должны быть здесь. Не выходите из этого здания, пока не получите альтернативных инструкций. И не думайте, что сможете в скором времени покинуть кампус. У нас будут вопросы ко многим из вас.

Он повернулся к декану и сказал:

– Проследите, чтобы эта информация дошла до всех студентов в этом здании.

У декана челюсть отпала от негодования, но ему удалось утвердительно кивнуть. Коридор наполнился перешёптываниями и недовольным ропотом, пока девочки послушно разбредались по комнатам, а парни поднимались наверх.

Шеф Хинтц и офицеры Фрисби и Уайт повели Райли и остальных четырёх её подруг по коридору. Проходя мимо комнаты Реи, Райли не смогла удержаться и не заглянуть в неё. Она заметила, что комнату осматривает офицер Стил. Она не увидела кровать, на которой лежала Рея, но была уверена, что её тело до сих пор там.

Отчего-то это не казалось ей правильным.

«Когда они унесут её?» – гадала она. Она надеялась, что они хотя бы прикрыли её, закрыли жуткое разрезанное горло и глаза. Но у следователей есть, конечно, дела и поважней, да они и привыкли уже к таким зрелищам.

Она же была уверена, что не забудет вид мёртвой Реи и лужицу крови на полу никогда в жизни.

Райли и остальные послушно зашли в хорошо обставленную общую комнату и расселись по креслам и диванам.

Шеф Хинтц произнёс:

– Нам с офицером Фрисби нужно переговорить с каждой из вас наедине. Пока мы будем это делать, я не хочу, чтобы остальные говорили друг с другом. Ни слова. Вы меня услышали?

Не глядя друг на друга, девочки нервно кивнули.

– И пожалуйста, не пользуетесь пока телефонами, – добавил Хинтц.

Все снова кивнули и уставились на пол, на руки и просто перед собой.

Хинтц и Фрисби увели Хизер в прилегающую кухню, а офицер Уайт стал бдительно наблюдать за оставшимися в комнате Райли, Труди, Кэсси и Джиной.

Через несколько секунд Труди нарушила молчание:

– Райли, какого чёрта…

Уайт перебил её:

– Молчать. Приказ шефа.

В комнате снова воцарилась тишина, но Райли видела, что Труди, Кэсси и Джина смотрят на неё. Она отвернулась.

«Они думают, что я виновата в том, что они здесь», – поняла она.

Возможно, они правы и ей не стоило разглашать их имена. Но что тогда она должна была сделать? Соврать офицеру полиции? Так или иначе, Райли очень не нравились вибрации возмущения, идущие к ней от её подруг. И она не могла винить их за это.

«Что же с нами будет? – гадала она. – Мы же просто хотели повеселиться…»

Особенно она переживала за Хизер, которая сейчас отвечала на вопросы на кухне. Бедняжка была особенно близка со своей соседкой, Реей. Конечно, это сущий кошмар для каждой из них, но Райли и представить не могла, как тяжело приходится сейчас Хизер.

Вскоре они услышали голос декана, который, нервничая и запинаясь, объявил по системе оповещения:

– Говорит декан Труслер. Я… Я уверен, что вам всем уже известно, что сегодня ночью на этаже девочек произошло чрезвычайное происшествие. Шеф полиции Хинтц приказывает всем оставаться в своих комнатах сегодня ночью и не покидать общежития. Офицер полиции или представитель кампуса может захотеть переговорить с каждым из вас. Пожалуйста, отвечайте на все вопросы. А пока не планируйте и завтра покинуть кампус. Ждите дальнейших указаний.

Райли вспомнила слова шефа: «Скорей всего у нас будут вопросы ко многим из вас».

Он начал с Райли и остальных четырёх девочек.

До неё начало доходить: именно они были с Реей незадолго до её смерти. Но что по мнению Хинтца могут знать девочки?

«Что по его мнению я могу знать?» – спрашивала она себя.

Райли не имела представления.

Наконец, Хизер вышла из кухни в сопровождении офицера Фрисби. Хизер выглядела бледной и измождённой, как будто её снова тошнило. Интересно, где Хизер будет ночевать? Она, естественно, не может пойти обратно в свою комнату, где жила с Реей.

Как будто услышав мысли Райли, офицер Фрисби сказала:

– Хизер придётся провести остаток ночи в комнате куратора общежития.

Хизер, дрожа, вышла из общей комнаты, и Райли с облегчением увидела, что куратор встретил девушку у дверей.

Когда офицер Фрисби вызвала на кухню Джину, шеф полиции уже ждал её там. Джина встала и за женщиной последовала за дверь, оставив Райли, Труди и Кэсси сидеть в неловкой тишине. Райли показалось, что время остановилось.

Наконец, из-за двери показалась и Джина. Не сказав остальным ни слова, она прошла через общую комнату и вышла через другую дверь. Затем офицер Фрисби вызвала Кэсси.

Теперь в комнате остались лишь Райли и Труди, они сидели в креслах друг напротив друга. Пока они ждали, Труди бросала на Райли укоризненные взгляды. Райли очень хотелось объяснить ей, что она не сказала офицеру Фрисби ничего такого за время их короткой беседы. Она всего лишь ответила на простой вопрос! И никого ни в чём не обвиняла.

Но офицер Уайт не спускал с них глаз, и Райли не могла вымолвить ни слова.

Наконец, Кэсси вышла из кухни и пошла в свою комнату, а Труди вызвали на её место.

Райли осталась наедине с офицером Уайтом, чувствуя себя одинокой и напуганной.

Теперь, когда нечему было отвлечь её, она невольно вернулась мыслями к телу бедной Реи, её широко открытым глаза и луже крови. Эти образы смешались с воспоминаниями о её собственной убитой матери – это было уже давно, но воспоминания были по-прежнему яркими.

Как могло нечто подобное случиться здесь и сейчас, в общежитии колледжа?

«Это всё не по-настоящему», – говорила она себе.

Конечно, она не готовится сейчас к вопросам, ответов на которые не знает.

Конечно, одну из её лучших подруг не убили только что самым жестоким образом.

Она уже была готова поверить в то, что всё это понарошку, когда офицер Фрисби вывел Труди из кухни. Насупившись, Труди вышла из общей комнаты, даже не взглянув на Райли.

Офицер Фрисби кивнула Райли, которая встала и послушно направилась на кухню.

«Это всё не по-настоящему», – повторила она себе.

Глава четвёртая

Райли опустилась за стол напротив шефа полиции Хинтца. Какое-то время шеф просто пристально смотрел на неё, приподняв карандаш над блокнотом. Райли гадала, не нужно ли ей самой начать разговор.

Она подняла взгляд и увидела, что офицер Фрисби расположилась с краю от неё, облокотившись на буфет. Выражение лица женщины было довольно кислым, как будто она не была довольна тем, как прошли беседы. Интересно, что именно не понравилось Фрисби – ответы девочек или то, как её босс задавал вопросы?

Наконец, шеф произнёс:

– Ну, начнём. Давала ли вам жертва когда-либо повод думать, что она опасается за свою безопасность?

Райли поразило слово, которое он употребил.

Жертва.

Почему он не мог просто назвать её Реей?

Так или иначе, она должна ответить.

Она мысленно вернулась к их последним встречам, но смогла вспомнить лишь безобидную болтовню вроде той, что имела место вечером о том, что Райли не принимает противозачаточных таблеток.

– Нет, – ответила Райли.

– Кто-то желал ей зла? Кто-то был зол на неё в последнее время?

Одна мысль об этом показалась Райли очень странной. Рея такая… была такой приятной и очаровательной девочкой, что Райли не могла представить, чтобы кто-то мог сердиться на неё дольше пары минут.

Тем не менее…

Может быть, я что-то пропустила?

Могли ли остальные девочки рассказать Хинтцу нечто такое, чего не было известно Райли?

– Нет, – снова сказала Райли. – Она отлично ладила со всеми. Насколько мне известно.

Хинтц замолчал на мгновение.

– Что ж, тогда расскажите нам, что произошло, когда вы с подругами пришли в Хижину кентавра.

Райли накрыло волной ощущений – прикосновения Реи и Труди к её спине, когда они проталкивали её в помещение, резкий запах сигаретного дыма в носу, оглушающая музыка, от которой вибрировало всё её тело…

Нужно ли вдаваться во всё это?

Нет, Хинтцу нужны лишь голые факты.

– Кэсси, Хизер и Джина пошли прямиком к бару. Труди позвала меня танцевать с ней и Реей.

Хинтц стал просматривать записи бесед с другими девочками, которые, конечно же, сказали ему то, что им было известно о действиях Райли, включая тот факт, что Райли оставила их и пошла вниз.

– Но вы с ними не пошли, – сказал он.

– Нет, – подтвердила Райли.

– Почему?

Райли была поражена. Какое может иметь значение то, что она не хотела танцевать?

Тут она заметила, что офицер Фрисби бросила на неё одобрительный взгляд и покачала головой. Было ясно, что женщина считает Хинтца тем ещё придурком, но ничего не может с этим поделать.

Райли медленно и осторожно проговорила:

– Просто у меня не было настроения веселиться. Я делала домашнюю работу, но Рея и Труди фактически притащили меня в бар. Так что я купила бокал вина и отправилась вниз.

– Одна? – поинтересовался Хинтц.

– Да, одна. Я села в пустую кабинку.

Хинтц стал листать блокнот.

– Так значит вы ни с кем не разговаривали в Хижине кентавра?

Райли подумала мгновение и ответила:

– Ну, к моему столу подходил Гарри Рэмплинг…

Хинтц улыбнулся от упоминания имени Гарри. Райли поняла, что как и большинство, шеф, по-видимому, был достаточно высокого мнения о защитнике футбольной команды.

– Он сел с вами?

– Нет, – ответила Райли. – Я отшила его.

Хинтц неодобрительно нахмурился, очевидно, недовольный тем, что есть настолько неразумные девушки, чтобы отвергать таких героев как Гарри Рэмплинг. Райли начала сердиться. Какое вообще дело Хинтцу до её вкуса? И какое отношение к этому имеет то, что случилось с Реей?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5