Блейк Пирс.

Когда страсть сильна



скачать книгу бесплатно

Она вспомнила слова Мередита перед их отъездом из Квантико: «Не ожидайте тёплого приёма. Ни копы, ни федералы не будут рады видеть вас там».

На какое минное поле попали они с Биллом?

Здесь велась мощная борьба за власть: хотя пока не было произнесено ни одного слова, Райли знала, что через несколько минут борьба станет вербальной.

Главный патологоанатом Приша Шанкар, темнокожая женщина с чёрными волосами, ровесница Райли, напротив, выглядела спокойной и невозмутимой.

«В конце концов, это её территория», – решила Райли.

Агент Сандерсон взял на себя обязанность начать совещание.

– Агенты Пейдж и Джеффрис, – сказал он Райли и Биллу, – я рад, что вы добрались сюда из Квантико.

По его ледяному голосу Райли поняла, что дело обстоит с точностью до наоборот.

– Рады быть вам полезными, – сказал Билл не очень уверенно в собственных словах.

Райли улыбнулась и кивнула.

– Джентльмены, – сказал Сандерсон, игнорируя присутствие двух женщин, – мы собрались, чтобы расследовать два убийства. Вероятно, в районе Сиэтла орудует серийный убийца, и мы должны остановить его прежде, чем погибнет кто-то ещё.

Шеф полиции Маккейд различимо зарычал.

– Есть что сказать, Маккейд? – сухо спросил Сандерсон.

– Убийство не серийное, – прорычал Маккейд. – И это не дело ФБР. Мои копы взяли дело под свой контроль.

Райли начала улавливать суть. Она вспомнила слова Мередита о том, что у местных властей беспорядок в этом деле, и теперь она видела, почему. Никто не мог прийти к согласию и действовать заодно.

Шеф полиции Маккейд злился на то, что ФБР вмешивается в дело об убийстве местного уровня. А Сандерсона раздражало то, что ФБР прислали Билла и Райли из Квантико, чтобы всё уладить.

«Надвигается буря», – подумала Райли.

Сандерсон повернулся к главному патологоанатому и сказал:

– Доктор Шанкар, возможно, вы сможете резюмировать то, что мы знаем на текущий момент.

Стараясь держаться в стороне от внутренних трений, доктор Шанкар нажала на пульт, чтобы вывести изображение на настенный экран. То была фотография водительского удостоверения довольно бледной женщины с прямыми волосами скучного коричневого цвета.

Шанкар сказала:

– Полтора месяца назад женщина по имени Маргарет Джуэл умерла во сне у себя дома от инфаркта. За день до этого она жаловалась на боль в суставах, но по словам её жены, это не было необычным – она страдала от фибромиалгии.

Шанкар снова нажала на кнопку на пульте, и на экране появилось другое изображение водительских прав. На этот раз на фотографии был виден мужчина средних лет с добрым, но немного меланхоличным лицом.

Доктор продолжала:

– Пару дней назад в больницу Саус Хиллс обратился Коди Вудс с жалобой на боль в груди. Он также жаловался на суставную боль, но это опять-таки было нормально – он страдал артритом и за неделю до этого перенёс операцию по протезированию колена. Спустя несколько часов после обращения в больницу он также умер от того, что сочли инфарктом.

– Совершенно не связанные между собой смерти, – пробормотал Маккейд.

– Значит, теперь вы утверждаете, что ни одна из этих смертей не была убийством? – бросил Сандерсон.

– Маргарет Джуэл – возможно, – ответил Маккейд. – Коди Вудс, разумеется, нет.

Мы используем этот случай для отвлечения. Чтобы замутить воду. Если вы просто оставите меня и моих парней в покое, мы раскроем это дело, не успеете вы и обернуться.

– Вы занимаетесь делом Джуэл уже полтора месяца, – заметил Сандерсон.

Доктор Шанкар довольно загадочно улыбнулась, когда Маккейд и Сандерсон продолжили перепираться, и снова нажала на пульт. На экране высветились две фотографии.

В комнате воцарилась тишина, Райли была поражена.

Мужчины на обоих снимках по виду были с Ближнего Востока. Райли не узнала одного из них. Но не узнать другого она просто не могла.

Это был Саддам Хуссейн.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Райли уставилась на изображение на экране. Что вообще может иметь в виду главный патологоанатом фотографией Саддама Хуссейна? Бывший лидер Ирака был казнён в 2006 году за преступления против человечности. Какая у него может быть связь с возможным серийным убийцей в Сиэтле?..

Подождав немного, чтобы эффект от фотографии улёгся, доктор Шанкар снова заговорила:

– Я уверена, что вы все узнали человека слева. Мужчина справа – Маджиди Джихад, шиитский диссидент против режима Саддама. В мае 1980 года Джихаду дали разрешение на поездку в Лондон. Когда он заехал в отделении полиции Багдада, чтобы забрать свой паспорт, его угостили стаканом апельсинового сока. Он выехал из Ирака живой и здоровый, но вскоре после приезда в Лондон он умер.

Доктор Шанкар показала ещё несколько лиц восточной национальности.

– У всех этих людей была похожая судьба. Саддам ликвидировал сотни диссидентов однотипным образом. Когда кого-то из них выпускали из тюрьмы, им предлагали выпить, чтобы отметить их освобождение. Никто из них не прожил после этого и суток.

Шеф Маккейд понимающе кивнул.

– Отравление таллием, – сказал он.

– Вы правы, – подтвердила доктор Шанкар. – Таллий – это химический элемент, который может существовать в виде бесцветного, безвкусного, непахнущего растворимого в жидкости порошка. Это был яд, который выбирал Саддам Хуссейн. Но вряд ли он сам придумал этот способ убийства своих врагов. Иногда таллий называют «ядом отравителей», поскольку он действует медленно и вызывает симптомы, которые могут привести к видимости иной причины смерти.

Женщина нажала на пульт, и появилось ещё несколько лиц, включая кубанского диктатора Фиделя Кастро.

– В 1960 году секретные службы Франции использовали таллий, чтобы убить лидера повстанцев в Камеруне – Феликса Ролана Мумие. И многие верят, что ЦРУ пользовались таллием в одной из многочисленных провалившихся покушений на жизнь Фиделя Кастро. Замысел заключался в том, чтобы насыпать порошок таллия в ботинок Кастро. Если бы план ЦРУ удался, смерть Кастро была бы унизительной, а также медленной и мучительной. Его знаменитая борода выпала бы прежде, чем он умер.

Доктор щёлкнула пультом, и на экране снова появились лица Маргарет Джуэл и Коди Вудса.

– Я рассказываю вам это, чтобы вы поняли, что имеете дело с очень изощрённым убийцей, – сказала доктор Шанкар. – Я обнаружила следы таллия в телах и Маргарет Джуэл, и Коди Вудса. У меня нет никаких сомнений, что они оба были отравлены одним убийцей.

Доктор Шанкар оглядела присутствующих в комнате.

– Есть комментарии? – спросила она.

– Да, – сказал шеф Маккейд. – Я всё ещё не считаю смерти связанными.

Райли поразило его высказывание. Но доктор Шанкар не выглядела удивлённой.

– Почему же, шеф Маккейд? – спросила она.

– Коди Вудс был сантехником, – ответил Маккейд. – Разве он не мог столкнуться с таллием в ходе профессиональной деятельности?

– Мог, – согласилась доктор Шанкар. – Сантехникам приходится проявлять осторожность и избегать многих опасных веществ, включая асбест и тяжёлые металлы, в том числе мышьяк и таллий. Но я не думаю, что это произошло в случае Коди Вудса.

Райли была всё более заинтригована.

– Почему нет? – спросила она.

Доктор Шанкар нажала на пульт и появился отчёт токсикологов.

– Эти убийства представляют собой иной вид отравления таллием, – сказала она. – Кроме того, жертва не демонстрировала классических симптомов – выпадения волос, лихорадки, тошноты, болей в брюшной полости. Как я сказала ранее, присутствовали лишь боли в суставах, ничего больше. Смерть пришла неожиданно и больше была похожа на обычный сердечный приступ. Она не тянулась. Если бы мои сотрудники не были слишком добросовестными, они могли и не заметить, что в телах присутствуют следы отравления таллием.

Билл, по-видимому, разделил восхищение Райли.

– Так и с кем мы имеем дело – с химиком? – спросил он.

– Что-то вроде этого, – сказала доктора Шанкар. – Мои сотрудники ещё занимаются уточнением химического состава коктейля. Но один из ингредиентов – это точно железосинеродистый калий – химикат, который может быть вам знаком под названием краски «берлинская лазурь». Это странно, поскольку берлинская лазурь – это единственное известное противоядие таллия.

У шефа Маккейда задрожала борода.

– Это бессмыслица какая-то, – прорычал он. – Зачем отравителю смешивать противоядие с ядом?

Райли рискнула предположить.

– Может быть, чтобы замаскировать симптомы отравления таллием?

Доктор Шанкар кивнула.

– Это моя рабочая теория. Остальные элементы, которые нам удалось обнаружить, сложным образом взаимодействуют с таллием, мы ещё не совсем поняли, как именно. Но вероятно, они помогали контролировать природу симптомов. Кто бы то ни был, кто приготовил эту смесь, он знал, что делает, и обладал довольно точным знанием в области фармакологии и химии.

Шеф Маккейд забарабанил пальцами по столу.

– Верится с трудом, – сказал он. – На ваши результаты для второй жертвы повлияли результаты первой. Вы лишь нашли то, что искали.

Впервые лицо доктора Шанкар отразило следы удивления. Райли тоже была удивлена нахальством шефа полиции, который осмелился ставить под вопрос компетентность Шанкар.

– С какой стати вы так утверждаете? – спросила доктор Шанкар.

– У нас есть безошибочный подозреваемый в убийстве Маргарет Джуэл, – сказал он. – Она состояла в браке с другой женщиной, Барбарой Брэдли – она называет себя Барб. Друзья и соседи пары говорят, что у них были разногласия – громкие ссоры, которые будили соседей. У Брэдли есть привод по преступному нападению. Люди говорят, что она заводится с пол-оборота. Она это сделала. Мы все в этом уверены.

– Почему же вы её не арестовали? – потребовал ответа агент Сандерсон.

У шефа Маккейда забегали глазки.

– Мы допрашивали её дома, – ответил он. – Но она хитра, и у нас до сих пор недостаточно доказательств, чтобы арестовать её. Мы завели на неё дело. Но на это потребуется время.

Агент Сандерсон поперхнулся.

– Пока вы заводите дело, кажется, ваш «стопроцентный» подозреваемый уже убил ещё кого-то. Лучше бы вам ускориться. Вероятно, она как раз собираться сделать это ещё раз.

Лицо Маккейда покраснело от ярости.

– Вы совершенно ошибаетесь, – возразил он. – Я вам говорю, что убийство Маргарет Джуэл было отдельный инцидентом. У Барб Брэдли нет никаких мотивов убивать Коди Вудса, или ещё кого бы то ни было, насколько нам известно.

– «Насколько вам известно», – насмешливо повторил Сандерсон.

Райли почувствовала, что теперь наконец подспудные трения вышли на поверхность. Она надеялась, что совещание не закончится дракой, которая только потратит их время.

А ум её тем временем уже переключился, стараясь разобраться в том немногом, что было известно.

Она спросила шефа Маккейда:

– Насколько финансово обеспеченными были Джуэл и Брэдли?

– Они не богаты, – сказал он. – Нижний слой среднего класса. Мы даже считаем, что напряжённое финансовое положение могло отчасти быть мотивом убийства.

– Чем Барб Брэдли зарабатывает на жизнь?

– Она работает в службе доставки компании по изготовлению простыней.

В голове Райли уже стала формироваться версия. Она подумала, что убийца, использующий яд, легко мог оказаться женщиной. А работая в доставке простыней, эта женщина имела доступ к различным медицинским учреждениям. С ней определённо нужно побеседовать.

– Мне бы хотелось узнать домашний адрес Барб Брэдли, – сказала она. – Мы с агентом Джеффрис собираемся опросить её.

Шеф Маккейд посмотрел на неё так, будто она вышла из ума.

– Я только что сказал, что мы уже это сделали, – сказал он.

«Видимо, не достаточно хорошо», – подумала Райли.

Но она подавила желание сказать это вслух.

В разговор встрял Билл:

– Я согласен с агентом Пейдж. Нам следует лично проверить Барб Брэдли.

Шеф Маккейд, очевидно, обиделся.

– Я этого не позволю, – воспротивился он.

Райли знала, что лидер команды ФБР, агент Сандерсон, сможет заставить Маккейда, если захочет. Но, бросив на него взгляд, она увидела, что он сердито смотрит на неё.

Она упала духом. Она тут же поняла, в чём дело. Хотя Сандерсон и Маккейд ненавидели друг друга, в своей неприязни по отношению к Райли и Биллу они были союзниками. По мнению их обоих, агенты из Квантико не имели никакого права встревать. Понимали они это или нет, они ставили свои эго выше самого расследования.

«Как нам с Биллом заниматься делом?» – задумалась она.

Доктор Шанкар, опять же, казалась спокойной и собранной как никогда.

Она сказала:

– Мне бы хотелось узнать, почему вы считаете неудачной идею допроса Барб Брэдли Джеффрисом и Пейдж.

Райли удивила смелость доктора Шанкар вступить в разговор. Всё же, даже в качестве главного судмедэксперта, она нагло превзошла свои полномочия.

– Поскольку я веду собственное расследование! – выкрикнул Маккейд. – Они всё испортят!

Доктор Шанкар улыбнулась своей загадочной улыбкой.

– Шеф Маккейд, вы серьёзно сомневаетесь в компетентности двух агентов из Квантико?

Затем, повернувшись к лидеру команды ФБР, она добавила:

– Агент Сандерсон, Что вы можете сказать об этом?

Маккейд и Сандерсон, открыв рты, молча смотрели на доктора Шанкар.

Райли заметила, что Шанкар улыбнулась ей. Райли невольно восхищённо улыбнулась ей в ответ. Здесь, в собственном здании, Шанкар знала, как являть собою авторитет. Ей было неважно, кто думал, что он главный. Она крепкий орешек!

Шеф Маккейд покорно покачал головой.

– Хорошо, – сказал он. – Если вам нужен адрес, вы его получите.

Агент Сандерсон быстро добавил:

– Но я хочу, чтобы с вами поехали мои люди.

– Справедливо, – сказала Райли.

Маккейд набросал на бумажке адрес и передал его Биллу.

Сандерсон объявил об окончании совещания.

– Боже, ты когда-нибудь видела такую пару высокомерных дятлов в своей жизни? – спросил Билл Райли, когда они шли к своему автомобилю. – Как, чёрт побери, нам работать?

Райли ничего не ответила. Правда заключалась в том, что она не знала ответа на этот вопрос. Она почувствовала, что дело будет достаточно трудным и без взаимоотношений с местными правоохранительными органами. Им с Биллом придётся сделать свою работу быстро, пока не появилось новых жертв.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Сегодня её звали Джуди Брубейкер.

Ей нравилось быть Джуди Брубейкер.

Людям нравилась Джуди Брубейкер.

Она быстро шагала вокруг пустой кровати, расправляя простыни и взбивая подушки. Делая это, она улыбалась женщине, которая сидела в удобном кресле.

Джуди ещё не решила, убить её или нет.

«Время истекает, – подумала Джуди. – Нужно определяться».

Женщину звали Аманда Сомерс. Джуди она казалась странным, застенчивым созданием, похожим на мышь. Она со вчерашнего дня была под опекой Джуди.

Продолжая заправлять кровать, Джуди начала петь.

 
Далеко моя малышка,
Далеко от дома.
 

Аманда подхватила своим тихим, тонким голосом.

 
Не смеёшься, не играешь,
Чахнешь с каждым днём.
 

Джуди была удивлена. Аманда Сомерс не проявляла никакого интереса к колыбельным до настоящего момента.

– Вам нравится эта песня? – спросила Джуди Брубейкер.

– Наверное, – ответила Аманда. – Она грустная и соответствует моему настроению.

– Почему же вы грустите? Ваше лечение закончено, вы едете домой. Обычно пациенты рады вернуться домой.

Аманда вздохнула и ничего не сказала. Она сложила вместе ладони, как будто собираясь молиться. Держа пальцы вместе, она отвела ладони друг от друга. Она повторила движение несколько раз: это было упражнение, которому научила её Джуди, чтобы помочь ускорить процесс лечения после операции на канал запястья.

– Я правильно делаю? – спросила Аманда.

– Почти, – сказала Джуди, садясь рядом с ней на корточки и касаясь её рук, чтобы исправить движение. – Нужно держать пальцы растянутыми, растопыренными в разные стороны. Помните, ваши руки должны быть похожими на отжимания паука на зеркале.

Теперь Аманда делала всё правильно. Она улыбнулась, довольная собой.

– Я чувствую, как оно помогает, – сказала она. – Спасибо.

Джуди смотрела, как Аманда продолжает выполнять упражнение. Ей очень не нравился этот короткий, некрасивый шрам вдоль по правому запястью Аманды.

«Ненужная операция», – подумала Джуди.

Доктора воспользовались доверчивостью и наивностью Аманды. Джуди была уверена, что менее радикальные меры имели бы не меньший, а то и больший эффект. Наложение лангетки, или может быть кортикостероидные уколы. Джуди видела слишком много докторов, которые настаивали на операции, нужна она была или нет. Её это всегда раздражало.

Но сегодня Джуди огорчали не только доктора – она была раздражена и своей пациенткой, хотя сама не понимала, почему.

«Её трудно разговорить», – подумала Джуди, садясь на краешек кровати.

Всё то время, что они провели вместе, Аманда никак не участвовала в разговоре, предоставив это дело Джуди.

Джуди Брубейкер, конечно, могла обсудить множество интересных тем. Джуди совсем не была похожа на ныне исчезнувшую Хэйли Стиллианс с её простодушным характером любимой тётушки.

Джуди Брубейкер была одновременно и проще, и ярче, она обычно носила спортивный костюм вместо традиционной одежды. Ей нравилось рассказывать о своих приключениях – дельтапланеризм, парашютизм, подводное плавание, альпинизм и тому подобное. Она автостопом проехала всю Европу и большую часть Азии.

Конечно, эти приключения не были настоящими – но зато какие это были истории!

Большинству Джуди Брубейкер нравилась. Те, кто находил Хэйли слишком приторной и слащавой, любили более прямолинейную Джуди.

«Может быть, Джуди просто не тип Аманды», – подумала она.

Как бы то ни было, Аманда почти ничего не рассказала ей о себе. Ей было под сорок, но она никогда не говорила ни слова о своём прошлом. Джуди до сих пор не знала, кем работает Аманда, и работает ли она вообще. Она не знала даже, замужем ли Аманда – хотя отсутствие обручального кольца говорило о том, что сейчас она не состоит в браке.

Джуди удручало текущее положение вещей. А время действительно заканчивалось. Аманда могла встать и уйти в любой момент. А Джуди до сих пор пытается решить, отравлять её или нет.

Отчасти её нерешительность была обычным благоразумием. Всё сильно изменилось за последние несколько дней. О её последних двух убийствах писали все газеты: похоже, попались сообразительные патологоанатомы, которые нашли таллий в телах. Печальное событие.

У неё был готов чайный пакетик с изменённым составом, в котором было больше мышьяка и ещё меньше таллия. Но его всё ещё могли обнаружить. Она не имела представления, связывают ли смерти Маргарет Джуэл и Коди Вудса с их пребыванием в центрах реабилитации или с их физиотерапевтами. Этот метод убийства становился всё более рискованным.

Но самая большая проблема заключалась в том, что всё это не казалось ей правильным.

У неё не было никакого контакта с Амандой Сомерс.

У неё было ощущение, что она её вообще не знает.

Предложение отметить выписку Аманды чашечкой чая будет казаться наигранным, даже вульгарным.

И всё же, женщина ещё здесь, она разрабатывает руки и не выражает ни малейшего намерения сразу уйти.

– Вы не хотите домой? – спросила Джуди.

Женщина вздохнула.

– Вы знаете, у меня есть и другие проблемы со здоровьем. Со спиной, например. Она болит всё сильней с возрастом. Доктора говорят, что её нужно оперировать. Но я не знаю. Я пока думаю, что, может быть, терапии будет достаточно для улучшения. А вы такой хороший терапевт.

– Спасибо, – сказала Джуди. – Но вы знаете, я не работаю здесь полный день. Я не в штате, и на текущий момент сегодня мой последний рабочий день в этой клинике. Если вы задержитесь здесь ещё, заботиться о вас буду уже не я.

Джуди поразил тоскливый взгляд Аманды. До этого Аманда редко вступала с ней в зрительный контакт.

– Вы не знаете, каково это, – пробормотала Аманда.

– Каково что? – спросила Джуди.

Аманда слегка пожала плечами, всё ещё заглядывая Джуди в глаза.

– Быть окружённой людьми, которым ты не можешь полностью доверять. Люди, которые внешне заботятся о тебе, и может быть, это так и есть, но может быть, нет. Может быть, им лишь что-то от тебя надо. Пользователи. Потребители. В моей жизни много таких людей. У меня нет семьи, и я не знаю, кто мои друзья. Я не знаю, кому можно доверять, а кому нельзя.

С лёгкой улыбкой Аманда добавила:

– Вы понимаете, о чём я?

Джуди не была уверена. Аманда всё ещё говорила загадками.

«Может быть, она влюбилась в меня?» – гадала Джуди.

Это не было невозможным. Джуди знала, что люди часто думали, что она лесбиянка. Это всегда поражало её, поскольку она сама даже не думала о том, какая ориентация у Джуди.

Но возможно, дело не в этом.

Возможно, Аманда просто одинока и на самом деле симпатизирует и доверяет Джуди, хотя она сама этого даже не заметила.

Одно казалось точным: Аманда было эмоционально очень неустойчива, вероятно невротична и определённо склонна к депрессии. Она наверняка принимает немало предписанных медикаментов. Если Джуди взглянет на них, она сможет приготовить коктейль специально для Аманды. Она проделывала это и раньше, и у этого есть свои преимущества, особенно в такие времена, как сейчас. Было бы неплохо на этот раз не пользоваться составом с таллием.

– Где вы живёте? – спросила Джуди.

На лице Аманды появилось странное выражение, как будто она пыталась решить, что сказать Джуди.

– В плавучем доме, – наконец, сказала Аманда.

– В плавучем доме? Это правда?

Аманда кивнула. Джуди заинтересовалась. Но почему у неё ощущение, что Аманда говорит ей не правду – или, по крайней мере, не всю правду?

– Забавно, – сказала Джуди, – я уже много лет живу в Сиэтле, и постоянно вижу плавучие дома, но никогда не была ни в одном из них. Такого приключения у меня ещё не было.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное