Блейк Пирс.

Когда страсть сильна



скачать книгу бесплатно

После паузы она спросила:

– Что это за дело, Билл?

Некоторое время Билл не отвечал.

– Я как раз шёл к шефу по этому поводу, – проговорил он. – Мне правда нужна твоя помощь, Райли.

Райли посмотрела прямо в глаза своему другу и партнёру. На его лице была написана глубокая печаль. Когда он говорил, что ему нужна её помощь, он не преувеличивал. Но почему?

– Дай мне принять душ и переодеться в сухое, – попросила Райли. – Встретимся в штабе.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Шеф команды Брент Мередит был из тех людей, что не любят тратить время на любезности – Райли знала это по своему опыту. Так что когда она вошла в его кабинет после пробежки, она не ожидала светской болтовни и вежливых расспросов о здоровье, доме, семье. Он бывал добрым и тёплым, но такие моменты были редки. Сегодня он собирался сразу заняться делом, а дела его всегда были срочными.

Билл уже был здесь. Он выглядел крайне взволнованным. Она надеялась, что вскоре поймёт, почему.

Как только Райли села, Мередит наклонился к ней через стол, его широкое, угловатое афро-американское лицо выглядело устрашающим, как никогда.

– Начнём с начала, агент Пейдж, – сказал он.

Райли ждала, что он скажет что-нибудь ещё: задаст ей вопрос или отдаст приказ. Но вместо этого он просто смотрел на неё.

Райли не сразу поняла, к чему он клонит.

Мередит из осторожности не стал задавать вопрос вслух. Райли высоко ценила его осмотрительность. Убийца всё ещё был на свободе, и звали его Шейн Хэтчер. Он бежал из тюрьмы Синг-Синг, и последним заданием Райли было вернуть Хэтчера под стражу.

Но она провалила задание. На самом деле, она не особенно пыталась это сделать, так что теперь на это дело были назначены другие агенты ФБР. И пока их попытки не увенчались успехом.

Шейн Хэтчер был криминальным гением, который за годы, проведённые в заключении, стал уважаемым экспертом в области криминологии – Райли даже иногда навещала его в тюрьме, чтобы спросить совета по тому или иному делу. Она достаточно хорошо его знала, чтобы быть уверенной, что в данный момент он не представляет для общества никакой опасности. Хэтчер придерживался странных, но строгих моральных принципов. С момента своего побега он убил одного человека – старого врага, который сам являлся опасным преступником, и Райли была уверена, что больше он не собирается никого убивать.

Прямо сейчас Райли поняла, что Мередит хочет знать, есть ли известия от Хэтчера. Это дело получило широкую огласку, и Хэтчер быстро стал кем-то вроде городской легенды – известный преступный гений, способный на всё, что угодно.

Райли была рада, что Мередит не задал свой вопрос вслух, однако на самом деле она не знала ровным счётом ничего о деятельности или текущем местоположении Хэтчера.

– Ничего нового, сэр, – сказал она в ответ на незаданный Мередитом вопрос.

Мередит кивнул и, по-видимому, немного расслабился.

– Хорошо, – сказал он. – Перейдём к делу. Я посылаю агента Джеффриса в Сиэтл на расследование.

Он хочет, чтобы его партнёром стали вы. Мне нужно знать, свободны ли вы, чтобы отправиться с ним.

Райли хотелось сказать «нет». В её личной жизни происходило слишком много всего, с чем ей нужно было разобраться, и о том, чтобы брать задание на расследование в далёком городе, не могло быть и речи. У неё всё ещё случалось возвращение посттравматического синдрома, от которого она страдала с тех пор, как попала в лапы преступнику-садисту. Ей дочь, Эприл, пострадала от рук того же человека, и теперь ей приходилось бороться с собственными демонами. А теперь у Райли появилась новая дочь, которая пережила собственную ужасную травму.

Если бы она могла побыть на месте какое-то время, взять несколько классов на преподавание, может быть, ей удалось бы наладить свою жизнь.

– Я не могу, – отказалась Райли. – Не сейчас.

Она повернулась к Биллу.

– Ты знаешь, чем я сейчас занимаюсь, – сказала она.

– Знаю, я лишь надеялся… – сказал он с умоляющим взглядом.

Пришло время выяснить, в чём заключалось дело.

– Что за дело? – спросила Райли.

– В Сиэтле было по меньшей мере два случая отравления, – сообщил Мередит. – Судя по всему, убийства серийные.

В этот момент Райли поняла, почему Билл так потрясён. Когда он был совсем ребёнком, его мать отравили. Райли не была в курсе подробностей, но знала, что её убийство было одной из причин, почему он пошёл в агенты ФБР. Оно преследовало его много лет. И теперь это дело открыло старые раны.

Так что когда он говорил, что она нужна ему в этом деле, это действительно было так.

Мередит продолжил:

– Пока нам известно о двух жертвах – мужчине и женщине. Могли быть и другие, и могут появиться новые.

– Почему они обратились к нам? – спросила Райли. – В Сиэтле есть отделение ФБР, разве они не могут взяться за расследование?

Мередит покачал головой.

– Там царит бардак. Кажется, местный отдел ФБР и полиция не могут прийти к согласию по этому делу. Поэтому нужны вы, хотите вы этого или нет. Могу я на вас рассчитывать, агент Пейдж?

Неожиданно Райли ясно поняла, каким будет её решение. Несмотря на свои личные проблемы, она действительно нужна в этом расследовании.

– Да, сэр, – наконец, дала она ответ.

Билл кивнул и выдохнул с явным облегчением и благодарностью.

– Хорошо, – сказал Мередит. – Вы оба летите в Сиэтл завтра утром.

Мгновение Мередит барабанил пальцами по столу.

– Не ожидайте тёплого приёма, – добавил он. – Ни копы, ни федералы не будут рады видеть там вас.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Райли отводила Джилли в школу в её первый день учёбы не с меньшим ужасом, чем при расследовании некоторых дел. Девочка казалась очень угрюмой, и Райли гадала, не устроит ли она сцену в последний момент.

«Готова ли она к этому? – всё спрашивала себя Райли. – Готова ли я к этому?..»

Кроме того, время было очень неудачным. Райли очень тревожило то, что она должна была лететь в Сиэтл этим утром. Но Биллу нужна её помощь, а для неё это решающий фактор. Джилли казалась в порядке, когда они обсуждали этот вопрос дома, но Райли совершенно не знала, чего ожидать теперь.

К счастью, ей не пришлось отвозить Джилли к школу в одиночестве. Райан предложил подвезти их, и Габриэлла с Эприл поехали с ними для моральной поддержки.

Когда они все вместе вылезли из машины на школьной парковке, Эприл взяла Джилли под руку и вместе с ней пошла к зданию. Две худенькие девочки обе были в джинсах, ботинках и тёплых куртках. Вчера Райли свозила их по магазинам, и позволила Джилли выбрать себе новый пиджак, а также покрывало на кровать, постеры и пару подушек, чтобы украсить спальню.

Райли, Райан и Габриэлла последовали за девочками, и у Райли потеплело на душе, при взгляде на них. Спустя годы мрачности и протеста, Эприл неожиданно стала выглядеть на удивление повзрослевшей. Райли подумала, что, может быть, этого Эприл всё время и не хватало: иметь кого-то, о ком можно заботиться.

– Посмотри, как они сблизились, – сказала Райли Райану.

– Чудесно, не правда ли? – согласился Райан. – Они даже внешне похожи на сестёр. Поэтому она тебе так понравилась?

Это был интересный вопрос. Когда Джилли впервые вошла в их дом, Райли поразило, насколько разными были девочки. Но теперь она всё сильнее замечала между ними сходство. Да, кожа Эприл была бледней, глаза карие, как у матери, в то время как у Джилли были тёмные глаза и кожа оливкового цвета, но прямо сейчас, когда две темноволосые головы шли рядом, они казались очень похожими.

– Может и так, – сказала она в ответ на вопрос Райана. – Я всё время об этом думаю. Всё, что я знаю, так это что она была в большой беде, и может быть, мне удастся ей помочь.

– По-моему, ты спасла ей жизнь, – сказал Райан.

Райли почувствовала комок в горле. Это мысль никогда не приходила ей в голову, она её шокировала. Её и ободряло, и ужасало ощущение новообретённой ответственности.

Вся семья пошла прямиком к кабинету консультанта. Тёплая и радушная, как всегда, Ванда Льюис встретила Джилли с картой школы.

– Я отведу тебя в твой класс, – предложила она девочке.

– Я вижу, что это хорошее место, – сказала Габриэлла. – Тебе здесь будет хорошо.

Теперь Джилли выглядела взволнованной, но довольной. Она обняла всех по очереди, а затем вслед за мисс Льюис пошла по коридору.

– Мне нравится школа, – сказала Габриэлла Райли, Райану и Эприл, когда они возвращались к машине.

– Я рада, что ты её одобряешь, – сказала Райли.

Она действительно так считала. Габриэлла была для них больше, чем просто экономка. Она была настоящим членом их семьи, и то, что она поддерживала семейные решения, было очень важно.

Они все сели в машину, и Райан завёл двигатель.

– Куда теперь? – радостно сказал он.

– Мне надо в школу, – сказала Эприл.

– А потом домой, – добавила Райли. – У меня сегодня самолёт из Квантико.

– Понял, – сказал Райан, выезжая с парковки.

Райли наблюдала за лицом Райана, пока тот вёл машину. Он выглядел довольным: он был рад быть частью всего и новому члену их семьи. Большую часть их брака он таким не был. Казалось, что он действительно изменился, и в такие моменты Райли была очень ему благодарна.

Она повернулась и посмотрела на дочь, которая сидела на заднем сиденье.

– Ты отлично справляешься! – похвалила Райли.

Эприл выглядела удивлённой.

– Я очень стараюсь, – призналась она. – Рада, что ты заметила.

Райли была поражена. Неужели она забыла о собственной дочери, стараясь помочь обжиться новому члену их семьи?

Какое-то время Эприл молчала, а потом сказала:

– Мам, я рада, что ты привезла её. Кажется это сложнее, чем я думала – иметь новую сестру. У неё была ужасная жизнь и иногда с ней трудно разговаривать.

– Я не хочу, чтобы тебе было с ней тяжело, – сказала Райли.

Эприл слабо улыбнулась.

– Тебе было со мной тяжело, – сказала она. – А я достаточно крепкая, чтобы справиться с проблемами Джилли. На самом деле, мне даже нравиться помогать ей. Я буду в порядке. Не волнуйся о нас.

Райли чуть успокоилась от мысли, что оставляет Джилли на попечении трёх человек, которым, она знала, можно доверять – Эприл, Габриэллы и Райана. И всё же, её беспокоило, что ей придётся уехать так скоро. Она лишь надеялась, что обернётся быстро.

*

Земля ушла вниз на глазах Райли, которая смотрела в окно небольшого джета ФБР. Джет поднялся над облаками, двигаясь на Тихоокеанский Северо-Запад; лететь им почти шесть часов. Через несколько минут Райли уже видела, как под ними проносится земля.

Рядом с ней сидел Билл.

– Летя через всю страну, как сейчас, я всегда вспоминаю далёкое прошлое, когда люди передвигались пешком, или на лошадях и в повозках.

Райли кивнула и улыбнулась. Билл как будто читал её мысли. У неё частенько рядом с ним возникало такое ощущение.

– Людям того времени Земля, наверное, казалась такой большой, – согласилась она. – Колонизаторам требовались месяцы, если не годы, чтобы пересечь её.

Между ними воцарилось знакомое, комфортное молчание. За столько лет они с Биллом пережили свою долю разногласий и даже ссор, иногда казалось, что их партнёрству конец. Но теперь она чувствовала себя близкой ему как никогда из-за всех этих испытаний. Она доверяла ему свою жизнь, и знала, что он доверяет ей свою.

В такие моменты, как сейчас, она была рада, что они с Биллом не позволили развиться своему взаимному влечению, хотя иногда были опасно близки.

«Это бы всё испортило», – подумала Райли.

Они были достаточно умны, чтобы избегать этого. Потеря их дружбы была бы слишком тяжёлой, она даже не могла и представить, насколько. Он был её самым лучшим в мире другом.

Спустя несколько минут Билл сказал:

– Спасибо, что поехала со мной, Райли. Мне правда нужна твоя помощь на этот раз. Не думаю, что смогу справиться с этим делом с другим партнёром. Даже с Люси.

Райли посмотрела на него, но ничего не ответила. Ей не нужно было спрашивать, о чём он говорит. Она знала, что он наконец собирается рассказать ей правду о том, что случилось с его матерью. Тогда она поймёт, насколько важным и тревожным является для него это дело.

Он смотрел прямо перед собой, вспоминая.

– Ты уже знаешь о моей семье, – начал он. – Я рассказывал тебе, что мой отец был учителем математики в старших классах, а мама работала кассиром в банке. В нашей семье было трое детей, и нам хватало на нормальную жизнь, хотя мы не были слишком обеспеченными. У нас была счастливая жизнь. Пока…

Билл сделал паузу.

– Это произошло, когда мне было девять лет, – продолжал он. – Как раз перед Рождеством, когда персонал в банке мамы проводил свою ежегодную рождественскую вечеринку с подарками и тортом, и всем таким прочим. Когда мама вернулась домой после того вечера, она выглядела довольной и как будто в порядке. Но чем дальше, тем странней она себя вела.

У Билла посуровело лицо от тёмных воспоминаний.

– У неё закружилась голова, она стала рассеянной, речь ей стала сбиваться. Казалось, что она пьяна. Но мама никогда не пила много, кроме того, на той вечеринке не было алкоголя. Никто из нас не понимал, в чём дело. Её состояние быстро ухудшалось. У неё появилась тошнота и рвота. Папа повёз её в больницу, мы, дети, тоже поехали с ним.

Билл снова замолчал. Райли видела, что ему становится всё сложней рассказывать ей о произошедшем.

– К тому времени, когда мы приехали в больницу, у неё был повышенный пульс и учащённое дыхание, давление зашкаливало. Затем она провалилась в кому. Потом у неё отказали почки и появилась сердечная недостаточность.

Билл закрыл глаза, его лицо искривилось от боли. Райли думала, не лучше ли ему не рассказывать ей конец истории. Но она чувствовала, что было бы неправильно останавливать его.

Билл сказал:

– К следующему утру доктора разобрались, что с ней. Оказалось, что она страдает от острого отравления этиленгликолем.

Райли покачала головой. Название показалось ей знакомым, но она не могла уловить, что это.

Билл быстро объяснил:

– Ей в пунш подмешали антифриз.

Райли охнула.

– Боже! – сказала она. – Как это вообще возможно? Я имею в виду, разве вкус…

– Дело в том, что у антифриза сладкий вкус, – объяснил Билл. – При смешивании со сладким напитком его трудно заметить. Его очень легко использовать в качестве яда.

Райли старалась понять, к чему он ведёт.

– Но если его подмешали в пунш, значит, кто-то ещё пострадал? – сказала она.

– В том-то и дело, – сказал Билл. – Больше никто не отравился. Он был не бутылке. Яд был только в мамином стакане. Кто-то был нацелен именно на неё.

Он снова замолчал на мгновение.

– К тому времени уже было слишком поздно, – закончил он. – Она не вышла из комы и умерла в Новогоднюю ночь. Мы в это время были рядом.

Биллу удалось сдержать слёзы. Райли предположила, что за эти годы он всё уже выплакал.

– Это какая-то бессмыслица, – сказал Билл. – Мама всем нравилась. Во всём мире у неё не было ни одного врага. Полиция провела расследование, и стало ясно, что никто из банка не виноват. Но несколько сотрудников припомнили странного человека, который приходил и уходил во время вечеринки. Он казался дружелюбным, так что все решили, что он чей-то гость, друг или родственник. Он ушёл раньше, чем вечеринка закончилась.

Билл горько покачал головой.

– Дело стало «висяком». Оно до сих пор не раскрыто, и никогда уже не раскроется. Спустя столько лет сделать это невозможно. Ужасно, что мы никогда не узнаем, кто это сделал, никогда не привлечём его к ответственности. Но хуже всего то, что мы никогда не узнаем, почему. Это кажется так бессмысленно жестоко. Почему мама? Что она сделала такого, что кто-то захотел совершить с ней такое? Или, может быть, она ничего не делала. Может быть, это была лишь злая шутка. Незнание терзало нас тогда, оно терзает и сейчас. И, конечно, это одна из причин, почему я решил…

Он не закончил мысли. В этом не было необходимости: Райли уже давно знала, что нераскрытая загадка смерти матери была причиной того, что Билл выбрал карьеру в правоохранительных органах.

– Мне очень жаль, – сказала Райли.

Билл слабо пожал плечами, как будто на них висела тяжкая ноша.

– Это было давно, – сказал он. – Кроме того, ты должна знать, каково это, как никто другой.

Тихие слова Билла потрясли Райли. Она прекрасно поняла, что он имеет в виду. И он был прав. Она рассказывала ему об этом давным-давно, и не было нужды повторять это теперь. Он уже всё знал. Но от этого воспоминание не было менее жестоким.

Райли было шесть лет, и мама взяла её с собой в магазин сладостей. Райли была ужасно рада и просила все сладости, которые только видела. Иногда мама бранила её за такое поведение, но сегодня она была ласковой и баловала её, покупая ей все сладости, что она хотела.

Как раз когда они уже стояли в очереди на кассу, к ним подошёл странный человек. На его лице было надето что-то, из-за чего его нос, губы и щёки казались плоскими, и он выглядел смешно и страшно одновременно, как клоун в цирке. Райли не сразу поняла, что на нём надет нейлоновый чулок, такой же, как её мама носила на ногах.

В его руках был пистолет. Он выглядел огромным и указывал прямо на маму.

– Отдай кошелёк! – приказал он.

Но мама не послушалась. Райли не знала, почему. Она лишь знала, что мама напугана, наверное, слишком напугана, чтобы сделать то, о чём просил её мужчина, и Райли, вероятно, тоже должна была быть напугана, и она действительно была.

Он сказал её маме несколько плохих слов, но она по-прежнему не отдавала ему кошелёк. Она вся тряслась.

Затем последовал грохот и вспышка, и мама Райли упала на пол. Мужчина произнёс ещё несколько плохих слов и выбежал. Из маминой груди лилась кровь, она задыхалась и извивалась несколько мгновений, а затем окончательно затихла.

Маленькая Райли начала кричать. И кричала она ещё очень долго.

Мягкое прикосновение руки Билла к её заставило Райли вернуться к реальности.

– Прости, – сказал Билл, – я не хотел заставлять тебя вспоминать.

Он, очевидно, увидел, что по её щеке бежит слеза. Она сжала его руку. Она была благодарна ему за понимание и заботу. Но правда была в том, что Райли никогда не говорила Биллу о воспоминании, которое тревожило её ещё сильней.

Ей отец был полковником морской пехоты – суровым, жестоким, бесчувственным, никого не любящим и ничего не прощающим человеком. Все последующие годы он винил Райли в смерти её матери. И ему было неважно, что ей тогда было всего шесть лет.

«Ты с тем же успехом могла застрелить её сама», – говорил он.

Он умер в прошлом году, так и не простив её.

Райли вытерла щёку и выглянула в окно на проплывающие далеко внизу пейзажи.

Она в очередной раз поняла, что у них с Биллом очень много общего и что их обоих преследуют призраки прежних трагедий и несправедливостей. За все годы, что они были партнёрами, ими обоими руководили одни и те же демоны, преследовали одни и те же призраки.

Несмотря на всё своё беспокойство относительно Джилли и домашней жизни, Райли теперь поняла, что была права, что присоединилась к Биллу в этом расследовании. Каждый раз, когда они работали вместе, их связь становилась всё крепче и крепче. И этот раз не будет исключением.

Они раскроют эти убийства, Райли в этом уверена. Но что обретут или потеряют при этом они сами?

«Может быть, это немного исцелит нас, – подумала Райли. – Или же наши раны откроются и будут болеть ещё больше».

Она сказала себе, что на самом деле это не так важно. Они всегда работали вместе и выполняли свою работу, какой бы жестокой она ни была.

И теперь перед ними особенно скверное преступление.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда самолёт ОПА приземлился в международном аэропорту Сиэтл-Такома, по иллюминаторам хлестал сильный ливень. Райли посмотрела на часы: дома сейчас уже два часа дня, а здесь одиннадцать утра – у них есть время начать расследование уже сегодня.

Когда они с Биллом пошли к трапу, из своей кабины вышел пилот и протянул им по зонтику.

– Вам это понадобится, – сказал он с усмешкой. – В этой части страны зима – худшее время года.

Когда они вышли на трап, Райли пришлось согласиться. Она была рада, что теперь у них есть зонты, но жалела, что не оделась теплей. Холодно было в неменьшей степени, чем дождливо.

На взлётную полосу въехал внедорожник, из него выскочили пара мужчин в дождевиках и подбежали к их самолёту. Они представились агентами Хэвенсом и Траффордом отделения ФБР в Сиэтле.

– Мы отведём вас в кабинет патологоанатома, – сказал агент Хэвенс. – Руководитель данного расследования ждёт вас там.

Билл и Райли сели в автомобиль, и агент Траффорд повёл машину сквозь стену дождя. Райли успела разглядеть отели у аэропорта по пути, но больше ей ничего не удалось увидеть. Она знала, что они едут по крупному городу, но он был для неё практически невидим.

Интересно, ей вообще удастся увидеть Сиэтл в свой приезд?

*

В ту минуту, когда Райли и Билл сели в комнате для совещаний в здании судмедэкспертизы, она почувствовала, что надвигается беда. Она переглянулась с Биллом и поняла, что он тоже чувствует натянутость.

Лидер команды Майнард Сандерсон был широким мужчиной с крупными челюстями и внешностью, которую Райли охарактеризовала бы как нечто среднее между военным офицером и протестантским священником.

Сандерсон сердито смотрел на тучного мужчину, чьи густые моржовые усы делали его лицо вечно сердитым. Его представили, как Перри Маккейда, шефа полиции Сиэтла.

Язык тел двух мужчин и места, которые они заняли за столом, о многом поведали Райли. По той или иной причине, последнее, чего бы они хотели, это быть вдвоём в одной и той же комнате. Райли также почувствовала, что их с Биллом присутствие ненавистно им обоим.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18