Блейк Пирс.

Когда страсть сильна



скачать книгу бесплатно

– Я лишь хотел зайти попрощаться, – сказал он.

Райли от изумления открыла рот.

– О чём ты говоришь? – спросила она.

Он помедлил, и прежде, чем он успел ответить, Райли увидела припаркованный перед его домом большой грузовик. Грузчики переносили в него мебель из дома Блейна.

Райли ахнула.

– Вы переезжаете?

– Кажется, так будет лучше, – признался Блейн.

Райли чуть не выкрикнула:

– Почему?

Но угадать было легко: жизнь рядом с Райли оказалась опасной и жуткой как для Блейна, так и для его дочери Кристал. Повязка на лице мужчины служила суровым напоминанием: Блейна серьёзно ранили, когда он пытался защитить Эприл от нападения убийцы.

– Это не то, что ты думаешь, – попытался возразить Блейн.

Но по его лицу Райли видела, что это именно то.

Он продолжал:

– Обнаружилось, что жить тут нам не совсем удобно. Дом стоит слишком далеко от ресторана. Я нашёл славное местечко гораздо ближе к работе. Я уверен, что ты поймёшь.

Райли была слишком смущена и расстроена, чтобы ответить. Воспоминания обо всём этом ужасном случае снова захлестнули её.

Она работала над делом на севере штата Нью-Йорк, когда узнала, что на свободе жестокий убийца. Его звали Орин Родес. Шестнадцатью годами ранее Райли убила его подружку в перестрелке, а его самого отправила в тюрьму. Когда Родеса наконец выпустили из Синг-Синга, он был настроен отомстить Райли и всем, кого она любила.

Прежде, чем Райли успела добраться до дома, Родес вломился в него и напал на Эприл и Габриэллу. Их сосед Блейн услышал звуки борьбы и пришёл на помощь. Он, вероятно, спас Эприл жизнь, но зато сам сильно пострадал в драке.

Райли дважды навещала его в больнице. Первый раз был ужасным – он был без сознания от полученных ранений, с капельницами на каждой руке и кислородной маской. Райли горько винила себя в том, что он пострадал.

Однако следующий её визит был более обнадёживающим: он был бодр и весел и даже гордо шутил о своём безрассудстве.

Более того, она помнила его слова: «Ради вас с Эприл я готов на многое».

Очевидно, он передумал. Опасность соседства с Райли перевесила, и теперь он съезжал. Она не знала, что чувствовать – вину или печаль, но определённо была разочарована.

Мысли Райли перебил голос Эприл позади неё.

– Боже мой! Блейн, неужто вы с Кристал переезжаете? Кристал ещё здесь?

Блейн кивнул.

– Я пойду попрощаюсь с ней! – крикнула Эприл и побежала к соседнему дому.

Райли сражалась со своими эмоциями.

– Прости, – сказала она.

– За что? – спросил Блейн.

– Ты знаешь, за что.

Блейн кивнул.

– Ты ни в чём не виновата, Райли, – мягко сказал он.

Какое-то время Райли и Блейн просто смотрели друг на друга. Потом Блейн выдавил улыбку.

– Эй, мы же не уезжаем из города, – сказал он. – Мы можем встречаться, сколько угодно. Как и девочки. И они по-прежнему будут учиться в одной школе. Как будто ничего и не изменилось.

Во рту Райли появился горький привкус.

«Неправда, – подумала она, – всё изменилось».

Разочарование стало уступать место злости.

Райли знала, что не имеет права злиться. Она не права. Она даже не знала, почему так чувствует. Она лишь знала, что никак не может с ней справиться.

И что им теперь делать?

Обняться? Пожать друг другу руки?

Она почувствовала, что Блейн ощущает ту же неловкость и нерешительность.

Они наспех попрощались, и Блейн пошёл к своему дому, а Райли вернулась внутрь. Она увидела, что Джилли завтракает на кухне. Завтрак Райли уже стоял на столе, так что она села рядом с Джилли.

– Как ты? Не терпится познакомиться с новой школой?

Вопрос вылетел раньше, чем Райли успела осознать, какой он жалкий и корявый.

– Типа того, – ответила Джилли, протыкая блинчик вилкой. Она даже не подняла глаз на Райли.

*

Вскоре Райли и Джилли уже входили в среднюю школу Броди. Здание было красивым, с яркими цветными закрытыми шкафчиками в коридорах и развешанными повсюду рисунками учеников.

Приятная и вежливая ученица предложила Райли свою помощь и показала, где находится кабинет директора. Райли поблагодарила девочку и пошла по коридору, зажав в одной руке документы Джилли, а в другой – её руку.

Чуть ранее они прошли регистрацию в Центральном школьном учреждении. Там у неё забрали материалы, которые предоставила служба опеки Феникса – записи о вакцинации, приложение об успеваемости в школе, свидетельство о рождении Джилли, и записка о том, что Райли назначена её опекуном. Отца Джилли лишили опеки над дочерью, хотя он угрожал оспорить это решение. Райли знала, что путь к утверждению и санкционированию удочерения не быстр и не лёгок.

Джилли крепко сжала ладонь Райли. Райли почувствовала, что девочка ощущает себя совершенно не в своей тарелке. Было нетрудно понять, почему. Какой бы суровой ни была её жизнь в Фениксе, другой жизни Джилли не знала.

– Почему я не могу ходить в ту же школу, что и Эприл? – спрашивала она.

– На следующий год вы будете учиться в одной школе, – объясняла Райли. – Но сперва тебе нужно закончить восьмой класс здесь.

Они нашли кабинет директора и Райли отдала бумаги секретарю.

– С кем мы можем поговорить по поводу записи Джилли в вашу школу? – спросила Райли.

– Вам нужен консультант, – с улыбкой сказала секретарь. – Вам туда.

«Да уж, консультация нам обеим не помешает», – подумала Райли.

Консультантом оказалась женщина лет тридцати с копной вьющихся каштановых волос. Её звали Ванда Льюис, и её улыбка была настолько тёплой, насколько это вообще возможно. Райли поймала себя на мысли, что эта женщина может здорово им помочь. Занимая такую должность, женщина наверняка имела дело с учениками с тяжёлым прошлым.

Мисс Льюис провела для них экскурсию по школе. Библиотека была аккуратной, хорошо организованной и оснащённой компьютерами и книгами. В спортзале девочки весело играли в баскетбол. Столовая была чистой и сверкающей. По мнению Райли всё выглядело очень мило.

Всё это время мисс Льюис бодро задавала Джилли массу вопросов о том, в какую школу она ходила до этого и о её интересах. Но Джилли почти ничего не отвечала мисс Льюис и сама ни о чём её не спрашивала. Когда они заглянули в класс по рисованию, её любопытство немного возросло, но как только они вышли оттуда, она снова притихла и замкнулась в себе.

Райли гадала, что могло происходить в голове девочки. Она знала, что последнее время у неё были плохие оценки, но раньше она училась на удивление хорошо. Хотя на самом деле Райли почти ничего не знала о школьном прошлом Джилли.

Может быть, она даже ненавидела школу.

Эта новая школа могла внушать девочке страх, ведь она здесь не знала совершенно никого. И конечно, ей будет нелегко втянуться в учёбу, когда до конца четверти осталось всего пара недель.

В конце экскурсии Райли удалось уговорить Джилли поблагодарить мисс Льюис за то, что она всё им показала. Они сошлись на том, что Джилли начнёт учёбу на следующий день, после чего Райли и Джилли снова вышли на пощипывающий январский морозец. Тонкий слой вчерашнего снега покрывал всю парковку.

– Как тебе твоя новая школа? – спросила Райли.

– Нормально, – ответила Джилли.

Райли не могла понять, замкнулась ли Джилли или она просто обескуражена всеми переменами, с которыми ей пришлось столкнуться. Когда они подошли к машине, Райли заметила, что Джилли дрожит всем телом, так что у неё стучат зубы. На ней была тёплая куртка Эприл, но ей всё же было холодно.

Они залезли в машину, и Райли завела двигатель и включила печку. Но хотя в машине быстро потеплело, Джилли всё ещё дрожала.

Райли не торопилась выезжать с парковки. Пришла пора выяснить, что беспокоит ребёнка, которого она взялась опекать.

– Что не так? – спросила она. – Тебе что-то не понравилось в школе?

– Дело не в школе, – сказала Джилли, и теперь голос у неё дрожал. – Просто замёрзла.

– Думаю, в Фениксе не бывает таких заморозков, – сказала Райли. – Тебе, наверное, это непривычно.

Глаза Джилли наполнились слезами.

– Иногда там бывает холодно, – проговорила она. – Особенно по ночам.

– Пожалуйста, расскажи мне, что не так, – попросила Райли.

Слёзы начали стекать по щекам Джилли. Она заговорила тихим, приглушённым голосом.

– Из-за холода я вспомнила…

Джилли замолкла. Райли терпеливо ждала, когда она продолжит.

– Мой папа всегда во всём винил меня, – сказала Джилли. – Он винил меня в том, что ушла мама, потом в том, что ушёл брат, и даже в том, что его постоянно увольняли с работы, когда ему удавалось куда-то устроиться. Всё, что было не так, было по моей вине.

Теперь Джилли тихо плакала.

– Продолжай, – сказала Райли.

– Однажды вечером он сказал мне, что хочет, чтобы я ушла, – сказала Джилли. – Он назвал меня обузой, сказал, что я ему мешаю, что ему надоело и он сыт мной по горло. Он вынул меня из дома и закрыл двери, чтобы я не смогла войти.

Джилли с усилием сглотнула.

– Мне никогда не было так холодно в моей жизни, – призналась она. – Даже сейчас, в такую погоду. Я нашла канализационную трубу в канаве, она была довольно большая, так что я залезла внутрь и там провела ночь. Мне было очень страшно. Иногда рядом кто-то проходил, но я не хотела, чтобы меня нашли. По их голосам не было похоже, что они могут мне помочь.

Райли закрыла глаза, представив девочку, которая прячется в тёмной трубе. Она прошептала:

– И что было потом?

Джилли продолжала:

– Я свернулась клубочком и просидела там всю ночь. Я не сомкнула глаз. Следующим утром я вернулась к дому и стала стучать в дверь и звать папу, я просила его впустить меня. Он меня игнорировал, как будто его там и не было. Тогда я и пошла на стоянку фур. Там было тепло и там была еда. Местные женщины были добры ко мне, так что я решила, что буду делать всё, что угодно, чтобы остаться там. Той ночью ты меня и нашла.

Джилли стала спокойней, рассказав историю. Ей полегчало после того, как она выговорилась. Но теперь плакала Райли. Она с трудом могла поверить, что бедной девочке пришлось через это пройти. Она обвила Джилли рукой и крепко прижала её к себе.

– Больше никогда, – сказала Райли сквозь рыдания. – Джилли, я тебе обещаю, что с тобой никогда не повторится такого!

Это было громкое обещание, и теперь Райли чувствовала себя маленькой, слабой и хрупкой. Она надеялась, что сможет его сдержать.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Женщина продолжала думать о бедном Коди Вудсе. Она была уверена, что к этому моменту он уже мёртв – более точно она узнает из утренних газет.

Она сердилась в ожидании новостей в той же степени, в какой наслаждалась горячим чаем и мюсли.

«Когда уже принесут эту газету?» – гадала она, глядя на часы на кухне.

Разноска почты с каждым днём появлялась всё позже и позже. Конечно, заведя электронную подписку, она бы не сталкивалась с такими проблемами. Но ей не нравилось читать новости с экрана. Она любила устроиться поудобней в кресле и получить удовольствие от ощущения газеты в своих руках. Ей даже нравилось, как газетная бумага иногда прилипает к её пальцам.

Но газета запаздывала уже на четверть часа. Если всё будет продолжаться в таком духе, ей придётся пожаловаться на разносчика, а ей ужасно не хотелось этого делать – это всегда оставляло неприятный привкус у неё во рту.

Так или иначе, узнать о Коди она могла лишь из газеты. Звонить в Центр реабилитации было нельзя – это выглядело бы подозрительно. Кроме того, весь персонал больницы считал, что она уже в Мексике со своим мужем и не собирается возвращаться.

Или точнее, что Хэйли Стиллианс в Мексике. Ей казалось немного грустным то, что ей никогда больше не придётся быть Хэйли Стиллианс – а ведь она очень привязалась к этому псевдониму. И её «коллеги» из центра были так милы, что устроили ей сюрприз с тортом в последний день работы.

Она улыбнулась от воспоминания об этом. Торт был украшен яркими сомбреро и на нём было написано: «Доброго пути, Хэйли и Руперт!»

Рупертом звали её вымышленного мужа. Ей будет не хватать тёплых разговоров о нём.

Она доела мюсли и теперь пила вкусный домашний чай, сделанный по старинному семейному рецепту – не по тому, которым она поделилась с Коди, – в нём, конечно, не было специального ингредиента, добавленного ради него.

От нечего делать она запела…

 
Далеко моя малышка,
Далеко от дома.
Не смеёшься, не играешь,
Чахнешь с каждым днём.
 

Как Коди нравилась эта песня! Как и всем другим её пациентам. А скольким пациентам она ещё понравится… От этой мысли на сердце у неё стало тепло.

Тут она услышала стук в дверь. Она подбежала, открыла дверь и выглянула наружу. На холодном крыльце лежала утренняя газета. Дрожа от возбуждения, она подняла её, вбежала обратно на кухню и открыла газету на странице с некрологами.

И точно, вот оно:

Сиэтл – Коди Вудс, 49, родом из Сиэтла…

Она на мгновение остановилась. Странно. Она готова поклясться, что он говорил ей, что ему пятьдесят. Затем она дочитала…

… умер в больнице Саус Хиллс, Сиэтл, Ваш.; Бюро похорон и кремации Саттон-Бринкс, Сиэтл.

На этом объявление заканчивалось. Слишком кратко – даже для некролога.

Она надеялась, что в ближайшие несколько дней появится более красивый некролог. Но её беспокоила мысль, что его может и не быть – кому его писать?

Он был один во всём мире, по крайней мере, насколько ей известно. Одна жена мертва, другая ушла, а двое детей с ним не разговаривают. Обо всех остальных – друзьях, родственниках, коллегах – он почти не упоминал.

«Кому есть до него дело?..» – подумала она.

Она почувствовала в горле знакомую горькую ярость.

Ярость по отношению ко всем людям из жизни Коди Вудса, которым было плевать, жив он или мёртв.

Ярость по отношению к улыбчивому персоналу в Центре Реабилитации, которые притворялись, что им нравится Хэйли Стиллианс и что они будут по ней скучать.

Ярость по отношению ко всем людям с их ложью, секретами и подлостью.

Как она часто делала, она представила как парит над миром на чёрных крыльях, сея смерть и разрушения на грешников.

А грешниками были все.

Все заслуживали смерти.

Даже Коди Вудс был грешником и заслуживал смерти.

Ибо каким должен быть человек, чтобы оставить после себя мир, в котором никто не испытывает к нему любви?

Ужасным, естественно.

Ужасным и злобным.

«Получил по заслугам», – прорычала она.

Тут она стряхнула свою ярость. Ей было стыдно, что она сказала это вслух. На самом деле она вовсе так не думала. Она напомнила себе, что чувствует лишь любовь и доброжелательность по отношению абсолютно к каждому.

Кроме того, ей уже почти пора на работу. Сегодня она будет Джуди Брубейкер.

Оглядев себя в зеркале, она тщательно убедилась, что каштановый парик сидит на ней ровно, а челка естественно свисает со лба. Парик был дорогим, и никто даже не догадывался, что это не её натуральные волосы. Короткие светлые волосы Хэйли Стиллианс под париком теперь были выкрашены в тёмно-каштановый и по-новому подстрижены.

От Хэйли не осталось и следа – ни в гардеробе, ни в манерах.

Она взяла стильные очки для чтения и повесила их себе на шею на блестящей цепочке.

Женщина удовлетворённо улыбнулась. Было мудрым решением достать правильные аксессуары, а Джуди Брубейкер заслуживала лучшего.

Джуди Брубейкер любили все.

И все любили ту песню, которую Джуди часто пела – и которую громко пела и сейчас, одеваясь на работу.

 
Но не плачь, моя малышка,
Засыпай ты снова,
Лишь закроешь ты глаза,
Попадёшь домой.
 

Она излучала покой, которого хватило бы на весь мир. Она принесла покой Коди Вудсу.

А скоро принесёт его кому-то ещё, кто в нём нуждается.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

У Райли заколотилось сердце, а лёгкие её обожгло быстрое и глубокое дыхание. В голове крутился знакомый мотив.

«По жёлтой кирпичной дороге…»

Несмотря на то, что она устала и запыхалась, Райли невольно удивилась. Было холодное раннее утро, она бежала десяти километровую полосу препятствий в Квантико. Этот маршрут, как ни странно, назывался «Жёлтая кирпичная дорога».

Назвали её так морские пехотинцы, которые её и построили. Моряки через каждый километр вставили по жёлтому кирпичу, а курсантам ФБР, справившимся с полосой, в качестве награды давали по жёлтому кирпичу.

Райли свой кирпич выиграла много лет назад, но время от времени она снова пробегала полосу препятствий, чтобы убедиться, что всё ещё в форме. После эмоционального стресса последних пары дней Райли требовалось немалое физическое напряжение, чтобы очистить голову.

Она уже преодолела ряд экстремальных препятствий и три жёлтых кирпича. Она перелезала искусственные стены, переваливалась через барьеры и запрыгивала через модели окон. Всего мгновение назад она с помощью верёвки затянула себя на крутую скалу, а теперь спускалась по ней с другой стороны.

Снова оказавшись на земле, она подняла глаза и посмотрела на Люси Варгас, молодую и подающую надежды девушку-агента, с которой ей нравилось работать и тренироваться. Люси была рада составить Райли компанию на утренней тренировке. Она стояла на верхушке скалы, тяжело дыша и глядя вниз на Райли.

Райли крикнула ей:

– Не можешь догнать старикашку вроде меня?

Люси рассмеялась.

– Я тебе поддаюсь! Не хочу, чтобы ты перенапряглась – в твоём возрасте это вредно!

– Не смотри на меня, – закричала в ответ Райли. – Выкладывайся на полную!

Райли уже стукнуло сорок, но она никогда не запускала свои тренировки – способность быстро двигаться и сильно бить была критически важной в борьбе с людьми– монстрами. Чисто физическая сила не раз спасала человеческие жизни, включая её собственную.

И всё же, посмотрев на следующее препятствие, она не обрадовалась: впереди её ждал мелкий бассейн с грязной ледяной водой, над которой была натянута колючая проволока.

Всё ужесточается.

Она была хорошо одета для зимних условий, кроме того, на ней была непромокаемая куртка, и всё же, вынужденная ползти в грязи, она промокнет и замёрзнет.

«Ну, была не была», – подумала Райли.

Она бросилась в бассейн. От ледяной воды всё её тело затрясло. И всё же она заставила себя ползти и выпрямиться, почувствовав, что колючая проволока легко коснулась её спины.

Она почувствовала оцепенение, которое вызвало нежданное воспоминание.

Райли находилась в пространстве под полом, где не было видно ни зги. Она только что выбралась из клетки, где её держал и мучил пропановой горелкой психопат. В темноте она потеряла счёт времени, которое находилась взаперти.

Но ей удалось открыть дверь клетки, и теперь она вслепую ползла, пытаясь найти выход. Недавно шёл дождь, так что грязь под ней была липкой, холодной, вязкой.

Её тело закоченело от холода, а внутри поселилось глубокое отчаяние. Она ослабла от отсутствия сна и голода.

«У меня ничего не получится», – думала она.

Она старалась отогнать такие мысли. Она должна продолжать ползти и искать. Если она не выберется, он рано или поздно убьёт её – как убил остальных своих жертв.

– Райли, ты в порядке?

Голос Люси вывел Райли из воспоминания об одном из самых мучительных её дел. Это испытание ей никогда не забыть, особенно учитывая то, что её дочь позже тоже стала пленницей того же маньяка. Сможет ли она когда-нибудь полностью избавиться от воспоминаний?

А Эприл – забудет ли она об этих ужасах?

Райли снова оказалась в настоящем и поняла, что замерла под проволокой. Люси уже догнала её и теперь ждала, пока она освободит для неё препятствие.

– Я в порядке, – крикнула в ответ Райли. – Прости, что задерживаю тебя.

Она заставила себя снова начать ползти. Добравшись до кромки воды, она поднялась на ноги, и постаралась прийти в себя и восстановить энергию. Затем она побежала дальше по дорожке в лесу, уверенная, что Люси ненадолго от неё отстала. Она знала, что следующим заданием будет перелезть через свисающую сетку, а после этого будет ещё порядка трёх километров и дюжины тяжёлых препятствий.

*

В конце своей десятикилометровой пробежки Райли и Люси ковыляли вдвоём, локоть к локтю, смеясь и поздравляя друг друга с успехом, когда Райли с удивлением увидела, что у конца полосы препятствий ждёт её старый партнёр. Билл Джеффрис был сильным, крепким мужчиной примерно её возраста.

– Билл! – воскликнула Райли, всё ещё восстанавливая дыхание. – Что ты здесь делаешь?

– Я тебя искал, – сказал он. – Мне сказали, что ты тут. Я с трудом поверил, что ты решила проделать это – да ещё в такую погоду! Ты что, мазохистка?

Райли и Люси рассмеялись.

Люси сказала:

– Может это я мазохист? Надеюсь, я смогу пробежать жёлтую кирпичную дорогу, когда буду в возрасте Райли.

Райли дразня сказала Биллу:

– Хэй, я готова для ещё одного круга. Присоединишься?

Билл покачал головой и посмеялся.

– Ха! – сказал он. – Я ещё не выбросил старый Жёлтый Кирпич, он у меня дома, подпирает дверь. Мне хватит одного. Хотя я подумываю над тем, чтобы заработать Зелёный Кирпич. Составишь компанию?

Райли снова засмеялась. Так называемый Зелёный Кирпич был шуткой, ходившей в ФБР – это была награда, которую давали тому, что мог выкурить тридцать пять сигар за тридцать пять ночей подряд.

– Я пас! – сказала она.

Тут выражение лица Билла неожиданно посерьёзнело.

– У меня новое дело, Райли, – сообщил он. – И мне нужно, чтобы ты работала со мной. Надеюсь, ты не откажешься. Я знаю, с последнего дела прошло совсем мало времени.

Билл был прав: Райли казалось, что они только вчера задержали Орина Родеса.

– Знаешь, я только что привезла Джилли домой, пытаюсь помочь ей привыкнуть к новой жизни. Новой школе… ко всему новому.

– Как она? – поинтересовался Билл.

– С переменным успехом, но она очень старается. Она счастлива быть частью семьи. Думаю, ей нужно будет хорошенько помочь.

– А Эприл?

– Она молодец. Я всё ещё восхищаюсь тем, насколько сильней она себя почувствовала после драки с Родесом. И ей очень нравится Джилли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное