Блейк Пирс.

Когда она ушла



скачать книгу бесплатно

“Я не должна этому поддаваться”, – сказала она себе.

Но память уже окутала её…

Ничего не было видно или слышно, Райли старалась задействовать остальные органы чувств. Она почувствовала в горле горький привкус страха, он поднялся в рот, пока не превратился в электрическое покалывание на кончике языка. Она скребла грязный пол, на котором сидела, ощущая его сырость. Она вдыхала запах влаги, окружающий её.

Эти ощущения были единственным, что ещё связывало её с миром живых.

Тут в густой темноте появился ослепляющий свет и рёв пропановой горелки Петерсона.

Резкий удар вывел Райли из ужасных фантазий. Ей потребовалась секунда, чтобы понять, что она наехала на бордюр и рисковала врезаться во встречные машины. Машины сигналили.

Райли снова вернула контроль над машиной и осмотрелась: она уже недалеко от Джорджтауна.

– Мари? – крикнула она. – Ты ещё здесь?

Она снова услышала лишь приглушённые рыдания. Это хорошо. Но что Райли может сделать теперь? Она была в нерешительности. Она может вызвать на помощь ФБР из столицы, но бог знает, что произойдёт к тому времени, как она объяснит проблему и добьётся того, чтобы по адресу выехали агенты. Кроме того, для этого будет необходимо закончить телефонный разговор с Мари.

А ей нужно продолжать с ней разговаривать, но как?

Как она собирается вытащить Мари из этой пропасти? Она едва сама в неё не провалилась.

Райли что-то вспомнила. Когда-то давно её учили, что делать, чтобы люди в кризисе не вешали трубки. Ей никогда не пригождались эти уроки до настоящего момента. Она старалась вспомнить, что должна делать. С тех пор прошло уже столько времени.

Она вспомнила часть – нужно делать что угодно, говорить что угодно, чтобы заставлять звонящего говорить. Неважно, насколько бессмысленные или бесполезные вещи говорятся, главное, чтобы он слышал обеспокоенный человеческий голос.

– Мари, ты должна кое-что сделать ради меня, – сказала Райли.

– Что?

У Райли бешено работал мозг, стараясь придумать, что сказать, а она уже продолжала:

– Мне нужно, чтобы ты пошла на кухню, – сказала она. – И сказала мне точно, какие травы и специи хранятся в твоём кухонном шкафу.

Мгновение Мари не отвечала и Райли забеспокоилась. Правильное ли состояние у Мари, чтобы подчиниться такому нелепому требованию?

– Хорошо, – сказала Мари. – Я иду туда.

Райли выдохнула с облегчением. Возможно, так она выиграет немного времени. Она слышала в трубке позвякивание баночек со специями. Голос Мари теперь звучал совсем странно – одновременно истерично и безэмоционально.

– У меня есть сушеный орегано. И молотый красный перец. И мускатный орех.

– Отлично, – сказала Райли. – Что ещё?

– Тимьян. И имбирный порошок. И чёрный перец горошком.

Мари замолчала. Сколько ещё Райли сможет это растягивать?

– А карри есть? – спросила Райли.

После звона баночек в трубке раздался голос Мари:

– Нет.

Райли заговорила медленно, как будто выдавая жизненно важные указания, впрочем, именно этим она и занималась:

– Так, возьми листочек бумаги и карандаш, – сказала она. – Запиши это.

Тебе понадобится список, когда ты пойдёшь в магазин.

Райли услышала, что Мари записывает.

– Что ещё у тебя есть?

Последовала гробовая тишина.

– Это бесполезно, Райли, – тоном глубокого отчаяния произнесла Мари.

Райли беспомощно пробормотала:

– Просто сделай это ради меня.

Ещё одна пауза.

– Он здесь, Райли.

Райли почувствовала в горло комок, твёрдый, как камень.

– Он где? – переспросила она.

– Он в доме. Теперь я это поняла. Он был здесь всё это время. Ты ничего не можешь сделать.

Мысли Райли бурлили, она пыталась понять, что происходит. Мари могла нести параноидальный бред – Райли прекрасно это знала, она сама боролась с посттравматическим стрессом.

С другой стороны, Мари могла говорить правду.

– Откуда ты знаешь, Мари? – спросила Райли, стараясь придумать, как обогнать медленную фуру.

– Я слышу его, – сказала Мари. – Я слышу его шаги. Он наверху. Нет, он в передней. Нет, он в подвале.

«Галлюцинации?» – гадала Райли.

Это было вполне возможно. Райли сама наслушалась несуществующих звуков в первые дни после освобождения из плена. Даже теперь она не всегда могла доверять своим органам чувств. Травма играла ужасные шутки с воображением.

– Он повсюду в доме, – сказала Мари.

– Нет, – твёрдо ответила Райли. – Он не может быть везде.

Ей наконец удалось обогнать неповоротливую фуру. Ощущение бесполезности усилий накрыло её лавиной. Ужасное чувство, она как будто тонула.

Когда Мари снова заговорила, она уже не всхлипывала. Она казалась смирившейся и отчего-то спокойной.

– Возможно, он стал призраком, Райли. Может быть, он превратился в него, когда ты его взорвала. Ты убила его тело, но не уничтожила его злой дух. Теперь он может быть во всех местах одновременно. Теперь его никак не остановить, никогда. Призрака нельзя победить. Оставь это, Райли. Ты ничего не сделаешь. Как и я. Всё, что я могу, это не дать этому снова со мной случиться.

– Не вешай трубку! Я хочу, чтобы ты кое-что сделала для меня!

Последовало секундное молчание. Затем Мари произнесла:

– Что? Что теперь, Райли?

– Мне нужно, чтобы ты продолжала разговаривать со мной, и при этом позвонила в 911 с домашнего телефона.

В голосе Мари послышалось лёгкий оттенок раздражения:

– Боже, Райли, сколько я должна тебе повторять, что я отключила домашний телефон?

К своему смущению, Райли об этом забыла. Мари действительно говорила немного сердито. Это хорошо: злость лучше, чем паника.

– Кроме того, – продолжала Мари, – какой смысл мне звонить в 911? Чем они смогут мне помочь? Никто не сможет. Он повсюду. Он достанет меня рано или поздно. И тебя достанет. Нам обеим нужно сдаться.

Райли была в тупике. Заблуждения Мари обрели собственную неуправляемую логику. А у неё нет времени разубеждать Мари, что Петерсон не призрак.

– Мы ведь подруги, Мари, верно? – наконец сказала Райли. – Однажды ты сказала, что сделаешь для меня всё, что угодно. Ты говорила правду?

Мари снова начала плакать.

– Конечно, правду.

– Тогда повесь трубку и позвони в 911. Для этого необязательно нужна причина. Это не должно принести тебе какую-то пользу. Просто сделай так потому, что я тебя прошу.

Последовала долгая пауза. Мари вообще ещё на линии?

– Ты обещаешь? – спросила Райли.

Со щелчком закончился разговор. Позвонит Мари или нет, Райли не могла полагаться на случайность. Она подняла свой мобильник и набрала 911.

– Это специальный агент Райли Пейдж, ФБР, – сказала она, когда трубку снял оператор. – Я звоню заявить о возможном взломщике. Очень опасном.

Райли дала адрес Мари.

– Мы сейчас же отправим туда команду, – обещал оператор.

– Хорошо, – сказала Райли и повесила трубку.

Затем Райли снова набрала номер Мари, но никто не ответил.

“Кто-то должен приехать туда вовремя, – думала она. – Кто-то должен приехать туда прямо сейчас”.

В то же время она сражалась с новым потоком тёмных воспоминаний. Она должна контролировать себя. Что бы ни случилось, она не может потерять голову.

Когда показался дом Мари из красного кирпича, Райли почувствовала прилив тревоги. Транспорт спасателей ещё не прибыл. Вдалеке она слышала вой полицейских сирен. Они едут.

Она шагнула внутрь и подняла пистолет.

– Мари! – крикнула Райли. – Мари!

Никакого ответа.

Райли была уверена, что здесь только что произошло нечто ужасное – или происходит прямо сейчас. Она пошла дальше по коридору.

– Мари! – снова закричала она. В доме царила тишина.

Полицейские сирены становились всё громче, но подмога ещё не прибыла.

Райли начала верить в худшее – в то, что Петерсон был здесь и, возможно, всё ещё здесь находится.

Она шла по плохо освещённому коридору и продолжала выкрикивать имя Мари, заглядывая в каждую дверь. Может быть, он в кладовке? Или в ванной справа?

Если она встретит Петерсона, она не даст ему снова захватить себя в плен.

Она убьёт ублюдка раз и навсегда.

Глава 22

Несмотря на все крики Райли, Мари ничего не отвечала. В доме не было слышно ни звука кроме тех, что производила сама Райли. Дом казался пустым. Она поднялась по лестнице и осторожно вошла на второй этаж.

Повернув за угол, Райли почувствовала, что не может дышать. Ей показалось, что почва ушла у неё из-под ног.

Там была Мари: она висела в воздухе, привязанная за шею к верёвке, закреплённой за балку на потолке. На полу лежала перевёрнутая стремянка.

Время остановилось, мозг Райли отказывался воспринять реальность.

Затем её колени подогнулись и она кое-как удержалась за дверной косяк. Она издала долгий пронзительный крик:

– НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!

Она рванулась через всю комнату, поставила стремянку и взобралась по ней. Затем она обхватила тело Мари, чтобы снизить давление на шею, и пальцами стала нащупывать вены на шее Мари в поисках пульса.

Теперь рыдала Райли.

– Будь живой, Мари, будь живой, чёрт побери!

Но было слишком поздно. Шея Мари была сломана. Она была мертва.

– Боже, – сказала Райли, опускаясь на стремянку. Глубоко в её теле возникла нарастающая боль. Ей тоже хотелось умереть.

Через несколько мгновений до Райли как в тумане дошло, что внизу шумят. Прибыла помощь. Сработал знакомый эмоциональный механизм – примитивный человеческий страх уступил место холодной профессиональности.

– Наверх! – закричала она.

Она протёрла рукавом лицо, стирая слёзы.

Пятеро тяжело вооружённых офицеров в кевларовых одеждах взбежали по лестнице. Женщина, которая бежала впереди, была явно удивлена, увидев Райли.

– Офицер Рита Грехэм, старшая в команде, – представилась она. – Кто вы?

Райли спустилась со стремянки и показала свой значок:

– Специальный агент Райли Пейдж, ФБР.

Женщина выглядела встревоженно.

– Как вам удалось приехать сюда раньше нас?

– Она была моей подругой, – сказала Райли, полностью переключившись в профессиональный режим. – Её звали Мари Сайлис. Она позвонила мне, сказала, что что-то не так, и я уже ехала к ней, когда позвонила 911. Я не успела вовремя. Она умерла.

Спасатели быстро проверили и подтвердили заключение Райли.

– Самоубийство? – спросила офицер Грэхэм.

Райли кивнула. Она не сомневалась, что Мари покончила с собой.

– Что это? – спросила старшая, указывая на свёрнутый листок бумаги, стоящий на прикроватной тумбочке рядом с кроватью.

Райли посмотрела на бумажку. Там было очень неразборчиво написано всего три слова:

Другого пути нет.

– Предсмертная записка?

Райли хмуро кивнуло. Но она знала, что это не обычная предсмертная записка. Это не объяснение и, конечно, не извинение.

“Это совет, – подумала Райли. – Совет для меня”.

Команда стала делать снимки и записи. Райли знала, что они дождутся следователя, прежде чем уносить тело.

– Пойдёмте вниз, – предложила офицер Грэхэм. Она отвела Райли вниз в гостиную, где села в кресло и жестом предложила присесть Райли.

Занавески всё ещё были задёрнуты, в комнате было темно. Райли хотела распахнуть их и впустить в комнату немного солнечного света, но знала, что лучше ничего не трогать. Она села на диван.

Грэхэм включила настольную лампу рядом со своим креслом.

– Расскажите мне, что произошло, – попросила офицер, достав свой блокнот и карандаш. Хотя у неё было суровое лицо бывалого копа, в её глазах светилось сочувствие.

– Она была жертвой похищения, – сказала Райли. – Это произошло почти восемь недель назад. Мы обе были жертвами. Возможно, вы читали про нас. Дело Сэма Петерсона.

У Грэхэм широко раскрылись глаза.

– О боже, – сказала она. – Тип, который пытал и убил всех тех женщин, тот, с горелкой? Так это были вы – агент, которой удалось бежать и взорвать его?

– Верно, – сказала Райли. Затем после паузы она продолжила: – Проблема в том, что я не уверена полностью, что взорвала его, и не могу быть полностью уверена, что он мёртв. Мари в это тоже не верила. Это её в конце концов и добило. Она просто не могла принять эту неизвестность. А может быть, он действительно снова начал её преследовать.

Райли рассказывала, а слова автоматически рождались у неё во рту, как будто она выучила всё наизусть. Теперь она полностью избавилась от наваждения, в которое вогнала её жуткая сцена, и будто бы слушала собственный доклад о том, как произошла эта ужасная история.

Введя офицера Грэхэм в курс дела, Райли предложила ей связаться с родственниками Мари. Но во время всего разговора под внешней профессиональной оболочкой в ней рождалась ярость – холодная, ледяная ярость. Петерсон унёс жизнь ещё одной жертвы. Мёртв он или нет – неважно, это он убил Мари.

И Мари умерла абсолютно уверенная в том, что Райли обречена стать следующей жертвой, погибнув от его или от своей руки. Райли хотелось схватить Мари и в буквальном смысле вытрясти эту идею из её головы.

“Другой путь есть!” – хотела она сказать ей.

Но поверила бы она? Райли не знала. На этот чёртов вопрос Райли просто не могла знать ответ.

Следователь приехал ещё когда Райли и офицер Грэхэм не закончили разговор. Грэхэм встала поприветствовать его. Затем она повернулась к Райли и сказала:

– Я поднимусь наверх на пару минут. Мне бы хотелось, чтобы вы меня дождались и ещё немного рассказали обо всём об этом.

Райли покачала головой.

– Я должна идти, – сказала она. – Мне нужно кое с кем поговорить, – она достала свою визитку и положила на стол. – Вы можете связаться со мной.

Офицер начала было возражать, но Райли не дала ей и шанса, она просто встала и вышла из тёмного дома Мари. У неё было срочное дело.

*

Спустя час Райли ехала на восток через сельские районы Вирджинии.

“Неужели я действительно хочу это сделать?” – снова и снова спрашивала она себя.

Она была ужасно измучена. Прошлой ночью она плохо спала, а сегодняшний день стал кошмаром наяву. Слава Богу, она успела поговорить с Майком между этим. Он помог ей успокоиться, но она была уверена, что он не одобрил бы то, что она собирается сделать. Она сама не была уверена, что полностью в своём уме.

Она ехала по кратчайшей дороге от Джорджтауна до родового поместья сенатора Митча Ньюбро. Самовлюблённый политик должен ответить за многое. Он что-то скрывал, что-то, что могло привести её к настоящему убийце. И это делало его отчасти ответственным за новую жертву.

Райли знала, что нарывается на проблемы. Но ей было неважно.

Был уже вечер, когда она въехала на круговой подъезд перед каменным особняком. Она припарковалась, вышла из машины и подошла к огромной парадной двери. Когда она позвонила в дверной звонок, ей открыл официально одетый джентльмен – дворецкий Ньюбро, решила она.

– Чем я могу вам помочь, мадам? – спросил он сухо.

Райли показала ему значок.

– Специальный агент Райли Пейдж, – сказала она. – Я знакома с сенатором. Мне нужно с ним поговорить.

Со скептическим выражением лица дворецкий отвернулся от неё. Он достал из кармана рацию, поднёс её к губам, что-то прошептал, затем послушал. Швейцар повернулся к Райли с надменной ухмылкой.

– Сенатор не желает вас видеть, – сказал он. – И он довольно категоричен. Хорошего дня, мадам.

Но прежде чем он успел захлопнуть дверь, Райли оттолкнула его и прошла в дом.

– Я скажу охране! – крикнул ей вслед дворецкий.

– Приступай! – крикнула ему Райли через плечо.

Райли не знала, где ей искать сенатора. Он мог быть где угодно в своём огромном и лабиринтоподобном особняке. Но она решила, что это не имеет значения. Он скорей всего сам придёт к ней.

Она направилась в гостиную, в которой встретилась с ним в прошлый раз, и села на огромный диван. Она сказала себе располагаться поудобней перед появлением сенатора.

Всего через несколько секунд вошёл огромный мужчина в чёрном костюме. По его манере поведения Райли поняла, что это охранник сенатора.

– Сенатор попросил вас уйти, – сказал он, скрестив на груди руки.

Райли не сдвинулась с места. Она осмотрела мужчину, оценивая, какую угрозу он представляет на самом деле. Он был достаточно мощным, чтобы заставить её удалиться силой. Но её собственные навыки самозащиты тоже хороши. Если он бросит ей вызов, больше чем один из них будет серьёзно ранен и бесспорно пострадает антиквариат сенатора.

– Надеюсь, вас предупредили, что я из ФБР, – сказала она, пристально глядя ему в глаза. Она очень сомневалась, что он поднимет оружие на агента ФБР.

Мужчина, которого было не так просто запугать, выдержал её взгляд, однако приближаться к ней не стал.

Райли услышала приближающиеся сзади шаги, а за ними и голос сенатора.

– Вы знаете, который час, агент Пейдж? Вообще-то я очень занятой человек.

Охранник отступил в сторону, и Ньюбро вошёл в комнату и встал перед ней. Его фотогеничная улыбка политика отдавала сарказмом. Он помолчал. Райли тут же почувствовала, что между ними вот-вот разразится война интересов. Она была полна решимости не вставать с дивана.

– Вы ошибались, сенатор, – сказала Райли. – В убийстве вашей дочери не было ничего политического – как и личного. Вы дали мне список ваших врагов и, я уверена, передали такой же список своей «шестёрке» в Бюро.

Улыбка Ньюбро искривилась в презрительную усмешку.

– Я так понимаю, вы говорите о старшем специальном агенте Карле Волдере? – сказал он.

Райли знала, что слишком опрометчиво подбирает слова и что потом о них очень пожалеет, но в тот момент это её мало беспокоило.

– Этот список потратил много времени Бюро, сенатор, – продолжала Райли. – За это время преступник успел похитить новую жертву.

Ньюбро не двигался с места, он как будто прирос к точке, где стоял.

– Мне известно, что Бюро произвело арест, – сказал он. – Подозреваемый признался. Но больше он ничего не рассказывает, верно? Здесь есть какая-то связь со мной, вы можете быть в этом уверены. Он расскажет, когда время придёт. Я уверен, что агент Волдер заставит его.

Райли старалась скрыть своё изумление. После ещё одного похищения Ньюбро продолжает считать себя единственной мишенью ярости убийцы. Эго этого человека не вписывалось ни в какие рамки. Его способность верить, что всё на свете касалось только его, не имела границ.

Ньюбро с любопытством наклонил голову.

– Но вы как будто меня в чём-то обвиняете, – сказал он. – Меня это оскорбляет, агент Пейдж. Я не виноват, что ваша собственная безалаберность привела к тому, что была похищена ещё одна жертва.

У Райли от ярости загорелось лицо. Она не решалась отвечать, зная, что скажет что-то совсем неосторожное.

Он подошёл к домашнему бару и налил себе большой стакан чего-то, что, как показалось Райли, было очень дорогим виски. Он, по всей видимости, специально сделал это, чтобы не предложить ей напиток.

Райли понимала, что ей пора переходить к делу.

– В мой предыдущий визит было кое-что, чего вы мне не рассказали, – сказала она.

Ньюбро повернулся к ней, делая большой глоток из бокала.

– Разве я не ответил на все ваши вопросы? – спросил он.

– Дело не в этом. Вы о чём-то умолчали. Насчёт Ребы. И, я думаю, пришло время устранить недосказанности.

Глаза Ньюбро буровили её.

– Ей нравились куклы, сенатор? – спросила Райли.

Ньюбро пожал плечами.

– Думаю, всем девочкам они нравятся, – сказал он.

– Я не про девочек, я говорю о ней как о взрослом человеке. Она коллекционировала их?

– Боюсь, что я не знаю.

Пока что это были первые слова Ньюбро, которым Райли действительно поверила. Естественно, что человек, так патологически зацикленный на самом себе, мало что знает о предпочтениях и интересах других людей – даже своей собственной дочери.

– Мне бы хотелось поговорить с вашей женой, – сказала Райли.

– Я не дам вам такой возможности, – бросил Ньюбро. Теперь на его лице было новое выражение – Райли видела его по телевизору. Как и улыбка, это выражение было тщательно отрепетировано, и, несомненно, повторялось перед зеркалом тысячи раз – выражение праведного морального гнева.

– Вам в самом деле незнакомы нормы приличия, агент Пейдж, – сказал он дрожащим от продуманной ярости голосом. – Вы врываетесь в дом скорби, не принося облегчения или ответов в осиротевшую семью. Вместо этого вы осмеливаетесь делать завуалированные обвинения. Вы обвиняете абсолютно невинных людей в своей собственной некомпетентности!

Он затряс головой с видом оскорблённой добродетели.

– Какая вы ничтожная и жестокая женщина, – сказал он. – Вы, наверное, принесли много боли огромному количеству людей.

Райли почувствовала, будто её пнули в живот. Это была тактика, к которой она не была готова – полный изврат моральных устоев, поворот ситуации в свою сторону. И он ударил в её искреннее чувство вины и неуверенность в себе.

“Он точно знает, куда мне надавить”, – подумала она.

Она знала, что ей нужно уходить прямо сейчас, или же она сделает что-то такое, о чём будет очень жалеть. К этому он и вёл её. Не произнося больше ни слова, она вскочила с дивана и пошла прочь из гостиной по направлению к главному выходу.

За спиной она услышала голос сенатора:

– Ваша карьера окончена, агент Пейдж. Хочу, чтобы вы это знали.

Райли пробежала мимо дворецкого и выбежала в парадную дверь. Она села в машину и завела её.

Она тонула в волнах ярости, печали и переутомления. На кону стояла жизнь женщины, и никто на этом свете не занимался её спасением. Она была уверена, что Волдер лишь расширил зону поисков вокруг жилья Гамма. А это неправильное место для поиска. Если кто-то и сделает что-то, так это она. Но теперь у неё вообще не было идей относительно того, что делать. Поездка сюда, разумеется, ничем не помогла. Может ли она продолжать доверять своей проницательности?

Райли ехала не больше десяти минут, прежде чем почувствовала вибрацию своего мобильного телефона. Она опустила на него глаза и увидела сообщение от Волдера. Она без труда догадалась, о чём оно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное