Блейк Пирс.

Когда она ушла



скачать книгу бесплатно

– И, дайте мне угадать, – встрял Билл. – У него целая куча вырезок о наших убийствах – скорей всего, вся информация, которая попадала в прессу о них за последние два года.

– Это уж точно, – сказал Волдер. – Крейтон и Хуанг задали ему несколько вопросов, и он вёл себя чертовски подозрительно. Наконец, Хуанг спросил его, что он знает о Синди Маккиннон и тот заткнулся. Было очевидно, что он понял, о ком речь. У нас было достаточно оснований для его ареста. И он во всём признался сам, как только попал сюда.

В этот момент Волдер завёл Райли и Билла в маленькую комнату с окном, прозрачным только с их стороны, которое выходило в помещение для допроса.

Допрос как раз шёл полным ходом. На одной стороне стола сидела агент Эмили Крейтон. Агент Хуанг мерял шагами пол сзади неё. Райли подумала, что молодые агенты сейчас действительно выглядят более умелыми, чем раньше. На другой стороне стола сидел Даррелл Гамм, его запястья были наручниками прикреплены к столешнице.

Райли мгновенно почувствовала к нему неприязнь. Он был очень скользким на вид мужчиной лет тридцати, среднего телосложения, довольно низкий. Но он был достаточно крепок, чтобы представлять нешуточную угрозу физической расправы, особенно для беззащитных женщин, застигнутых врасплох. Лоб у него был скошен назад, из-за чего его череп выглядел как у какого-то вымершего человеческого вида. Подбородок у него практически отсутствовал. В общем и целом, он отвечал ожиданиям Райли. А его признание и вовсе завершало всё дело.

– Где она? – закричала Крейтон на Гамма.

По ноте нетерпения в голосе Крейтон, Райли понимала, что она уже много раз задавала этот вопрос.

– Где кто? – спросил Гамм высоким и неприятным голосом. На его лице было написано высокомерие и надменность.

– Хватит играть с нами в игры, – резко сказал Хуанг.

– Я не должен говорить в отсутствие своего адвоката, верно? – спросил Гамм.

Крейтон кивнула.

– Мы вам уже говорили об этом. Мы приведём адвоката в любое время, когда вы попросите. Но вы заявляете, что он вам не нужен. Это также ваше право – отказаться от адвоката. Вы передумали?

Гамм откинул голову и уставился в потолок, как будто раздумывая.

– Дайте мне подумать. Нет, думаю, что нет. Пока нет, по крайней мере.

Хуанг наклонился к нему через стол, изо всех сил стараясь выглядеть угрожающе.

– Последний раз спрашиваю, – рявкнул он. – Где вы прячете пикап?

Гамм пожал плечами:

– А я последний раз говорю: какой пикап? У меня нет пикапа. У меня даже машины нет. Чёрт, да у меня нет даже водительских прав!

Понизив голос, Волдер проинформировал Райли и Билла:

– Последние слова – правда. Ни водительского удостоверения, ни регистрации на выборах, ни кредитной карты – ничего. Он живёт вообще вне системы. Неудивительно, что на пикапе не было номерного знака. Он, скорей всего, его украл. Но он не мог уехать далеко за то время. Это должно быть близко с его домом.

Агент Крейтон сердито смотрела на Гамма.

– Вы думаете, это смешно, да? – сказала она. – Вы связали бедную женщину и держите её где-то.

Вы уже в этом признались. Она запугана до смерти и, я уверена, хочет есть и пить. Сколько вы хотите, чтобы она страдала? Вы действительно хотите, чтобы она умерла вот так?

Гамм захихикал.

– Вы сейчас типа играете в злого и доброго копа? – спросил он. – Или вы пытаетесь меня убедить, что вытяните из меня всё, не оставив на мне видимых следов?

Райли старалась молчать, но больше она не могла сдерживаться.

– Они задают неправильные вопросы, – сказала она.

Она оттолкнула Волдера и прошла через дверь, которая вела в комнату для допросов.

– Стойте, агент Пейдж, – скомандовал Волдер.

Но Райли проигнорировала его и вломилась в комнату. Она устремилась к столу, поставила на него обе руки и устрашающе склонилась к Гамму.

– Скажите мне, Даррелл, – прорычала она, – вы любите кукол?

На лице Даррелла впервые показались следы тревоги.

– Кто вы, чёрт подери? – спросил он Райли.

– Я та, кому ты не захочешь врать, – с угрозой сказала Райли. – Отвечай!

Глаза Даррелла забегали по комнате.

– Не знаю, – сказал он. – Кукол? Ну, они милые, вроде.

– О, ты думаешь, что они не просто милые, не так ли? – сказала Райли. – Когда ты был маленьким, ты был мальчишкой, который больше любил играть с куклами и над которым из-за этого все издевались.

Даррелл повернулся к зеркалу, за которым скрывалась комната для наблюдений.

– Я знаю, там кто-то есть, – крикнул он испуганно. – Кто-нибудь, заберите от меня эту сумасшедшую.

Райли обошла стол, оттолкнула Хуанга и встала прямо напротив Гамма. Затем она наклонилась и приблизила своё лицо к его. Он отклонился, стараясь избежать её взгляда. Но она не давала ему вздохнуть. Теперь между их лицами было всего сантиметров десять.

– И тебе всё ещё нравятся куклы, да? – прошипела Райли, стукнув кулаком по столу. – Маленькие куколки. Тебе нравится снимать с них одежду. Тебе нравится видеть их голенькими. Что ты любишь делать с ними, когда они голые?

У Даррелла расширились глаза.

Райли с минуту смотрела ему прямо в глаза. Она была в нерешительности, стараясь оценить выражение его лица. От презрения или от отвращения уголки его рта так резко развернулись вниз?

Она только открыла рот, чтобы спросить о чём-то ещё, но тут дверь в допросную распахнулась сзади неё. Она услышала строгий голос Волдера:

– Агент Пейдж, мне нужно, чтобы вы вышли прямо сейчас.

– Дайте мне ещё минуту, – сказала она.

– Сейчас же!

Райли на мгновение молча встала над Гаммом. Теперь он выглядел озадаченным. Она обернулась и увидела, что Хуанг и Крейтон смотрят на неё ошеломлённо и недоверчиво. Затем она развернулась и вышла вслед за Волдером в прилежащую комнату.

– Какого чёрта только что было? – потребовал Волдер. – Вы форсируете события. Вы не хотите, чтобы дело закрыли. Но его уже закрыли. Смиритесь с этим. Всё, что нам нужно сделать теперь, это найти жертву.

Райли громко застонала.

– Я думаю, что вы ошибаетесь, – сказала она. – Я не думаю, что этот парень реагирует на кукол так, как мог бы убийца. Но мне нужно больше времени, чтобы в этом убедиться.

Волдер посмотрел на неё с мгновение, а потом покачал головой.

– Сегодня не ваш день, агент Пейдж, это точно, – сказал он. – Честно говоря, во всём этом расследовании вы показали себя не на высоте. А, вы были правы относительно одного: Гамм никак не связан с сенатором – ни политически, ни лично. Но это ничего не меняет. Я уверен, что сенатор будет благодарен, что мы предадим правосудию убийцу его дочери.

Райли потребовалось приложить нечеловеческие усилия, чтобы не выйти из себя.

– Агент Волдер, со всем уважением… – начала она.

Волдер перебил её

– Это ваши проблемы, агент Пейдж. Вашего уважения ко мне катастрофически не хватает. Я устал терпеть ваше неповиновение. Не беспокойтесь, я не буду писать негативный отчёт. Вы хорошо справлялись со своей работой в прошлом, поэтому я даю вам кредит доверия сейчас. Я уверен, что вы всё ещё не отошли от того, через что вам пришлось пройти. Но теперь вы можете отдохнуть. Мы справимся со всем сами.

Волдер похлопал Билла по плечу.

– А вас, агент Джеффрис, я попрошу остаться, – сказал он.

Тут уже вспылил Билл.

– Если уходит она, я тоже ухожу, – прорычал он.

Билл вывел Райли в коридор. Волдер выглянул из комнаты, провожая их взглядом. Но уже через несколько шагов по коридору, Райли внезапно поняла: лицо подозреваемого выражало отвращение, она была в этом уверена. Её вопросы об обнажённых куклах не взволновали его, они его только смутили.

Райли трясло. Они с Биллом продолжали идти к выходу из здания.

– Это не тот парень, – тихо сказала она Биллу. – Я в этом уверена.

Билл посмотрел на неё в шоке, а она остановилась и пристально на него уставилась.

– Она всё ещё у него, – добавила она. – И они не имеют понятия, где она.

*

Уже давно стемнело, а Райли всё меряла шагами свою гостиную, прокручивая в голове каждую деталь дела. Она даже сделала е-мэйл и смс рассылку, пытаясь привлечь внимание членов Бюро к тому, что Волдер арестовал не того человека.

Она отвезла Билла домой и снова чересчур поздно забрала Эприл. Райли была благодарна дочери за то, что хоть на этот раз та не устроила истерику – всё ещё подавленная после случая с травкой, Эприл вела себя более послушно, и они даже вместе приготовили поздний ужин и немного поговорили.

Полночь уже давно прошла и Райли чувствовала, что ходит по кругу. У неё не было никаких идей. Ей нужно было поговорить с кем-то, обсудить свои мысли. Может быть, позвонить Биллу? Конечно, он не будет возражать, что она звонит поздно.

Но нет, ей нужен кто-то другой, кто-то с редкой проницательностью, чьим суждениям она доверяет по прошлому опыту.

Наконец, она поняла, кто ей нужен.

Она набрала номер на мобильнике, но, к своему разочарованию, услышала лишь запись: “Вы позвонили Майклу Невинсу. Пожалуйста, оставьте сообщение после звукового сигнала”.

Райли глубоко вдохнула, затем произнесла:

– Майк, мы можем поговорить? Если ты здесь, пожалуйста, сними трубку. Положение действительно критическое.

Никто не ответил. Она была не удивлена, что он недоступен. Он работает сутками, но ей лишь отчаянно хотелось, чтобы это был не тот случай.

Наконец, она сказала:

– Я работаю над чертовски сложным делом и, возможно, ты единственный, кто может мне помочь. Я подъеду к твоему офису завтра утром. Надеюсь, ты не против. Как я уже сказала, это крайняя необходимость.

Она повесила трубку. Больше она ничего не могла сделать. Она лишь надеялась, что ей удастся хоть немного поспать.

Глава 20

Ни удобный стул, ни приятный интерьер, ни мягкое освещение в офисе Майка Невинса не подняли настроение Райли. Синди всё ещё была в плену. Бог знает, что с ней происходит прямо сейчас. Мучают ли её, как мучали Райли?

Агенты, прочесывающие окрестности, всё ещё не нашли её, хотя прошло уже двадцать четыре часа. Райли это не удивляло – она знала, что они ищут не в том месте. Проблема заключалась в том, что ни она, ни кто другой не имели представления, какое место то. Она даже думать не хотела о том, насколько далеко её мог увезти убийца и жива ли она ещё.

– Мы теряем её, Майк, – сказала Райли. – С каждой минутой ей всё больнее, она всё ближе к смерти.

– Почему ты так уверена, что они поймали не того человека? – спросил её судмедэксперт Майкл Невинс.

Всегда безупречно выглядящий, одетый в дорогую рубашку и жилет, Невинс был щепетильным и дотошным человеком – именно это нравилось в нём Райли всё больше и больше. Рядом с ним она приходила в себя. Они впервые познакомились лет десять назад, когда он консультировал ФБР в деле, получившем широкую огласку, расследованием которого занималась она. Его офис располагался в столице, так что они встречались не часто. Но за эти годы они нередко обнаруживали, что сочетание её инстинктов и его фундаментальных познаний давали им уникальную возможность понять изощрённые идеи преступников. Она приехала к нему первым делом этим утром.

– С чего начать? – спросила Райли, пожав плечами.

– Подумай, – сказал он.

Она сделала глоток вкусного чая, который он ей налил.

– Я видела его, – сказала она. – Задала ему несколько вопросов, но Волдер не дал мне провести с ним достаточно времени.

– И он не подходит под твой образ?

– Майк, этот Даррелл Гамм – подражатель, – продолжала она. – Почему-то он тащится по психопатам. Он хочет быть таким же. Он хочет прославиться из-за этого. Но он не знает, каково это на самом деле. Он мерзкий, но он не убийца. И прямо сейчас он намерен осуществить свою фантазию до конца. Сбывается его мечта.

Майк задумчиво погладил подбородок.

– А ты думаешь, настоящий убийца не ищет славы?

– Может быть, слава и интересует его, и может быть, он её ищет, но не это заставляет его действовать. Им движет нечто другое, нечто более личное. Его жертвы что-то для него олицетворяют, и ему нравится смотреть на их мучения из-за того или чего, что они символизируют. Он выбрал их не случайно.

– А как тогда?

Райли покачала головой. Она жалела, что не может облечь свои мысли в слова более ясно.

– Это как-то связано с куклами, Майк. Этот тип помешан на них. А куклы как-то указывают на то, как он выбирает женщин.

Тут она вздохнула. Сейчас даже ей это не казалось убедительным. И всё же, она знала, что стоит на правильном пути.

Майк помолчал с мгновение. Затем он сказал:

– Я знаю, что у тебя талант распознавать природу зла. Я всегда доверял твоим инстинктам. Но если ты права, то подозреваемый, которого они поймали, обдурил всех остальных. А агенты ФБР далеко не дураки.

– Кроме некоторых из них, – сказала Райли. – Я никак не могу перестать думать о женщине, которую он вчера похитил. О том, через что она сейчас проходит, – тут она выпалила разом свою цель визита к психиатру: – Майк, ты не мог бы поговорить с Дарреллом Гаммом? Ты бы раскусил его за секунду.

Майк выглядел удивлённым.

– Они даже не предлагали мне это сделать, – сказал он. – Я справлялся о деле сегодня утром и мне сказали, что доктор Ралстон сегодня с ним беседовал. Очевидно, он согласен, что он убийца. У него даже есть подписанное признание Гамма. Бюро закрывает дело. Они думают, что теперь им лишь осталось найти женщину. Они уверены, что смогут разговорить Гамма.

Райли раздражённо закатила глаза.

– Но Ралстон обманщик, – сказала она. – Он ходит под Волдером. Он придёт к тому заключению, которое ему скажет Волдер.

Майк ничего не ответил. Он лишь улыбнулся Райли. Райли была уверена, что он презирает Ралстона так же, как и она, только слишком профессионален, чтобы это признать.

– У меня не получилось раскусить его, – сказала Райли. – Хотя бы прочитай документы и скажи мне своё мнение, ладно?

Майк, казалось, погрузился в мысли. Затем он сказал:

– Давай немного поговорим о тебе. Давно ты вернулась к работе?

Райли пришлось подумать. Это дело началось совсем недавно, но уже успело поглотить её целиком.

– Около недели, – ответила она.

Он обеспокоенно наклонил голову.

– Ты очень упорна. Как всегда.

– За это время мужчина успел убить одну женщину и взять в плен другую. Мне не следовало прекращать расследовать это дело с того самого дня, как я впервые увидела его работу полгода назад. Я не должна была бросать его.

– Тебе помешали.

Она знала, что он говорит о её собственном плену и пытках. Она часами рассказывала об этом Майку, и он помог ей это пережить.

– Теперь я вернулась. И другая женщина в беде.

– С кем ты сейчас работаешь?

– Снова с Биллом Джеффрисом. Он замечательный, но его воображение слабее моего. У него ещё не возникло никаких идей.

– Как тебе работается? Нравится находиться с ним каждый день?

– Вполне. А почему не должно?

Майк молча посмотрел на неё несколько мгновений, затем обеспокоенно наклонился к ней.

– Уверена ли ты, что у тебя ясная голова? Ты уверена, что снова в деле? Я о том, что знаешь ли ты, за каким преступником охотишься?

Райли прищурилась, немного удивлённая такой резкой сменой темы.

– Что ты имеешь в виду «за каким»? – спросила она.

– За новым или за старым?

Повисло молчание.

– Я думаю, что возможно ты пришла поговорить о себе, – тихо сказал Майк. – Я знаю, что ты никак не можешь поверить, что Петерсон погиб от взрыва.

Райли не знала, что сказать. Она не ожидала такого, не ожидала, что стрелки переведут на неё.

– Это к делу не относится, – возразила она.

– Что с твоими таблетками, Райли? – спросил Майк.

Райли снова не ответила. Она уже много дней не принимала прописанные транквилизаторы, чтобы не притуплять концентрацию.

– Я не уверена, что мне нравится то, к чему ты клонишь, – сказала Райли.

Майк сделал большой глоток из своей чашки с чаем.

– На тебе большой эмоциональный груз, – сказал он. – В этом году ты развелась и я понимаю, что у тебя смешанные чувства на этот счёт. И конечно, то, что твоя мама погибла при таких ужасных трагических обстоятельствах много лет назад.

У Райли вспыхнуло от досады лицо. Она не хотела продолжать этот разговор.

– Мы обсуждали обстоятельства твоего собственного похищения, – продолжал Майк. – Ты вышла за пределы допустимого. Взяла на себя большой риск. Твои действия были очень безрассудными.

– Я вызволила Мари, – сказала она.

– И заплатила за это высокую цену.

Райли глубоко вздохнула.

– Ты хочешь сказать, что я во всём виню себя, – сказала она. – В разрушенном браке, в том, что убили маму. Ты говоришь, что, может быть, я считаю, что заслужила это. И поэтому притянула это к себе. Сама себя поставила в такую ситуацию.

Майк сочувствующе улыбнулся.

– Я лишь говорю, что тебе нужно хорошенько разобраться в себе. Спросить себя, что на самом деле творится у тебя внутри.

Из-за стремящихся прорваться слёз Райли с трудом могла дышать. Майк был прав. Она обо всём этом задумывалась. Поэтому его слова так задевали её. Но она не обращала внимания на эти полу-подсознательные мысли. А сейчас пришла пора выяснить, есть ли в них доля правды.

– Я делала свою работу, Майк, – сказала она приглушённо.

– Я знаю, – сказал он. – Ты ни в чём не виновата. Ты это понимаешь? Я беспокоюсь, что ты занимаешься самобичеванием. Люди притягивают то, что, им кажется, они заслуживают. Мы сами создаём нашу жизнь.

Райли встала. Она не могла слушать его дальше.

– Меня схватили не потому, что я привлекла это, доктор, – сказала она, – а потому, что в мире полно психов.

*

Райли торопливо вышла через ближайшую дверь во двор. Стоял прекрасный летний день. Она несколько раз медленно и глубоко вдохнула, стараясь успокоиться. Затем села на лавочку и опустила голову на руки.

В этот момент у неё зазвонил телефон.

Мари.

Она сразу же почувствовала, что звонок срочный.

Райли подняла трубку, но услышала только судорожные всхлипы.

– Мари, – обеспокоенно сказала Райли, – что случилось?

Какое-то время Райли слышала только рыдания. Мари, по всей видимости, было ещё хуже, чем ей сейчас.

– Райли, – наконец проговорила Мари, – ты его нашла? Ты искала его? Кто-нибудь его искал?

У Райли упало сердце. Конечно, Мари говорила о Петерсоне. Ей хотелось разубедить её, сказать, что он на самом деле мёртв, погиб от взрыва. Но как она могла сказать с уверенностью то, в чём сама сомневалась? Она вспомнила, что специалист по судмедэкспертизе Бетти Рихтер сказала ей несколько дней назад относительно шансов, что Петерсон действительно мёртв.

“Я бы сказала, 99 %”.

Эта цифра нисколько не успокоила Райли. И это было далеко не то, что Мари сейчас хотелось бы или нужно было услышать.

– Мари, – горько сказала Райли, – я ничего не могу сделать.

Мари испустила вопль отчаяния, от которого Райли продрало до костей.

– О Боже, значит это он! – плакала она. – Это не может быть никто другой.

У Райли кровь застыла в жилах.

– О чём ты говоришь, Мари? Что случилось?

Из трубки посыпался поток исступлённых слов:

– Я тебе говорила, что он мне звонит. Я отключила домашний телефон, но он как-то достал номер моего мобильника. Он постоянно мне звонит! Он ничего не говорит, просто дышит в трубку, но я знаю, что это он. Кто ещё это может быть? И он был здесь, Райли. Он был у меня дома!

Тревога Райли усиливалась с каждой секундой.

– Что ты имеешь в виду? – спросила она.

– Я слышу шум по ночам. Он бросает что-то в мою дверь и в окно спальни. Какие-то камешки.

У Райли подпрыгнуло сердце, когда она вспомнила камешки на своём собственном крыльце. Возможно ли, что Петерсон жив? Неужели они с Мари снова в опасности?

Она знала, что должна тщательно выбирать слова. Мари, по-видимому, стоит на краю, и край этот очень опасный.

– Я еду к тебе, Мари, прямо сейчас, – сказала она. – И я заставлю Бюро заняться этим.

Мари истерично, отчаянно и горько рассмеялась.

– Заняться чем? – переспросила она. – Забудь об этом, Райли. Ты уже всё сказала: ты ничего не можешь сделать. Никто ничего не сделает. Никто ничего не может сделать.

Райли села в машину и включила телефон на громкую связь, чтобы ехать и разговаривать.

– Оставайся на линии, – сказала она, заведя машину и направляясь в сторону Джорджтауна. – Я еду к тебе.

Глава 21

Сражаясь с трафиком, Райли старалась не переставая разговаривать с Мари. Она проехала перекрёсток после того, как жёлтый свет сменился на красный. Она опасно вела машину и знала об этом. Но что она могла сделать? Она была на своём автомобиле, а не на служебном транспорте с мигалками и сиренами.

– Я бросаю трубку, Райли, – в пятый раз сказала Мари.

– Нет! – снова рявкнула Райли в ответ, подавляя волну отчаяния. – Оставайся на телефоне, Мари.

Голос Мари прозвучал устало.

– Я больше не могу, – сказала она. – Спасай себя, если можешь, но я правда не могу. Мне надоело. Я собираюсь покончить с этим прямо сейчас.

Райли казалось, что она сейчас взорвётся от паники. О чём это Мари? Что она собирается сделать?

– Ты сможешь, Мари, – сказала Райли.

– Пока, Райли.

– Нет! – закричала Райли. – Просто подожди. Подожди! Это всё, что нужно сделать. Я вот-вот приеду.

Она ехала намного быстрей, чем поток основного транспорта, перестраиваясь с ряда в ряд, как сумасшедшая. Несколько раз ей просигналили.

– Не бросай трубку, – решительно потребовала Райли. – Слышишь меня?

Мари ничего не ответила. Но Райли слышала, как она плачет и причитает.

Тем не менее, звуки радовали: они значили, что Мари по крайней мере всё ещё там. Всё ещё на телефоне. Но сможет ли Райли удержать её? Она знала, что бедняга провалилась в пропасть чистого животного ужаса. У Мари в голове больше не было разумных мыслей. Она почти сошла с ума от страха.

Собственные воспоминания Райли заполнили её голову. Воспоминания об ужасных днях, проведённых в полуживотном состоянии, когда кажется, что человеческого мира просто нет. Полная темнота, ощущение, что жизнь вне её проносится мимо, полная потеря восприятия времени.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное