Блейк Пирс.

Когда охота началась



скачать книгу бесплатно

ГЛАВА ПЯТАЯ

Опасения Райли усилились, когда она вошла в здание ОПА. Когда она зашла в кабинет Брента Мередита, шеф уже ждал её за столом. Крупный, с угловатыми афроамериканскими чертами, Мередит всегда производил впечатление. А прямо сейчас он ещё и был озабочен.

Билл тоже был здесь. По выражению его лица Райли видела, что он тоже ещё не знает, в чём дело.

– Садитесь, агент Пейдж, – сказал Мередит.

Райли села на свободный стул.

– Простите, что испортил вам праздники, – сказал Мередит Райли. – Мы уже давно не разговаривали. Как у вас дела?

Райли была поражена. Начинать совещания таким образом – с извинений и вопросов о делах – было не в стиле Мередита. Обычно он сразу переходил к делу. Конечно, он знал, что она ушла на отдых из-за проблем с Эприл. Райли понимала, что Мередит искренне переживает за неё, и всё же, это ей показалось странным.

– Вроде лучше, – ответила она.

– Как ваша дочь? – спросил Мередит.

– Она поправляется, спасибо.

Какое-то время Мередит молча смотрел на неё.

– Надеюсь, что вы готовы вернуться к работе, – сказал Мередит. – Потому что если в каком-то расследовании нам нужны были именно вы, то это оно.

Пока Райли ждала его объяснений, её воображение уже успело нарисовать ей множество вариантов.

Наконец, Мередит сказал:

– Шейн Хэтчер бежал из исправительной колонии Синг-Синг.

Его слова обрушились на Райли, как тонна кирпичей. Она была рада, что сидит.

– Боже, – сказал Билл. Он выглядел по-настоящему ошеломлённым.

Райли хорошо знала Шейна Хэтчера – лучше, чем ей бы того хотелось. Он уже несколько десятков лет отсиживал своё пожизненное наказание без шанса досрочного освобождения. За время своего срока он стал экспертом по криминологии. Он публиковал статьи в научных журналах и даже преподавал в тюремных образовательных программах. Райли уже несколько раз приходила в Синг-Синг за его советом в расследовании.

Эти визиты всегда неоднозначно на неё влияли: ей казалось, что Хэтчер испытывает к ней особенную симпатию, а в глубине души Райли понимала, что восхищается им куда больше, чем ей следовало бы. Она считала его, наверное, самым умным человеком из всех, с кем ей приходилось встречаться, – и, наверное, самым опасным.

После каждого визита в Синг-Синг она обещала себе никогда туда не возвращаться. Она хорошо помнила, как уходила оттуда последний раз: «Я больше не вернусь», – сказала она ему. «Возможно, тебе и не придётся», – ответил он.

Теперь его слова показались ей на удивление дальновидными.

– Как он бежал? – спросила она Мередита.

– Я не в курсе подробностей, – ответил он. – Но, как тебе, вероятно, известно, он много времени проводил в тюремной библиотеке, и даже работал там ассистентом. Вчера он был там, когда происходила доставка книг. Судя по всему, он ускользнул на грузовике, который привёз книги. Вчера поздно вечером, когда охрана заметила его пропажу, грузовик был найден брошенным в нескольких милях от Оссининга.

Водитель тоже исчез.

Мередит снова замолчал. Райли легко могла поверить, что Хэтчер продумал и организовал такой дерзкий побег. Что же касается водителя, Райли даже думать не хотела, что с ним могло произойти.

Мередит наклонился к Райли через стол.

– Агент Пейдж, вы знаете Хэтчера лучше, чем кто-либо другой. Что вы можете рассказать нам о нём?

Всё ещё не оправившись от потрясения, Райли глубоко вдохнула.

Она сказала:

– В молодости Хэтчер состоял в банде в Сиракьюс. Даже среди матёрых преступников он считался необычайно жестоким. Его называли «Цепной Шейн», поскольку соперников своей банды он умерщвлял с помощью цепей.

Райли замолчала, вспоминая, что ей рассказывал Шейн.

– Один полицейский взял на себя миссию поймать Хэтчера. Хэтчер отомстил тем, что колёсными цепями превратил его в неопознаваемую груду костей, которую оставил на крыльце его же дома, где её нашла его семья. Тогда Хэтчера арестовали. Он провёл в тюрьме тридцать лет. И он никогда не должен был оттуда выйти.

Снова воцарилась тишина.

– Сейчас ему пятьдесят пять, – сказал Мередит. – Думаю, что, проведя в тюрьме тридцать лет, он уже не настолько опасен, как был в молодости.

Райли покачала головой.

– Возможно, вы ошибаетесь, – сказала она. – Тогда он был просто необразованным хулиганом. Он не осознавал собственный потенциал. Но за столько лет он получил порядочный пласт знаний. Он знает, что он гений. И он никогда по-настоящему не испытывал угрызений совести. О, за столько лет он стал законченной личностью. Он сдерживался в тюрьме – там это давало ему привилегии, хоть и не сокращало срок приговора – но я уверена, что он как никогда жесток и опасен.

Райли подумала с минуту. Что-то её беспокоило, но она никак не могла понять, что именно.

– Кто-нибудь знает, почему? – спросила она.

– Почему что? – спросил Билл.

– Почему он бежал.

Билл и Мередит обменялись непонимающими взглядами.

– Почему вообще люди бегут из тюрьмы? – сказал Билл.

Райли поняла, что её вопрос прозвучал странно. Он вспомнила, что однажды Билл присутствовал на её встрече с Хэтчером.

– Билл, ты видел его, – напомнила она. – Он тебе показался неудовлетворённым? Беспокойным?

Билл нахмурился, обдумывая.

– Да нет, он казался даже…

Его голос оборвался.

– Даже довольным, это ты хотел сказать? – спросила Райли. – Ему было удобно в тюрьме. У меня никогда не складывалось ощущения, что он хотел на свободу. В нём было что-то буддийское, некая отрешённость от всего в жизни. Мне не известно ни о каких его желаниях. Свобода не могла предложить ничего, что было бы ему нужно. А теперь он бежал, его разыскивают. Так зачем бы ему бежать? И почему именно сейчас?

Мередит забарабанил пальцами по столу.

– Как вы расстались после вашей последней встречи? – спросил он. – Вы расстались по-хорошему?

Райли даже не старалась сдержать кривую улыбку.

– Мы никогда не расставались по-хорошему.

После паузы она добавила:

– Я понимаю, к чему вы ведёте. Вы думаете, что я могу быть его целью.

– Это возможно? – спросил Билл.

Райли не ответила. Она снова вспомнила слова Хэтчера.

«Возможно, тебе и не придётся».

Была ли это угроза? Райли не знала.

Мередит сказал:

– Агент Пейдж, мне нет нужды говорить вам, что это будет очень напряжённое, особо важное дело. Пока мы разговариваем, информация уже попадает в газеты. Побеги из тюрьмы журналисты перемывают с особенным удовольствием. Они даже могут вызвать панику среди населения. Что бы он ни надумал, мы должны остановить его, и очень быстро. Мне жаль, что вам приходится возвращаться к такому опасному и трудному расследованию. Вы готовы? Вы в форме?

Раздумывая над ответом, Райли почувствовала странное покалывание. Такое чувство перед тем, как взяться за дело, она редко испытывала. Ей потребовалось время, чтобы понять, что это страх, обычный чистый страх.

Но боялась она не за собственную безопасность. Тут было что-то другое. Что-то, что не имело названия и объяснения. Возможно, дело было в том, что Хэтчер слишком хорошо её знал. По её опыту, все заключённые желали получить что-то в обмен на информацию. Но Хэтчера не интересовали обычные небольшие подношения в виде виски или сигарет. Его «услуга за услугу» была одновременно простой и настораживающей.

Он хотел, чтобы она рассказывала что-то про себя.

«Что-то, что ты не хочешь, чтобы кто-то про тебя знал, – говорил он. – Что-то такое, что ты не хочешь, чтобы знал хоть кто-то».

Райли подчинялась, – возможно, слишком легко. И теперь Хэтчер знал про неё всевозможные вещи – что она плохая мать, что она ненавидит своего отца и не ходила на его похороны, что между ней и Биллом есть сексуальное влечение, и что иногда – как и Хэтчеру – ей нравится причинять боль и убивать.

Она вспомнила его слова во время их последней встречи: «Я тебя знаю. В каком-то роде, я знаю тебя лучше, чем ты себя».

Как она может меряться с этим человеком интеллектом? Мередит всё ещё терпеливо ждал ответа на свой вопрос.

– Я готова, как никогда, – сказала она, стараясь звучать более уверенной, чем она была на самом деле.

– Отлично, – сказал Мередит. – С чего нам лучше начать, как по-твоему?

Райли задумалась.

– Нам с Биллом нужно ознакомиться со всей информацией на Шейна Хэтчера, которая имеется у Бюро, – сказала она.

Мередит кивнул и сказал:

– Я уже дал задание Сэму Флоресу.

*

Несколько минут спустя Райли, Билл и Мередит уже сидели в конференц-зале ОПА, глядя на огромный мультимедийный дисплей, который смонтировал Сэм Флорес, лаборант с очками в чёрной оправе.

– Думаю, у меня здесь всё, что могло бы вас заинтересовать, – сказал он. – Свидетельство о рождении, досье с информацией об арестах, протоколы, убийства.

Райли увидела, что информации так много, что для воображения просто нет места. На экране было несколько фотографий жестоко убитых Шейном Хэтчером людей, включая изувеченного полицейского, лежащего на крыльце собственного дома.

– Какая есть информация об убитом Хэтчером полицейском? – спросил Билл.

Флорес вывел на экран ряд фотографий с крепким на вид офицером.

– Мы говорим об офицере Люсьене Вейлесе, которому на момент смерти в 1986 было сорок шесть лет, – сказал Флорес. – Он был женат, у него трое детей, он награждён медалью «За храбрость», все его любят и уважают. ФБР объединились с местной полицией и в считанные дни после убийства Вейлеса арестовали Хэтчера. Удивительно, что они не сделали из него отбивную на том же месте.

Изучая экран, Райли поразилась фотографиям самого Хэтчера. Она едва могла узнать его. Несмотря на то, что тот Хэтчер, с которым она была знакома, был устрашающим, ему удавалось производить впечатление уважаемого человека, сохранять какие-то «книжные» хорошие манеры, чему помогала пара очков для чтения, которые всегда сидели у него на носу. Молодой же Хэтчер в 1986 году был жилистым афроамериканцем, обладал суровым лицом и безжалостным, пустым взглядом. Райли с трудом могла поверить, что это один и тот же человек.

Несмотря на то, что информация была как нельзя более подробной и исчерпывающей, Райли не была удовлетворена. Она думала, что знает Шейна Хэтчера лучше, чем кто бы то ни было. Но этот Шейн Хэтчер – кровожадный гангстер по прозвищу «Цепной Шейн» – ей не был знаком.

«Мне нужно узнать его получше», – подумала она. Вряд ли иначе у неё получится его поймать.

Она почему-то чувствовала, что холодный, цифровой экран мешает ей. Ей нужно нечто более осязаемое: настоящие глянцевые фотографии со следами перегибов и потрёпанными уголками, пожелтевшие и истончившиеся от времени отчёты и документы.

Она спросила Флореса:

– Могу я взглянуть на оригиналы документов?

Флорес недоверчиво фыркнул.

– Боюсь, что это невозможно, агент Пейдж – в 2014 году ФБР уничтожило всю свою бумажную документацию, всё было отсканировано и переведено в цифровой вид. То, что вы видите на экране – всё, что у нас есть.

Райли разочарованно вздохнула. Да, она помнила об уничтожении миллионов бумажных дел. Кто-то жаловался на это, но тогда ей не казалось это проблемой, а вот теперь явно не хватало старомодной осязаемости.

Но прямо сейчас важно было понять следующий ход Хэтчера. Ей в голову пришла идея.

– Какой полицейский поймал Хэтчера? – спросила она. – Если он всё ещё жив, Хэтчер может нацелиться на него в первую очередь.

– Он был не местным, – сказал Флорес. – И это был не «он».

Лаборант вывел на экран старую фотографию женщины-агента.

– Её зовут Келси Сприг. Она была агентом ФБР в Сиракьюс – тогда ей было тридцать пять лет. Сейчас ей семьдесят, она на пенсии и живёт в Серси, городке неподалёку от Сиракьюс.

Райли была удивлена, что агент Сприг – женщина.

– Должно быть, она стала работать на Бюро… – начала Райли.

Флорес продолжил её мысль:

– Да, она стала работать в 1972, едва погиб Джон Эдгар – тогда женщинам наконец дали право становиться агентами. До этого она работала в местной полиции.

Невероятно, Келси Сприг – свидетельница того, о чём сама Райли знала только по учебникам.

– Можете рассказать мне о ней? – попросила Райли Флореса.

– Что ж, она вдова с тремя детьми и тремя внуками.

– Позвоните в ФБР Сиракьюс, скажите им, чтобы сделали всё возможное, чтобы Сприг была в безопасности, – сказала Райли. – Над ней серьёзная угроза.

Флорес кивнул.

Затем она повернулась к Мередиту.

– Сэр, мне понадобится самолёт.

– Зачем? – спросил он в замешательстве.

Она глубоко вдохнула.

– Шейн может направляться к Сприг, чтобы убить её, – сказала она. – И я хочу успеть раньше него.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Когда джет ФБР коснулся посадочной полосы Международного аэропорта Сиракьюс Ханкок, Райли вспомнила слова своего отца из своего вчерашнего сна: «Живым от тебя нет никакой пользы».

Райли поразила ирония: это, наверное, первое дело, порученное ей прежде, чем кого-то убили.

«Но вполне вероятно, что это скоро изменится», – подумала она.

Особенно её беспокоила Келси Сприг. Ей хотелось встретиться с женщиной лицом к лицу и увидеть, что она цела и невредима. А потом задачей Райли и Билла будет сделать так, чтобы она таковой и оставалась, а значит им придётся выследить Шейна Хэтчера и вернуть его за решётку.

Самолёт катился к терминалу, и Райли видела, что очутилась в мире зимы. Хотя посадочная полоса была чистая, горы снега вокруг показывали, что снегоуборочной машине пришлось хорошенько поработать.

Смена пейзажа с Вирджинии была кардинальная – и радостная. Райли только сейчас поняла, насколько ей было нужно новое задание. Из Квантико она позвонила Габриэлле, чтобы объяснить, что уехала на новое дело. Габриэлла порадовалась за неё и уверила, что позаботится об Эприл.

Когда самолёт остановился, Райли и Билл схватили своё снаряжение и по трапу спустились на покрытый льдом асфальт. Почувствовав лицом обжигающий холод, Райли обрадовалась, что в Квантико ей дали тяжёлую куртку с капюшоном.

К ним подбежало двое мужчин, которые представились агентами Макгиллом и Ньютоном из штаба ФБР в Сиракьюс.

– Мы будем вам помогать, – сказал Макгилл Биллу и Райли на бегу в тёплый терминал.

Райли задала вопрос, который крутился у неё в голове:

– Вы назначили людей присматривать за Келси Сприг? Вы уверены, что она в безопасности?

– Возле её дома в Серси дежурят местные полицейские, – ответил Ньютон. – Она точно в порядке.

Хотелось бы Райли быть такой же уверенной.

Билл сказал:

– Хорошо, нам нужен транспорт, чтобы добраться до Серси.

– Серси недалеко от Сиракьюс, дорогу туда чистили, – начал Макгилл. – Мы привезли вам внедорожник, но… У вас есть навык езды в условиях северной зимы?

– Как вам известно, Сиракьюс всегда выигрывает «Золотой снежок», – с ехидной гордостью добавил Ньютон.

– «Золотой снежок»? – переспросила Райли.

– Это награда, которую в штате Нью-Йорк выдают самому снежному городу, – объяснил Макгилл. – Мы в этом плане чемпионы – даже есть приз.

– Может быть, одному из нас стоит отвезти вас? – предложил Ньютон.

Билл рассмеялся.

– Спасибо, я думаю, мы справимся. Несколько лет назад я по работе провёл год в Северной Дакоте. Я неплохо поднатаскался в зимней езде.

Хотя Райли промолчала, она тоже чувствовала себя готовой к такого рода вождению. Она научилась водить машину в горах Вирджинии. Там не бывало столько снега, как здесь, но просёлочные дороги чистили плохо, так что опыта езды по гололёду у неё было не меньше, чем у любого местного жителя.

Впрочем, она была рада, что за руль сел Билл, оставляя ей беспокоиться лишь о безопасности Келси Сприг. Билл завёл двигатель, и они отправились в путь.

– Должен заметить, я рад, что мы снова работаем вместе, – сказал Билл, управляя внедорожником. – Согласен, это эгоистично с моей стороны. Мне нравится работать с Люси, но это немного другое.

Райли улыбнулась. Она тоже была довольна, что снова работает с Биллом.

– И всё же, отчасти мне жаль, что ты вернулась, чтобы расследовать это дело, – добавил Билл.

– Почему? – удивлённо спросила Райли.

Билл покачал головой.

– У меня плохое предчувствие, – сказал он. – Ты же помнишь, я тоже встречался с Хэтчером. Меня не просто напугать, но… Он единственный в своём роде.

Райли ничего не сказала, но она не могла не согласиться. Она знала, что Хэтчер нашёл слабые места Билла во время того визита. Со сверхъестественным чутьём проведший в тюрьме полжизни заключённый сделал прозорливые замечания о личной жизни Билла.

Райли помнила, как Билл указал на обручальное кольцо Билла и сказал: «Не старайся помириться со своей женой. Это невозможно».

Хэтчер оказался прав: вскоре Билл оказался втянут в ужасный развод.

В конце того же визита он сказал Райли нечто, что она до сих пор не могла забыть: «Перестань с этим бороться».

Она и по сей день не знала, что имел в виду под этим Хэтчер, но мысль о том, что однажды она узнает, внушала ей необъяснимый ужас.

*

Вскоре Билл припарковался рядом с огромным сугробом возле дома Келси Сприг в Серси. Райли увидела, что рядом стоит полицейский автомобиль, в котором сидит пара человек в полицейской униформе. Но двое полицейских не внушили ей достаточно уверенности – жестокому и умному преступнику, сумевшему выбраться из самого Синг-Синга они не доставили бы хлопот, захоти он осуществить свой кровожадный замысел.

Билл с Райли вылезли из машины и показали полицейским свои значки, а затем пошли к дому по очищенной дорожке. Это был обычный двухэтажный дом с крышей со скатом и закрытой верандой, украшенный рождественскими гирляндами. Райли нажала на звонок.

Дверь открыла женщина с очаровательной улыбкой. Она оказалась стройной и подтянутой, на ней был надет спортивный костюм. Выражение её лица было открытым и радостным.

– Я так полагаю, вы – агенты Джеффрис и Пейдж, – предположила она. – Меня зовут Келси Сприг. Заходите, вы, наверное, ужасно замёрзли.

Келси Сприг провела Райли и Билла в уютную гостиную с зажжённым камином.

– Хотите что-нибудь попить? – спросила она. – Конечно, вы на службе. Но может быть кофе?

Она пошла на кухню, а Билл и Райли сели на диван. Райли стала осматривать рождественские украшения и десятки фотографий в рамочках, висящих на стенах и стоящих на полочках. На них была изображена Келси Сприг в различное время своей взрослой жизни в окружении детей и внуков. На многих фотографиях рядом с ней стоял улыбающийся мужчина.

Райли вспомнила слова Флореса о том, что эта женщина – вдова. По фотографиям Райли поняла, что брак был долгим и счастливым. Каким-то образом Келси Сприг удалось достичь того, в чём всегда терпела неудачу Райли: она совмещала полную, счастливую семейную жизнь с работой в качестве агента ФБР.

Райли отчаянно хотелось спросить её, как ей это удавалось. Но сейчас, конечно, время было неподходящее.

Женщина быстро вернулась с подносом с двумя чашечками кофе, сливками, сахаром и, к удивлению Райли, виски со льдом для себя.

Райли была совершенно очарована Келси: для женщины семидесяти лет она была на удивление бодра и полна жизни, кроме того, она была крепче, чем большинство знакомых Райли женщин. Ей показалось, что это в некотором роде «предпросмотр» того, какой может стать Райли в её возрасте.

– Ну что ж, – сказала Келси, садясь и улыбаясь, – мне бы, конечно, хотелось, чтобы погода была более располагающей.

Райли поразило её искреннее гостеприимство – учитывая обстоятельства, она думала, что женщина будет встревожена.

– Мисс Сприг… – начал Билл.

– Пожалуйста, называйте меня Келси, – перебила его старушка. – И мне известно, почему вы здесь. Вы опасаетесь, что Шейн Хэтчер может прийти за мной, и я стану его первой жертвой. Вы думаете, что он может стремиться убить меня.

Райли и Билл переглянулись, они не знали, что ей ответить.

– И, конечно, полиция тоже поэтому дежурит, – всё ещё сладко улыбаясь, добавила Келси. –Я предложила им войти и погреться, но они отказались. Они даже не отпустили меня на вечернюю пробежку! Ужасно жаль, я обожаю бегать, когда так свежо. Что ж, меня не беспокоит идея, что Хэтчер может меня убить, и, я думаю, вас это тоже не должно беспокоить. Я действительно не считаю, что Шейн Хэтчер собирается делать что-то в этом духе.

Райли еле удержалась, чтобы не выпалить: «Почему нет?», но вместо этого она осторожно сказала:

– Келси, вы его поймали. Вы привлекли его к ответственности. Это из-за вас он проводит свою жизни в тюрьме. Вы могли стать главной причиной его побега!

Какое-то время Келси ничего не отвечала, она не сводила глаз с пистолета в кобуре у Райли.

– Какое у вас оружие, моя дорогая? – спросила она.

– Глок сорокового калибра, – ответила Райли.

– Здорово! – сказала Келси. – Могу я на него взглянуть?

Райли передала Келси своё оружие. Келси вытащила магазин и изучила пистолет. Она обращалась с ним с осторожностью знатока.

– Глоки появились слишком поздно, чтобы я успела их оценить, – сказала она. – Но они мне нравятся. Полимерный корпус – отличное изобретение, он делает пистолет очень лёгким и отлично сбалансированным. И прицел хорошо расположен.

Она вставила обратно магазин и вернула пистолет Райли. Затем она подошла к столу и достала из ящичка собственный полуавтоматический пистолет.

– Я арестовала Шейна Хэтчера с помощью этого красавчика, – сказала она с улыбкой. Она дала пистолет Райли, а сама села на диван. – Смит и Вессон, модель 459. Я его ранила и обезоружила. Мой партнёр хотел убить его на месте – отомстить за копа, которого он убил. Но я этого не допустила. Я сказала ему, что если он убьёт Хэтчера, придётся заказывать два гроба.

Келси немного покраснела.

– О, мои дорогие, – сказала она, – мне бы не хотелось, чтобы об этой истории кто-то узнал. Пожалуйста, не рассказывайте никому.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17