BlackCattaleya BlackCattaleya.

Монологи безумного старика



скачать книгу бесплатно


Если ты решил изменить себя и свою жизнь, подружиться с деньгами, познать мир, постичь его тайны, обзавестись тружениками, которые обеспечат тебя и твоих лентяев, добро пожаловать в мир детских книг для взрослых. Пробуди в себе ребёнка, позволь себе быть счастливым, ведь в счастье наш смысл жизни!!!!

Если ты не веришь в то, что после прочтения этой книги твоя жизнь измениться, если ты думаешь, что за качество твоей жизни отвечает «судьба» и ты не в силах ничего изменить, немедленно положи эту книгу на полку, иначе ты зря потратишь свои деньги и время!!!




BLACKCATTALEYA


БЛАГОДАРНОСТЬ

Огромное спасибо моим родителям за поддержку, за то, что всегда верите в меня!

Благодарю моего любимого человека за бесконечную веру в меня, за терпение и понимание.

Благодарю своих друзей, которые щедро делились своим мнением, касательно вопросов, интересовавших меня в процессе написания книги! Благодарю!

Благодарю всех читателей за ваш выбор! Искренне верю, что книга будет полезной!


Резкость телефонного звонка вернула меня к действительности, этот не унимающийся звук буквально вырвал меня из водоворота собственных мыслей. Наверное, это мама. Между детьми и родителями, несомненно, существует необъяснимая связь.

Нужно поднимать трубку, иначе она станет волноваться. Она будет волноваться в любом случае, так как новости у меня не из приятных.

– Ало, мама, ты чего в такую рань? – я, как могу, стараюсь придать сонливости своему голосу, отчего мне приходится растягивать слова.

– Дорогая, звоню напомнить тебе, что послезавтра мы ждём вас с Итоном на обед. Ты не забыла? В этот раз никаких отговорок, я просто сгораю от нетерпения с ним познакомиться. Да, и не забудь – сегодня у тебя встреча с бабушкой. Захвати миндальное печенье, мягкое, как она любит. Надеюсь, ты помнишь дорогу?

– Да, мама, моя голова ещё на плечах. Думаю, я справлюсь. Спасибо, что позвонила.

– Хорошего дня, Анна, передавай привет Бабушке.

Я с облегчением положила трубку. Мне опять прийдётся терзать себя весь день. У меня просто не хватило силы духу сказать, что с Итоном покончено, что рухнула её очередная надежда благополучно выдать меня замуж.

Мои школьные подруги давно замужем, обустраивают дом, рожают детей, а по выходным навещают своих родителей и устраивают пикники. Я же в это время сижу на подоконнике со свешенными ногами, чашкой горячего какао и читаю. Меня редко можно увидеть без книги. Вся моя жизнь связана с книгами, под этими разноцветными обложками скрываются идеальные отношения, идеальные мужчины и женщины. В жизни всё по-другому. Поэтому я больше люблю книги, в них мне уютнее. В книгах я дома. Мою мать это бесит, ей нечего обсудить с подругами за кофе. Я не стремлюсь замуж, не делаю карьеру, не хожу с кучей пакетов по модным бутикам. Это выше её сил.

Я основательно порчу ей её идеальную жизнь.

Единственным приятным моментом в этой цепочке моих поражений оказался визит к бабушке. Я с радостью ухватилась за эту возможность побыть собой. Бабуля у меня особенная женщина, не обременённая принципами морали, весом общественного мнения и соблюдением традиций, единственное, что для неё важно – возможность быть счастливой. Сейчас эту возможность для неё представляют мои визиты и мягкое миндальное печенье.

На прошлой неделе мы продали её дом, а она переехала в один из лучших домов престарелых. Таково было её желание, и мы не в силах противостоять.

Дом престарелых находится за городом, подальше от ненужной суеты, шума, спешащих жить людей. Самое оно для человека, который понял, что спешил не к своему счастью, а к финишу, что за ним нет ничего, одна пустота.

Новый дом бабушки просто дышал спокойствием, в нём чувствовалась особая умиротворённость. Это место – последнее пристанище истерзанных жизнью душ, готовящихся к своему самому огромному и долгому путешествию.

Эти стены полны искренних признаний, им открывались самые сокровенные тайны, ибо смерти они уже не нужны. После смерти нет никаких тайн.

В прошлый вторник мы выбрали одну из лучших комнат, в первом этаже, с окнами, выходящими на юг. Её ещё не вполне привели в порядок, но бабушка настояла именно на этой комнате, а её невозможно переубедить. С ней невозможно спорить. А всё потому, что она всегда знает, чего хочет.

Комната была довольно просторной, хорошо обставленной. Мебель, сделана из тёмного дуба, была почти антикварной. Широкая резная кровать, массивный стол с множеством ящиков, кожаное кресло цвета тёмного шоколада. Пустые книжные полки. По одному взгляду было понятно, что эта мебель принадлежала не этому заведению, а скорее всего какому-то человеку и отнюдь не бедному.

С этими воспоминаниями я подъехала к металлическим воротам, которые тут же распахнули свою ржавую пасть, готовые меня проглотить.

Дверь была чуть приоткрыта, бабушка сидела возле огромного зеркала, она поправила прядь серебристых волос, после чего причёска стала просто идеальной.

– Заходи, Дорогая, – она посмотрела на меня в зеркало – ни к чему эти правила приличия, я твоя бабушка и нет ничего страшного в том, что ты видишь мои растрёпанные волосы.

От этих слов мои губы расплылись в улыбке.

– Я принесла печенье.

– Положи на стол, позже мы попьём чаю. Прежде, чем я начну рассказывать местные сплетни, как ты понимаешь, зря времени я не теряла и у меня кое-что для тебя есть, как для писателя и моей любимой внучки, я хочу сказать, что если твоя размолвка с этим парнем, не смотря на все страдания и предубеждения, принесла тебе облегчение, остальное не имеет значения.

– О, не удивляйся, у тебя это на лице написано. Если хочешь порадовать старуху подробностями, сейчас самое время.

– Даже не знаю, с чего начать.

– Начни с конца, моя Дорогая, и тогда я решу, хочу ли я слышать всё остальное.

– Я застукала его с другой.

– Больше ничего не говори, Деточка, не рви себе душу, лучше послушай, что я для тебя раздобыла. Думаю сейчас это то, что тебе необходимо.

Голос Бабушки действовал как целительный бальзам. Несмотря на все испытания, выпавшие на её жизнь, она была прекрасной женщиной, от неё исходила особая энергия – энергия самой жизни, она была во всём – в её взгляде, движениях, грациозной походке. Она не раз меня спасала и сейчас с особым спокойствием, уверенно протягивает мне руку помощи. Бабушка меня не осудит, единственное, что её интересует – моё счастье. Мне хотелось, чтобы она переехала ко мне и её решение жить в доме для престарелых, слегка меня ошеломило.

Но она была непоколебима в своём желании. «Мои первые воспоминания заключены в стены сиротского приюта, последним своим воспоминаниям я предоставлю стены этого дома» – эта фраза должна была объяснить нам всё. Но я интуитивно чувствовала, что она пытается разобраться в чём-то, что её беспокоит. И одиночество ей просто необходимо. Думаю сейчас, это беспокойство обострилось, поэтому я сижу сегодня в уютной комнате с коробкой миндального печенья и именно сейчас я безумно счастлива.

– Анна, то, что я нашла в этой комнате, привело меня в огромный восторг и вместе с этим я чувствую ответственность за эту находку. При осмотре этой прекрасной мебели я заметила небольшое углубление в одном из выдвижных ящиков стола и некоторое неудобство при его использовании, мне как будто что-то мешало его задвинуть на место. Что-то давным-давно покинутое и забытое рвалось наружу. Я это почувствовала. Когда я полностью извлекла старый ящик, эта тетрадь шлёпнулась на пол, прямо к моим ногам. Я провела бессонную ночь. В моём-то возрасте. Думаю, у тебя это всё впереди.

Этот дневник некого Альберта В. По хронологическим рамкам он годился бы мне в дедушки. То, что написано на этих пожелтевших страницах просто изумляет. Ты обязана всё это прочесть и подарить всему этому новую жизнь!

О Боже, похоже, моя Бабушка опять что-то задумала.

– Каким образом я это сделаю? Наверняка ты уже знаешь это.

– Конечно, Милая, меня удивляет, что ты сама ещё не догадалась. Ты превратишь это всё в книгу, мысли этого безумца, вполне этого достойны.

– Анна, перестань делать такое кислое выражение лица, тебе давно следовало развивать свои способности, а они у тебя есть, поверь уж на слово своей любимой Бабушке. Итак, ты напишешь об этом книгу, это моё возможно одно из последних желаний. Я расспросила немного персонал и выяснила, что в этой комнате жил старик, которого все считали сумасшедшим. Говорят, он сошёл сума от одиночества в своём богатом доме. В общем, всё это тебе предстоит выяснить более детально, так как в тетради имеется много упоминаний и о самом доме и о его обитателях. Послушай, как только ты прочтёшь первые пару страниц, уже не будешь смотреть на меня, как на безумную старуху. Согласись, что ко мне всегда приходят чудесные идеи. Это от того, что жизнь меня просто обожает. Вот возьми и преврати это в шедевр, которым я смогу гордится.

С этими словами Бабушка протянула мне толстую жёлтую тетрадь.

Она оказалась весьма тяжёлой, прохладная кожа была приятной на ощупь, только затхлый запах выдавал то, что эта тетрадь много лет провела в ожидании.

– Спасибо – я звонко поцеловала свою спасительницу в щёку и бегом бросилась к машине.

На протяжении всего пути домой я бросала на тетрадь, лежащую на пассажирском сидении, взгляды полные нетерпения.

Я просто сгорала от любопытства, что же кроется под этой обложкой солнечного цвета. Тайны чужой жизни, мысли человека, который много лет назад вот также держал в руках эту тетрадь. С какой целью он писал всё это, что значили для него эти мысли, кому они посвящены? Возможно, с помощью бумаги и чернил он хотел обрести вечность, продлить своё существование в этом мире. Возможно, на этих выцвелых страницах он искал утешения. А может быть, эта обложка скрывает тайны давно ушедших событий. Дневники – это своего рода исповедь, когда доверять приходится исключительно самому себе.

С этим непрерывающимся потоком мыслей я открыла первую станицу этой весьма странной находки.


***

С нетерпением присущим отцу единственного ребёнка, да к тому же дочери, жду её возвращения на непродолжительные каникулы, в честь дня рождения, домой. Думаю, теперь мне представится возможность вести с этим маленьким ангелом беседы на вполне взрослые темы, чего я жажду более всего вот уже долгих 15 лет. Признаться откровенно, когда моя супруга изъявила желание отдать нашу девочку в специальную школу, я немного воспротивился этому событию. Но, женщины бывают достаточно убедительными, особенно когда дело касается их дочерей. Вот уже семь лет, как я живу ожиданием коротких встреч и горечью продолжительных разлук. В этот раз я намерен убедить мою маленькую принцессу остаться со мной навсегда. О, отнюдь, это не родительский эгоизм, думаю, пришло время передать ей своё тайное знание, тем самым обеспечив её будущее, а себе спокойную старость.


Дальше этот заботливый родитель перечислил все приготовления связанные с приездом единственного чада. Его переживания, слова утешения и ободрения чёрными чернилами въелись в, несомненно, дорогую по тем временам бумагу.

На первых страницах дневника нет ничего такого, что могло стать причиной бессонницы, и я слегка разочарована.


***

Норма ещё не прибыла. Уже второй день подряд я либо сижу у окна, либо прислушиваюсь к стуку колёс нашего экипажа, прогуливаясь по дому, но дорога по-прежнему пуста, да и слышно лишь шум ветра. Мои внутренние опасения увеличиваются с каждым часом. Если до наступления темноты я не получу никаких известий, с рассветом отправлюсь за ними сам.


***

Господи, наконец-то мы дома. Оба мы полны горя и отчаяния. Вот уж месяц, как мы пытаемся отыскать нашу дочь, пропавшую накануне своего дня рождения. Все предпринятые поиски пока не дали никаких результатов. Неизвестность раздирает мою душу, словно обезумевшая кошка. Норма не говорит, не ест и кажется, впала в депрессию. Она теряет в весе, да и разум её помутнел. Каждый вечер у неё лихорадка, сопровождающаяся сильными галлюцинациями. В своём воображении она непременно зовёт Агнес, зовёт с такой силой, что через час горло её не выдерживает нагрузки, она теряет голос, продолжая хрипеть имя нашей дочери, пока не засыпает от бессилия. Я с трудом сохраняю здравый смысл, так как у меня всё ещё есть надежда на то, что Агнес вернётся, и мы всё узнаем.


Я закрыла тетрадь. Так как мне было просто необходимо перевести дух и отвлечься от этой насквозь пропитанной родительским горем и отчаяньем бумаги. На внутренней стороне обложки аккуратно выведен адрес:

Южная А…..

Дримхаус

Альберт В.

Это порядочное расстояние. Но я обещала. А обещание должно подкрепляться действием, иначе это не больше, чем пустой звук. На сегодня хватит чтения. Необходимо выспаться. За несколько дней я всё выясню и с чувством исполненного долга вернусь домой.

Никогда не понимала, почему Бабушка так настаивала, на том, чтобы я писала книги. Разумеется, в юном возрасте, как и многие дети, я сочиняла забавные истории и рассказы. Но это ещё не говорит о том, что ты великий писатель.

Книги – это результат воображения. Реальность же нашей жизни такова, что с возрастом, для воображения остаётся всё меньше и меньше времени. Каждому из нас необходимо работать, чтобы покрывать текущие расходы, копить на будущее, выплачивать ипотеку или арендную плату за крышу над головой. Тебя затягивает в круговорот жизненных событий. И ты из года в год вертишься с всё большей и большей скоростью. Где уж тут разыграться воображению. Для этого непременно необходимо остановится.

Будильник настойчиво прозвонил, и я с трудом открыла глаза. Отправила е-мейл на работу с просьбой о десятидневном отпуске. Запаслась термосом горячего кофе, сунула в сумку дневник, фотоаппарат. Кажется, я готова.

Люблю дорогу, серая бесконечная полоса. Сколько же жизней проносится по ней каждый день. Кто-то едет размеренно, не спеша, а кому-то непременно нужна скорость. Для одних людей она начало жизненного пути, а для других бесповоротный конец. Я разглядываю, проезжающие мимо машины, всматриваюсь в мелькающие лица за стеклом, пытаюсь угадать чувства, настроение этих людей. Иногда это удаётся. Но в большинстве случаев мимо проносятся каменные, безжизненные, безликие фигуры. Все они смотрят мимо тебя, на твою машину, одежду, аксессуары. Но они не видят и этого. В их глазах одни только цифры. Ценность никого уже не интересует. В наше время самое главное – это ценник. Но я еду в другое время, по крайней мере, сейчас мне хочется именно этого.


***

Я больше не слышу её хрипа. От этой невыносимой тишины я теряю рассудок. Со смертью Норы дом кажется мне до неприличия огромным и пустым. Она сдалась, бедная, слабая женщина, убившая в себе веру, позволившая надежде, тлеющей в её раненом сердце, погаснуть. Утешаю себя тем, что смерть избавила её от страданий, и она обрела покой. Последние её дни были особенно мучительными. Она всё время что-то кричала, пыталась объяснить, но никто не слышал её голоса. Я лишь видел, как шевелятся её губы, совершая отчаянные попытки облегчить груз души, стоящей на пороге изнурительного путешествия.

Всё это время я питал свою веру, что я не одинок, у меня ещё есть Агнес. И я найду её, мою маленькую девочку. Для этого, я сохраню себе жизнь. Я отец, я просто обязан. Мне необходимо передать ей знания. Без них в её жизни будут одни лишь беды. А каждый из нас рождён, чтобы быть счастливым!


В К…. я никогда не бывала, и мне пришлось воспользоваться навигатором, чтобы не заблудится.

Монотонный голос диспетчера нарушил тишину. Прервал поток моих мыслей.

Ещё поворот и через пятьсот метров мы у цели.

Вот это да! Дом был скорее усадьбой. Такие усадьбы можно увидеть, посмотрев экранизации старых английских романов.

Аллея многолетних клёнов вела к площадке для автомобилей у левого крыла дома. Я припарковалась и вышла из машины. Возможно, несколько столетий назад на этом месте останавливались экипажи и элегантно одетые дамы, грациозной походкой спешили в гостиную, погреться у камина и рассказать последние новости.

Мне бы сейчас новости не помешали.

Звонка нигде не было видно, зато с левой стороны от парадных дверей висел чудесный медный колокольчик. В него я и позвонила. Ответа не последовало. После нескольких неудачных попыток я оставила колокольчик в покое и обошла дом. За домом был шикарный сад, с аллеями роз и фонтаном. Все окна были зашторены. Дверь чёрного входа была приоткрытой. Так значит, в доме, всё-таки, кто-то есть. Я подошла ближе и неуверенно постучалась. Через считанные секунды занавеси на двери распахнулись, и в них появилась миловидная женщина. На вид ей было за шестьдесят. Но возраст чудесным образом не коснулся её глаз, в них по-прежнему жила страсть и любовь, которую мы испытываем к жизни.

– Добрый день, чем могу Вам помочь? – стандартный вопрос незнакомки вернул меня к действительности.

– Простите, что беспокою, меня интересует, знаете ли Вы некоего господина по имени Альберт В., проживавшего в этом доме в ….. году.

– Вы журналист? – в её глазах блеснул холод.

– Нет, я библиотекарь.

– Похоже, мне придётся Вас впустить. Прошу входите, присаживайтесь, где хотите, места тут достаточно. Итак, Вы библиотекарь. Позвольте узнать Ваше имя и причину Вашего приезда.

– Меня зовут Анна. Я приехала, потому что моя бабушка нашла дневник в старом письменном столе, когда переехала в дом престарелых, несколько недель назад. Этот дневник принадлежал Альберту В. И адрес этого дома, в его записях, числится, как домашний.

– Анна, хотите чаю?

– Да, спасибо. Так Вы что-либо знаете об этом человеке?

– Я знаю лишь то, что Альберт жил в этом доме задолго до моего рождения. Он был его первым и последним хозяином. От горя и одиночества он сошёл сума. Хотя и до этого он был не совсем благоразумным гражданином. Зато он был очень богат. Этот дом до сих пор содержат на его деньги. И меня в том числе. Я здесь вроде пленницы. Моя мать была экономкой у жены мистера Альберта Норы. После её смерти я заняла эту должность, так как она передаётся по наследству. Хвала Богам, у меня сын, и я последняя, из женщин нашего рода, кто отдал свою жизнь этой серой каменной коробке с крышей.

– А мистер Альберт, почему Вы считаете, что он был сумасшедшим? Его дочь Агнес так и не вернулась?

– Этот болван, похоже, изрядно излил душу с помощью бумаги и чернил. Видно совсем ему было нелегко с таким грузом покидать нашу грешную землю. Хотя, что он, грешный, знал о грехе. Послушать его, так все вокруг были слепыми и глухими. Я не была свидетелем его жизни. Всё что я знаю, я слышала от матери, а она знала толк в рассказах. Оставайтесь на пару дней, осмотрите дом. Я буду рада компании, одиночество мне изрядно надоело. У меня есть сын, но он очень редко навещает меня. Да и Вам необходимо отдохнуть с дороги.

– Спасибо, я действительно нуждаюсь в отдыхе.

– Можете прогуляться по дому, Анна, заодно выберите себе комнату по душе, я дам Вам постельное бельё. Моя комната рядом с кухней. Синяя дверь. Особого распорядка у меня нет, если я Вам понадоблюсь, Вы всегда можете найти меня здесь.

– Спасибо, эээ…

– Мария, меня зовут Мария.

– Спасибо, Мария.

Из кухни я вышла с комплектом белоснежного, хрустящего и ароматного постельного белья.

Кухня вела в довольно просторную столовую. Шикарная мебель, столовое серебро, изумительные картины в золотых рамах произвели на меня огромное впечатление. Маленькой девочкой, сидя в дедушкином кожаном кресле с книжкой в руках, я всегда мечтала оказаться именно в таком месте. Я мысленно поблагодарила бабушку. Действительно, она знала толк о том, что нужно обманутой внучке. Нет, это не время. Те, кто думает, что время лечит, не иначе, как обманывают себя и других. Оно не лечит, людей помогают забыть новые люди, новые места и в этом весь секрет. Новые впечатления, превращаясь в воспоминания, словно пресс, расплющивают, превращая в прах старые. Время лишь отбирает. Оно словно огромные ржавые ножницы миллиметр за миллиметром, минута за минутой отрезает наши жизни.

Столовая плавно переходила в богато обставленную гостиную. Да, с деньгами у этого безумца было всё в порядке. Из гостиной на второй этаж вела восхитительная деревянная лестница. Я уткнулась лицом в постельное бельё, чтобы сильней ощутить запах лаванды и мяты. Неужели такое возможно, чувствовать такое спокойствие и безопасность в чужом доме? Раньше это чувство поглощало меня только тогда, когда я переступала порог бабушкиного дома. Это была главная причина, почему я не хотела его продавать. В доме своих родителей, я чувствовала себя чужой и одинокой. Порой, я думала, что меня удочерили, такими разными мы были людьми. Иногда я так себя накручивала, что даже пыталась найти доказательства плоду своего воображения и перерывала мамины ящики с документами. Но так ничего и не находила.

Переступив последнюю ступеньку, я оказалась в длинном широком коридоре, с множеством дверей.

Я открыла первую слева, во многом сказывалась усталость и желание поскорее забраться в эту чудесную постель. У меня в запасе два – три дня. Думаю, за это время я открою все двери в этом доме. Может мне удастся раскрыть тайны этой семьи.

Пока я заправляла постель, комната наполнилась приятным ароматом трав, у меня возникло ощущение, что я засыпаю на лугу. Впервые я так спокойно уснула. Может, сказалась усталость. А может это всё лаванда. Современные химические средства не дают такого эффекта. Всё дело в подлинности. Настоящее всегда лучше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2