Виталий Бианки.

Рассказы и сказки о животных. С вопросами и ответами для почемучек



скачать книгу бесплатно

И всегда их целая стайка. Народ они очень дружный. Одиночку редко-редко встретишь. Они всё в компании.

Сынишка мой, когда в прошлом году в первый раз их увидел, очень удивился. Пришёл домой и говорит:

– Что за птиц таких я видел, – просто не пойму! Идёшь – все птицы от тебя удирают, разлетаются. А эти и не думают. Плавают у самого берега. Я подхожу – они не только не улетают, даже отплыть подальше не хотят. Кувыркаются головой под воду, как маленькие уточки. Ни минуты не посидят спокойно: кружатся жуками на воде. А то в чехарду начнут играть: прыгают друг через друга, перепархивают – и опять на воду садятся.

Жили мы прошлый год в деревне на Урале. Домик наш стоял на самом берегу реки Камы. И всё лето стайки плавунчиков плавали у нас перед глазами, – прямо из окошек видно. Сегодня плавает стайка, а завтра исчезнет. Пройдёт два-три дня, другая стайка появится. И так всё лето.

Сынишка мой говорит:

– Вот бездельники! Другие птицы – все на гнёздах, птенцов выводят. А эти ничего не делают, только в чехарду на воде играют всё лето. Наверно, это петушки: красивенькие такие, яркие. У всех птиц самцы красивей самок. Наш Петька вон какой франт, а курочки – серенькие.

Я ему объяснил, что он ошибается. У плавунчиков как раз наоборот: петушки серенькие, а курочки франтихи, ярко одеты. Далеко на севере, в тундре, весной курочки снесут в гнёзда яйца – и до свидания! Улетают. Петушки одни на гнёздах сидят, детей выводят, потом учат их, как жить. А курочки-франтихи всё лето по всей нашей стране летают, путешествуют себе с места на место.

Сынишка мой говорит:

– Это просто какие-то птички шиворот-навыворот! А всё-таки я их шибко залюбил, потому что они меня не боятся. Будто знают, что я их не трону и плохого им не сделаю. Хорошие они.

– Очень хорошие, – согласился я.

И вот раз утром прибегает мой сынишка домой с Камы. Он рыбу ходил удить на реку. Прибегает и говорит:

– Смотри, кого я принёс.

Лезет себе за пазуху, вынимает оттуда живого плавунчика и пускает его на пол.

– Я, – говорит, – сидел на берегу с удочкой.

Вдруг две вороны летят. Кричат, каркают.

А впереди них, смотрю, какая-то маленькая птичка мчится. Вороны её ловят, схватить хотят. Она из стороны в сторону бросается, кричит. Увидела меня – и прямо ко мне. Примчалась – и в ноги мне. И сидит.

«Туик!» – говорит. Я сразу понял: «Защити меня», – просит.

Ну, я на ворон удочкой замахал, закричал. Они покружились, видят – со мной не справиться, и отлетели.,

Я нагнулся, взял плавунчика в руки. Он и не думает улетать. Я удочку смотал – домой с ним. Вот он – видите какой.

Плавунчик ходит себе по избе, нас ничуточки не боится.

Думали мы, думали, что с ним делать? Конечно, такая милая птичка – радость в доме. Но чем её кормить? И ведь ей плавать надо. Держать дома трудно.

Решили выпустить.

В деревне-то, конечно, нельзя выпускать: тут кошки, собаки и те две вороны.

Решили плавунчика отнести подальше.

Сынишка наклонился, взял его в руки.

Он ничего – пожалуйста! Точно век с людьми в избе жил.

Пошли мы с сынишкой за околицу, через поле, в лес. В лесу, среди вырубки, знал я такую большую яму с водой. Тины там, корму всякого птичьего много было. Днём туда разные кулики прилетали – покормиться, а на ночь – утки.

На этой яме мой сынишка и выпустил плавунчика.

Плавунчик порхнул на воду, пискнул нам два раза – туик, уик! – вроде, значит, «спасибо» сказал, «до свиданья» – и как ни в чём не бывало, принялся жуком кружить по воде, пить и есть.

Долго мы стояли с сынишкой, любовались им. Наконец, я говорю:

– Ну, пойдём. Мама давно уж, верно, нас с обедом ждёт. А плавунчик забудет нас, улетит отсюда на Каму – к своей стайке. Птица вольная, – ей так хорошо.

Ушли мы. Но я ошибся: плавунчик не улетел и не забыл нас.

Через два дня пришли мы с сынишкой на эту яму: уток я хотел настрелять. Спрятался в елушках на берегу.

Уж солнце за лес село. Тут вдруг что-то мелькнуло у нас над головой – и видим: плавунчик наш на воду садится!

Я высунулся из елушек, машу на него рукой:

– Кыш, кыш, улетай отсюда скорей!

А он посмотрел на меня, – туик! – пискнул, вроде «здравствуй» сказал, и плывёт к нам. Подплыл и у наших ног кувыркается, тинку со дна носом достаёт – закусывает.

Сынишка говорит:

– Пойдём-ка, папа, домой лучше. А то ещё ты моего плавунчика вместо утки подстрелишь, как стемнеет.

Так и ушли, ни разу не выстрелив.

И больше уж не пришлось мне на этой яме охотиться: плавунчик наш привычку взял каждый вечер сюда прилетать. Плавает среди уток, кружит по воде, – ну, как тут стрелять: дробь разлетится, – ненароком и его заденет.

Пришла пора – с севера, из тундры, прилетели стайки сереньких плавунчиков: петушки со своими воспитанниками – молодыми.

Поплавали немножко на Каме все вместе – с франтихами-самочками. И исчезли.

Это они в своё осеннее путешествие отправились – на зимовки. А зимовки у них в далёких жарких странах – в Индии, в Индокитае и ещё дальше.

Улетел с ними и наш плавунчик.

Но весной он опять прилетит.

И пожалуйста, ребята, если где встретите его или других плавунчиков, – не трогайте их, не пугайте! Они ведь совсем беззащитные и, главное, очень уж верят людям.

А ведь так приятно, так хорошо на душе становится, когда в тебя крепко верят и ждут от тебя только хорошего.

Особенно, когда так в тебя верит беззащитное маленькое существо.

Пусть хоть птичка.

* * *

Что за такой плавунчик?

Плавунчики – очень своеобразные птицы, относятся к куликам. Они живут по берегам рек и озёр, названы так за своё умение плавать. В отличие от уток и гусей, плавунчики не умеют погружаться в воду. Они очень быстро плавают по поверхности и постоянно крутятся, охотясь за водяными насекомыми.



Разных куликов много, что ли? А что это за еда в тине, в иле?

Кулики – небольшие или средних размеров птицы. Их излюбленные места обитания – берега рек, озёр, болот, морей. Окраска их чаще всего буроватая с пестринами – защитная. У куликов длинные тонкие ноги, на которых они очень быстро бегают в поисках добычи, и тонкие клювы, которыми они эту добычу выковыривают из-под земли, из ила или собирают в мелкой воде. Питаются они червяками, разнообразными насекомыми и их личинками, мелкими рачками, улитками. В наших краях кулики появляются только на период размножения. Гнёзда у них очень простые, устраиваются на земле, самка откладывает 2–4 пёстрых яйца. Осенью кулики собираются в большие стаи и улетают зимовать на юг.



А почему так у плавунчиков?

У разных птиц семейная жизнь организована по-разному. Вороны, лебеди, журавли, орлы живут постоянными семейными парами, самец и самки на равных принимают участие в заботе о потомстве. У тетеревов, фазанов, уток насиживают яйца и выращивают птенцов только самки. У таких птиц самцы обычно окрашены очень ярко, а у самок оперение скромное. А бывает и наоборот – о потомстве заботятся самцы, самки только откладывают яйца. Так поступают, например, страусы; и плавунчики делят семейные заботы так же. Самец устраивает простенькое гнездо на земле, самка или даже несколько самок туда откладывают яйца, а потом собираются в стайки и улетают. Самец насиживает кладку, оберегает выводок, учит птенцов добывать пропитание.


Неужели вороны хотели поймать плавунчика и заклевать?

Вороны питаются самой разной пищей, но предпочитают животную. Поэтому они представляют реальную угрозу для разной мелкой живности. Летом они охотятся на ящериц и мышей, разоряют птичьи гнёзда, при случае могут заклевать и взрослых птиц. Они слетаются стаями на трупы павших животных, подбирают остатки еды на помойках.


Почему кулики днем едят, а утки ночью?

Кулики и утки – дневные птицы, они питаются днём. Кулики бегают по прибрежному илу, собирая мелких насекомых, червячков и улиток, а плавунчики ловят их на воде. Утки плавают на мелководье, собирая широким клювом ряску и прячущихся в ней головастиков. На ночь птицы укладываются спать: кулики прячутся в траве, а утки собираются на воде.



А большая ли у плавунчиков стая?

Плавунчики живут стаями. Самки, отложив яйца и оставив их на попечение самцам, группами по 20–30 птиц летают по окрестным рекам и озёрам в поисках пропитания. Осенью самки, самцы и выросшие птенцы собираются в большие стаи, в которых бывает до нескольких сотен птиц, и улетают на юг. Зимой они живут в тёплых морях у берегов Африки, Индии, Бразилии, ловя мелких рачков в воде и почти не появляются на суше.


Почему плавунчики рождаются в тундре, а не в более тёплых местах?

У многих наших птиц есть летние и зимние «квартиры». К их числу относятся обитатели озёр и рек – утки, гуси, кулики; жаворонки, ласточки, соловьи. Летом плавунчики живут в тундре и тайге: строят гнёзда, выводят и выращивают птенцов – здесь их родина. С наступлением холодов они собираются в стаи и улетают на юг – туда, где вдоволь пищи и есть незамёрзшая вода.



А зимовки у птиц в одних и тех же местах?

За время перелёта птицы могут преодолевать огромные расстояния в тысячи километров. Некоторые кулики, которые гнездятся в чукотской тундре, на зиму летят в Новую Зеландию, т.е. на другой край света. Их родичи, гнездящиеся в европейской части, лето проводят в тёплых морях у берегов Африки, Азии, Южной Америки.

Лупленый Бочок

Думаете, все зайцы одинаковые, все трусы? Нет, зайцы тоже разные бывают. Спросите вот моего сынишку, какого мы раз поймали скандалиста.

Мы были на охоте в лесу. Втроём: сынишка, я и Джим. Джим – это собачка наша. Коротконожка, уши до земли, хвостик куцый. Замечательная охотничья собачка, хоть и старенькая: всякую дичь разыщет, на крыло поднимет, а подстреленную поймает, схватит и осторожно, не помяв ни пёрышка, подаст прямо в руки. Необыкновенно умный и добрый у нас Джим. С другими собаками не дерётся, никого никогда не кусает, всем знакомым людям при встрече хвостиком часто-часто машет и, знаете, так по-собачьи, приветливо улыбается.

На охоте мы были сухой осенью, – уже лист с деревьев падал, а дождей больших ещё не было. В это время охотиться в лесу всего трудней: высохший лист гремит под ногами, дичь тебя далеко слышит и видит сквозь поредевший кустарник и, не допустив, улетает.

Вдруг слышу – Джим залаял, залаял в кустах – и вдруг замолк.

«На кого это он?» – думаю. И приготовился стрелять.

Но оттуда, из кустов, никто не вылетел.

А сынишка уже там – и кричит мне из кустов:

– Папа, папа, беги скорей! Кого Джим-то в плен взял!

Я – к ним и вижу:

Джим лежит врастяжку на земле, а передними лапами зайчонка прижал к листьям, держит его. Зайчонок верещит отчаянно, Джим хвостом часто-часто виляет, а сынишка мой стоит над ними – и не знает, что ему делать.

Я подошёл, взял зайчонка у Джима. Держу зайчонка двумя пальцами за шиворот, – он ещё пуще верещит, лапками от меня отбивается.

Сынишка говорит:

– Это он на тебя сердится. Кричит: «Как ты смеешь меня – такого маленького – обижать!»

И вправду похоже было, что зайчонок что-то кричал. А Джим на задние лапы встал, передними мне в колени упёрся и лижет зайчонка: успокаивает его, – что, значит, не бойся, не таковские мы, ничего плохого тебе не сделаем. Тут вдруг сынишка говорит:

– Смотри, папа, у него левый бочок лупленый.

Смотрю, на левом боку у зайчонка плешинка. Шерсть содрана, голая кожа – в пятак кружок.

– Эге! – говорю. – Да ведь это мне знакомый зайчишка! Он от дяди Серёжи сбежал. Полезай-ка, дружок, в карман.

Осторожно его под пузечко перехватил и сунул в свою охотничью куртку, в спинной карман. Такой у меня карман есть в куртке: во всю спину, а по бокам – пуговицы. Очень удобно в нём стреляную дичь носить и всякую всячину, что, бывает, на охоте попадается.

Зайчонку там темно, тепло, – он и притих.

И сразу мы домой пошли.

По дороге мне пришлось, конечно, всё подробно рассказать сынишке, откуда я этого зайчонка знаю и отчего у него бочок лупленый.

Дядя Серёжа – приятель мой, тоже охотник, живёт на краю деревни, у самого леса. Зайчонка он поймал недели три назад – совсем ещё крошкой – у себя в саду под кустом смородины. Этот зайчонок из листопадничков. У зайчих первые зайчата родятся весной, когда ещё снег корочкой – наст. И называются они настовичками. А последние в году родятся осенью, когда уже лист с деревьев начинает падать. Их охотники так и зовут – листопадничками.

Дядя Серёжа очень этому зайчонку обрадовался. Вот почему: у него, у дяди Серёжи, не так давно ощенилась дворовая собака по кличке Клеопарда. Щенят всех он ещё раньше знакомым своим обещал. А как их у матери отнимешь? И без того злющая Клеопарда – совсем с ума сойдёт, на всё начнёт кидаться. Дядя Серёжа и придумал зайчонка ей вместо щенят подложить, чтобы не скучала, не лютовала.

Так и сделал.

Щенята в ящике сидели. Он их оттуда взял, когда матери не было, а на их место зайчонка положил.

Клеопарда пришла – щенят нет, а сидит в ящике малая зверюшка и её собачьим запахом пахнет: в ящике-то всё с её запахом.

Она и не тронула зайчонка: своим признала. Утешилась им. Кости ему стала таскать, лучшие куски мяса. С такой пищи зайчонок живо бы ножки протянул, да дядя Серёжа кормил его молоком и капустой. Так и не научила Клеопарда своего приёмыша кости глодать и мясо есть – её собачью пищу. Зато научила собачьей храбрости.

Клеопарда была отличным сторожем и к хозяйскому дому никого не подпускала – ни чужого человека, ни собак. С таким злобным видом вылетала им навстречу, что редкая собака не подожмёт хвоста и не пустится наутёк, не дожидаясь, пока эта серая злюка сшибёт с ног.

Ростом она была с волчицу.

Зайчонок взрослел быстро. Зайчихи своих детей и двух недель не кормят. По-заячьему, двухнедельный зайчонок уже «большим» считается и должен сам себе разные вкусные травки разыскивать и прятаться от собак.

Этот зайчонок, хоть ещё махонький, живо из ящика выскочил и бегал по всему двору за своей названой матерью. И во всём ей, как обезьянка, подражал. Клеопарда с места – и он за ней. Она на собаку – и он тоже. Она куснёт – и он старается куснуть собаку. А зубы у него передние – видели зайцев? – длинные, острые, ветки перегрызают. Как куснёт, – из собаки шерсть летит! Собаке не до него: только бы от Клеопарды отбиться. Он, зайчонок, и потерял всякий страх перед собаками. Как где увидит, так и несётся навстречу – кусаться. Храбрей волчонка стал. Соседские собаки все его боялись.

Да вот раз забрёл на двор к дяде Серёже какой-то дальний щенок, который ни Клеопарды не знал, ни храброго её сынишки.

Клеопарды тут не случилось поблизости, а зайчонок её, напившись молочка, спал на сене под ящиком.

Щенок подбежал к ящику, – зайчишка! И кинулся на него.

Собака, конечно, не то, что заяц. Если по-заячьи двухнедельный зайчонок уже «большим» считается, то у трёхнедельной собачонки ещё только глаза прорезаются. Она и в три месяца считается щенком.

Этому щенку месяца четыре уже стукнуло от роду, а он был ещё совсем глупый. Очень хотелось ему зайца поймать. А как за дело взяться толком, он не знал – не приходилось ему ещё на охоте бывать.

Он прыгнул на зайчонка и хвать его зубами за бочок! Надо бы за шиворот или ещё как, а он за бок.

Ну, конечно, шерсти клок выдрал порядочный, плешинку на боку сделал, – а удержать не мог. Зайчонок как вскочит, как махнёт с перепугу через ящик – только его щенок и видел! А тут ещё Клеопарда прибежала, – пришлось щенку поскорей убираться со двора подобру-поздорову.

Клеопарда своему зайчонку рану зализала. Известно ведь: собачий язык – лучше всякого пластыря, и раны залечивает превосходно. Но зайчонок после этого случая жить на дворе у дяди Серёжи больше не захотел. Ночью пролез сквозь забор – и в лес.

Да вот трёх дней не прошло, Джим наш его в лесу и поймал.

Сынишка рассказ мой выслушал и губы надул, чуть не плачет.

– Ну, вот, – говорит. – Ты его, значит, дяде Серёже несёшь. А я думал, он у нас поживёт…

– Что ж, – говорю. – Сегодня-то уж, конечно, у нас переночует, а завтра сходим к дяде Серёже, попросим. Если ему не надо, может, и уступит нам.

Мы пришли домой, и я выпустил зайчонка на пол.

Он сразу в угол, под лавку – и спрятался там.

Сынишка налил ему блюдечко молока, зовёт его:

– Лупленый Бочок, Лупленый Бочок, иди молочко пить. Сладкое!

Зайчонок не выходит.

Сынишка полез за ним под лавку, схватил его за шиворот, вытащил. Зайчонок верещит, задними лапами дрыгает.

– Глупенький, мы же люди, – объясняет ему сынишка, – мы тебя не обидим!

А зайчонок изловчился – и цоп его зубами за палец! Так куснул, что даже кровь пошла.

Сынишка вскрикнул, выпустил его.

Зайчонок опять под лавку.

Тут наш котёнок – у нас ещё котёнок тогда был, ростом поменьше зайчонка, – подбежал к блюдечку и начал лакать из него молоко.

Лупленый Бочок как выскочит, как кинется на него, как куснёт!

Котёнок птицей от него на печку взвился!

Сынишка сквозь слёзы улыбается:

– Вот так заяц!

Мы поужинали, и Джим первый улёгся спать на своё место – у него свой матрасик в углу. Джим очень устал – ведь целый день по лесу бегал, дичь искал, старичок.

Смотрим, Лупленый Бочок к нему ковыляет. Сел на задние лапы, а передними вдруг как забарабанит по Джиму!

Джим вскочил и, ворча и оборачиваясь, ушёл под лавку: не драться же с маленьким, – да всё-таки обидно свою постель такому уступать!..

Лупленый Бочок преспокойно себе улёгся на его матрасике.

Переспали мы ночь. Утром встаём, – Джим так и спит под лавкой на голом полу, а котёнок всё на печке сидит, слезть боится.

Я сынишку спрашиваю:

– Ну, что ж, пойдём к дяде Серёже зайчонка себе просить?

Сынишка посмотрел на котёнка, на Джима, на свой завязанный палец – и говорит:

– Знаешь, что? Пойдём лучше, отнесём зайчонка дяде Серёже насовсем.

Там мы и сделали. Ну как, в самом деле, такого скандалиста дома держать! Со всеми дерётся. Уж на что добряк Джим – и с ним не ужился.

Отнесли мы зайчонка дяде Серёже, а он говорит:

– Мне тоже такого не надо. Тащите его, откуда взяли.

Пришлось в лес нести.

Там выпустили.

Зайчонок прыг-прыг – и в кусты.

Даже «до свиданья» не сказал.

Вот какие зайцы бывают.

* * *

А какой породы Джим? Или он дворняжка?

Наверное, Джим относится к спаниелям. Это порода охотничьих собак, выведенных для охоты на пернатую дичь в густых зарослях, обычно около воды. Эти собаки небольшие, с обвисшими ушами, очень чутьистые. На охоте у него две задачи: найти в зарослях птицу и поднять её, а затем найти подстреленную птицу и принести хозяину.



Почему Джим держал зайчонка лапами?

Собака – главный помощник человека на охоте. Она находит добычу, выгоняет её под выстрел, а потом отыскивает убитую или раненую дичь и приносит охотнику. Охотничьих собак дрессируют, приучая к особым манерам поведения. Если добыча жива, собака должна осторожно взять её в пасть и принести хозяину. Если это не получается, собака прижимает добычу лапами и лаем подзывает охотника.


Почему собака лизала зайчонка, а не кусала?

Одни собаки приучены догонять и загрызать добычу: так ведут себя борзые и гончии. Другие собаки сами добычу не трогают: они отыскивают её и пугают, чтобы охотник выстрелил, а потом подбирают дичь. Так ведут себя спаниели, сеттеры. Вот и Джим отнёсся к зайчонку вполне дружелюбно.



А сколько всего у зайцев детей за год рождается? Почему так много? Как это первые настовички не мёрзнут?

Зайцы очень плодовиты. Зайчиха приносит потомство 3–4 раза в год. Первые зайчата появляются весной, когда на снегу образуется наст, их называют настовиками. Следующие рождаются летом – это травники. Последний приплод бывает осенью, таких зайчат называют листопадниками. Зайчата рождаются в шерсти и зрячие, прячутся под кустами – сидят неподвижно, чтобы не привлечь хищников.



Зайцы совсем мяса не едят? Только траву и листья? А зимой они чем питаются?

Зайцы едят только растительную пищу. Они пасутся ночами, а днём прячутся в густых зарослях. Летом зайцы питаются мягкой зелёной травой, осенью в их рацион входят грибы. Зимой они грызут кору молодых деревьев и кустов. В зимний период зайцы часто посещают сады, чтобы полакомиться корой яблонь.


А почему у зайцев такие особые зубы?

У зайцев, мышей, белок и других грызунов во рту есть две пары увеличенных острых передних зубов – резцы. Они легко расправляются с самыми твёрдыми частями растений: разгрызают скорлупу орехов, грызут древесную кору. Коренные зубы у этих зверьков тоже особенные: ими грызуны легко перетирают грубую растительную пищу.


А что такое «глаза прорезаются»?

У разных зверей новорождённые детёныши развиты по-разному. У собак, белок, мышей новорождённые недоразвитые – голые, со срощенными веками, беспомощные. В возрасте 2–3 недели щенята покрываются шёрсткой, у них открываются («прорезаются») глаза, они начинают ползать.



Почему собачий язык считается лучше пластыря?

У зверей в слюне есть особый фермент, убивающий бактерии: так организм защищается от микроорганизмов, попадающих в рот с пищей. Поэтому собака, вылизывая языком небольшие ранки, быстро залечивает их. Но такой способ не годится для большой раны: вылизывая её, собака заносит туда микробы, может возникнуть нагноение.


Какое молоко привык пить заяц?

Заячье молоко очень питательное, намного жирнее коровьего. Зайчиха оставляет своё потомство под кустами и пасётся неподалёку на лужайках. Кормит зайчат молоком она раз в два дня, причём не только своих, но всех, которых обнаружит в лесу. Такого кормления зайчатам достаточно для нормального развития. Поэтому, найдя в лесу зайчонка, оставьте его на месте.


Неужели котёнок меньше зайчонка?

Кошка не крупнее зайца, поэтому детёныши у них одного размера. Но развиваются они совсем по-разному. Котята рождаются голые и слепые, через две недели они покрываются мехом и прозревают, через месяц начинают бегать. Зайчата покрыты мехом, зрячие, через две недели самостоятельны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3