Бхагаван Раджниш (Ошо).

О Личности. Книга эго



скачать книгу бесплатно

Совершенство подразумевает полную остановку, совершенство означает окончательную смерть; после его достижения двигаться некуда. Я хотел бы еще и еще раз подчеркнуть: я несовершенен, вся Вселенная несовершенна, и любовь к этому несовершенству, радость в этом несовершенстве – вот мое послание.

«The Goose is Out», глава 5
Не заботься о совершенстве.

Не заботься о совершенстве. Замени слово «совершенство» словом «тотальность». Отбрось мысли о необходимости быть совершенным, думай о том, как быть тотальным.

Тотальность подарит тебе иное измерение.

Вот мое учение: будь тотальным, забудь о совершенстве. Что бы ты ни делал, делай это тотально – не идеально, а тотально. В чем заключается отличие? Когда ты зол, перфекционист скажет: «Это нехорошо, не злись: совершенный человек не должен проявлять злость». Это полная чушь, ведь мы знаем, что Иисус бывал в гневе. Он не на шутку разозлился на традиционную религию, священников, раввинов. Он был так взбешен, что в одиночку, взяв хлыст, изгнал менял из храма. Он кричал не своим голосом, повергнув всех в испуг, – столь мощным и страстным было его негодование. Не случайно люди, ради которых он родился, вынуждены были его убить. Он рассвирепел, взбунтовался.

Помни, перфекционист скажет: «Ты не должен проявлять злость». Но где выход? Ты подавишь гнев, проглотишь его, он станет медленно отравлять твое существо. Возможно, у тебя и получится подавить его, но так ты станешь гневливым человеком – а это уже плохо. Вспыхивая лишь изредка, гнев выполняет свою функцию, он по-своему привлекателен, по-своему гуманен. Человек, не способный злиться, будет бесхребетником, слюнтяем.

Человек, не способный злиться, не сможет и любить – ведь и для гнева, и для любви требуется страсть, и она – одного свойства. Человек, не способный ненавидеть, не сможет любить; любовь и ненависть идут рука об руку. Такая любовь будет холодной. И помни – горячая ненависть куда лучше холодной любви. По крайней мере, она человечна – в ней есть накал, есть жизнь, есть дыхание.

А человек, утративший всю свою страсть, сделается скучным, блеклым, вялым, вся его жизнь будет заражена гневом. Он не станет давать гневу выход, так и будет его подавлять. Гнев начнет копиться, слой за слоем, сделав человека злобным. Посмотрите на ваших так называемых махатм и святых – они злые люди. Они думают, что подчинили гнев, – но что можно сделать с контролируемым гневом? Только проглотить его. Куда он денется? Он – твой, он – часть тебя, он так и останется невыраженным в тебе.

Стоит только дать гневу выход, как ты от него освобождаешься. А на смену гневу может явиться сострадание; только громы и молнии стихнут – ты снова в состоянии ощутить безмолвие любви. Существует некий ритм между ненавистью и любовью, гневом и состраданием. Стоит отбросить одно – другое исчезнет. Ирония заключается в том, что, независимо от того, что ты отбросил, ты его всего лишь проглотил.

Оно станет частью твоей системы. Ты просто будешь злиться без причины, твой гнев будет иррациональным. Он будет читаться в твоих глазах, в твоей грусти, в твоей угрюмости, твоей серьезности. Ты утратишь способность радоваться.

Когда я предлагаю заменить совершенство тотальностью, я подразумеваю следующее: когда ты зол – прояви свой гнев тотально. Стань гневом, чистым гневом. Он по-своему привлекателен. И мир станет куда лучше, когда мы примем гнев как часть человеческой природы, как часть игры противоположностей. Не может существовать Востока без Запада, не может быть ночи без дня, а лета – без зимы.

Мы должны принимать жизнь в ее тотальности. В ней заложен свой ритм, присутствует своя полярность.

«The Revolution», глава 2

Глава 3
Успех

Я всегда мечтал о том, чтобы завоевать мировую известность, стать богатым и успешным. Можешь ли ты помочь мне в осуществлении моего желания?

Нет, сэр, нет и еще раз нет, потому что твое желание самоубийственно. Я не могу способствовать твоему самоубийству. Я могу помочь твоему росту и становлению, но не могу помогать в совершении самоубийства, не могу способствовать твоему самоуничтожению во имя иллюзорной цели.

Амбиции – это яд. Если ты хочешь стать более умелым музыкантом, я могу тебе помочь, но не помышляй о мировой известности. Если ты хочешь стать более одаренным поэтом, я могу тебе помочь, но не помышляй о Нобелевской премии. Если ты хочешь стать хорошим художником, я могу тебе помочь – я содействую творчеству. Но творчество не имеет ничего общего с обретением имени, славы, успеха и денег. И я не говорю, что если все это придет, то ты должен отказаться, если все это придет – чудесно, наслаждайся им. Но не позволяй всему этому руководить тобой: когда человек сосредоточивает все усилия на достижении успеха, как он может стать настоящим поэтом? Если его энергия будет направлена в политику – о какой поэзии может идти речь? Если человек пытается разбогатеть – как он может стать настоящим художником? Вся его энергия устремлена на то, чтобы сколотить состояние. Вся энергия художника должна быть сосредоточена на рисовании, оно – здесь и сейчас. Богатство может появиться когда-то в будущем – быть может, да, а возможно, и нет. Нет никакой гарантии, все в руках случая – и успех, и слава случайны.

Но блаженство не приходит по воле случая. Я могу помочь тебе испытать блаженство, ты можешь писать полотна и пребывать в блаженстве. Приобретешь ли ты известность, станешь ли вторым Пикассо – не в этом суть, но я могу помочь тебе рисовать так, что этому процессу позавидовал бы сам Пикассо. Можно полностью исчезнуть в своем творчестве – вот настоящая радость.

Эти мгновения – мгновения любви и медитации; эти моменты Божественны.

Божественный миг настает, когда ты полностью исчезаешь, – когда границы стираются, когда на время ты перестаешь существовать – есть только присутствие Бога.

Но помочь тебе стать успешным я не могу. Я не против успеха – позволь еще раз подчеркнуть, – я не говорю, что не нужно быть успешным, я не имею ничего против, успех – это замечательно. Я говорю лишь, что не следует избирать его в качестве мотивации, иначе ты упустишь живопись, упустишь поэзию, упустишь песню, напеваемую в этот самый момент, и когда придет успех, ты встретишь его с пустыми руками, потому что невозможно состояться при помощи успеха.

Успех не способен ничем тебя напитать – он лишен питательных элементов, успех – это обыкновенное бахвальство.

Просматривая свою жизнь на исходе лет, понимаешь, что имя и слава не важны, все, что имеет значение в конечном счете, – это то, как ты проживал каждое мгновение своей жизни. Была ли она наполнена радостью? Была ли она праздником? А в мелочах – был ли ты счастлив? Принимая ванну, потягивая чай, моя полы, бродя по саду, беседуя с другом, сидя в тишине со своей возлюбленной, глядя на луну или просто слушая пение птиц – испытывал ли ты счастье в эти минуты? Было ли каждое мгновение преображено сиянием счастья? Излучало ли оно радость? Вот что имеет значение.

Ты спрашиваешь, могу ли я помочь тебе в осуществлении твоего желания. Нет, ни за что, потому что твое желание – твой враг, оно уничтожит тебя. И однажды, когда ты наткнешься на библейское изречение: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» [4]4
  Мф 16: 26. – Прим. перев.


[Закрыть]
, ты расплачешься от отчаяния, а после скажешь: «Теперь уже поздно что-либо менять. Слишком поздно».

Я говорю тебе: прямо сейчас еще не поздно, еще можно что-то предпринять: можно в корне изменить свою жизнь – тотально. Я могу помочь тебе совершить алхимическое преобразование, но не могу предоставить никаких гарантий в мирском понимании. Я гарантирую всяческий успех во внутренней жизни; я могу сделать тебя богатым – богатым, как любого будду. Ведь только будды богаты; люди, жизнь которых наполнена сплошь мирскими вещами, не являются истинно богатыми, они – бедняки, дурачащие сами себя и других, будто обладают богатством. Глубоко внутри в них скрыт нищий, они не стали истинными императорами.

Будда вошел в один город, правитель которого раздумывал, стоит ли выходить к нему и принимать у себя. Его премьер-министр сказал: «Если ты не примешь его, тогда прими мою отставку – я не смогу больше тебе служить». «Почему?» – удивился король, но его подчиненный был непреклонен – а без него король был никем, этот человек стал настоящим ключом к его могуществу. Он спросил, почему тот так настаивал, зачем ему принимать бродягу. А премьер-министр, человек преклонных лет, сказал: «Ты – нищий, а он – император, вот почему. Иди и прими его, иначе ты не достоин служения».

Король не стал возражать. Он нехотя отправился на прием. Но вернувшись после беседы с Буддой, он коснулся стоп старика, своего премьер-министра, и сказал: «Твоя правда, он – король, а я – нищий».

Жизнь – странная штука. Иногда выходит так, что короли – это нищие, а нищие – короли. Не позволяй внешнему одурачить себя. Обращай свой взор вовнутрь. Сердце богато, лишь когда оно трепещет от радости, сердце богато, лишь когда оно пребывает в гармонии с Дао, с природой, с высшим законом жизни, с дхармой. Сердце богато, когда ты настраиваешься на одну волну с целым; это – единственно возможное богатство. Иначе однажды ты разрыдаешься и скажешь: «Слишком поздно…»

Я не могу помочь тебе разрушить твою жизнь, я здесь для того, чтобы обогатить твою жизнь, я здесь для того, чтобы наполнить твою жизнь изобилием.

«The Sun Rises in the Evening», глава 10
Необходимость быть успешным терзает тебя.

Тебя терзает необходимость быть успешным. Величайшее бедствие, постигшее человечество, – это идея успеха, необходимости быть успешным. А успех означает, что ты вынужден состязаться, вынужден сражаться всеми правдами и неправдами – все средства хороши. Стоит тебе преуспеть – все в порядке. Все дело в успехе. Годятся даже грязные средства: когда ты на коне, уже не важно, как ты этого добился. Успех меняет качество всех твоих поступков. Успех превращает преступные методы в благие.

Поэтому вас беспокоит единственный вопрос: как преуспеть? Как достичь вершины? И естественно, очень немногие могут ее достичь. Если каждый станет пытаться взобраться на Эверест, сколько же людей там сможет поместиться? Там не так уж много места, там с легкостью поместится только один человек. И тогда миллионы прочих желающих столкнутся с поражением, в их душах поселится безграничное отчаяние. Им станет нехорошо.

Такое образование неправильно. Оно крайне ядовито – это так называемое образование, которое ты получил. Все эти школы, колледжи, университеты отравляют тебя. Они обрекают тебя на страдание, они – фабрики по производству преисподней, но под таким замечательным соусом – ни за что не разберешь, что на самом деле происходит. Весь мир превратился в ад из-за неверного образования. Любое образование, ставящее во главу угла амбиции, непременно породит ад на земле – как доказательство своей успешности.

Все страдают и ощущают собственную неполноценность. Вот уж где действительно странная ситуация. Никто не лучше и не хуже других, потому что каждый индивидуум уникален – разве можно проводить какие-то сравнения? Ты – это ты, и ты – это просто ты, ты не можешь быть никем другим, да в этом и нет никакой необходимости. И тебе не нужно становиться знаменитым, не нужно выглядеть успешным в глазах всего мира. Все это – дурацкие представления.

Все, что тебе нужно, – быть творческим, любящим, осознающим, медитативным… Если ты ощущаешь зарождающуюся внутри тебя поэзию – пиши стихи для себя, для своей женщины, для своих детей, своих друзей – и больше ни о чем не думай. Напевай их, а если никто не слушает – пой в одиночестве и наслаждайся! Отправляйся к деревьям – они станут аплодировать тебе, будут благодарными слушателями. Или поговори с птицами, животными – они поймут куда больше, чем безмозглые человеческие существа, которых столетие за столетием травили ложными представлениями о жизни.

Честолюбивый человек – это патология.

«The Fish in the Sea is Not Thirsty», глава 3
Я чувствую, что я – особенный. Я настолько особенный, что хочу быть просто обыкновенным. Пожалуйста, не мог бы Ты как-то это прокомментировать?

Каждый думает точно так же. Каждый человек глубоко в своем сердце знает, что он особенный. Это – шутка, сотворенная Богом над людьми. Создав нового человека и выталкивая его на Землю, он шепчет ему на ушко: «Ты особенный. Ты – несравненный, ты просто уникален!»

И все это он проделывает с каждым, и каждый несет это знание глубоко в сердце, хотя никто не произносит этого вслух, как ты, – ведь все боятся, что другие могут обидеться. И никого все равно не убедить, потому – какой смысл говорить? Если ты скажешь кому-то, что ты особенный, тебе не удастся его убедить: ведь он знает, что и сам особенный. Как можно убедить в этом кого-то? Разве что иногда кто-то и поверит, по крайней мере притворится, что считает так. Если ему что-то нужно от тебя, в качестве подкупа он признает: «Да, ты особенный, ты замечательный». Но глубоко внутри он знает – все это ради дела.

Один трепач рассказывает другу байки о трех своих машинах и прочей ерунде. Когда он упоминает также о двух любовницах, живущих на его содержании в Нью-Йорке, о сногсшибательной красоты и невероятной чувственности секретарше, забеременевшей от него, и о роскошной блондинке-стенографистке, которую ему придется теперь взять с собой в командировку в Рио-де-Жанейро и сводить на карнавал, его друг внезапно начинает задыхаться, хватается за галстук и падает с сердечным приступом.

Герой прерывает свой треп, бежит за водой, бьет страдальца по щеке и все такое и участливо спрашивает, что случилось и чем он может помочь.

– У меня аллергия на чушь собачью, – отвечает тот.

Лучше держать подобную чушь при себе, хорошо припрятав, потому что у людей на нее аллергия. Но в каком-то смысле и хорошо, что ты раскрыл, что у тебя на уме.

Если ты считаешь себя особенным, то обрекаешь себя на неприятности. Если считаешь себя выше других, умнее других, то вырастишь огромное эго. А эго – это яд, чистый яд.

И чем более эгоистичным ты становишься, тем больше боли испытываешь, ведь это рана. Чем более эгоистичным ты становишься, тем большая пропасть возникает между тобой и жизнью. Ты выпадаешь из жизни, ты больше не в потоке бытия, ты стал камнем в реке. Ты стал холодным как лед, утратил все тепло, всю любовь.

Особенный человек не способен любить: где уж тебе найти другого особенного человека.

Я слышал об одном человеке, избегавшем уз брака всю жизнь, и когда он умирал в возрасте девяноста лет, кто-то спросил его:

– Ты так и не женился, но никогда не говорил почему. Сейчас, стоя на пороге смерти, удовлетвори наше любопытство. Если есть какой-то секрет, хоть сейчас раскрой его – ведь ты умираешь, покидаешь этот мир. Даже если твой секрет узнают, вреда это тебе не причинит.

Старик ответил:

– Да, я держу один секрет. Не то чтобы я был против брака, но я всегда искал идеальную женщину. Я провел все время в поисках, и так пролетела вся моя жизнь.

– Но неужели на всей огромной планете, населенной миллионами людей, половина из которых – женщины, ты не смог отыскать одну-единственную идеальную женщину?

Слеза скатилась по щеке умирающего старика. Он ответил:

– Нет, одну я все-таки нашел.

Спрашивающий был в полном недоумении.

– Тогда что же произошло, почему вы не поженились?

И старик ответил:

– Та женщина искала идеального мужа.

Твоя жизнь станет очень трудной, если ты будешь жить с подобными воззрениями. Ведь эго так хитро, так изворотливо, что быстро подсунет тебе новый план: «Ты такой особенный – стань просто обыкновенным человеком». Но даже в своей обыкновенности ты будешь уверен: ты – самый экстраординарный обычный человек. Другие не столь обычны, как ты! Это будет все та же игра в закамуфлированном виде.

Именно это и происходит с так называемыми смиренными людьми. Они говорят: «Я – самый смиренный. Я – всего лишь пыль на твоих стопах». Однако на самом деле они вовсе так не считают! Не говори им: «Да, я знаю», – иначе они никогда не смогут тебя простить. Они так и ждут от тебя слов вроде «Ты – смиреннейший человек из всех, кого я когда-либо встречал, ты – само благочестие». Только в этом случае они будут удовлетворены, довольны. За их смирением скрывается эго. Невозможно отбросить эго таким способом.

Ты спрашиваешь: «Я чувствую, что я – особенный. Я настолько особенный, что хочу быть просто обыкновенным. Пожалуйста, не мог бы Ты как-то это прокомментировать?»

Никто не является особенным – либо особенны все. Никто не ординарен – либо ординарны все. Что бы ты ни думал о себе, пожалуйста, думай то же самое о других, и твоя проблема решится сама собой. Ты волен выбирать. Если ты предпочитаешь слово «особенный», можешь считать себя особенным, но тогда все остальные – тоже особенны. И не только люди – деревья, птицы, животные, камни – все сущее особенно, потому что ты – выходец из него и растворишься в нем. Но если ты предпочтешь слово «обыкновенный» – оно красиво, менее строго, – то знай: обыкновенны все. Все сущее становится обыкновенным.

Запомни лишь одно: что бы ты ни думал в отношении себя, относи это и к другим – и эго исчезнет. Эго – это иллюзия, порожденная мыслями о себе одним образом, а об остальных – другим. Это – двойственная политика мышления. Если ты отбросишь двойственное мышление, твое эго отомрет само собой.

«The Dhammapada: The Way of the Buddha», том 1, глава 4
Как мне побороть желание быть особенным?

Оттого, что ты уже особенный, нет необходимости становиться особенным. Ты уже особенный, ты уже уникальный – Бог никогда не создает меньшее.

Каждый из нас уникален, в высшей степени уникален. Никогда не было никого похожего на тебя, и впредь не будет такого человека, как ты, – никогда. Бог использовал эту форму в первый и единственный раз, потому нет никакой нужды стремиться стать особенным – ты уже им являешься. Если ты попытаешься стать особенным – ты станешь обыкновенным. Само это стремление произрастает из недопонимания. Оно рождает путаницу: твои попытки стать особенным означают, что изначально ты полагаешь – ты не особенный. Ты уже стал обыкновенным. Ты упустил суть.

И теперь, раз ты изначально считаешь себя обыкновенным, ты ломаешь голову, как же стать особенным? Ты испробуешь все способы, но так и останешься обыкновенным, потому что твоя основа, твой фундамент неверен. Да, ты можешь отправиться к кутюрье и заказать себе более элегантное платье, ты можешь изменить стиль прически, можешь воспользоваться косметикой, ты можешь нахвататься информации и стать более эрудированным, можешь изобразить нечто и считать себя художником, можешь проявить себя в той или иной сфере и обрести славу, известность, однако глубоко внутри ты все равно будешь знать, что ты – обыкновенный. Все эти вещи – лишь внешняя оболочка. Как ты можешь трансформировать свою обыкновенную душу в экстраординарную? Не существует такого способа.

А Бог и не оставил никаких способов, потому что он никогда не творит обыкновенных душ – чтобы не думать о твоей проблеме. Он уже наделил тебя особенной, экстраординарной душой. Он никогда не давал ее никому другому. Она сотворена лишь для тебя.

Мой совет тебе – осознай собственную неповторимость. Нет никакой необходимости стремиться к ней, она уже в тебе – просто осознай это. Погрузись в свою сущность и почувствуй. Даже отпечаток твоего большого пальца уникален – ни у кого нет похожего на твой. Ни у кого нет глаз, похожих на твои, нет голоса, напоминавшего бы твой, нет такого запаха, как у тебя. Ты – абсолютное исключение. В мире не существует твоего дубликата. Даже близнецы не похожи – какими бы похожими они ни казались, они разные. Они идут по жизни разными путями, различны способы их роста, они достигают становления как различные индивидуальности.

Нужно только осознать это.

Ты спрашиваешь: «Как мне побороть желание быть особенным?»

Просто прислушайся к этому факту. Просто углубись в себя и приглядись – стремление быть особенным исчезнет. Когда ты поймешь, что ты уже особенный, желание стать им отпустит тебя. Если ты ожидаешь, что я вооружу тебя какой-то конкретной техникой по борьбе с этим желанием, то тебе навредит сама техника. Ты вновь станешь пытаться что-то предпринять, вновь попытаешься стать кем-то. Раньше ты пытался стать особенным, теперь пытаешься не становиться особенным. Но все равно – усилия, усилия… совершенствование так или иначе, но никогда не приятие себя таким, каков ты есть.

Вот все мое послание: прими себя таким, какой ты есть, – ведь Бог принимает тебя. Бог уважает твою природу, а ты до сих пор не научился ее уважать. Будь несказанно счастлив оттого, что Бог дал тебе жизнь, что Бог позволил тебе существовать, видеть Его мир, слышать Его музыку, видеть Его звезды, видеть Его людей, любить и быть любимым – чего еще тебе желать? Радуйся! Я говорю снова и снова – радуйся всему этому! И в самом этом ликовании мало-помалу в тебе молнией вспыхнет осознание того, что ты неповторим.

Но помни: не как эго придет к тебе осознание собственной неповторимости на фоне остальных. Нет, в тот момент ты поймешь, что каждый человек особенный. Обыкновенных попросту нет.

В этом и заключается критерий: если ты считаешь, что ты – особенный, более особенный, чем тот мужчина, более особенный, чем вон та женщина, – то ты еще ничего не понял. Все это – игра эго. Ты особенный – но не в сравнении с другими, особенный – но не относительно кого-то, ты особенный таким, каков есть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6