Бетани Вернон.

Библия для будуара. Руководство для секса без границ



скачать книгу бесплатно

Из-за порнофильмов, просмотренным в подсобке магазина, у меня были серьезные основания нервничать, так как единственные сцены неволи, с которыми я была знакома, включали стонущих мазохистов и серьезно настроенных и неутомимых садистов.

Но мне повезло. Этот человек был доброжелательно настроен и опытен, он пользовался не только руками, но и мягким кожаным флоггером, который применял для нашего обоюдного удовольствия. Он никогда не переступал предела моих возможностей и постоянно удостоверялся, что со мной все в порядке. Я чувствовала себя в безопасности и постепенно отпускала вожжи своего удовольствия. Это было незадолго до того, как я поняла, что он наслаждался моим инициированием так же, как и я. Это было летом 1986 года, за несколько недель до того, как я уехала из Норфолка, чтобы начать изучать искусства в Университете Содружества в Ричмонде, штат Вирджиния.

Я взялась за программу гуманитарных наук в университете так же серьезно, как и за свое сексуальное освобождение, несмотря на пугающую реальность ВИЧ. Мое молодое поколение было последним, которое без стеснения и без презервативов принимало участие в разнузданных оргиях, пробуя разнообразные виды секса. К счастью, мне удалось пройти этот этап жизни и остаться невредимой, и теперь я признаю, что это был опасно беззаботный период моих сексуальных изысканий. Вспоминая эти годы безудержной полигамии, я понимаю, что мне невероятно повезло, причем много-много раз.

Невероятный любовник

Когда я училась на втором курсе, я встретила другого мужчину, который оказал очень большое влияние на мою дальнейшую сексуальную жизнь. Когда я впервые уступила его ухаживаниям, это был также первый случай, когда я испытала пик сексуальных ощущений. Мой потрясающий любовник настоял на том, что сумеет доказать мне – мы оба можем иметь множественный оргазм. Я ему поверила в тот момент, когда в третий раз достигла кульминации. Это была долгая ночь, полная любовных ласк; наши тела соединились и мы отринули все земное.

На следующее утро мы вместе приняли горячую ванну и оделись. Предложив мне блюдо, полное фруктов, он прочитал мне некоторые из своих любимых стихов, а затем – глаза его вспыхнули от предвкушения – скомандовал: «Теперь сними с себя все, кроме обуви, и сядь на этот стул!» Его тон был игриво строгим, и потому я счастливо повиновалась. Сняв одежду, он растянулся на кровати в той самой позе, в которой я провела большую часть вечера, и объявил: «Я в настроении поменяться с тобой местами. Теперь твоя очередь позаботиться обо мне». Я наклонилась над кроватью и нервно закрепила мягкими кожаными браслетами его руки и ноги, которые были присоединены к столбикам кровати, и мы возобновили наши скачки. Двадцать четыре часа спустя я вышла из ворот рая, и если бы в понедельник утром у меня не было занятий по французскому языку, то я осталась бы там.

Идя по университетскому городку, я чувствовала невероятное ликование, как будто меня накачали наркотиками. Мне потребовался целый день, чтобы взять себя в руки и спуститься с высот невероятного секса.

Именно тогда я попала под власть множественных оргазмов, длительных любовных игр, пут и стимуляции всего тела. Эта удивительная связь позволила мне понять важность знаний и желания быть активным в любви. Она показала мне, насколько я готова к удовольствиям. Эти отношения, которые продлились около года, оказали важное и длительное влияние на мое сексуальное развитие.

В 1990 году, спустя несколько дней после того, как я получила степень бакалавра в области истории искусств и диплом в непрофильной дисциплине (ювелирное дело) в Университете Содружества Вирджинии, я попрощалась с парой, с которой встречалась в то время, и села на самолет, летящий в Италию. Мне был двадцать один год, у меня в руках был билет в один конец – я летела во Флоренцию, где меня ждала должность преподавателя по ювелирному делу. Я упаковала очень большой чемодан и взяла комплект ручных инструментов с напильниками, плоскогубцами различных форм и размеров, пилкой, острыми ножницами и некоторыми другими предметами, необходимыми в работе ювелира. В то время я уже отлично знала, каковы мои сексуальные потребности и желания, но я и понятия не имела, куда заведет меня моя любовь к искусству и украшениям.

Я начала преподавать в Художественной студии Фуджи студентам колледжа, съехавшимся туда учиться со всего мира. Я выучила итальянский язык и усовершенствовала свое владение ювелирным делом, обучаясь у различных флорентийских мастеров старинным приемам, таким, как репуссе, инкрустация, эмалирование, резьба по камню и создание оправ для драгоценных камней. В 1992 году я выставила свою первую линию ювелирных украшений ручной работы в Luise Via Roma – это известный ритейлер высокой моды во Флоренции. Затем последовали выставки в ряде магазинов в Соединенных Штатах и Японии. Коллекция включала семь предметов, которые я игриво назвала «Садо-шик». Вдохновленная «Историей O», эта коллекция запустила серию событий, которые кардинально изменили мою жизнь.

В 1995 году я переехала из Флоренции в Милан, чтобы получить степень магистра в области промышленного дизайна в Academia Domus. Я также открыла собственное ателье в лофте дома в предместьях города, где продолжала создавать свои ювелирные коллекции для ритейлеров моды, а также серии для собственного удовольствия. Я назвала эти полезные предметы моими «ювелирными инструментами». Они были роскошным откликом на предметы, предлагавшиеся промышленностью секс-игрушек, которые не удовлетворяли ни моего стремления к качественным материалам, ни моего ощущения эстетики. Я никогда не смела показывать покупателям, которые приезжали в мою студию, золотые и серебряные «ювелирные инструменты», поскольку отлично понимала, что опередила время и не могу выставить это на продажу: любой предмет с очевидной сексуальной функцией воспринимался как угодно, но уж никак не шиком мира моды. В то время мода могла быть сексуальной, но явная связь с сексом считалась недопустимой.

Путь к обретению своего сексуального «Я»

К концу 2000 года «Будуарный сундучок» – роскошный кожаный дорожный чемоданчик, который я создала для того, чтобы перевозить мои эротические коллекции, – был полон. Первую свою поездку с этим сундучком я совершила в Нью-Йорк, затем в Лондон через Париж. Хотя потенциальные места розничной торговли были пока недоступны, «Будуарный сундучок» оказался способен весьма эффективно превращать любой гостиничный номер в обольстительный демонстрационный зал. Значительно возросла группа частных коллекционеров, интересующихся моими эротическими проектами – это были мои друзья и единомышленники, а также друзья друзей, которым было интересно, какова я в искусстве любви.

После нападения на башни-близнецы на Манхэттене 11 сентября 2001 года я наконец поняла, что моя творческая храбрость вышла из тени и отправилась вослед за моим воображением. И если я решу продолжить создавать нечто эротическое, я буду делать это открыто во имя любви и сексуального удовольствия. Спустя несколько недель после трагедии я представила своим постоянным розничным клиентам на Неделе моды в Париже эротическую ювелирную коллекцию «Обретенный рай». Я до сих пор слышу свой голос, пытающийся объяснить концепцию коллекции байерам таких фирм, как Barneys из Нью-Йорка, Liberty из Лондона и Kashiyama из Токио, а также других независимых магазинов, в которых были выставлены мои ювелирные линии.

В первый день продаж я искренне пыталась просветить эти коммерческие предприятия относительно переопределения функций ювелирных украшений. Можно ведь обдуманно расширить их предназначение так, чтобы они доставляли удовольствие всем органам чувств, а не только зрению? Я делала особый упор на важность сексуального удовлетворения и пользу обеспечения ощущений, которые затрагивают все тело, включая гениталии. Я объясняла, что эта коллекция своего рода приглашение исследовать новые способы заниматься любовью, привнести новое направление эстетики в сексуальное переживание с помощью благородных металлов.

Некоторые из них сказали мне со смущенным выражением лица, что я храбрая женщина. Другие – достаточно вежливо – сообщили мне, что, по их мнению, я сошла с ума. Другие морщили носы с явным чувством отвращения, с сожалением выражая надежду, что в следующем сезоне моя коллекция будет иной, потому что, хотя они сочли коллекцию интересной, все же продажу подобных «предметов» в своих магазинах они сочли невозможной. Одна из клиенток прошептала мне на ухо, что ее удивляет моя «странность».

Поскольку дни выставки прошли без каких-либо продаж, я попыталась скорректировать свою коммерческую цель. Я использовала иные термины, такие как «наполнение энергией», «холистика» и «мудрость», в попытке убедительно изложить свою точку зрения и не дать классифицировать мои творческие инициативы как вариант садомазохизма. Я сделала особый упор на тот факт, что большинство ювелирных инструментов можно носить как обычные драгоценности, потому что их основная функция – обеспечение сексуального удовольствия – была замаскирована внутри их гладких форм из золота и серебра. К концу недели мне удалось получить только один заказ от моего любимого клиента из Японии.

Я наивно предполагала, что мои ритейлеры способны мыслить широко и открыто, что они находятся на переднем крае моды, смогут уловить мою концепцию и полюбят мою коллекцию. Но оказалось, что я была совершенно неправа. В результате я пришла к пониманию того, что не все относятся – по крайней мере, открыто – к сексуальным переживаниям так же, как я.

Именно из-за этой ужасной неудачи я поняла, что мне необходимо проделать очень серьезную работу. Мне стало ясно, что ее невозможно выполнить за чертежным столом или в ювелирной мастерской. Если я хочу, чтобы моя эротическая ювелирная коллекция «Обретенный рай» нашла дорогу к широкой публике, то необходимо внедрить свои сексуальные знания и опыт во все области моей жизни и взять на себя роль педагога, чтобы расширить ограниченное представление людей о сексе.

Я начала исследовать сексуальные представления людей во всех мировых культурах. Я изучала психологию и сексуальную историю в надежде на лучшее понимание того, почему люди так любят классифицировать и навешивать ярлыки сами на себя и друг на друга. Я копалась в своей собственной сексуальной этиологии (что и вам советую сделать) в попытке обнаружить, какие сексуальные события детства и юности впоследствии сформировали мою сексуальную жизнь. Затем, исходя из собственного опыта, я накопила материал для исследований, консультируясь с одинокими людьми и парами, которые покупали мои ювелирные инструменты, а те, в свою очередь, стали способствовать моей миссии, помогая мне увеличить сексуальные познания человечества.

Я создала серию мастер-классов, и в ноябре 2002 года в Лондоне начал работу мой первый салон «Улучшение сексуальных навыков». Владельцем салона была Саманта Роддик – основатель первого в мире роскошного эротического магазина для женщин «Коко де Мер» и первый ритейлер моей эротической ювелирной коллекции «Обретенный рай». Она выработала целостный подход к сексу и поняла важность уважения своей сексуальности, почитания ее с помощью материалов, равно безопасных для тела и прекрасно выполненных, столь же поэтичных, сколь и функциональных. Мы сразу же нашли с ней общий язык.

Когда я заняла свое место на сцене, тридцать участников уже устроились в покрытом кожей конференц-зале Дома Сохо. У меня мурашки бродили по коже, потому что до этого момента я имела дело только с частными коллекционерами и общалась с ними только один на один, используя методы и инструменты в том, что я назвала «Сексуальной церемонией обретения рая».

Мои глаза обежали помещение. Мне сообщили, что группа состояла из представителей самых разных слоев общества, включая журналистку, сидевшую в середине переднего ряда – она сползла на самый краешек сиденья, положив на колени ярко-красный блокнот. С мучительным разочарованием я поняла, что в группе был всего один мужчина, хотя я не ограничивала аудиторию женщинами, поскольку, по моему мнению, женщины и мужчины – любой сексуальной ориентации – должны развиваться вместе, равно стремясь к сексуальному просвещению. Этот одинокий мужчина выбрал место в самом дальнем углу комнаты. Когда наши глаза встретились, он сполз по своему мягкому кожаному креслу еще ниже. Я попыталась успокоить его улыбкой, но тем самым, скорее всего, только вызвала у него еще большее волнение, которое не исчезало до тех пор, пока я не начала говорить.

– Добро пожаловать, и спасибо всем вам за то, что вы пришли сюда сегодня – сказала я. – Должна признать, что очень волнуюсь. Я считаю это событие как привилегией, так и впечатляющим признаком того, что наши сексуальные горизонты снова расширяются…

Обретенный рай

Всего пятьдесят лет назад посетители моих салонов «Сексуальные навыки» могли бы поставить свою личную и профессиональную жизнь под угрозу. Но начиная с 1950-х годов все изменилось, и я очень благодарна за революционные исследования многим храбрым людям, таким, например, как американский ученый доктор Альфред Кинси.

Миссия доктора Кинси состояла в том, чтобы продемонстрировать и таким образом убедить людей, что секс – это нечто естественное и полезное, а сексуальное удовлетворение очень важно для их счастья. Распространяя сексуальные знания, он публично противоречил иудео-христианским представлениям о сексуальном удовольствии как нарушении божественного закона и проклятии. Даже не вполне понимая, что он делает, доктор Кинси взорвал социокультурную «сексуальную бомбу». Его деятельность легла в основу сексуального освободительного движения 1960-х годов, а его смелые выступления привели к тому, что его неоднократно арестовывали, преследовали. В результате своей деятельности доктор Кинси дошел до нервного истощения, но к 1970 году многие сексуальные табу благодаря его стараниям были отброшены.

В 1971 году президент Америки Ричард Никсон аннулировал наиболее сексуально-репрессивные части законодательства – закон Комстока, общегосударственные и федеральные ограничения на то, что считать «непристойным», и освободительное движение начало расти уже на законных основаниях. Такие фигуры, как доктор Уильям Мастерс и Вирджиния Джонсон, Бетти Додсон, Энни Спринкл, Шер Хайт и Алекс Комфорт открыто исследовали границы сексуальности, к которым до этого момента не было никакого доступа. К освободительному движению присоединились множество работников сексуальной сферы, исследователи, врачи, психологи, художники и просто женщины и мужчины любой сексуальной ориентации.

Воздержание и подавление было заменено удовольствием, а адские кары за чувственный грех (согласно иудео-христианским представлениям) сгорели в огне страсти. При активной поддержке широкого распространения закона контроля над рождаемостью, следующее десятилетие стало периодом самого значительного сексуального раскрепощения в истории, начиная с древних греческих и римских цивилизаций.

Но, хотя просвещенному доктору Кинси и его преемникам удалось раздвинуть границы того, что люди Запада некогда считали приемлемым сексуальным поведением, даже сегодня многие люди продолжают ограничивать определение «нормального» секса в основном генитальными формами стимуляции, которые осуществляются просто для того, чтобы обеспечить проникновение и привести к сбросу сексуального напряжения посредством оргазма. При этом экстрагенитальная стимуляция до сих пор считается ненормальной, неправильной или относится к категории садомазохизма, несмотря на то, что орудия стимуляции всего тела больше не нужно прятать в подполье равно как и тех, кто их ценит.

В моих салонах «Обучения сексуальным навыкам» я пытаюсь разрушить табу, связанные с определением «нормального» сексуального поведения и с получением удовольствия посредством экстрагенитальной стимуляции. В конце девятнадцатого века немецкий нейропсихиатр доктор Рихард фон Краффт-Эбинг облачил в медицинские термины основанный на иудео-христианских запретах список «нормальных» – и благодаря этому приемлемых – вариантов сексуального поведения. В своей до сих пор известной и весьма авторитетной работе «Половая психопатия», изданной им в 1886 году, он кропотливо описал более двухсот видов сексуального поведения, не относящихся к воспроизводству, которые были признаны отклонениями от нормы и осуждены как девиантные. Некоторые викторианские идеалы, которые пропагандировал Краффт-Эбинг, до сих пор кажутся многим из нас очень знакомыми и привычными: «нормальные» женщины пассивны; любое действие, которое приводит к удовольствию ради удовольствия, есть отклонение от сексуальной нормы, включая мастурбацию, анальный секс, однополые акты и эротизированую экстрагенитальную стимуляцию. А отклоняющееся сексуальное отклонение – болезнь, которая (если выявляется) может и должна быть вылечена.

К середине 1900-х годов то же самое лечение, которое прописывалось преступникам и психически больным людям, использовалось для того, чтобы вылечить «болезнь» сексуальных отклонений. Лечение включало лоботомию, электрошоковую терапию и клитородектомию. «Половая психопатия» Крэффт-Эбинга служила фундаментом для исследований сексуального поведения вплоть до 1950-х годов. Криминализирование самого принципа сексуального удовольствия помогло создать осуждающие подобное поведение ограничения, которые сформировали западное сексуальное мировоззрение – и до сих пор влияют на него.

Чтобы убрать остатки этих репрессивных норм поведения, мы должны прежде всего описать новые параметры нормы. Согласно философии «Обретенного рая», любая форма или степень эротической стимуляции (генитальной или экстрагенитальной), которая осуществляется согласными на это взрослыми людьми (независимо от их пола или сексуальной ориентации) и не посягает ни на чьи желания, права или невинность, нужно считать естественным и приемлемым сексуальным поведением. Эта философия является ключом к сексуальной церемонии «Обретенный рай». Создавая ритуализированный контекст для сексуального исследования, расширяя продолжительность времени сексуального взаимодействия и рассматривая тело как сексуальное целое. Церемония стремится расширить горизонты удовольствия и вывести его за рамки того, что можно испытать при помощи «нормального», повседневного секса. И примечание относительно слова «нормальный»: чтобы избежать дискриминационных оттенков, которые подразумевает это слово, я ввела термин «преобладающе генитально ориентируемый» (ПГО) секс, который и буду использовать повсюду в этой книге. (В конце концов, никто не сможет полностью соответствовать категории «стандартных» и «нормальных» после того, как вы действительно узнаете его или ее.)

Как правило, секс ПГО приводит к мимолетным взаимодействиям, которые длятся от трех до пятнадцати минут – из этого мы можем заключить, что наиболее важной причиной «быстрого секса» является излишний упор на гениталии, и в особенности на мужские гениталии. В то время как быстрый секс может привести к мнимому сбросу сексуального напряжения (и лишь иногда позволяет получить немного больше), такие мимолетные, ограниченные гениталиями удовольствия в установившемся режиме не позволяют продемонстрировать истинный потенциал наслаждения. Очень часто быстрый секс приводит к тому, что священный союз сводится к навязчивому, механическому акту, который оставляет у одного или обоих партнеров ощущение эмоциональной пустоты, физической жажды и неудовлетворенности. Помимо осуществления функции воспроизводства, этот вид сексуального взаимодействия служит очень ограниченным целям.

Сексуальная церемония «Обретенный рай» представляет собой антипод сексу ПГО. Чтобы воспользоваться преимуществами, которые она может предоставить, любовники должны будут отбросить фаллоцентрические образцы для подражания и родственные им варианты поведения, поскольку они не способны в полной мере выразить нашу способность к обретению удовольствия и не позволяют создать новые сексуальные ритуалы. Посредством простого улучшения сексуальных навыков любовники научатся создавать ритуалы, которые могут происходить в течение нескольких часов, если не дней. Чем дольше длится ритуал, тем б?льшим будет его эффект. Результатом от церемонии будет ощущение психофизиологического благополучия, которое не пропадает в течение длительного периода времени и после ее завершения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное