Бет Симон Новек.

Умные граждане – умное государство



скачать книгу бесплатно

• позвонить в службу спасения;

• начать непрямой массаж сердца;

• применить дефибриллятор.

Если квалифицированная помощь прибывает в течение пяти минут после остановки дыхания и кровообращения, вероятность летального исхода снижается на 50 %.

Согласно данным Американской кардиологической ассоциации[162]162
  American Heart Association. – Прим. пер.


[Закрыть]
, реанимационные мероприятия проводятся очевидцами лишь в 25 случаях из 100. Для того чтобы изменить ситуацию, и была создана платформа PulsePoint. С ее помощью местные службы спасения уведомляют об экстренном случае зарегистрированных на сайте специалистов, владеющих методиками реанимации и имеющих соответствующий сертификат: докторов, медсестер, полицию, просто людей с соответствующей подготовкой. Платформа рассылает сообщение «ТРЕБУЕТСЯ CPR!». За пять лет существования PulsePoint на ее призыв откликнулось более 11 000 человек, придя на помощь 4000 людей в 1100 городах из 14 штатов США.

Британское приложение Good SAM (SAM – аббревиатура слов Smartphone Activated Medics, то есть врачи, задействованные с помощью смартфона) – аналогичная услуга, разработанная Воздушной скорой помощью Лондона. Его аудитория – свободные от службы врачи, медсестры, фельдшеры, которые регистрируясь должны загрузить на сайт свое служебное удостоверение, например больничный бейдж, и указать индивидуальный номер медицинского работника. Как показывают такого рода службы, люди умелы и находчивы, они обладают способностями и специальными навыками, и в случае серьезной необходимости многие готовы прийти на помощь.

Подобные поисковые системы с базой данных узких специалистов являются технологиями выявления уникальных компетенций трех типов.

1. Во-первых, это теоретические и практические знания профессионалов, работающих в правительстве, которые не отражаются в названии должности. Одно дело – знать, что кто-то является помощником заместителя директора, и совсем другое – увидеть список его проектов и перечень членов рабочей группы, разработанные или прокомментированные регламенты, созданные и внедренные инициативы, иметь возможность оценить практические навыки сбора данных, разработки гуманитарных проектов, подготовки контрактов и тендерной документации или обслуживания клиентов. Мы мало знаем о человеческом капитале, скрытом за стенами государственных институтов, – будь то дипломированные специалисты, теоретики или практики.

При помощи подобных инструментов руководители властных структур смогли бы лучше использовать таланты государственных служащих более низкого ранга. Например, Департамент полиции Нью-Йорка располагает базой данных специальных навыков своих сотрудников, включая самые неожиданные: умение изъясняться на хинди и хауса, знание пчеловодства или музицирование.

Эти знания могут пригодиться, когда возникает необходимость, например, спасти пчел, улетевших из улья в Бруклине, или спеть национальный гимн на китайском языке на школьном выпускном в Чайнатауне.

Поступая на работу в полицию, новые сотрудники заполняют подробную анкету, указывая и свои особые умения. Выше всего потребность в полицейских с лицензией пилота для аварийной службы, сертификатом дайвера для портовой службы, а также в специалистах по информационным технологиям[163]163
  Source Document for Personnel Data, New York City Police Department Form PD 446–141 (Rev. 11–14).


[Закрыть]
. И хотя сведения о наличии или необходимости экспертов другого профиля незначительны, равно как и понимание, какое применение им будет найдено, Департамент системно регистрирует различные умения, от акупунктуры до преподавания йоги.

2. Во-вторых, эти инструменты позволяют найти дипломированных специалистов, работающих вне правительства. Это дает возможность наладить прямое сотрудничество политиков с учеными и отраслевыми профессионалами, не работающими в правительственных организациях. Лишь немногие из них состоят в консультативных комитетах, но тех, кто способен поделиться своими знаниями и практическим исследовательским опытом, гораздо больше.

Многие университеты используют исследовательские сетевые платформы для каталогизации профессиональных компетенций ученых факультетов. Например, VIVO – финансируемый государством проект создания единой базы данных исследователей в области биомедицины. А Conversation – платформа, являющаяся независимым источником новостей научного мира, – объединяет организованные по отраслям знаний блоги вузовских профессоров и ученых-исследователей.

Многие дипломированные специалисты не являются сотрудниками университетов. Как носители профессиональных знаний, они могли бы быть зарегистрированы в социальных сетях, объединяющих лиц, способных продуктивно решать возникающие проблемы; но поскольку они не являются сотрудниками университетов или государственных органов, этих людей особенно сложно выявить.

3. И, наконец, технологии обнаружения компетенций помогают выявлять практические навыки самого разного толка – от умения проводить реанимационные мероприятия до садоводства (через участие садоводов-любителей в онлайн-форумах). Эти инструменты помогают находить людей, получивших данные навыки на дистанционных курсах или на основании опыта проживания в конкретном месте, через практический опыт создания, строительства и изобретений; а также людей, наделенных особой прозорливостью и интуицией, способностями в сфере физики и математики.

С распространением подобных инструментов профессиональная компетенция перестает быть отличительной особенностью элит, наделяя их особым социальным статусом; она становится нейтральным описанием различных форм знания, распределенного среди более широкой аудитории. Профессиональная компетенция может быть элитарной (подтвержденной университетским дипломом) либо неэлитарной и не подтвержденной документом об образовании. Компетенция может характеризовать как трудящихся в сфере государственного управления, так и людей, работающих за ее пределами. Она может относиться как к теоретической, так и к практической сфере.

Новые технологии позволяют быстрее и легче выявлять и использовать компетенции, какова бы ни была природа их происхождения. Это не означает, что каждый сможет стать частью умного управления. В отличие от избирательной кампании, цель состоит не в том, чтобы привлечь к участию каждого, а в том, чтобы увеличить частоту, количество и разнообразие возможностей взаимодействия. Поиск людей, наделенных специальными талантами и способностями, несомненно, установит некоторую иерархию: в определенных обстоятельствах к определенным людям будут обращаться чаще. Подобно тому как большинство читателей Wikipedia не редактируют онлайн-статьи, а большинство пользователей открытого программного обеспечения не пишут коды, участие не станет всеобщим.

Однако работа по выявлению компетенций может открыть путь к участию в управлении для гораздо большего числа людей как внутри правительства, так и вне его – за счет активного развития горизонтальных связей и альтернативных форм доступа. Именно в использовании таких технологий заключается ключ к трансформации закрытого государственного управления в открытое, ориентированное на активный диалог с людьми, имеющими соответствующие навыки и интересы.

Еще недавно отсутствие технической возможности выявления подходящих людей для выработки решений вынуждало правительство опираться на мнение ограниченного круга профессионалов, что было наиболее рациональным способом снизить стоимость поиска необходимых для государственного управления компетенций. В наши же дни все большее количество людей приобретают новые навыки в обход университетской скамьи и профессионального обучения; и в случае запроса со стороны государства они готовы отдавать свои знания и браться за решение сложных общественных задач.

Возможность более детально описать собственные достижения и способности дает новый стимул для обучения и повышения квалификации. И, что еще более важно, применительно к перспективам государственного управления – инструменты выявления компетенций позволяют обнаруживать людей, обладающих широким набором навыков. Образцы работ, данные о цитируемости и количестве скачиваний статей, отзывы коллег, баллы и бейджи, рейтинги и таблицы лидеров облегчают поиск талантов и способностей, предлагая более высокую степень детализации, чем дают ученые степени, дипломы и сертификаты.

Теперь, если городские власти нацелены на разработку удобной схемы велодорожек, они должны иметь возможность обратиться к градостроителям, инженерам-транспортникам, активным велосипедистам, водителям такси и предложить им участие в проекте. А для того чтобы оценить эффективность деятельности медицинских учреждений, желательно установить контакт с врачами, медсестрами, работниками больниц, пациентами и их семьями. Такие действия не исключают участия любого желающего. Они также не препятствуют участию в гражданских инициативах, не зависящих от правительства. Скорее, представление о возможностях людей повышает шанс привлечь тех, кто хотел бы принимать участие в управлении и применять свои таланты в интересах общества. Технологии выявления компетенций прокладывают путь к радикальному реформированию способов управления. Если разнообразные компетенции становится легко обнаружить, участие граждан в государственном управлении способно превратиться в укоренившуюся и привычную практику, а гражданская позиция потенциально может стать более активной и полноценной.

Глава 2
Становление профессионального управления

Всякая профессия есть заговор против непосвященного.

Джордж Бернард Шоу, «Дилемма доктора», 1906 год[164]164
  строки из пьесы «Доктор Дилемма» Бернарда Шоу; пьеса была впервые исполнена в 1906 году.


[Закрыть]

Джордж Вашингтон[165]165
  Джордж Вашингтон – американский государственный деятель, главнокомандующий Континентальной армии во время Войны за независимость США, создатель американского института президентства и первый президент США (1789–1797 годы). – Прим. ред.


[Закрыть]
, Томас Джефферсон[166]166
  Томас Джефферсон – видный деятель Войны за независимость США, один из авторов Декларации независимости. – Прим. ред.


[Закрыть]
, Джеймс Мэдисон[167]167
  Джеймс Мэдисон – американский государственный деятель, четвертый президент США (1809–1917 годы), один из ключевых авторов Конституции США и Билля о правах. – Прим. ред.


[Закрыть]
, Александр Гамильтон[168]168
  Александр Гамильтон – видный деятель Войны за независимость США, идеолог и руководитель Партии федералистов. – Прим. ред.


[Закрыть]
. Имена знаменитых «отцов-основателей» Соединенных Штатов известны каждому. Однако лишь немногие слышали об Эбенезере Боумане или Стивене Чэмберсе из Пенсильвании, Оливере Эллсворте из Коннектикута или Натаниэле Горхэме из Массачусетса, несмотря на важную роль этих исторических деятелей.

Это лишь единицы из тысяч – «нас, народа»[169]169
  «Мы, народ» – «We the people» – первые слова преамбулы Конституции США. – Прим. ред.


[Закрыть]
, – боровшихся за принятие Конституции США и ратифицировавших ее на учредительных собраниях в каждом из штатов. Несмотря на сложность задачи, авторы Конституции, принятой на Конституционном Конвенте в Филадельфии, пошли на беспрецедентный шаг, предложив ратифицировать ее именно народу, а не Конгрессу конфедерации или законодательным собраниям штатов – иначе говоря, любителям, а не профессионалам.

В Войне за независимость сражались десятки тысяч рядовых граждан, а не только те, кого историк Т. Х. Брин назвал «горсткой представителей элиты, спорившей о политической теории». Поэтому, переселяясь в еще не достроенную президентскую резиденцию в Вашингтоне, Джон Адамс[170]170
  Джон Адамс – первый вице-президент и второй президент США (1797–1801 годы). – Прим. ред.


[Закрыть]
понимал, что его направили сюда те самые люди, с которыми он плечом к плечу воевал против Британской империи. Белое каменное здание было не просто резиденцией, оно почти сразу стало символом этой своеобразной и хрупкой демократии.

Любопытные соседи беспрепятственно бродили по строительной площадке. В 1801 году Джефферсон открыл двери особняка для посетителей и устроил для всеобщего развлечения выставку экзотических животных. Он поручил Льюису и Кларку[171]171
  Мериуэзер Льюис и Уильям Кларк – американские исследователи, организаторы первой сухопутной экспедиции через территорию США из Сент-Луиса к тихоокеанскому побережью и обратно. – Прим. ред.


[Закрыть]
пригласить в гости представителей коренного населения, с которым они неоднократно встречались, исследуя необъятные просторы Америки, и вскоре вожди нескольких индейских племен разбили лагерь на лужайке «великого вождя» в Вашингтоне.

Однажды встреча Джона Адамса с государственным секретарем Генри Клэем была прервана неким Элеазаром Паррали, зашедшим приветствовать президента и пожать ему руку. Паррали представился местным зубным врачом. Президент немедленно завершил встречу с государственным секретарем и попросил Паррали удалить больной зуб.

Авраам Линкольн пускал солдат на второй этаж, где они могли немного поспать на установленных там диванах. Франклин Пирс, занявший пост президента в 1850-х, однажды так ответил прохожему, просившему разрешения зайти и оглядеть красивое здание:

Мой дорогой сэр, дом принадлежит не мне, а народу! Конечно, вы можете ходить по нему, если захотите.

По современным стандартам, в отношениях между народом и властью царила полная неформальность. Несмотря на горячую веру А. Г. Черча[172]172
  Александр Гамильтон Черч – структуралист, представитель классической (административной) школы управления. – Прим. ред.


[Закрыть]
в эффективный административный аппарат, профессиональных государственных служащих в Америке не было до конца XIX века. Строго говоря, отсутствие профессиональной государственной службы и свобода толкования, которую конституционные нормы давали в вопросах администрирования, вовсе не означали отсутствия административных функций. Сбор налогов, корабельных пошлин, создание системы частных патентов стали жизненно важными источниками средств для молодой и обремененной долгами нации. Среди государственных социальных проектов начала XIX века были лишь пенсии ветеранам и их вдовам да материальная помощь пострадавшим от стихийных бедствий. Эмбарго Джефферсона 1807–1809 годов[173]173
  Ограничение на торговлю США с остальным миром, введенное тогдашним президентом США Томасом Джефферсоном, преимущественно против Великобритании и Франции. – Прим. ред.


[Закрыть]
, наложенное на все иностранные суда, было важным внешнеполитическим маневром, но его практическое осуществление потребовало высокого административного искусства[174]174
  Jerry L. Mashaw, «Creating the Administrative Constitution: The Lost One Hundred Years of American Administrative Law» (New Haven, CT: Yale University Press, 2012).


[Закрыть]
.

Тем не менее государственное управление по-прежнему оставалось «лоскутным одеялом» из отдельных мер, в основном местного характера. Заслуги не являлись решающим фактором при трудоустройстве. Не существовало факультетов политических наук, где учились бы те, кому предстояло работать в правительстве. Впрочем, и сами социальные науки еще не были выделены в то время в отдельную академическую область. Отсутствовала устойчивая система единого административного права.

Практическое государственное управление было темой не научных исследований, а так называемой «литературы гражданского высказывания» (citizens’ literature)[175]175
  Bernard Crick, «The American Science of Politics: Its Origins and Conditions» (New York: Routledge, 1959). См. также: Bliss Perry, «The American Mind and American Idealism» (New York: Houghton Mifflin, 1913).


[Закрыть]
. Первый профессор права и государственного управления Университета Виргинии использовал в своей программе не учебники, которых тогда еще не существовало, а такие документы, как Конституция, сборник «Федералист»[176]176
  Иное название – «Записки Федералиста» (англ. The Federalist Papers); сборник из 85 статей в поддержку ратификации Конституции США. Статьи выходили с октября 1787 года по август 1788 года в нью-йоркских газетах The Independent Journal и The New York Packet. Считается не только важнейшим источником толкования Конституции США (в сборнике значение положений Конституции разъясняется самими ее авторами), но и выдающимся философским и политическим произведением. – Прим. ред.


[Закрыть]
, прощальная речь Джорджа Вашингтона, решения верховного судьи Джорджа Маршалла, резолюции генеральных ассамблей штатов Виргиния и Кентукки[177]177
  Подробнее о возрождении литературы гражданского высказывания см.: Danielle Allen, «Our Declaration: A Reading of the Declaration of Independence in Defense of Equality» (New York: Liveright, 2014).


[Закрыть]
. Отцы-основатели были не профессионалами, а практиками, объединившими в своем лице «джентльмена и колониста, для создания нового американского гражданина»[178]178
  Crick, American Science of Politics, 9.


[Закрыть]
.

В организации жизни новых общин бескрайнего Северо-Запада активно участвовали обычные люди. Фредерик Джексон Тернер[179]179
  Фредерик Джексон Тернер – американский историк начала XX века. Наиболее известен как создатель оригинальной «теории границы», хотя и подвергшейся критике, но оказавшей огромное влияние на американскую историографию и массовое сознание. – Прим. ред.


[Закрыть]
восхищался эффективностью самоуправления американскими лесными и приграничными поселениями, высоко оценив его в фундаментальном труде «Важность новых территорий в американской истории»[180]180
  Turner F. J. The Significance of the Frontier in American History: Madison: State Historical Society of Wisconsin, 1894. – Прим. ред.


[Закрыть]
: «Каждая мобилизация милиции, строительство каждого дома, спуск баржи, соревнование по стрельбе, забег по плавающим бревнам были по своей сути политическими собраниями, на которых лидеры общины выступали с речами, зачитывали свидетельства и боролись за голоса избирателей»[181]181
  Stanley Elkins and Eric McKitrick, «A Meaning for Turner’s Frontier: Democracy in the Old Northwest», Political Science Quarterly 69, № 3 (1954): 336.


[Закрыть]
. Путь к административной работе был открыт для каждого, и выполнять ее приходилось людям без политического опыта.

Однако к середине XIX века эпоха основателей подошла к концу. Вместе с ней ушли в прошлое и «литература гражданского высказывания», и джентльмены – хранители закона, и вольная демократия приграничных поселений. Как на общенациональном, так и на местном уровнях управления рядовых граждан заменили профессионалы, к которым перешло право принимать решения. Постепенно утрачивались неформальность доступа и простота непосредственного участия, свойственные общественной жизни до индустриализации, когда повседневными делами общества приходилось заниматься каждому.

XIX век шел своим чередом, страна росла, совершенствовались технологии. В борьбе с крайностями развивающейся капиталистической экономики и на фоне растущей озабоченности городскими проблемами формулировались вопросы труда и социальной помощи, муниципальной реформы, защиты потребителей, – оформлялись интересы аграриев в области железных дорог, тарифов и антимонопольного регулирования[182]182
  Richard Hofstadter, «The Age of Reform» (New York: Vintage Books, 1955), 133.


[Закрыть]
. Все это требовало более эффективного управления. По сравнению с 780 правительственными служащими (без учета помощников почтмейстеров) 1792 года, в 2014 году в исполнительной ветви власти федерального уровня было занято более 2 млн профессионалов государственного управления[183]183
  См.: Congressional Research Service, «History of Civil Service Merit Systems», 1976, http://archive.org/stream/hicivilse00libr/hicivilse00libr_djvu.txt; and Bureau of Labor Statistics, Occupational Employment Statistics, 2014, http://www.bls.gov/oes/cur-rent/naics4_999100.htm#00-0000


[Закрыть]
.

Итак:

• Почему в современной традиции государственное управление воспринимается как область деятельности профессионалов?

• Как сумело это представление так глубоко укорениться в политической культуре, что стало аксиомой?

• Почему широкие слои населения больше не привлекаются к управлению общественной жизнью?

• Почему считается, что авторитетное мнение высказывают лишь юристы и политологи?


Конечно, на нескольких страницах невозможно адекватно рассказать о развитии административного управления в США в XIX веке. Однако сегодня, когда мы говорим о необходимости возврата к осознанию ценности компетенций граждан, а совокупный «интеллект общества» представляется фундаментом для институциональных инноваций, важно понять, как и почему ежедневное, обыденное участие граждан в политическом процессе утратило свою популярность.

Передача государственной власти в руки профессионалов в конце XIX – начале ХХ века должна была перевести управление на научную основу и одновременно создать барьер для коррупции, кумовства и неэффективности. Публика при этом неумышленно оказалась отрезана от сколько-нибудь осмысленного участия в процессе. Теодор Рузвельт сокрушался:

Это факт, хотя и неприятный: если необходима упорная работа и внимание к деталям, обычные граждане, для которых участие в политике всего лишь обременительная обязанность, всегда проиграют организованной армии профессионалов, для которых политика – и бизнес, и долг, и удовольствие[184]184
  Theodore Roosevelt, «The Works of Theodore Roosevelt: American Ideals and Other Essays» (New York: Scribner, 1906), 145.


[Закрыть]
.

Исключение общества из управления привело к уверенности – и теперь поддерживается ею, – в том, что люди не хотят или не могут участвовать в самоуправлении, за исключением мероприятий в поддержку той или иной партии или борьбы за личные интересы.

Опора на профессионалов в вопросах общественного управления возникла в контексте трех основных социальных тенденций середины XIX века:

• индустриализации и появления общественных институтов с возможностями, адекватными масштабу и сложности современной им жизни;

• стандартизации мер, весов и инструментов контроля социальных условий;

• развития программ профессиональной подготовки в университетах.

Эти три тенденции, наряду с зарождающейся идеологией профессионализма, сыграли важную роль в формировании современных политических институтов и механизмов государственного управления. Благодаря им профессионализм стал ключевым условием легитимности действий правительства, а участие общества в этом процессе – скорее исключением, чем правилом.

Истоки профессионализма

По самой своей природе профессионалы склонны отсекать тех, кто к ним не относится, от доступа к корпусу знаний, которыми предположительно обладают члены цеха. Хотя определение профессионализма остается предметом горячих академических дебатов, у понятия есть общее смысловое ядро, возникшее в конце второй половины XIX века, когда на эту тему писали больше всего[185]185
  Понятие «профессия» – «по своей сути неоднозначное, многогранное понятие, у него нет единого толкования, и попытки вычленить его суть никогда не будут убедительными», – отмечается в: EliotFreidson, «The Sociology of the Professions: Lawyers, Doctors and Others», ed. Robert Dingwall and Philip Lewis (New Orleans, LA: Quid Pro Books, 2014), 32. Для получения подробной информации об определениях загадки см.: Andrew Abbott, «The System of Professions: An Essay on the Division of Expert Labor» (Chicago: University of Chicago Press, 1988); Howard S. Becker, «The Nature of a Profession» in Sociological Work (Chicago: Aldine, 1970); Robert K. Merton, «Some Thoughts on the Professions in American Society» (Providence, RI: Brown University Papers 37, 1960); Robert K. Merton, «Social Theory and Social Structure», 2nd rev. ed. (1949; New York: Free Press, 1968) Talcott Parsons, «‘Professions’, in International Encyclopedia of the Social Sciences», vol. 12, ed. D. Sills and R. Merton (New York: Macmillan and The Free Press, 1968), 536-47.


[Закрыть]
. Социологи, изучающие профессионализм (в отличие от политологов, которые этим вопросом не занимаются), предлагают довольно схожие определения ключевых характеристик этого феномена: способность к деятельности, построенной на основе когнитивного сочетания обученности и осведомленности в рамках конкретной предметной области[186]186
  Заметным исключением среди политологов является Frank Fischer, «Democracy and Expertise: Reorienting Policy Inquiry» (Princeton, NJ: Princeton University Press, 2009). Подробнее о выявлении компетенций см.: Dingwall and Lewis, «Sociology of the Professions»; and K. Anders Ericsson et al., eds., «The Cambridge Handbook of Expertise and Expert Performance» (Cambridge, UK: Cambridge University Press, 2006).


[Закрыть]
. Другими словами, профессионализм связан с групповой компетенцией, основанной на знаниях[187]187
  Dietrich Rueschmeyer, «Professional Autonomy and the Social Control of Expertise», in: Dingwall and Lewis, Sociology of the Professions, chap. 2.


[Закрыть]
.

Специализированное обучение в отрыве от рабочего места, чаще всего в университетах, стало основным отличием профессионала от дилетанта. Чем более стандартизировано обучение, тем сильнее позиции профессионала. Чем меньше конкуренция на рынке услуг и товаров, производимых профессиональной группой, тем сильнее позиции профессионала. Чем шире состав обслуживаемых аудиторий и чем глубже идеология профессии пронизывает доминирующую идеологию своей культурной среды, тем сильнее позиции профессионала.

Хотя в профессионализме, в силу его исключительного и уважаемого статуса, есть и явные экономические преимущества, существует и нечто, не относящееся к экономическим факторам: практическое воплощение долга перед обществом, реализация предназначения – то, что внушает обществу уважение. Вот почему с профессиональной компетентностью и добросовестностью мы связываем способность поступать ответственно.

Монополия на какую-то область знаний легко превращается во власть и контроль над теми, кто от этих знаний зависит. Этот феномен отмечал и социолог Пол Старр[188]188
  Пол Старр – профессор социологии и публичной политики Принстонского университета, лауреат Пулитцеровской премии. – Прим. ред.


[Закрыть]
:

Для большинства из нас такая власть выглядит легитимной: когда профессионалы авторитетно высказываются о том, как устроена реальность, будь то структура атома, самоидентификация личности или вселенная, мы обычно соглашаемся[189]189
  Paul Starr, «The Social Transformation of American Medicine: The Rise of a Sovereign Profession and the Making of a Vast Industry» (New York: Basic Books, 1984), 4.


[Закрыть]
.

Но почему?

Профессионалы – это организованные сообщества экспертов, чьи знания недоступны нам, простым смертным. У них есть детально разработанные системы передачи знаний и умений. Они выработали и чтут некий этический или поведенческий кодекс, который, как правило, строже, чем наш – кодекс обычного человека[190]190
  Abbott, «System of Professions».


[Закрыть]
. Они неукоснительно поддерживают свой исключительный статус с помощью поддерживаемых государством профессиональных ассоциаций, что позволяет профессиональным сообществам ограничивать вход посторонних и регулировать и даже подвергать цензуре высказывания своих членов[191]191
  In: Stuart v. Loomis, 992 F. Supp. 2d 585, 588 (M. D. N. C. 2014). Федеральный окружной суд постановил, что государство не в силах принудить поставщика медицинских услуг, работа которого регламентируется правилами медицинской профессии, настаивать на вынашивании беременности в угоду государственной идеологии.


[Закрыть]
. Чем больше политического контроля получают такие сообщества, чем выше степень их исключительности, тем быстрее их работа трансформируется из обычной занятости в профессиональную деятельность[192]192
  C. L. Gilb, Hidden Hierarchies: «The Professions and Government» (New York: Harper and Row, 1966).


[Закрыть]
.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное