Бет Эллин Саммер.

На первый взгляд



скачать книгу бесплатно

Beth Ellyn Summer

At First Blush


© Beth Ellyn Summer, 2017. This edition is published by arrangement with Bloomsbury Publishing Plc and Synopsis Literary Agency

© К.В. Воронцова, перевод на русский язык, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Маме, папе, Скотту, Пудингу и Пенни.



Глава первая

Я точно не знаю, когда разговоры с собой стали нормой. Может, после того как меня начали слушать полмиллиона человек.

– Теперь надо взять большую пушистую кисточку и нанести бронзер. Именно в тех местах, куда обычно падает солнце.

Кисточка привычным движением скользит от левого виска к ямочке на щеке и вниз по линии челюсти, затем повторяет то же самое с другой стороны. Проверяю видоискатель: нужно убедиться, что я остаюсь в кадре.

– Самое время для подводки. Это свежий летний вид. Нам не нужны «смоки айс», просто легкий намек.

Когда мой «закатный летний взор с ноткой коралла» завершен, я снимаю вступление.

– Эй, друзья! Из этого видео вы узнаете, как создать образ в персиковых тонах, – я наклонила голову, указала на щеку, затем на губы. Не знаю, почему жесты так много значат для ютьюберов. Ведь зритель знает, где лицо, даже если я в него не тыкаю.

– Идеально для вечеринки с друзьями, – я помедлила.

Теперь самое время добавить, что образ хорош и для ночного свидания, но это вызовет шквал вопросов о моей личной жизни. А эту тему лучше не обсуждать.

– Перед тем как начать тьюториал[1]1
  Учебное видео.


[Закрыть]
, открою вам небольшой секрет: я буду стажироваться в журнале «ВТренде» все лето! И я возьму вас с собой, потому что сниму все… и всех, – добавила я, подмигнув, как заговорщица.

Когда в прошлом месяце я получила имейл от редактора «ВТренде», у меня снесло крышу. Я танцевала во всех комнатах мебельного салона моих родителей. Журнал приглашал трех ютьюберов поработать в нью-йоркском офисе и выложить в сеть процесс создания номера со знаменитостью в качестве приглашенного редактора.

Личность звезды останется в тайне до самого первого дня работы, но у меня уже был примерный список актрис, подходящих на эту роль. Кем бы ни оказалась их гостья, я надеюсь, она знает толк в создании идеальных «смоки айс»[2]2
  Техника макияжа глаз, при которой создается плавный переход более светлых оттенков теней в более темные.


[Закрыть]
.

Но самое крутое – возможность делать обзоры косметики целыми днями.

Эта работа принесет мне больше миллиона подписчиков.

Когда я хочу напомнить всем, чтобы ставили лайки и оставляли комментарии, раздается стук в дверь.

Иду к входной двери «Созданий Дафны», прихватив знак «ЗАКРЫТО». Трясу им в разные стороны, чтобы отогнать навязчивого покупателя, и внезапно понимаю, что это – моя лучшая подруга, Синтия Хенли.

Бодрый звон колокольчика на двери резко диссонировал с хмурым видом Синтии.

– Не сдерживайся, – говорит она. – Я знаю, насколько все плохо.

Действительно. Это ужасно. Длинные локоны Синт, предмет зависти, исчезли, острижены так коротко, что едва выглядывают из-под оранжевой бумажной шляпы «Пичес-энд-Крим».

Не нужно спрашивать, чтобы понять, что именно привело к столь радикальному решению. Синт не приняли на стажировку в «Вечерний прайм-тайм». Это – четвертое место, где ей отказали, и самое для нее важное. Всякий раз когда жизнь идет наперекосяк, она отправляется в «Выгодные стрижки» и просит о чуде.

– Нет! Все не так, – отвечаю. – Это… э-э-э… – зажав куцую прядь в пальцах, я приглядываюсь. – Живенько.

– Угу, – она рванула мимо меня, сдернув шляпу, отправилась прямиком на кухню. – Живенько – так говорят, когда хотят убедить уродца, что он мил.

– Если тебе так плохо, могу помочь с прядями для наращивания волос.

Мне присылают кучу образцов для обзоров на Ютьюбе. Большая часть – пробники косметики, которую в здравом уме я рекламировать не буду. Но эти прядки – действительно крутая тема. Я их даже в Твиттере разыгрывала.

Она уставилась на меня.

– Я пришла не к ЛэсиБлаш, Ютьюб-феномену, а к Лэси Роббинс, моей лучшей подруге. Посмотри правде в глаза. Это катастрофа. Как и вся моя жизнь.

Мне потребовалась минута, чтобы переключиться. Это нелегко, когда в голове советы по стилю двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю.

Я пролистала мысленный каталог тем, которые можно обсудить. Первая пришедшая на ум, разозлит ее, но мне плевать.

– Кому есть дело до «Прайм-тайма», если предложение о стажировке уже у тебя в кармане? Гораздо более крутое, кстати.

– Ни за что. Лучше уж замороженый йогурт до девяностолетия подавать.

– «Добрый вечер с Блейком Кингстоном» – восхитительная, забавная передача. Дай им шанс, я знаю, тебе понравится.

Что важнее, в ночном ток-шоу хотели принять ее на стажировку. Синт и я были частью медиапрограммы для школьников старших классов и могли стажироваться как в колледже.

– Я не работаю в полуночном эфире, в шоу, аудитория которого – парни из студенческих братств. Как бы то ни было, хватит о моих бедах.

Она посмотрела на приоткрытую дверь, ведущую в кабинет моей мамы. Та работала допоздна, готовясь к презентации новой коллекции мебели для спальни.

Синт понизила голос.

– Ты выяснила что-нибудь о тех, с кем будешь работать? – Ее голубые глаза загорелись. – О парнях, если точнее.

Синтия была убеждена, что одним из моих сослуживцев окажется шикарный парень и это будет началом адски жарких (и первых) отношений в моей жизни.

– Пока ничего. Думаю, они хотят удивить нас, так что мы друг друга не гуглим. Повторю, я абсолютно уверена, что участвуют только девушки. Это же модный журнал для подростков.

– Они и парней нанимают. И когда я заходила на Ютьюб в последний раз, там была куча горячих влогеров[3]3
  Видеоблогеров.


[Закрыть]
.

– Я иду работать «ВТренде» не для свиданий, а чтобы учиться и рекламировать мой канал.

– Если там снова произойдет несчастный случай, как с Алексом Дженкинсом, нашей дружбе – конец.

Только не это. Опять.

– Это не несчастный случай. Просто что-то не сошлось. Алекс все понял.

– Ты выбрала Ютьюб, а не выпускной! Ирония в том, что ты снимаешь тонну тьюториалов о том, как надо выглядеть на выпускном!

– В последний раз оно того стоило. Я выиграла конкурс «Некст Ап!», посетила творческий лагерь завтрашних влогеров. Кроме того, Алекс в Джерси – ему в колледж осенью. Даже получись все тогда, теперь мы бы расстались.

– Этого ты не знаешь. Он мог бы быть величайшим бойфрендом в мире, но у тебя бзик на Ютьюбе.

– Я выиграла подарочный сертификат в «Бест Бай». Как думаешь, откуда у моей камеры ремень?

– И он важней романтической ночи, лимузинов и танцев, – она вытащила телефон и через секунду сунула мне под нос список ее друзей в Фейсбуке.

– Майкл Берк. Помнишь, как вы встретились на моем дне рождения? – Она ткнула в аватарку – фотку красавчика с вьющимися светлыми волосами. – Он с тебя глаз не сводил.

Она скроллила дальше.

– А Ли Чан? Вы обменялись номерами. Он очень стеснялся, хотел заговорить с тобой, но ты и бровью не вела.

– Я ни при чем. Мог бы и спросить.

– Джейкоб Сандерс, Пит Смит…

– Окей, все ясно. Дело в том, что у тебя не будет полмиллиона подписчиков, если ты каждый уик-энд тусуешься с парнями, которые тебе даже не интересны.

– Зачем тратить время, если нет искры?

– Искра не всегда сразу вспыхивает. Ты слишком занята работой над новым тьюториалом, чтобы уделить кому-то больше четырех секунд, – она убрала телефон, наглядное пособие в бесконечной презентации на тему «Лэси нужно чаще выходить из дома». – Послушай, я на сто процентов на твоей стороне, но ты одержима своим каналом. Нам семнадцать. Можно еще много чего попробовать!

– И как тебе быть на сто процентов на моей стороне? – Я с тоской глядела на оборудование в гостиной. Мне не терпелось начать монтаж. Что с того, что у меня бзик? Любить свое дело – не преступление.

Синтия вскочила со стула и схватила сумку.

– Просто обещай мне одну вещь: если в ста футах от тебя в «ВТренде» окажется горячий парень, ты отложишь камеру и обратишь на него внимание.

– Я не могу. Только если ты мне тоже кое-что пообещаешь.

– Слушаю, – бормочет она сквозь стиснутые зубы.

– Иди стажером в «Добрый вечер».

Ха. Попалась. Этого она не ожидала. Она схватилась за тостер, как будто хотела бросить его в меня. Ее глаза сузились, но я видела, что где-то в глубине крутятся шестеренки. Она размышляла.

– Так нечестно. Я просто подтолкнула тебя к выходу из зоны комфорта.

– А я – тебя. То, что ток-шоу комедийное, не значит, что оно плохое. Тебе будет весело. Я видела их скетчи. Они крутые.

– Шутки Блейка Кингстона – тупые. «Вечерний прайм-тайм» разрабатывает серьезные темы, – она сцепила руки. – Они работают с фактами. Несут людям важные новости. Вызывают отклик. Это бы подготовило меня к работе в поле. Чем Пебблс, пингвин-аквафоб, поможет мне в зоне военных действий?

Я закашлялась, чтобы не рассмеяться.

– Мне нравится Пебблс.

– Я тебя ненавижу.

Она хочет намотать на палец локон, но замирает – наматывать нечего.

– «Добрый вечер» всего в квартале от «ВТренде», так?

– Только улицу перейти. Мы можем вместе ездить в город. Или даже обедать вместе, – я толкнула ее плечом. – Клянусь, я выполню свою часть сделки. Если там будет горячий парень, покручу попкой.

Она открывала и закрывала кухонный кран. Воды не было, но она продолжала дергать – вверх-вниз, вверх-вниз.

– Ладно. Договорились.

Глава вторая

В понедельник я встаю за час до будильника. Играю с мыслью о съемке ролика «Готовься со мной! Первый день в «ВТренде», но нужно быть реалисткой. Меня так сильно трясет, что я едва могу застегнуть пряжку на ремне, не говоря о том чтобы взять в руки камеру. Я довольствуюсь Инстаграмом: выкладываю «Прикид дня». Через пару минут у меня больше сотни лайков. Я улыбаюсь и отвечаю на несколько комментариев. Кому-то нравятся мои белые шорты с высокой талией. Других бесит, как они сочетаются с черным плетеным ремнем.

Где ты нашла этот топ? Он прелесть!

В H&M:)

В следующий раз покажи туфли, пожалуйста:)

Упс! На мне белые сандалии:)

Тебе надо сделать мелирование!

Может, однажды решусь. Посмотрим!

Нееет, Лэси, обожаю твои темные волосы!

Спасибо!:)

Когда я вхожу на кухню, папа уже тут как тут. Его запястья в дюйме от лица, очки сдвинуты на лоб. На столе тарелка с оставшимися с прошлой ночи бубликами и тремя сортами сливочного сыра.

– Доброе утро!

Он поднимает глаза, пару раз моргает и улыбается. В свой прошлый день рождения папа потратился на Apple Watch[4]4
  Ручные часы с функциями iPhone.


[Закрыть]
. Мама утверждает, что эта покупка вызвана кризисом среднего возраста и умные часы ему не нужны. Он провел прошлый месяц, пытаясь доказать нам, что они способны буквально на все. Оставалась одна проблема – трудности с чтением, экран предназначался для более молодых глаз.

Вскарабкавшись на стул, я изучаю еду.

– Ужин на завтрак?

– Скорее, разворот завтрака на 180 градусов, – говорит он, хмуро глядя на запястье.

– Ты уже установил оповещения TMZ[5]5
  TMZ – известный американский таблоид.


[Закрыть]
на этой штуке?

– Пока нет. Нужно сперва прочитать руководство.

TMZ был жизненно необходим папе утром, так же как огромный термос кофе – маме. Но их поблизости не наблюдалось.

Он проследил за моим взглядом.

– Мама ждала так долго, как только могла. Сказала, что попозже пришлет тебе СМС. А еще сказала: «Эрик, сдай часы обратно».

Папа хотел, чтобы я улыбнулась. Не сработало.

– Мне это не интересно, – бормочу я.

– Как только она выпустит линию мебели для спальни, бизнес пойдет в гору. И она к нам вернется, – говорит он без особой уверенности в голосе. – Волнуешься перед первым днем?

– Волнуюсь. Жутко, – беру бублик с корицей и изюмом и тут же откладываю его в сторону. – Меня мутит.

– Без этого, к сожалению, никак. Ничего не забыла? – Он встает и заворачивает мой бублик в фольгу.

Я в сотый раз проверяю сумку для камеры. Куча вещей громоздится вокруг моей ненаглядной камеры «Кэнон»: бумажник, легкий свитер на случай если там будет работать кондиционер, блокнот и ручка, мобильник. Я не беру никакой косметики, кроме блеска для губ – в «ВТренде» должна быть огромная гримерка, и я хочу ею воспользоваться.

– Все хорошо.

Он засовывает мой обернутый в фольгу завтрак и бутылку с водой в бумажный пакет, протягивает мне.

– Я это не возьму.

– Ты шутишь.

– Только не с этим. Завтрак – важней всего.

– Я не могу прийти на работу с ланчем в коричневом пакете, папа. Я со стыда сгорю. Это не второй класс.

Иногда он слишком легко превращался в папочку-наседку – вернулся к работе всего три года назад, став маминым соуправляющим.

Он пожал плечами.

– Как угодно. Я просто хочу, чтобы ты как следует все обдумала.

– Я не голодна. И вряд ли сегодня захочу есть. Я слишком нервничаю.

Я наношу образцы теней для век на тыльную сторону ладони. Всегда пробую косметику на коже рук – это помогает выбрать цветовые сочетания. И всегда забываю удалить результат средством для снятия макияжа.

– Твой мозг нервничает, но с желудком – все иначе. Поверь мне. Ты придешь на встречу с Леди Гагой или другой девушкой с обложки, и все будет пристойно и тихо, пока твой желудок не забурчит на всю комнату. Тогда ты обрадуешься ланчу.

Пакет в папиной руке болтается как маятник. Он всегда может заставить меня улыбнуться. Это – речь, приуроченная к первому дню в школе, я слышу ее уже одиннадцать лет, вот только «класс» заменен на «встречу», а «учитель» на «Леди Гагу».

– Я съем пару кусочков в поезде, – выпив немного сока, я перебрасываю ремень сумки через плечо. – Мне пора. Синт, наверное, уже на станции.

Папа качает головой, улыбаясь.

– В следующий раз, когда мы встретимся, у тебя будет миллион подписчиков.

– Если бы.

– Пообещай мне одну вещь. Никогда не становись настолько популярной, чтобы попасть в TMZ, – говорит он, подмигнув. – Не уверен, что я сделаю, если однажды увижу там ЛэсиБлаш.

Я смеюсь.

– Непременно.

* * *

Синт:

Аааах. Проспала. Вот лажа. Меня уволят еще до начала первого дня.*эмодзи: отводит взгляд*. Надеюсь, твоя поездка удалась. <3


Мой палец завис над клавиатурой мобильника. В конце концов я решила не отвечать. Знаю, что Синт не в восторге от «Доброго вечера», но опаздывать в первый день? Непрофессионально. Даже для нее.

Я купила несколько развлекательных книжек на станции и попыталась занять себя кроссвордом. Мне было бы намного спокойней, если бы лучшая подруга сидела рядом.

На Пенн-стейшн полно утренних пассажиров. Я прижимаю к себе сумку для камеры и пытаюсь не упасть, пока поток людей несет меня прямо в переполненное метро. Горячий воздух распушил мои волосы, и теперь они кажутся в четыре раза объемней. Мой «проверенный – никаких следов пота» макияж стекает по шее. Но главное – после двух остановок метро я добралась.

Я на месте. На углу Сорок восьмой и Шестой. Измученные пешеходы толкаются, будто я камень у них на пути. Пробираюсь сквозь наводнившую центр толпу и застываю перед входом «ВТренде». Делаю глубокий вдох, чтобы успокоить нервы. И начинаю задыхаться от выхлопов автобуса на обочине.

Возможно, наш приглашенный редактор уже внутри. Я глотаю восторженный писк. Может, это не актриса, а певица. Или – даже лучше – и та и другая сразу.

Рокфеллер-центр от нас через улицу. Синт скоро должна подъехать. Я надеюсь, она не слишком опоздает в первый рабочий день. Знаю, ей положено ненавидеть это место, а еще знаю, что после небольшого пинка она начинает смотреть на вещи шире.

Охранник здоровается со мной, и я протягиваю ему временный бумажный пропуск из моего пригласительного письма. Он изучает его и направляет меня к лифту.

Оказавшись в приемной на восьмом этаже, я глубоко вдыхаю, впитывая атмосферу.

Мне казалось, воздух «ВТренде» могла бы наполнить сладкая, опьяняющая смесь духов – так и должен благоухать подобный журнал, – но пахло свежестью. Сиренью и лосьоном для загара.

– Это место совершенно без-мать-его-умно, да? – блондинка со стрижкой сессон в квадратных розовых очках уже сидела в приемной. Она поманила меня, и я опустилась на желто-черный диван, рядом с ней. – Я – Фелисия ДеВитте. ПроглотиЭто.

Я знала, кто она. Была подписана на ее канал. У ПроглотиЭто три миллиона подписчиков. Главные темы – мода и аксессуары.

Я улыбаюсь.

– Привет. Я – Лэси Роббинс. ЛэсиБлаш. Ты тоже волнуешься?

– Круто. Найду твой канал потом, – меня уязвило, что она не знает, кто я, но ведь здесь мы и познакомимся, так? Я всегда хотела завести друзей с Ютьюба. Куча народу онлайн, а я и не пыталась пересечься с кем-то в реале. Может, это мой шанс встретить понимающих людей. Она надела ремень камеры на шею. – И да! Точно. Я с трех утра на ногах, прикид выбирала.

– Мои подписчики выбрали. Я выложила три варианта на постели и щелкнула. Этот выиграл.

Она улыбается.

– Может, начнем снимать интерьер?

– Тут красиво, – я лезу в сумку за маленькой камерой для влогинга.

Парень выходит из лифта.

– Слишком уж по-девчачьи, вот как, – Джордан Дугерти тащится к нам, обозревая комнату через камеру. Я на него не подписана, но все и так смотрят его обзоры технических новинок. Они невероятно смешные. Ясно, почему Джордана взяли третьим – во «ВТренде» всегда был разворот, посвященный новым технологиям.

Его черные волосы в реале не так сильно топорщатся, а вот выбритые виски стали заметней. Он не подходит для вызова, брошенного Синт, – уже встречается с Кэндис Грин, одной из икон стиля.

Не желая быть единственной без материала, я встаю и делаю панорамную съемку: диваны, мерцающий знак «ВТренде» и средоточие комнаты – большую впадину на полу, похожую на пустой бассейн. Она со всех сторон окружена блестящими перилами и лестницами. Яркие декоративные подушки лежат на дне.

– Ребята, вы видели, кто там снаружи? – шепотом говорит Фелисия.

Мы качаем головами.

Она включает воспроизведение на своей камере. На экране – тот автобус, который я видела, когда приехала. Голос Фелисии на записи прерывается шумом ветра.

– Эй, друзья, сегодня – мой первый день «ВТренде». Если слухи не лгут, тогда мы с вами всего в десяти футах от Автобуса. Тайлера. Лэнса.

Вот это разочарование. Ужас. Делать видеоблог о поп-звезде Тайлере Лэнсе – значит участвовать в ремонтных работах, а не использовать «потрясающую возможность». Мои мечты изучить «смоки айс» Селены Гомес растаяли как дым.

– Где ты это слышала? – спрашиваю я.

– Говорят, он полный придурок, – добавляет Джордан, пожимая плечами.

Фелисия морщится, недовольная тем, что мы говорим во время ее записи, и нажимает на стоп. Она принимается загибать пальцы:

– Ну, для начала – это действительно его автобус. У него скоро выходит новый альбом. Сольный, – Фелисия объясняет так медленно, будто мы из детского сада.

Но это я и так знаю. Тайлер Лэнс был героем массы оповещений TMZ, приходивших папе. Расставшись с «Простыми Сложностями», поп-рок-группой, где он играл вместе со своим братом и кузеном, он пошел по наклонной.

Фелисия помедлила, прежде чем снова нажать на воспроизведение.

– О, и главная улика. Он твитнул, что проведет следующие пару месяцев в Нью-Йорке из-за рекламы. Вы не подписаны на него в Твиттере?

– Нет, – отвечаем мы вместе с Джорданом.

– А стоит. Потому что с этого дня мы будем следить за каждым его движением. Надеюсь, большинство из них он сделает в джинсах в облипку, – она мечтательно улыбнулась. – Жесть, да?

Высокая женщина чуть за двадцать вошла в офис. На ней были кремовые туфли на высоком каблуке, темные леггинсы и свободный топ на бретельках с цветочным узором.

– Привет, девчонки! Я – Эмили Мэйсон, младший редактор.

Я узнала ее по фото на первой странице «ВТренде».

– Доброе утро, – в унисон говорим мы. Почтительно.

Эмили улыбается.

– Готовы к экскурсии по редакции?

Фелисия, Джордан и я покидаем приемную и следуем за Эмили через кучу комнаток и кабинетов. Она идет быстро, указывая на сотрудников или на вешалки. Наши камеры фиксируют все. Сиреневые и желтые цветы стоят на изящных стеклянных столах, а позади стену украшают огромные эскизы сумок и модной одежды.

– Поберегите батареи, – говорит Эмили. – Еще несколько минут здесь не будет ничего интересного.

Фелисия, самодовольно улыбнувшись, изрекает:

– Я же говорила.

Сделав круг, мы спускаемся за Эмили во «впадину». Садимся на декоративные подушки.

– Вы трое сейчас не сидели бы здесь, не будь ваши каналы популярными. Но, надеюсь, партнерство с нами этим летом поможет вам расширить аудиторию. И я уверена, принесет нам новых читателей.

Одна мысль о том, что Эмили Мэйсон смотрела видео ЛэсиБлаш, ужасала и восхищала. Я вспомнила каждое из них. Надеюсь, я никогда не выкладывала каких-нибудь глупостей.

– Ютьюб изолирует людей, – продолжает Эмили. – Так что совместная работа зажжет в вас новую творческую искру.

Джордан кашляет.

– А может, нам лучше работать поодиночке?

Улыбка Эмили стала чуть менее широкой.

– Вы этого не узнаете, пока не начнете сотрудничать, но у вас будет много возможностей для индивидуальных видео. В редакции множество модных вещей для мужчин и женщин, не говоря о технических новинках – им нужны обзоры. Так что ты и Фелисия в деле. А Лэси будет снимать тьюториалы, используя косметику, которую нам присылают. Я договорюсь с представителями компаний – у вас будут все партнерские ссылки.

Я бы ущипнула себя, если бы никто не увидел. Вот чего я добилась. Партнерские ссылки означали, что я буду получать отчисления, если зрители купят что-нибудь через мой канал. Это – мечта всей моей жизни. Стать звездой Интернета, внимания которого добиваются лучшие производители косметики. Добиться контракта со «Стеклянным Кубом». С самой большой кампанией, управляющей Ютьюб талантами. У них покупают бестселлеры: книги, одежду, украшения и косметику. Некоторые из их клиентов ищут таланты для кино и телевидения. Подписать с ними договор – значит начать долгую и успешную карьеру.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное