Бернхард Хеннен.

Небеса в огне. Том 2



скачать книгу бесплатно

– Князь Секандер, давайте перейдем к делу…

– Нет, купец. Мы с вами точно не перейдем!

Стоявший рядом с ним Парменион прыснул, и даже мрачный минотавр немного развеселился.

– Вы же знаете, что я имел в виду, – произнес Шанадин, с трудом сдерживая себя.

– Конечно, друг мой. – Секандер понимал, что лучше не заострять внимание на этой шутке. Может быть, Шанадин и зануда, но вместе с тем очень влиятелен. Не стоит превращать его во врага без нужды. – Итак, давайте выпьем по бокалу вина и поговорим о деле. Парменион сказал мне, что у вас есть хорошие связи с кузницами карликов. Возможно, вы знакомы также с Гобхайном? Об этом эльфе и его кузнечном искусстве ходят поразительные слухи. Говорят, его клинки способны разрубить даже камень.

– Какой же дурак станет рубить мечом камень? – пренебрежительно фыркнула Бидайн.

– Тот, кто предпочитает проверять силу своего клинка не в бою, – спокойно отозвался Секандер. – Вероятно, мне стоит спросить о Гобхайне у вас? Слыхал я, что вы тоже умеете обращаться с мечом.

– К сожалению, о моей жене ходит слишком много глупых слухов, – произнес Шанадин, смерив Бидайн ледяным взглядом. – Что же до Гобхайна, в Южном море я слыхал истории, что он якобы влюбился в дриаду и живет с ней в лесной глуши Изумрудного леса. От него не добиться меча теперь даже небесным змеям. Однако выкованное карликами железо действительно высочайшего качества. Я уверен, что с их помощью вы сумеете воплотить свои самые смелые желания. Не хотелось ли вам получить нагрудник или шлем из серебряной стали? Само собой, по индивидуальной мерке.

Клинки из серебряной стали были знакомы Секандеру. А вот о доспехах таких он никогда не слыхал. Это действительно была вещь, достойная князя.

– Вы хороший купец, Шанадин. Умеете пробудить желание, о котором я и сам не подозревал, – сказал Секандер, представляя, как он будет выглядеть в кирасе из полированной серебряной стали.

А еще у него будет шлем с развевающимся красным плюмажем и двойной меч из дорогой стали. Он будет выглядеть как герой, которого одели в металл сами альвы. Стоит послушать этого зануду. При этом можно будет разглядывать загадочную эльфийку и размышлять о ее тайне.

За все эти годы он так и не сумел внедрить шпиона в дом купца. Но он еще выяснит, что не так с этой Бидайн и ее странными приятелями, которыми она себя окружает.

Не пригласили

Тяжело дыша, Хорнбори откинулся на подушки. Он был приятным любовником. Не из тех, кто думал только о том, чтобы как можно быстрее получить все, или, хуже того, давал слабину посреди любовной игры. Он всерьез старался удовлетворить и партнершу. В этом отношении Амаласвинта была не слишком избалована.

Кроме того, Эйкин, будучи болезненно ревнивым, шпионил и наблюдал за ее дворцом. Этот белокурый хлыщ Вирфир, его внук и страшный лизоблюд, следовал за ней по пятам. Возможно, даже сейчас он был где-то неподалеку. Она дважды пыталась соблазнить его, однако он, похоже, не интересовался женским очарованием.

Или он считал, что она слишком стара? Эта мысль пугала карлицу.

Рядом вытянулся Хорнбори.

– Как же приятно снова оказаться в нормальной постели.

– И это самое важное, о чем стоит упомянуть сегодня вечером? – поддела она его.

Карлик посмотрел на нее и улыбнулся.

– Ты ведь шутишь, правда? Ты же знаешь, что ночь с тобой незабываема.

– Пока еще я не знаю, будет ли это целая ночь.

Он склонился над ней. Скользнул языком по левой груди, пососал сосок, слегка покусал его. В животе тут же разлилось чувственное тепло. Женщина подавила стон. Ничего подобного Эйкин никогда не делал. И выглядел Хорнбори бесконечно лучше, чем Старец в Глубине. Она ненавидела дряблую, морщинистую кожу правителя. Его запах. Похрюкивание, которое он издавал, когда собирался вот-вот пролиться, что удавалось только тогда, когда он помогал себе рукой. Те смешные две капли, падавшие на ее бархатную кожу. Его неуместные высказывания насчет того, как он снова осчастливил ее своей мужской силой. И он всякий раз практически сразу засыпал, чтобы своим громким храпом лишить ее покоя на весь остаток ночи. Как часто она мечтала перерезать ему горло!

Карлица была богата. Но Эйкин постоянно пресекал предлоги, под которыми она пыталась покинуть Железные чертоги. Строго говоря, она уже многие годы была его пленницей. И вот теперь вернулся Хорнбори. Вернулся героем. Следовало очаровать его, вместо того чтобы злить насмешливыми речами. Если правильно подойти к вопросу, возможно, он убьет Эйкина. Осмелится ли он? Он убил девантара… Это не укладывалось в голове. В ушах все еще звучали обидные прозвища, которыми награждал его Галар, предпочитая одно: ссыкун. Неужели Хорнбори в корне изменился?

Что ж, своего врага, Галара, он может больше не опасаться. Только вчера Эйкин хвастался в ее постели, что запер под замок обоих государственных изменников, Галара и Нира. Рассказал ей, в какую темницу бросил их. В уединенную камеру в почти забытом боковом туннеле. Говорил, что подумывает о том, чтобы заполнить шахту отходами и похоронить их живьем. Не было ничего необычного в том, чтобы засыпать неиспользуемые туннели. Никто ничего не заподозрит. И никто никогда не найдет Галара и Нира.

Карлица запустила руку между ног Хорнбори, и воевода издал сладострастный стон.

– Как убить девантара? Я никогда не думала, что ты способен убить женщину, – улыбнулась она. – Да к тому же еще и богиню…

Было видно, что Хорнбори с трудом собрался с мыслями.

– Мне повезло, – наконец произнес он. – Она отвлеклась, и я нанес удар.

Амаласвинта не поверила своим ушам. Она говорила со свидетелем, который рассказал об ожесточенной битве, в которой Хорнбори отрезал с головы богини всех ядовитых змей, чтобы затем раскроить ей череп.

– Как же можно застать врасплох богиню?

– Думаю, больше всего девантара удивило то, что мое оружие способно ранить ее. Ты же знаешь, что моя секира, Череполом, изготовлена небесными змеями.

«Это уже не тот Хорнбори, которого я знала когда-то», – подумала Амаласвинта, разглядывая шрамы на его теле. С тех пор как они виделись в последний раз, он сражался во множестве битв. Внезапно карлик сел.

– Что случилось?

– Мне пора, – решительно произнес он, свешивая ноги с постели.

– Почему?

– Эйкин! Если он увидит нас в постели…

Карлица рассмеялась.

– Ты убиваешь богиню и боишься Эйкина?

– Я не могу просто раскроить ему череп. Если я поступлю так, меня будут презирать. Это его гора. Он устанавливает законы, а я – всего лишь гость.

– Но гость, слово которого имеет значительный вес.

Нужно заставить его убить Эйкина. Тогда она наконец-то будет свободна.

Хорнбори потянулся за штанами.

– Не переживай, красавчик мой. Эйкин на встрече со Старцами в Глубине.

Военачальник замер.

– Они уже прибыли?

– Конечно, равно как и небесные змеи. Сегодня ночью у них состоится тайный совет. Возможно, уже сейчас они обсудят все то, о чем будет провозглашено завтра в Аметистовом зале, – сказала Амаласвинта и подумала: «У него нет шрамов на спине, а ведь именно они свидетельствуют о трусости. Трусы зарабатывают шрамы не в бою, а убегая от него».

– А ты откуда знаешь?

– Мужчины любят хвастаться после ночи любви. Вчера Эйкин был совершенно вне себя. Старцы не привыкли, чтобы кто-то отдавал им приказы. И уж тем более небесные змеи.

Бросив штаны, Хорнбори обернулся к ней:

– Ты права, мне следует провести остаток ночи у тебя.

Женщина кокетливо улыбнулась:

– И что же заставило тебя передумать? Неужели известие о встрече стариков и ящеров настолько убедительнее, чем мое очарование?

– Ты ведь шутишь, правда?

– Нет. Твое поведение не слишком льстит…

– Я воевода, Амаласвинта! Разве ты не понимаешь? Меня тоже должны были позвать. То, что этого не произошло, может означать лишь одно. Речь пойдет о вещах, которых я знать не должен. О моей голове…

Что ж, он не так уж неправ.

– Вполне сходится, – негромко произнесла она.

– С чем сходится?

– Эйкин тайком бросил в темницу Нира и Галара. Возможно, он задумал нечестную игру против вас троих.

– Где они?

Амаласвинта описала ему, как найти потайной боковой туннель. Если сейчас он отправится вызволять своих товарищей, это неизбежно приведет к конфликту с Эйкином. А драку с Хорнбори Драконьим кулаком Старец в Глубине не переживет.

Воевода рухнул на постель.

– Мои друзья в темнице. Мой враг плетет заговор совместно с божественными драконами… Кажется, лучшее, что я могу сейчас сделать, – провести эту ночь с самой восхитительной женщиной, которую я знаю.

– Ты не попытаешься вызволить Галара и Нира?

Хорнбори презрительно фыркнул.

– Не дурак же Эйкин в самом деле. Он наверняка позаботился о том, чтобы выставить стражу у темницы. Вполне вероятно, что шпионы стоят даже у твоего дворца. Он узнает, чем мы здесь занимаемся. Так что давай насладимся этим сполна. – И он облизнул губы, растянувшиеся в коварной улыбке. – Ты – отличный обед для приговоренного к смерти. Какую бы судьбу ни уготовили мне альвы, этой ночью мне повезло больше, чем всем остальным карликам под этой горой.

Амаласвинта была потрясена, что он даже не захотел предпринять попытку и сразиться. Он ведь герой… Однако размышлять над этим женщина не собиралась. Герой он или нет, но любовником этот карлик, без сомнения, был великолепным.

Трибунал

Ощущение у него было такое, будто он вошел в Аметистовый зал последним. Хорнбори имел удовольствие познакомиться с Вирфиром, лизоблюдом Эйкина. Русоволосый капитан перехватил его, когда Хорнбори покинул дворец Амаласвинты. Сопровождаемый четырьмя сильными воинами, Вирфир позаботился о том, чтобы они смогли побеседовать, и этот негодяй дал понять, что Эйкин не любит, когда другие мужчины ночуют во дворце его возлюбленной.

Хорнбори был уверен, что весь этот спектакль устроен для того, чтобы поставить в известность Эйкина о ночном приключении. Воевода примирительно улыбнулся. Что бы ни случилось, о проведенных с Амаласвинтой часах он не пожалеет.

Однако, окинув взглядом просторный зал, карлик усомнился в этом. Сотни воинов стояли длинными рядами. Все в доспехах, словно они намеревались немедленно отправиться в бой. В конце зала, где была расположена сцена, за длинным столом сидели седобородые старцы. Судя по всему, это были одиннадцать Старцев в Глубине из одиннадцати крупнейших поселений. А чуть справа от них стояла группа из семи эльфов. Карлик уже догадывался, кто это.

Узкая тропа вела сквозь войско прямо на сцену. Хорнбори казалось, что все глаза в этом зале устремлены на него. Ему стало не по себе. Стол, за которым восседали старцы, был похож на трибунал. Неужели они наконец раскусили его? Вскрылось, что на самом деле он – трус?

Больше всего ему хотелось развернуться и кинуться прочь отсюда, но за спиной у него стояли Вирфир и его приспешники. Надежды не было. Ему не сбежать. Что ж, в таком случае он сыграет в эту игру достойно.

Когда он медленно шел к сцене, у него дрожали ноги, лица расплывались. Здесь было на удивление жарко. За воротник тонкой струйкой стекал пот.

Почему старцы так смотрят на него? Как будто живьем съесть готовы. Кустистые брови сдвинуты, взгляды сердитые. Хорнбори пожалел, что пил за завтраком. Мочевой пузырь казался настолько полным, что он мог в любую секунду обмочиться.

И вот наконец он оказался у высокой сцены, чувствуя себя ничтожным и жалким.

От группы отделился Золотой, жестом подозвал его к себе:

– Хорнбори из Глубокого города, поднимайся к нам, чтобы тебя могли видеть все в зале.

Карлик сглотнул. Во рту пересохло. Что же вскрылось? Как он предал своих людей на ледяной равнине? Или то, что он убил Бегущего по морям чисто случайно? Что он вовсе не был первым, кто ворвался в брешь в городской стене Вейтгалля? Или же то, что кентавры устраивают свои очень успешные налеты в степи Ножевой травы не по его приказу, а по собственной инициативе? Неужели обязательно всем, с кем он сражался, видеть теперь, как его уничтожат?

Что-то в словах Золотого обладало непреодолимой силой. Несмотря на ощущение, что у него вот-вот подкосятся ноги, Хорнбори поднялся по узким ступенькам и взошел на сцену.

– Я… я все могу объяснить, – охрипшим голосом прошептал карлик.

Но Золотой лишь головой покачал. Князья карликов смотрели на Хорнбори, и лица их были каменно непроницаемы. Значит, не сбыться его мечте самому стать князем.

На плечо Хорнбори легла тяжелая рука Золотого. Карлик не мог заставить себя взглянуть на море лиц под сценой. Он знал, что многие из присутствующих здесь знают его по походам минувших лет и что большинство, вопреки рассудку, доверяют ему. Что ж, сейчас спадут все маски. Как же сильно карлик теперь жалел, что не пал на одном из множества полей сражений!

– Перед нами стоит карлик, деяния которого до глубины души потрясли меня и моих братьев по гнезду! – громко произнес Золотой.

Хорнбори размышлял, какую же кару уготовили ему небесные змеи. На быструю смерть наверняка рассчитывать не придется.

– Еще не рождалось дитя альвов, подобное этому карлику.

Больше всего на свете Хорнбори хотелось провалиться сквозь землю. Значит, он величайший лжец всех времен и народов. Хорошо, что его родители погибли в Глубоком городе, не то сегодняшний позор свел бы их в могилу.

– Перед нами стоит воин, убивший девантара. Богиню! Можно ли снискать б?льшую славу? Едва мы с братьями по гнезду назначили его воеводой, как он убил Бегущего по морям. Нужно было видеть это чудовище, чтобы осознать, что это означает. Это была настоящая бестия, размером с гору. – Золотой широким жестом обвел зал. – Я знаю, что там, внизу, стоят мужчины, сражавшиеся в битве за Асугар бок о бок с Хорнбори. Мужчины, видевшие этот кошмар своими глазами. Наш воевода сражался во множестве битв. Хоть никто не способен побеждать вечно, никого из вас, карликов Альвенмарка, нельзя упрекнуть в том, что вам недостает храбрости. Вы держите строй там, где остальные давно обратились в бегство.

Хорнбори не верил своим ушам. Несмотря на то что карлик понятия не имел, к чему все идет, он начал понимать, что расправы над ним не предвидится. Наконец он осмелился посмотреть на собравшихся в зале. Золотой сумел заставить многих воинов улыбаться во весь рот. Закаленных в боях ветеранов, которые обычно и слова доброго о драконе не скажут.

– Давно пора сделать так, чтобы величайшая храбрость вознаграждалась величайшей честью. Поэтому мы приняли решение назначить в этот день воеводу Хорнбори правителем всех Глубин. Правителем всех карликов!

По Аметистовому залу пробежал шепоток. Хорнбори совершенно растерялся. У него не укладывалось в голове, как такое может быть. Теперь он понял, почему князья карликов смотрели на него с каменными лицами. Ясное дело, они не могли добровольно согласиться на оказание такой чести.

В этот миг все мечты его исполнились. Более того, они многократно превзошли ожидания Хорнбори! Он хотел быть князем горы. Это было величайшей должностью, на которую мог претендовать карлик. Стать Старцем в Глубине. Но такого, чтобы один правил всеми, не бывало еще никогда, и Хорнбори почувствовал, что настроение внизу, в зале, вот-вот переменится. Он не мог принять такую награду. По крайней мере, просто так… Хоть и не желал ничего большего.

– Я потрясен! – воскликнул он, обретя былую уверенность. – Однако не могу принять оказанную мне честь. – В голове карлика созрел смелый план. Он раскинул руки. – Как я могу стоять здесь, ликовать, зная, что в этот час два храбрейших карлика в моем войске брошены в темницу, хотя обвинить их не в чем. Галар и Нир, которые сражались во всех битвах с самого начала боев, пали жертвой интриги. Эйкин, Старец в Глубине Железных чертогов, хочет их смерти. Я не знаю почему, но оба они лежат на гнилой соломе, обреченные на гибель. Даже со зверем так бы не поступили, как это сделал Эйкин с нашими героями. Тот, кому когда-либо доводилось сражаться бок о бок со мной, у кого в груди есть сердце, жаждущее справедливости, идемте со мной, дабы покончить с несправедливостью!

Он увидел, как Эйкин поднялся из-за стола. Нет, Старец в Глубине не должен сказать ни слова! Если он скажет небесным змеям, почему решил устранить Галара и Нира, все пропало. Правитель знал о тайне стрел, позволяющих убивать драконов.

Хорнбори вскочил на стол, за которым сидели князья карликов, выхватил топор.

– Думаешь, что сможешь снова встать на пути справедливости? – И он нанес сильный удар секирой по виску Эйкина. Старый князь рухнул навзничь как громом пораженный.

– Давайте же освободим наших героев! – воскликнул Хорнбори, обращаясь к толпе, а затем обернулся к князьям, и на этот раз с каменным лицом уставился на них именно он: – Смотрите мне, приглядывайте за Эйкином. По возвращении я буду судить его.

Божественные драконы наблюдали за происходящим с удивлением, но препятствовать ему не стали, более того, от группы братьев отделился рыжеволосый и произнес:

– Я пойду с тобой!

Товарищи

Последний удар – и вот тяжелая дубовая дверь окончательно поддалась и рухнула внутрь темницы. В нос Хорнбори ударил отвратительный запах.

Галар и Нир лежали на полу на залитой кровью соломе. Края четырех ран, рассекших грудь кузнеца, были стянуты железными кольцами. Нир лежал рядом с Галаром. Проткнув себе железным кольцом артерию на руке, он, видимо, пытался перелить Галару кровь при помощи соломинки. И, судя по всему, все пошло не по плану.

Хорнбори ворвался в темницу. Коснулся шеи кузнеца. Пульса не было. Положил левую руку на шею Нира – пульса у стрелка он тоже не нащупал. Их тела были холодны, обветренные лица бледны, словно мрамор.

Вслед за Хорнбори в темницу вошли и остальные карлики. Первым на колени рядом с ним опустился Улур. Он тоже проверил пульс у обоих. Послышалось негромкое бормотание.

– Плохо дело, – сказал кто-то из тех, кто остался стоять в узком коридоре перед дверью темницы.

Хорнбори услышал, как произнесенная шепотом новость отправилась в коридор и дальше, к оставшимся в главном туннеле карликам. Сотни ребят последовали за ним, когда он выбежал из Аметистового зала. И это были не только воины, служившие под его началом, были среди них горняки из Железных чертогов, лейб-гвардия, явившаяся со Старцами в Глубине, корабельщики, стиравшие ноги в кровь в угрях, и носильщики, таскавшие пустую породу из шахт.

Улур закрыл глаза обоим умершим. Как обычно, он был без рубашки, выставляя напоказ все те загадочные карты, которые он вытатуировал на своей коже. Его массивная грудная клетка дрожала, он с трудом сдерживал слезы. Таким Хорнбори его никогда не видел.

– Давайте унесем их отсюда, – сдавленным голосом произнес капитан подводной лодки.

А Хорнбори, не веря своим глазам, был не в силах отвести взгляд от умерших. Он снова проверил пульс у обоих. Ничего! Галар, кузнец, обеспечивший его драконьим кулаком, хотевший убить его, так искренне презиравший его и тем не менее всегда державшийся рядом, и Нир, который всегда пытался уравновесить ситуацию и еще пару дней назад спас ему жизнь. И вот они оба мертвы… Это не укладывалось в голове. Они пережили вместе столько опасностей! Не может быть, чтобы они оба взяли и померли в грязной темнице. Если бы он ушел от Амаласвинты еще ночью, отправился бы к ним, их удалось бы спасти.

– Ты больше ничего не можешь для них сделать, воевода, – произнес Улур.

И это было правдой. Однако Галар и Нир могли еще кое-что сделать для него. В последний раз. Нужно было действовать быстро и решительно, тогда они оба сделают его правителем всех Глубин.

– Я хочу справедливости! – звучным голосом крикнул он. Карлик заметил, что у входа в темницу появился безбородый Гиннар.

– Помоги мне! – решительно потребовал он. – Ты, Гиннар, и ты, Улур, и все остальные. Мы отнесем обоих героев в Аметистовый зал на своих плечах. А там потребуем того, чего они были лишены при жизни: справедливости!

Справедливость

– Справедливости! – таков был их боевой клич.

Его издавали сотни глоток, и блестящие стены Аметистового зала звенели от этого крика, когда тела Нира и Галара подняли на трибуну.

– Туда! – приказал Хорнбори, указывая на длинный стол, за которым по-прежнему сидели Старцы в Глубине.

Обратный путь в пиршественный зал Хорнбори использовал для того, чтобы собраться с мыслями. Князь мог уничтожить его, и он сделает это, если только он даст ему такой шанс. Однако тот по-прежнему полулежал, обмякнув в своем кресле с высокой спинкой.

– Хватайте убийцу! – резко приказал воевода.

И первым бросился выполнять его приказ Гиннар. В глазах воина из Ишавена читалась леденящая ненависть. Он поднял Эйкина и прижал его к столу. Князь заморгал, все еще оглушенный.

– Вот тот, кто бросает в темницу раненых героев! – крикнул Хорнбори, указывая на князя. – Вот тот, кто заставляет их истекать кровью в темнице! – Он сделал паузу, и случилось то, на что и рассчитывал Хорнбори. Крики стали громче.

– Справедливости! Справедливости! – скандировала взвинченная толпа.

– Какая справедливость может искупить убийство? – крикнул с трибуны Хорнбори. – Что ждет его в наказание за несправедливо пролитую кровь?

– Это неправда… – Эйкин попытался подняться, но Гиннар безжалостно прижал его к столешнице.

– Какого наказания вы требуете? – снова крикнул Хорнбори.

– Смерти! – раздался один-единственный голос, но он так четко прозвучал на фоне остальных, что не услышать его было нельзя. Амаласвинта.

Карлица стояла посреди взбудораженной толпы, одетая в ярко-алое платье, воплощенный соблазн для мужчин. Воины держались на некотором расстоянии от нее, словно опасаясь ее неприступной красоты. В зале стало немного тише, и ее голос вновь прозвучал громко и отчетливо:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9