Бернхард Хеннен.

Небеса в огне. Том 2



скачать книгу бесплатно

Наблюдая за отступающими войсками, Солайн погрузился в размышления. Солнце уже склонялось к горизонту, когда князь вдруг почувствовал боль, от которой скрутило все тело. Золотой! Он снова в нем, смотрит его глазами… Полководец знал, что небесные змеи собирались на совет, чтобы обсудить будущие сражения. Если бы они сражались здесь, вместе с ними, война могла бы принять совсем иной оборот. Какой толк от совещаний! Солайн прекрасно осознавал, что, находясь в нем, Золотой читает его мысли. Ну и пусть! Правда заключается в том, что, если небесные змеи не помогут решить исход сражений, они проиграют эту войну.

Солайн с трудом перевел дух. Боль раскаленными кинжалами пронзала голову. Внезапно он перестал видеть. Алоки подскочила к нему, поддержала. Порой, когда Золотой пользовался его глазами, он погружался во тьму. Наверное, таким образом дракон просто карал его.

– Нам тоже пора уходить, – прошептала женщина-змея.

Он не отходил от нее. Они часто пересекали Золотые тропы вместе. Она дарила ему ощущение безопасности. Несмотря на то что на время ослепления все остальные чувства обострялись – словно бы его тело пыталось уравновесить отнятое у него, – без нее он становился совершенно беспомощным. Князь ощущал прикосновение теплой кожи женщины-змеи, ее крепкого тела. Иногда он представлял себе, каково было бы соблазнить ее. Позволить своим рукам узнать ее тело, всюду, даже в самых потаенных местах. Ее запах возбуждал его.

Чтобы отвлечься, он стал думать о возвращении в полевой лагерь в Альвенмарке. Может быть, небесным змеям потребуется несколько дней, чтобы заново собрать войска и восполнить потери. Если они, конечно, нашли подкрепление… Было бы отлично провести неделю в одном из своих дворцов. С Алоки…

Он почувствовал покалывание от могущественного заклинания, открывшего врата в Золотую сеть. Они прошли под аркой ворот. Князь, повинуясь инстинкту, плотнее прижался к змееподобной женщине. Один неверный шаг – и он рухнет в бесконечную тьму.

– На этот раз путь будет долгим, – сказала она ему. – Впереди нас идут великаны. Я вижу их, несмотря на темноту.

Солайну нравилось, когда она пыталась заменить словами образы, которыми с ним перестали делиться глаза.

– За нами на тропу ступают карлики. Их ведет воевода.

Князь порадовался тому, что она крепко держит его под руку. Этот путь сквозь Ничто был довольно странным. Ощущение было такое, словно идешь по мягкому матрасу. Теперь, когда он ослеп, ненадежность тропы под ногами ощущалась особенно сильно.

– Мы приближаемся к первому перекрестку, – рассказывала Алоки. – Звезда альвов у нас за спиной закрылась. Свет в конце тропы померк. Ты справился, твое войско в безопасности.

Он почувствовал сильную пульсацию в том месте, где впереди пересекались несколько троп альвов. Им предстоит пересечь три такие тропы альвов, прежде чем они окажутся у ведущих к дому врат. Солайну казалось, что тропа под ногами слегка вибрирует. Она представляла собой сплошную магию.

Твердого грунта не было нигде. Ничто – как уже было ясно из самого названия – представляло собой отсутствие всего материального. Та мнимая тропа, по которой они шли, была лишь сфокусированной магией. Силовым полем, созданным по воле альвов. Но может ли быть что-то более хрупкое, чем воля?

Солайн улыбнулся. Глупо предаваться подобным размышлениям. Он множество раз пересекал тропы альвов. Здесь не было дна… Что это? Непривычные колебания, коснувшиеся его извне от тропы. С той стороны, где ничего не должно было быть.

– Алоки! Что находится слева от нас?

– Темнота. – В ее голосе прозвучало удивление.

Солайн ощутил, как рука женщины-змеи сильнее сжала его плечо.

– Я что-то вижу. Крылатая женщина! Она приближается…

Сильный толчок оторвал князя от женщины-змеи. Он пошатнулся, шагнул за край тропы и упал.

Нерешительно

Золотой попытался схватить Ишту, замахнулся на нее лапой – но ничего не схватил! Братья смотрели удивленно.

– Я видел его глазами… – Дракон пытался собраться с мыслями. Ишта и Львиноголовый появились так неожиданно. Они столкнули Солайна в Ничто и атаковали арьергард его войска.

– Мы должны спасти их!

– Так вот почему ты притих, брат, – с укором в голосе произнес Приносящий Весну. – По крайней мере, был не совсем здесь. Ты опять смотрел глазами этого эльфа.

– На нас напали! Девантары подстерегли войско Солайна по пути сквозь Ничто. – Золотой все еще не мог оправиться от неожиданной атаки со стороны Крылатой.

– Атакуют не нас. Соберись! – рыкнул Красный.

– Нет, очень даже нас, – поддержал его Перворожденный.

Кивнув ему, Золотой продолжал:

– Если мы потеряем Солайна и его войско, нам потребуется много лет, чтобы снова создать армию, хоть сколько-нибудь сходную по силе с этой. Если мы вообще сумеем сделать это… Именно об этом мы спорили все время. Наши силы истощены! Дети альвов устали от войны. Мы уже практически не можем восполнять потери, в то время как резервы детей человеческих кажутся просто неистощимыми. Сколько бы мы их ни убивали, они присылают подкрепление и лишь плотнее смыкают ряды. Отстраивают города, которые мы сжигаем. От Асугара остались одни руины, когда воевода Хорнбори убил сына богини. Но теперь он снова расцвел. Это все равно что пытаться вычерпать океан ситом. Неужели вы оба не видите, что именно этого добиваются девантары? – спокойно поинтересовался Изумрудно-зеленый, и голос брата показался Золотому бальзамом на встревоженное сердце.

– Цель этого нападения очень проста: заманить нас в ловушку. Что будет, если мы не пойдем? – Темный взволнованно ударил хвостом. – Мы признаем свое поражение. Если мы потеряем наши лучшие войска, война за Нангог закончится сегодня же ночью!

Произнеся слово силы, Золотой снова прокрался в голову эльфийского князя. Солайн не падал, как падают в пропасть, хотя ощущал именно это. Его скорее уносило, как бывает, когда падаешь в реку.

Дракон лишь смутно видел обоих девантаров, обрушившихся на войска, идущие по Золотой тропе. Некоторые воины предпочитали прыгнуть в Ничто, нежели сражаться с девантарами.

Золотой увидел достаточно. Прервав связь с Солайном, он снова открылся спору, разгоревшемуся между братьями по гнезду.

– Их всего двое!

Братья уставились на него. Изумрудный и Приносящий Весну – с сомнением. В глазах Иссиня-черного горела жажда битвы. Пламенный растерялся.

– И что? – произнес Красный.

– Очень часто наше присутствие решало все, когда дети альвов отправлялись в битву за нас. Девантары уверены, что мы не придем, чтобы помочь своим воинам. Они послали только двоих! Мы сможем одолеть их.

– А что, если остальные затаились в Ничто? – поинтересовался Красный.

– Значит, мы пойдем не одни, – заявил Темный. – Падение в Ничто стирает разум простых существ. Мы не имеем права терять время, если хотим спасти свое войско или то, что от него осталось. Давайте призовем в Золотую сеть всех наших братьев-драконов. Нам нужны бесстрашные летуны, которые нырнут во тьму и соберут пропавших.

– А я скажу тебе, брат, что именно этого и ждут девантары, – напомнил ему Изумрудный. – Пусть погибают дети альвов! Ведь они просто инструменты. Оставим войну в Нангоге на сотню лет, соберем новое войско! Всех, кто стоит на тропах альвов в этот час, можно заменить. В отличие от нас. Смерть каждого из нас, если мы легкомысленно шагнем в ловушку, будет аукаться вечно.

– Если сегодня мы не сразимся за Нангог, мы не сделаем этого никогда!

Слова Темного обожгли мысли Золотого. Его брат был исполнен решимости ввязаться в бой.

– Тогда давайте голосовать, – предложил Приносящий Весну. – Достаточно простого большинства. Каким бы ни оказалось решение, мы примем его. Я против того, чтобы лезть в эту ловушку.

– Я тоже так считаю, – поддержал его Изумрудный.

– Я не брошу наших бойцов в беде, – решил Темный.

Когти Золотого царапнули каменный пол пещеры для собраний. Как-то нехорошо. Настал его черед.

– Я хочу отправиться в Золотую сеть и вонзить клыки в горло Ишты.

– Я тоже хочу сражаться, – решил Иссиня-черный. – Мне всегда нравилось рвать глотки.

Золотой с тревогой поглядел на оставшихся братьев по гнезду. Последним будет голосовать Пламенный, самый непостоянный из них. Как правило, он присоединялся к словам тех, чьи убеждения были примерно столь же стройны, как форма облака, которое рвут грозовые ветры.

– Я считаю, что отправляться в Золотую сеть – большая ошибка, – уверенно произнес Красный. – Последовав совету Золотого, мы сделаем именно то, чего от нас ждут девантары. И поплатимся за это своими жизнями, если предадимся сентиментальности по отношению к некоторым детям альвов. Но что еще важнее, так это то, что, явившись туда, мы нарушим приказы альвов. Мы не имеем права ступать в запретный мир! Вы действительно хотите бросить вызов нашим создателям?

Золотой затаил дыхание. Его брат, Пламенный, кивал в такт словам Красного. Неужели решение принято?

В Ничто

Удар прилетел слишком быстро. Нир отпрянул, но когти львиноголового существа все равно ударили по его пластинчатому доспеху, выбив сноп искр. Его швырнуло назад, и он ступил за край тропы. Испуганно переведя дух, он взмахнул секирой и попытался ухватиться за Золотую тропу, но было уже слишком поздно. Он парил в Ничто. С губ невольно сорвался крик. Он замахал руками и ногами, но все было бесполезно, карлик продолжал падать в бесконечную черноту.

Значит, это конец! Стрелок попытался побороть подступивший страх и охватившее его отчаяние. Ему всегда представлялось, что он падет в честном бою. А теперь его просто столкнули с тропы. Ярость пересилила страх, а вместе с яростью к нему вернулась способность ясно мыслить. Несмотря на ощущение, что он камнем падает в бездонную шахту колодца, глазами он видел совсем иное. Падал он не вертикально вниз, а плыл по черноте сбоку от тропы.

Нир попытался двигаться так, словно он плывет, но не сумел даже перевернуться вокруг своей оси. И, конечно же, грести руками тоже не получилось. Невероятные усилия, которые он прилагал, были тщетны, и его относило все дальше и дальше от Золотой тропы. И дюжинам других было не легче, чем ему. Все они разлетались в разные стороны.

Пронзительный крик ярости заставил Нира снова посмотреть на Золотую тропу. Там Галар атаковал Львиноголового. Он яростно обрушивал на девантара удары своей секиры и даже сумел заставить бога отступить на шаг.

Нир затаил дыхание.

Бог-лев взмахнул лапами. Секира вылетела из рук кузнеца, удар лапы пришелся ему в плечо. Когти пробили кольчугу, разорвали железные кольца. И вот Львиноголовый поднял его друга, яростно зарычал и швырнул в Ничто.

За Галаром простирался след из неровных, странно колышущихся капель крови. Галар улетал гораздо быстрее Нира. Возможно, все дело было в силе, с которой бог швырнул его друга прямо во тьму.

Нир снова принялся грести руками, но ничего не происходило. Он следовал по траектории, медленно уносившей его от сражения, и с каждым вздохом Галар уплывал все дальше от него.

Он слышал, как ругается кузнец, проклиная трусливую кошку:

– Иди сюда и сразись со мной как мужик, ссыкливая ты грива! Или боишься моих кулаков?

Но бог просто игнорировал Галара, который в конце концов умолк и зажал рукой оставленную в плече рану.

Потрясенный, Нир наблюдал за тем, как эти двое идут по тропе все дальше и дальше. Казалось, важнее для них было сбросить детей альвов в Ничто, нежели убить их. С каждым ударом сердца в великой тьме оказывалось все больше и больше беспомощно парящих воинов. Они умрут от жажды, медленно истекут кровью или сойдут с ума от ужаса, навеваемого бесконечным Ничто. Человеческие боги жестоки! Они решили не даровать им даже быстрой смерти.

Под собой, среди разлетающихся воинов, Нир обнаружил и Хорнбори. Их воеводу нельзя было не заметить. На нем был роскошный шлем, украшенный золотыми орлиными крыльями, и багряный плащ, который сейчас, когда он парил посреди Ничто, колыхался за его плечами, словно знамя. Он был единственным из всех, кто вообще надел плащ. В душной жаре, царившей под Темилом, каждая лишняя деталь одежды была сущей мукой. Воины, которым не нужно было сражаться, носили только набедренные повязки. Некоторые кобольды и покрытые с головы до ног татуировками минотавры вообще бегали голышом. И только Хорнбори всегда ставил потребность одеваться в соответствии со своим рангом выше потребности в комфорте. За это Галар называл его тщеславным франтом. Вот только Хорнбори был не просто франтом. Несмотря на то что кузнец никогда бы не признал этого, Хорнбори был героем! Большинство воинов, рухнувших в Ничто, кричали от ужаса и размахивали руками и ногами. Хорнбори же ничего подобного не творил. Скрестив руки на груди, он был воплощением спокойствия. Настоящий герой, спокойно готовый встретить свою судьбу.

Судя по всему, их полководец полагался на то, что его спасут! «Нужно брать с него пример», – разволновавшись, решил Нир.

Даже один вид хладнокровного и спокойного Хорнбори придал ему мужества.

Они выберутся отсюда! Галар ошибается насчет воеводы. Хорнбори может быть кем угодно, но он вовсе не ссыкун!

Соблазнить богиню

Хорнбори словно окаменел от ужаса. Когда перед ним внезапно возникла эта устрашающая пернатая женщина, он, конечно же, не схватил секиру. Только дурак станет драться с богами. Вместо этого он скрестил на груди руки и попытался поклониться этой крылатой бабе. Он видел такие позы на рельефах, сделанных детьми человеческими. Судя по всему, это был обыкновенный жест смирения, когда существу является бог.

К сожалению, это не помогло. Крылатая отправила его пинком в пропасть по ту сторону Золотой тропы. Как щенка, который, принюхиваясь, бежал за ней. Она даже оружия на него не подняла. Все произошло настолько быстро, что он не успел произнести ни слова.

Он вот-вот ударится обо что-нибудь. Никто не знает, что скрывается в темноте рядом с Золотой тропой. Наверняка какие-то острые скалы, о которые он разобьется. Одна мысль об этом наполнила его холодным страхом, пронизавшим все его тело, словно он упал в ледяную воду. Онемев от ужаса, карлик не мог даже закричать. Будто что-то стиснуло его горло. Ему вдруг показалось, что он поперхнется собственными криками, запертыми в клетке его страха, и задохнется.

Семь долгих лет он был военачальником в бесчисленном множестве сражений. Вокруг него пачками гибли его ребята, а ему, благодаря величайшим усилиям, всегда удавалось вернуться целым и невредимым и при этом оставаться героем. Что ж, вот и все. А ведь он уже почти был в безопасности… Хорнбори доводилось слышать много историй о смерти. В конце концов, хорошая осведомленность только на руку, если хочешь как можно дольше не встречаться со смертью. Все вокруг словно бы замедлилось. Смерть решила дать ему еще немного времени, чтобы испить его страх до самого дна. Остальные карлики, которых он видел, падали неспешно. Казалось, вода медленно уносит их на дно океана. Воевода увидел толстого Улура. Он кричал так, что легкие вот-вот должны были вырваться из его горла. Вряд ли кормчий представлял себе свой собственный конец именно так.

А потом появилось что-то еще. Устрашающая фигура с волосами, толстыми прядями спадавшими ей на плечи. Полуобнаженная богиня, вооруженная длинным копьем с массивным наконечником. Она не падала, а летела – несмотря на отсутствие крыльев! Эта тварь протыкала обреченных на смерть клинком и смеялась! Вот она увидела и его. Указала на него острием оружия, и только теперь Хорнбори рассмотрел, что у нее за волосы. Это были вовсе не толстые пряди! Из головы богини росли живые извивающиеся змеи. И она выбрала его своей следующей жертвой!

Внезапно оцепенение спало с него.

– Ты допускаешь ошибку, – пролепетал он, когда до нее оставалось лишь несколько шагов. Должна же она понимать его, хоть он и не владеет языком детей человеческих. – Поставь меня обратно на тропу, и я скажу тебе, кто наш полководец. Вы наверняка захотите взять его в плен. Если помучаете его немного, он расскажет вам много интересного. Это эльфийский князь…

– А ты, должно быть, воевода Хорнбори! – Хотя интонация у богини была странной, а страх никуда не делся, он отчетливо разбирал ее слова. Некоторые змеи у нее на голове широко открыли рты и зашипели на него. Он увидел, как с острых зубов капает яд. – Слыхала я, что ты убил сына богини. Бегущего по морям. – Она прищелкнула языком. – О, это было очень мило с твоей стороны. Он утащил на дно морское несколько наших судов. Такой воин, как ты, больше не должен сражаться против наших людей. Говорят, ты один ст?ишь сотни демонов. За твое убийство Бегущего по морям я буду благосклонна к тебе. – И она улыбнулась.

«А ведь если не обращать внимания на змей, она ничего, – промелькнуло в голове Хорнбори. – Возможно, к этому вопросу следует подойти иначе».

– Опытны ли вы в любви, милая моя?

И он улыбнулся ей улыбкой, которую сотни раз испытал на праздниках, устроенных в честь его побед. Улыбкой, перед которой не могла устоять ни одна карлица.

Глаза девантара расширились.

«Получается, – облегченно подумал Хорнбори. – Так оно все и начинается. Теперь еще взгляд, разбивающий женские сердца».

– У вас поистине чувственные губы…

Девантар наморщила лоб.

– Да ты шутишь, карлик, – рассмеялась она. – Неужели ты думаешь, что я лягу в постель с таким полумужем? Это все равно что связаться с Длинноруким. – Взгляд ее помрачнел, змеи подняли головы и вновь зашипели на него. – Мое милосердие будет заключаться в том, что я просто отрублю тебе руки, герой! – И ее копье устремилось вперед.

Хорнбори пронзительно вскрикнул, машинально поднял правую руку, свой знаменитый драконий кулак. Наконечник копья угодил в него с такой силой, что запястье сломалось, но божественное оружие не смогло даже оцарапать ладонь, в которую попало. Сила удара отшвырнула его прочь, и он поплыл в другую сторону.

Богиня удивленно посмотрела ему вслед.

– А эту руку я заберу с собой, – серьезно произнесла она, снова замахнулась оружием и помчалась за карликом.

Последний выстрел

– Альвы всемогущие! – охнул Нир.

Там, в темноте, было что-то большое. Сначала карлик увидел только намек на движение, а затем во мраке образовалась тень. Дракон! Один из тех огромных красных драконов, двух из которых он убил во время боев за Асугар. Много лет они не вступали в сражения. За ним полетел второй, третий… А еще там были кварцеглазы! Этот вид драконов Нир знал только по бестиариям, которые изучал в последние годы. Подлые мелкие твари с телом размером с быка. Глаза их были похожи на кварцевые кристаллы. Они вылетели из тьмы и, размахивая своими желто-белыми крыльями, стали хватать тех, кого столкнули с тропы. Почему они могут летать здесь? Не связано ли это с их магией? Кварцеглазов считали опасными и хитрыми магами, охотиться на которых было крайне тяжело. А теперь они пришли на помощь? Как-то это неправильно. Тем не менее Нир был рад видеть их. Они…

Карлик не поверил своим глазам. В центре стаи кварцеглазов летел огромный дракон, чешуя которого сверкала, как отполированное золото. Казалось даже, что он сияет изнутри. Там, где был он, тьма расступалась. Золотой! Рожденный вторым из небесных змеев!

Он был одним из восьми, решивших, что Глубокий город должен быть уничтожен. Нир нащупал кожаный ремень, на котором за спиной у него висел арбалет. Золотой… На протяжении всех этих лет они с Галаром так и не сумели незаметно выстрелить в одного из небесных змеев. Иногда удавалось увидеть огромного дракона издалека, но на поле битвы они никогда не показывались.

Золотой медленно летел сквозь Ничто, настороженно вглядываясь во тьму. Он никого не спасал, предоставляя это низшим драконам.

Арбалет скользнул в руки Нира. Левой рукой он нащупал широкий кожаный чехол, закрывавший колчан с болтами, висевший у него на боку. Остался всего один болт, способный убить дракона. Галар отдал его ему три года тому назад, потому что из них двоих Нир все же стрелял лучше. Тогда они торжественно поклялись друг другу, что приберегут этот болт для небесного змея. И вот настало время использовать его.

Пальцы Нира коснулись оперения болта. Сколько раз он держал его в руках, мечтая о том, чтобы выстрелить им в убийцу! Осторожно вложив болт в арбалет, он принялся поворачивать рукоятку. Ему по-прежнему казалось, что он падает, несмотря на то что его относило от Золотой тропы очень медленно.

Огромный дракон скользил между упавшими, не прикасаясь ни к кому из них. Теперь Нир заметил второго небесного змея. Обладателя ослепительно алой чешуи. А за ним летел третий небесный змей, нежно-зеленого цвета. Неужели они все пришли?

Древние драконы летели примерно в двух сотнях шагов над ним. Все они смотрели на тропу из света, не обращая внимания на него. Отлично!

Ручка арбалета остановилась. Тетива натянулась. Он поднял оружие, намереваясь выстрелить, когда где-то под ним раздался пронзительный крик. Хорнбори! Этот голос он узнал бы из сотен других. Нир опустил голову и увидел, что воевода борется с девантаром. Он голой рукой остановил нацеленное в его грудь копье.

Хорнбори полетел в другую сторону, но эта тварь преследовала его. Она же проткнет его! Убьет Хорнбори, величайшего героя среди карликов! Этого не должно случиться!

Нир опустил оружие, прицелился, глядя поверх направляющей. «Придется нарушить священную клятву», – с горечью подумал он и спустил курок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9