Бернард Задунайский.

Охотники за «Кинжалом». Политический детектив



скачать книгу бесплатно



Внутренний голос призывал посоветоваться с ушлым жокеем. Романов сразу ответил на звонок:

– S?? on pilvinen (финск. Погода дождливая). А, как у вас в мэрии? Hemmetti! (финск. Чёрт!)

Затем вице-мэр вкратце описал свою короткую встречу с префектом, не забыв про бурный финал. Боб резко оборвал разговор:

– Только не выходи из мэрии! Уже вылетаю! Я знаю этих одноклеточных ублюдков. Теперь за нами будут охотится.

Пока предрайсовета добирался до мэрии у входа запылала служебная «Maxima» Громова и на возгорание выехали все пожарные расчёты города.

Так пришло понимание, что вице-мэру подчиняется ещё и пожарно-спасательный департамент. Автомобиль функционера тушили 16 дружин огнеборцев и лично директор ведомства, который поддерживал давление в гидранте на хорошем русском языке.

Залив мимолётом два троллейбуса и трамвай, спасатели погасили машину пожарной пеной. Придворная свита, выскочив из здания, констатировала полную амортизацию автотранспортного средства за номером «TLN 004» марки «Nissan Maxima QX». Подъехавший на место Романов сразу же выставил охрану по периметру и доложился потрясённому мэру:

– Коалиция наносит ответный удар! Пора кончать с ментами и подранками в управах. Без монолитной команды мы никто, поэтому никакой жалости к назначенцам правых сил. Выносим за ворота всех глав департаментов, администраций и канцелярий. Префект полиции бросил нам перчатку и лично я вызов принял! А ты, как знаешь!

В той жизни градоначальник поучаствовал в полётах Валькирий и водочных караванах, а поджоги машин считал мелкой неприятностью. С недавних пор он полностью зависел от московских связей Боба, который одним звонком мог прихлопнуть налаженный бизнес мэра.

Городской голова, в который раз переступал черту:

– Плевать! Менты для нас расходный материал! Одним больше или меньше! Какая разница? Как мэр, не потерплю открытого противостояния. А поджог – это демонстрация силы. Сливай в прессу всё что есть и даже то чего нет! Я буду готовить наших к вотумам недоверия префекту и городскому комиссару.

Громов подобрал на пожарище мензурку из термопластика:

– Смотри-ка, здесь работал профи. Это химический запал, а значит применялся напалм. Поэтому тачка сразу и запылала, как спичка. Думаю, теперь всем ясно кто за этим стоит. Боевой пирогель сегодня в магазинах не продаётся!

К вельможной компании сбоку пристроился глава пожарного ведомства.



Безгранично лояльный брандмейстер так и не успел закончить Академию МВД СССР, но получил там блестящую подготовку. Вольнослушателя из независимой Эстонии выставили за порог заведения, как только Прибалтика установила пограничные столбы. Сегодня у него появилась возможность заявить о себе новой городской власти, начинавшей свой выборный срок с огоньком.

Поэтому бывший полковник доложил по команде:

– Господин, хярра мэр, осмелюсь довести до вашего сведения! Это работа бастрюков из спецшколы под Ереваном! Недоделанные обсосы канают под диверсантов.

Вроде, уже третий пистон за неделю от горных козлов.

Вице-мэр пнул обгоревший протектор:

– Значит, чечены тоже в теме! Кто б сомневался? Обсосы штопанные! Жаль «Максимку», ведь и трёх тысяч не прошёл. Для страховки будем возбуждать уголовное дело, и не мешало бы ответить заказчикам.

Боб отыскал на пепелище универсальную отмычку, которой пользовались только профессионалы:

– Вот ещё один вещдок. Я начинаю созревать для ответных мер.

У здания мэрии уже собирались репортёры с камерами и фотоаппаратами. Щёлкали вспышки и загорелись съёмочные софиты, а неутомимый Першинг ощупывал бицепсы блондинок из сборной Грузии по боксу. Полицейские, не скрывая радости, обтянули пожарище заградительной лентой, а чиновники без комментариев удалились на вечернюю вахту. Город ни на секунду не оставался без руководства.

Первый ответный удар по полицейской группировке нанесли боевики из подчинённой Рокки бригады Тунгуса, переодетые в форму спецназа команды «К». В полночь головорезы нанесли недружественный визит на арендованный у химзавода участок нитро растворителей. Здесь круглосуточно разливался безумно популярный у населения ароматный стеклоочиститель «Столичный».

Эликсир содержал 40% этилового спирта. Бытовая химия акцизом не облагалась и чистейший реактив с этикеткой популярной водки разлетался по киоскам и рынкам. Знакомая миллионам наклейка предупреждала потребителя «рекомендовано для наружного употребления». Мойщикам окон состав предлагался в ёмкостях 0,33 и 0,5 литра, а для больших витрин – в литровой таре.

После применения химиката все столичные теплотрассы просто сияли чистотой. На соседней линии это же средство разливали в фирменные бутылки водки «Абсолют». Этикетки и акцизные марки изготавливала дружественная типография общества глухонемых за углом.



Аналитики службы безопасности «Global» считали заводик главной кормушкой префекта и комиссара криминальной полиции. Офицеры «крышевали» объект со дня его открытия. Даже охрану территории осуществляли вооружённые постовые в форме, разумеется, в свободное от несения службы время.

Налётчики где-то раздобыли точную карту химкомбината и всех его подземных коммуникаций. В операции приняли участие и нанятые Рокки полицейские мордовороты из группы захвата, которые вломились на производство, оседлав революционный тепловоз. За ними шли ряженные спецназовцы в масках с короткими автоматами, уложившие в грязь всю охрану. Работяги на линии разлива, увидев вооружённых бойцов, побросали бутылки и разбежались по территории.

Но водочный цех геройски защищался ещё целых 15 минут, подняв руки только перед гранатомётчиками. Во время обороны защитники уничтожали продукцию цеха перорально.

Очистив оба участка от персонала, Тунгус и Рокки забросали линии гранатами. Этиловый спирт в баках вспыхнул мгновенно и огненной рекой хлынул по цехам. Оставшиеся в тупике цистерны подцепили к тепловозу и вывезли на свободный путь по соседству с торговым центром.

Там их утром распробовали местные жители, издалека завидев манящую надпись «Спирт». Бесконечная очередь с вёдрами и канистрами надолго перекрыла движение транспорта по шоссе. Весь стотысячный район гулял две недели, пока не опустели обе цистерны.

Продажи очистителя упали до нуля, зато резко подскочили объёмы реализации солёных огурцов и рыбы. Полицейские попытались было навести порядок, но вскоре и сами пополнили ряды дегустаторов.

Утро следующего дня взорвалось в кабинете префекта телефонными звонками и радиосводками о пожаре. Бодрые эфирные голоса рапортовали о квадратных метрах сгоревших цехов. Когда-то Всесоюзное радио с таким же задором радовало нас небывалым урожаем зерновых на Кубани. Первый зам префекта ревел в трубку:

– Огнём уничтожены обе линии и вся готовая продукция. В налёте участвовали отморозки из команды «К» и волкодавы спецбатальона. Все были в масках.

Городской префект орал в ответ:

– Найти и наказать уродов! Поднять на уши всех! Я вас научу работать!

Но через час сотовый оператор огорчил полицмейстера ещё раз: офицер получил сообщение «Прекращаем обслуживание номера в связи с неуплатой». А через полчаса секретарша положила на стол письмо из банка о расторжении лизингового договора на служебный джип.



Внедорожник шефа полиции также оплачивала Таллинская мэрия. Жандарм расстроился и впервые за десять лет забыл похлопать по попке кадровую секретаршу. Девушка обиделась: за эти годы она привыкла с утра поднимать жизненный тонус босса. Задевало и полное отсутствие интереса к её новому французскому белью, которое обошлось в половину зарплаты.

Но сегодня префект потерял основной источник дохода, и вместе с ним автомобиль и связь. А день только начинался.

Начальник полиции буквально молился на подпольный завод, который достался ему год назад в ходе обычного полицейского рейда. Его огольцы накрыли производство в самый разгар рабочего дня, когда рабочие загружали очередной грузовик с пойлом. Директор шарашки, проведя весь вечер в камере с пакетом на голове, назвал имя и телефон хозяина, которым оказался известный авторитет Буратино.

Через неделю стороны заключили соглашение, по которому завод запускался на полную мощность, а полиция переставала замечать на прилавках стеклоочиститель и левую водку.

Но этой ночью завод спалила банда Рокки, и префект не представлял, как жить дальше? Кроме того, ему угрожали импичментом, и таинственная процедура отстранения вызывала настоящий животный страх.

Полицмейстер живо представил, как после голосования депутаты сдерут с него погоны и нашивки, а потом пропустят сквозь строй бабуинов в итальянских костюмах. Напоследок спикер сломает над головой обвиняемого указку.

Вдобавок, он получил уведомление о досрочном расторжении договора найма своей городской квартиры. Декабрьское солнце на горизонте со скрипом отрывалось от силуэта старого Таллина. А утренние газеты вывалили в публичное пространство свежую порцию вонючей заказухи.

Репортёры ассенизаторы основательно поковырялись в отходах жизнедеятельности полицейского аппарата, наполнив передовицы сенсационным содержанием. Естественно, здесь не обошлось без фотошопа в ранней версии. Трогательная фотосессия префекта в подшефном борделе с авторитетами обсуждалась даже в доме правительства. Впрочем, глава МВД и раньше планировал убрать лихого полицая, который не признавал знака «деление». Сегодня этот момент настал:

– Давно пора снимать префекта, пусть даже руками оппозиции. Как бы он не запел перед камерами, с кем и как делился. Я об этом позабочусь!

Премьер нахмурился, глядя в окно на облезлый фасад парламента:

– Первым лицам пора выгуливать бюджет следующего года в думе, а мы всё топчемся с кандидатурами новых министров. Как там с голосами? Говорят, вице-спикер обещал помочь по конкретным кандидатам, но на определённых условиях? За версту чую – договорился с Бобом!



В это же время глава райсовета принимал работу Рокки:

– Всё залудили, как по нотам! Спалили оба цеха вместе с товаром и типографию не забыли. Сейчас там полно журналистов, да ещё нагрянула бригада из налоговой инспекции. Материала на заводе хватит на 10 уголовных дел, и менты порвут друг друга, как ротвейлеры.

Боб не разделял оптимизма коллеги:

– Судя по всему, на нас с Жекой поступил заказ. Твоя задача добраться до исполнителей, причём уже вчера! Они не остановятся пока не выполнят работу, но какую? Мы не знаем. Пора вводить в районе чрезвычайное положение. Как в такой обстановке открывать наш новый рынок?

Капитальный ремонт арматурного цеха подходил к концу, и торговцы потихоньку завозили на объект прилавки и оборудование.

Дату открытия рынка пока держали в тайне из соображений безопасности. Боб не спешил запускать новый проект, пока не устоялись волнения в городе. Загнанный в угол шериф мог испортить праздничную презентацию гигантского крытого рынка, который уже окрестили «гипермаркетом». В ближайшее время предстояло подготовить комиссаров к мысли, что с новой точки им ничего не обломиться.

Громов закрылся в своём кабинете, где одним глазом просматривал распечатку телефонных звонков префекта, полученную сегодня у оператора. Красным карандашом он подчёркивал знакомые номера братков. Сидящий рядом Тайсон комментировал пометки:

– Сплошь и рядом номера братанов. Полицай потерял бдительность и звонит корешам со служебного. Плевать он хотел на прослушку, а зря! Разговоры в сети NMT принимает обычный сканнер. За последнюю неделю мы кое-что услышали и записали.

Вице-мэр кивнул: – Значит, чечены получили по этому телефону добро на поджог моего «Максима», а потом доложили о выполнении. Займись-ка владельцами этих номеров, но не наглухо! Сначала хорошенько их вытряси.

Романов подошёл к окну своего кабинета, откуда открывался шикарный вид на рубежи обороны района. На чердаке и крыше под видом трубочистов засели снайперы из отряда Рокки, специально выписанные из Якутии. Вся мэрия с нетерпением ожидала развязки истории, и жокей включил последний отсчёт:

– Бульба, бери эти три телефона на контроль и отключай их вместе с хозяевами. Срок тебе 48 часов, как в кино! В день отставки префекта все трое должны наблюдать всхожесть озимых из-под земли. Уловил?!



Друзья Рокки из конторы сотового оператора мигом установили местонахождение тройки по сигналу их мобильных телефонов. Сразу же после поджога «Ниссана» трио боевиков отправилось в элитный мотель для избранных «У Нобеля», ставший любимым местом отдыха диверсантов-подрывников. Администратор притона давно поддерживала с Бульбой неплатонические отношения и без колебаний выдала боевиков:

– Чеченцы зависают здесь со вчерашнего вечера и два раза меняли девочек. На данный момент они крепко обкурились и отдыхают в номерах.

А тем временем, авторитетные отцы города гадали: каким же будет асимметричный ответ Громова на поджог автомобиля? Новый статус вице-мэра требовал примерно наказать беспредельщиков и выставить их скальпы на всеобщее обозрение, не замарав при этом честь мундира.

На этот случай в отделе логистики компании служили два бывших инструктора «Альфы», которые по привычке провели последний отпуск в солнечной Абхазии. Отдохнули на славу, оставив гвардейцам из «Мхедриони» по десятку зарубок на прикладах.

В этом сезоне впервые за много лет пустовали пансионаты Геленджика и Гагры, куда повадились вооружённые бойцы из отрядов национальной гвардии. Ну а ведомственные санатории и дома отдыха облюбовали бородатые чеченцы с РПГ и ПКМ, отгонявшие грузинскую гвардию на исходные рубежи. Вместо пляжей таллинские дикари загорали в зелёнке, натянув на головы камуфляж. Обе воюющие стороны охотились за снайперами, а поймав, казнили с особой жестокостью. На безымянных высотках здесь и там виднелись отрубленные головы стрелков на шестах.

Но нашу парочку бог миловал от засад, и приятели привезли из отпуска не только приятные воспоминания. Гонораров скупых абхазов с трудом хватило на ленд-лизовский «Крайслер» каждому.

Этим вечером спецы оседлали единственную дорогу в мотель с целью обновить необстрелянные винтовки с оптикой ночного видения. Им не терпелось сделать первые риски на новеньких прикладах СВД-3. Охотники за скальпами затаились в ельнике перед мотелем «У Нобеля» в ожидании выхода целей на водопой. Пока парочка наслаждалась речным пейзажем, к стоянке подъехала аварийная бригада водоканала с инструментами.

Стало быть, в городе и помимо Громова хватало желающих поквитаться с горцами. Через прицелы ночного видения бросалась в глаза профессиональная подготовка ремонтников канализационных стоков. Как оказалось, один из аварийщиков поработал в карьере взрывником и привык к масштабным подрывам горных пород.



На этот раз его фантазию ограничивал только дорожный просвет «Мерседеса» горских князей. Закончив работу, минёр картинным жестом отобразил размер заряда и сыграл губами похоронный марш. Результата пришлось ждать до полуночи, но он того стоил.

Пролетавший над мотелем пассажирский «Фоккер», подбросило взрывной волной на десяток метров и в кабине проснулся второй пилот. «Мерин» с пассажирами, как катапультой, перекинуло через трёхметровый забор заведения, разбросав обломки по лесополосе.

Вокруг уже начали собираться люди: кто-то выбежал из мотеля, а из бара вместе с рамами и стёклами выскочили посетители.

Остов «шестисотого» пылал вместе с кавказцами, лежа на боку за оградой. Третий участник банды выпрыгнул из борделя в окно и подошёл к горящей машине. Помочь собратьям он уже не мог. Здесь его и настигли пули логистиков из «Global», после чего, потяжелевшее на 27 граммов, тело рухнуло прямо в огонь.

Пьяные аборигены устроили у погребального костра ритуальные пляски с бутылками и кружками. Убиенных чеченцев ненавидел весь район с прилегающими окрестностями, а особенно, рыночные торговцы и путаны.

Взрыв «У Нобеля» записали на счёт Громова: считай Романова, с большим знаком «плюс». Акция наглядно продемонстрировала изменение расклада сил в столице. Новая городская власть приняла бой по всем правилам военного искусства, и префект полиции ответил на вызов.

Полицмейстер второй день снимал стресс в подшефном вертепе на окраине, не забывая руководить оттуда силами правопорядка. Весёлое заведение функционировало под крышей ресторана и «почасовой бани для холостяков», фактически выполняя функции школы проституток.

Сюда перед выходом на большую панель попадали молодые дарования из провинции, проходя под присмотром блюстителей бесплатное обучение древнейшему ремеслу. Полицейское начальство столицы частенько снимало сливки в здешних номерах по праву первой ночи. Комиссары проводили контрольные закупки на новеньких, тем самым давая путёвку в жизнь лучшим из лучших.

В дальнейшем их ждали вертепы в Турции. Префект, как мог, боролся с рутиной и формализмом во вверенном ему подразделении, используя в борьбе с преступностью творческий подход.

Сегодня он в мундире офицера гестапо проводил допрос партизанки. Пристёгнутая к креслу наручниками, швея-мотористка из провинции гневно протестовала:

– Не услышишь от меня ни слова, палач! Давай, бей!

Префект расстегнул полицейский китель и достал плётку из секс-шопа.



Предстояла самая увлекательная часть допроса – неоднократные насильственные действия сексуального характера и активная вербовка комсомолки. Уже через полчаса он перешёл к заключительной фазе, пристегнув разведчицу наручниками к кровати:

– Твоё московское начальство сейчас пьёт коньяк. Тебя давно списали, а на родине попадёшь в лапы СМЕРШа. Будешь работать на меня!

Гестаповец расстегнул брюки, достав свой главный аргумент.

– Бух! Бух! – Внизу грохнул выстрел, а затем ещё серия. Гремела падающая мебель, послышался душераздирающий женский крик и шум борьбы. Префект натянул спавшие брюки и, не снимая гестаповского мундира, сбежал по лестнице в бар. Последней он запомнил яркую вспышку света, от чего мгновенно потерял сознание. А когда полицмейстер очнулся, в баре уже работали его подчинённые.

Подгулявшие гости разгромили кабачок, перебив мебель и окна. Крепко досталось и охране, ну а шеф полиции подвернулся громилам под горячую руку. Его фотографии в гестаповском мундире на лестнице известного вертепа облетели все вечерние газеты.

А днём позже Городское Собрание без колебаний отправило префекта в отставку большинством голосов. На том же заседании депутаты одобрили кандидатуру нового начальника полиции, пообещавшего залу побороть проституцию за год. Согласно Закону о Полиции всё руководство префектуры подчинялось верховному комиссару и министру, но назначалось только после одобрения Городской Думой.

Не имея возможности командовать правоохранителями, мэрия добивалась расположения стражей порядка с помощью служебных квартир и автомобилей. В крайнем случае, градоначальники не брезговали и премировать наиболее отличившихся.

Первый рабочий день нового префекта стартовал в Восточном районном отделении под присмотром Громова и Романова. Политики с удовольствием принимали построение личного состава, вызвавшее противоречивые чувства у руководства. Комиссар поприветствовал подчинённых и шеренги выполнили команду «Смирно»! Внешним видом и выправкой войско напоминало обозников батьки Махно.

В одном ряду не по ранжиру стояли разнокалиберные мужики и тётки в помятой и давно нечищеной форме.

Пройдя вдоль шеренги, Боб ощутил всю гамму правоохранительных ароматов от водочно-коньячных перегаров до дорогих французских духов. Он на мгновение задержался перед статной светловолосой комиссаршей.



Мадам с успехом могла участвовать в конкурсах красоты для полных. Обворожительно улыбнувшись, она вручила Романову свою визитку:

– Обязательно позвони мне! Я буду ждать!

Во втором ряду депутат заметил бывшего капитана ГАИ Кашубу, который в конце 70-х устроил настоящую охоту за машиной ди джея.

Всё началось летним вечером, когда Боб отказался выходить из «Нивы» для проверки документов. Шёл проливной дождь, но мотоциклетный инспектор заставлял водителей выходить из кабин. После конфликта гаишник целенаправленно ловил «звезду» днём и ночью, задумав лишить его прав пожизненно.

Документы на злостного нарушителя Романова регулярно уходили наверх, откуда каждый раз возвращались с пустяковыми штрафами. Но Кашуба не прекращал своих посягательств и начальство перевело ретивого служаку на бумажную работу.

Почувствовав недобрый взгляд давнишнего подопечного, экс-гаишник втянул голову в плечи. Но Романов давно забыл старые обиды, ему хватало новых. Однако он напомнил инспектору незабываемые моменты уходящей молодости:

– Помнишь, капитан, как проверял у меня валидол в аптечке и давление в запаске? Какое было время, не забыл? А потом была погоня по ночному пляжу в грозу!

Кашуба оживился и поднял голову:

– А, кстати, как там у нас сегодня с валидолом и зелёнкой?

Боб вздохнул и бросил прощальный взгляд на строй, откуда вместо груди каждого четвёртого выпирали необъятные пивные животы констеблей. Изредка бросался в глаза одинокий бюст четвёртого размера. Острый глаз политика заметил оттопыренные карманы полицейских, набитые мелкими купюрами от будочников.

Вдоль стены выстроились в ряд тяжёлые баулы с реквизированными на рынках «просроченными» сигаретами и водкой. Перед входом в префектуру владельцев дожидались новенькие иномарки, конфискованные у начинающих рэкетиров из соседнего района. Префект тоже отметил шикарный автопарк своих новых подчинённых и пнул ногой свой старенький «Ниссан», который вмиг поржавел на глазах:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное