Бентли Литтл.

Чужаки



скачать книгу бесплатно

Я посвящаю эту книгу прекрасным учителям, что учили моего сына: мистеру Гэри, мисс Хайди, мисс Робин, миссис Хиггс, миссис Мацца, мистеру Манкевицу, миссис Орр, миссис Бриггс, мисс Моран и мисс Хезер. Спасибо вам за все.



Часть первая

1

Перед ними расстилалась пустыня – выгоревшая до желтизны, с редкими пучками бурого кустарника, окруженная по дальним краям багряными в лучах восходящего солнца горами. Рейн вел машину; кроме него, не спал только Гэри – он осторожно пошевелился на середине заднего сиденья, убирая упершийся ему в бок локоть Джоан и отодвигаясь от ноги Брайана. На переднем пассажирском сиденье заворочалась Стейси. Она то ли всхрапнула, то ли хрюкнула во сне.

– За это ее и люблю, – прошептал Рейн.

Гэри молча улыбнулся в ответ.

Они находились в пути с полуночи: забрали Брайана после смены в «Дель Тако»[1]1
  «Дель Тако» – сеть ресторанов фастфуда в США, специализирующаяся на мексиканской кухне.


[Закрыть]
, давно покинули пределы Калифорнии и углубились в самое сердце Невады. Если бы Брайан не спал, то непременно настоял бы на остановке – ну хоть на часик! – в Лас-Вегасе; к счастью для остальных, он потух, как свет, сразу после Сан-Бернардино. Поэтому в Бейкере они свернули на местное шоссе, объехав Лас-Вегас стороной.

Впереди их ждал «Горящий человек» – первобытное гульбище, проводившееся каждое лето посреди пустыни Блэк-Рок. О фестивале Гэри знал лишь то, что там ежегодно сжигали огромное чучело, напоминающее фигуру из «Плетеного человека»[2]2
  «Плетеный человек» – британский культовый кинотриллер, снятый в 1973 г. по мотивам романа Дэвида Пиннера «Ритуал»; американский ремейк был снят за несколько лет до выхода этого романа Литтла.


[Закрыть]
. Стейси там уже бывала, и именно она подбросила идею отправиться всей компанией. До этого они неплохо оттянулись на «Коачелле»[3]3
  «Коачелле» – трехдневный фестиваль музыки и искусств в городе Идио, в долине Коачелла, штат Калифорния.


[Закрыть]
.

Да, все побывали на «Коачелле», все, кроме Джоан, – масса веселья, никаких передряг и всего два часа езды от университета в Лос-Анджелесе.

Рукой подать до Палм-Спрингс и целой россыпи недавно построенных в пустыне поселков.

Сегодняшний маршрут – совсем другое дело.

Во-первых, «Горящий человек» проводился у черта на куличках в десяти часах езды и продолжался целую неделю. Во-вторых, его устраивали не с коммерческой целью – событие сохранило хиппежный антураж, участникам предлагалось на время объединиться в общину на принципах «эстетики, свободы выражения и самодостаточности».

Два дня на «Коачелле» прошли без происшествий, но к концу целой недели, проведенной вместе, все, подозревал Гэри, могли передраться. Хорошо, что работа позволяла им приехать только на три кульминационных дня. Плохо, что длинный уик-энд включал в себя День труда, предвещавший бесконечные пробки на обратном пути в Южную Калифорнию.

Джоан пошевелилась, раскрыла глаза и улыбнулась Гэри. Поцеловала его в щеку, обняла за пояс. Даже в тесноте салона, со спутанными волосами и припухшая со сна, Джоан оставалась невероятной красавицей. Гэри в который раз про себя удивился, что она в нем нашла. Он сразу ее приметил – в студгородке, однако познакомились они только в последнем семестре на курсе музыкального воспитания. Как и почему они разговорились?.. То ли она попросила у него карандаш, то ли он у нее, – воспоминания о первой встрече потускнели и рассеялись. В то время у Гэри была другая девушка – Мег Уэллс, сверхорганизованная студентка с факультета рекламы, расписывавшая жизнь по часам и включавшая в план личного развития даже то, чем занималась на досуге. Гэри все чаще ловил себя на мыслях о Джоан, высматривал ее в толпе перед лекциями, из кожи лез вон, чтобы проводить ее после занятий, хотя серьезные отношения поначалу не складывались. И лишь в начале лета, когда Мег подфартило со стажировкой в крутом рекламном агентстве и она сделала ему ручкой, Гэри случайно встретился с Джоан на вечеринке и набрался духу пригласить ее на первое настоящее свидание. Оказалось, Джоан интересовалась им ничуть не меньше, чем он ею, причем уже целый семестр. Они плавно перешли из категории «знакомых» в категорию «друзей», а потом – «больше, чем друзей». Джоан не нравились выражения «мой парень», «моя девушка». «Любовники» вообще ни в какие ворота не лезли, «моя половинка» тоже не прижилась.

Как бы они ни назывались, главное, что они вместе, и Гэри вполне отдавал себе отчет, что ему страшно повезло.

На переднем сиденье снова хрюкнуло.

Зато Стейси и Рейн прекрасно дополняли друг друга.

Солнце преодолело последние препятствия на восточном горизонте, мешавшие его лучам проникнуть на шоссе, и через ветровое стекло ворвалось в машину. Стейси и Брайан мгновенно проснулись, хором застонали и захныкали.

– Пора бы уже, – сказал Гэри.

– Где мы? – поинтересовалась Стейси.

– Проехали ядерный испытательный полигон, – ответил Рейн.

– Что, серьезно? – не поверил Брайан.

– Ну да. Там один забор миль двадцать.

– Не нравится мне это. – Брайан оглянулся назад. – Давай вернемся домой другой дорогой.

– Люди здесь все время ездят.

– Ага, а ты видел местную статистику заболеваний раком?

– Рак возникает не в пустыне Невада, – терпеливо возразил Рейн.

– Будем проверять на себе? – язвительно парировал Брайан. – Если хочешь, сам ставь опыты с облучением своей спермы, а я не подписывался.

Сделали остановку на перекус в небольшом городке Фаллон и к трем часам выехали на двухполосную дорогу, ведущую в пустыню Блэк-Рок. Машины текли здесь непрерывным потоком; прошел час, прежде чем они смогли свернуть с дороги к пустыне.

Фестиваль продолжался уже пятый день. Блэк-Рок-сити, как его окрестила Стейси, вырос из ниоткуда и напоминал трущобы постапокалиптического мира. Взору предстали ярко раскрашенные ретровагончики, белые футуристические купола, пестреющие странными флагами самопальные башни. Люди бродили группами и по одиночке, работали над скульптурами, играли на музыкальных инструментах, выступали с речами, слушали, танцевали. От множества костров валил дым, хотя жара стояла под сорок. Сверху, с высоты деревянного помоста, картину озирала фигура из жердей – Горящий человек собственной персоной.

– Ничего так, – сказал Рейн без особого энтузиазма.

– Ищи место для стойбища, – предложила Стейси.

Они колесили по задворкам человеческого муравейника, пока не нашли свободный участок между строением, будто сложенным из гигантских кубиков «лего» (намалеванный от руки щит возвещал: «Пряничный домик Мередит»), и здоровенной, покрытой граффити деревянной колодой, над которой развевался драный флаг с надписью «Джо Страммер[4]4
  Джо Страммер – британский рок-музыкант, фронтмен панк-группы The Clash, умерший 22 декабря 2002 г.


[Закрыть]
жив!». Рейн остановил машину, все вышли и начали потягиваться. Гэри сделал пробежку на месте. Джоан тоже немного попрыгала, расставляя и соединяя ноги. Тяжелый, горячий воздух вонял дымом, отбросами, краской и марихуаной.

Рейн открыл багажник. Они привезли с собой большую сумку-холодильник, набитую едой и напитками, и три огромных пакета сухих закусок. Гэри и Джоан разбили для себя палатку, Рейн и Стейси – еще одну, у Брайана имелся лишь спальный мешок.

– Буду спать на земле, – объявил он. И ухмыльнулся. – Если, конечно, не встречу молоденькую кису и та не пригласит меня скоротать вечерок в своем шалаше.

Брайан раскатал свой спальный мешок на земле прямо перед машиной, уселся на него и стал слушать айпод, пока две молодые пары ставили палатки. Гэри и Джоан управились быстро – им пришлось ждать, пока Рейн и Стейси закончат ругаться и решат, куда забивать колышки. Гэри подошел к открытому багажнику и достал коробку острых чипсов.

– Почему бы не сложить все вещи на заднее сиденье? – предложил Рейн. – Там прохладнее.

– И сумку-холодильник тоже?

– Ну. Любой из нас может открыть дверь и взять, что ему надо.

Мимо пробежали два бородача без рубашек, поливая друг друга из водяных ружей.

– К тому же я не хочу, чтобы что-нибудь пропало.

Гэри перенес сумку-холодильник и пакеты с закусками в машину. После чего он, Джоан и Брайан, хрумкая чипсами, наблюдали, как Рейн и Стейси ставят палатку.

– Кажется, закончили, – выдохнул Рейн, отступая в сторону и осматривая плоды своих усилий.

Брайан приподнял пустую коробку от чипсов:

– Мы тоже.

– Что дальше по плану? – спросил Гэри.

Все повернулись к Стейси. Одна она бывала здесь прежде, она же подговорила ехать всех остальных. Будь здесь какое-то подобие программы, расписания или графика, кому же и знать, как не ей?

– Давайте пойдем туда и… посмотрим, – предложила она, небрежно махнув в сторону разнокалиберных построек. – В Блэк-Рок-сити много пригородов, в каждом – свое искусство, свои манифесты, своя музыка. Ради этого сюда и приезжают.

– А нам не достанется за то, что мы ничего не построили? – с сомнением спросила Джоан.

Гэри усмехнулся:

– Можно откопать выгребную яму.

Стейси вздохнула:

– Придет же в голову…

Мимо, пританцовывая, прошел какой-то тип в набедренной повязке с седыми дредами и расписанными синими знаками зодиака мохнатыми грудью и руками. За колодой имени Джо Страммера, перед раскрашенным в стиле узелкового батика бедуинским шатром, стояла, взявшись за руки, группа женщин в разноцветных платьях из марли и, закрыв глаза, монотонно пела что-то ритуальное.

Брайан в предвкушении потер руки:

– Вы только подскажите, где здесь закинуться.

Рейн и Стейси рассмеялись.

Гэри со значением посмотрел на Джоан. Они вызвались играть роль «трезвого водителя» и сегодня вечером не планировали ничего употреблять. Если Гэри хотя бы изредка не прочь был пропустить пивка, то Джоан выросла в религиозной семье и вообще не прикасалась к алкоголю. В их обязанности входило следить, чтобы остальные не хватили лишку и не нарвались на неприятности.

– Ой! – с фальшивым удивлением воскликнул Брайан. – Чуть не забыл. У меня же с собой есть. – Он сунул руку в карман и вытащил сморщенный пластиковый пакетик для сэндвичей, набитый таблетками. – Та-дам!

Сердце скакнуло у Гэри в груди.

– Откуда это у тебя? – угрюмо спросил он.

– Не бери в голову, чистюля.

– А если бы копы тормознули по дороге? И нашли бы? Мы бы все загремели в тюрьму!

– К воскресенью рассосется, – ухмыльнулся Брайан. – На обратном пути в машине будет чисто-чисто.

– Болван! – взорвался Гэри.

– Он у меня еще получит, – пообещал Рейн. – По дороге домой специально поедем вдоль полигона.

– Эй, этим не шутят!

– Машина – моя, – напомнил Рейн.

– Тогда я лучше с кем-нибудь еще, на попутке.

– Не уговаривай его, – ответил Гэри. Он взял Джоан за руку и повернул прочь, увлекая подругу за собой в сторону «пригородов» и выставок. Каждый год фестивалю задавали какую-нибудь общую тему, но Гэри позабыл девиз этого года, а по окружающим инсталляциям угадать было трудно. Из-за длинной белой загороди с наклеенными фотографиями улыбок доносились звуки акустической гитары и флейты. Джоан потянула Гэри на звук.

– Представляешь? Этот гад прятал у себя наркоту.

– А ты сомневался? – отозвалась Джоан. – Чем они, по-твоему, ехали сюда заниматься?

– Я не думал, что поеду в машине со спрятанными наркотиками.

– Как я понимаю, суть «Горящего человека» именно в том, что каждый вправе отмечать его на свой лад.

– Не любишь судить других?

Джоан присела в легком книксене:

– Это одно из моих достоинств.

Гэри с улыбкой поцеловал ее в губы:

– Я тебя не заслужил.

Они обогнули загородку и увидели на импровизированной сцене сидящих на раскладных стульчиках наголо бритую женщину и длинноволосого мужчину. Женщина играла на флейте, мужчина – на гитаре, их слушали человек двадцать зрителей, расположившихся, скрестив ноги, прямо на земле. Гэри и Джоан остановились поодаль и тоже стали слушать. Однако, сыграв еще две мелодии, дуэт ушел со сцены, на которую выскочил и начал выкрикивать в детский микрофон собственные стихи какой-то сердитый поэт.

Гэри и Джоан побрели прочь.

– Ты родителям сказала, что поедешь сюда? – спросил Гэри.

Джоан искренне изумилась:

– Разумеется, нет! А ты?

– Я рассказал. Ну, или почти. Правда, мои предки совсем не хиппи, вряд ли они даже слышали о «Горящем человеке», поэтому в подробности я их не стал посвящать. Но, по крайней мере, они знают, где я.

– Завидую. Если бы у меня были такие отношения с родителями…

– Ты завидуешь отношениям с моими родителями? – Гэри покачал головой. – Совершенно напрасно, мадам.

Хотя солнце клонилось к закату, было еще жарко. Пройдя по замысловатому коридору из пальмовых листьев, Гэри и Джоан в конце концов вернулись в свой лагерь. Сумку-холодильник кто-то вытащил из машины и оставил на земле. Рейн соорудил над ней подобие тента из трех черных мешков для мусора, прищемив один край задней дверью машины и натянув второй на воткнутые в землю палки. Рядом с палатками стояла хибати[5]5
  Хибати – японская мобильная печь.


[Закрыть]
Рейна. Стейси жарила на углях хот-доги. Она встретила парочку улыбкой.

– Хочешь сосиску?

– Спасибо, у меня своя есть, – ответил Гэри.

– Могу подтвердить, – вставила Джоан.

Все остальные засмеялись. Стейси вилкой подцепила готовые сосиски и сложила их на блюдо. Потом раздала тарелки Гэри и Джоан.

Брайан примирительно взглянул на друга.

– Извини. Надо было предупредить, что у меня с собой кое-что было. Не подумал даже. Правда.

Гэри кивнул:

– Не заморачивайся.

– Я думал, ты в курсе.

– Все нормально.

Брайан понизил голос:

– Тогда, может, уговоришь его не ехать через зараженный район? – Он ткнул пальцем в ширинку. – Не хочу, чтоб мои причиндалы пострадали. Да и твои тоже. Им еще служить и служить. Нам не всю жизнь быть двадцатилетними.

Гэри похлопал друга по плечу:

– Постараюсь.

Ночью устроили фейерверк. Рейв разгорелся в одном из «пригородов» и постепенно охватил весь Блэк-Рок-сити; ухающая музыка становилась громче и громче по мере стихийного подключения все новых динамиков. Брайан словил кайф и затерялся в темноте, перемежающейся вспышками ламп. Рейн и Стейси медленно извивались в такт одним им слышной музыке. Совершенно трезвый Гэри танцевал с Джоан. Он только сейчас начал улавливать дух фестиваля и ощущать свою причастность к толпе, еще не успев до конца настроиться на общую волну.

На следующий день они последовали совету Стейси – пошли побродить и посмотреть. В одном из «пригородов» Гэри впервые со времен начальной школы порисовал пальцами. Характерный запах густой краски навевал ностальгию, от которой появлялась легкость в мозгах. Из словно взятого со съемочной площадки «Безумного Макса» трейлера, переделанного в кафетерий на колесах, его хозяева потчевали всех желающих бесплатными вегетарианскими гамбургерами.

Ночью с веселыми криками, плясками и ужимками жгли Горящего человека. Друзья могли бы подойти вместе с толпой поближе к главному месту действия, но костер был хорошо виден и с их стоянки. По правде говоря, жара и ходьба порядком вымотали их за день. Джоан пила воду, остальные – пиво. Они сидели рядом с машиной, балдея от зрелища и компании друг друга.

Гэри почувствовал неладное, когда Горящий человек уже осел на землю.

Что-то было явно не так.

Все вокруг начало раскачиваться, словно Гэри перенесло на палубу попавшего в шторм корабля. Он протянул руку, дотронулся до запястья Джоан и вдруг почувствовал на нем волосы, как на обезьяньей лапе. Он резко повернулся к подруге, и голову пронзила такая боль, словно в затылок вбили гвоздь. Схватившись за виски, Гэри вскрикнул.

Боль прошла так же быстро, как появилась.

Ощущение крена и неустойчивости, однако, не исчезало. Встать не получилось – тело отказывалось подчиняться. Кто-то подмешал ему наркотиков, Гэри не сомневался, хотя не мог сообразить, кто и когда. Инстинкт самосохранения велел забраться на заднее сиденье машины, спрятаться на время в надежном месте, но, как он ни пытался, не мог даже шевельнуть ногой.

– Джоан!..

С губ не слетело ни звука. Гэри хотелось убедиться, что с ней все в порядке; если нет – помочь; если да – попросить, чтобы помогли ему. Он подозревал, что ей тоже подмешали дурмана. Однако мышцы затвердели и не слушались, он сидел не в состоянии стронуться с места.

«Что-что, но это не экстази. Ешка размягчает и расслабляет, усиливает остроту ощущений. А это…»

Это просто жесть.

Невероятным усилием воли он повернул голову.

Джоан перестала быть Джоан. Девушка превратилась в тряпичную куклу в человеческий рост с глазами-пуговицами, рядом лежали окровавленные тела друзей. Из затянувшего окрестности тумана вынырнули две зловещие призрачные фигуры и подняли большую куклу с земли. Руки и ноги куклы безжизненно болтались, пока фигуры в плащах с капюшонами переносили ее через распростертого Брайана. Брайан лежал с перерезанным горлом, широко раскрыв глаза и рот. Рядом с ним валялись превращенные в кровавое крошево останки Рейна и Стейси.

Когда Гэри попытался закричать, изо рта выпорхнуло лишь легкое облачко пара. Оно уплотнилось, превратившись в дрожащий шар, потемнело, развернулось и бросилось на него в образе толстенькой летучей мыши-вампира с острыми клыками и холодными глазами-бусинками. Гэри попытался вскрикнуть еще раз, и летучая мышь нырнула ему в рот – прямо в горло. Он с отчетливым отвращением почувствовал внутри себя тельце с кожистыми крыльями.

Давясь и кашляя, Гэри успел заметить сквозь застилавшие глаза слезы, что Джоан перестала походить на тряпичную куклу и была теперь маленькой девочкой. Она плакала и вырывалась, норовя убежать от загадочных похитителей. На заднем плане, рассекая туман, прошел Горящий человек. Руки, ноги, все его тело и голова были объяты огнем. Дергаясь и поминутно останавливаясь, как мультяшный персонаж, он постепенно удалялся от места своей казни.

Все вокруг стало белым.

Потом черным.

* * *

Приходить в себя было тяжело и мучительно. Гэри казалось, что мозг не умещается в черепной коробке, каждая мышца дрожала от изнеможения. Он обнаружил, что лежит, растянувшись в пыли, и сел. Солнце стояло высоко на западе – это было первое, что он заметил. Время, очевидно, около полудня. Гэри никак не мог припомнить, какой сейчас день недели. Следующим делом он заметил, что фестиваль уже закончился. Колода с флагом Джо Страммера исчезла, стоявшей за ней халабуды тоже не оказалось на месте. Хотя вокруг еще бродили люди, их число заметно уменьшилось.

Брайан очнулся раньше его:

– Что… это… было?..

В глубине души Гэри подозревал, что передозировку устроил не кто иной, как Брайан. Его приятель был нормальным парнем и обычно не чудил, но под действием наркоты мог выкинуть глупость. Однако и Брайан, похоже, прошел через тот же кошмар. Осмотревшись по сторонам, Гэри понял, что действие наркотика испытали на себе все его друзья. Рейн, сидя на земле, стонал и клонился то в одну, то в другую сторону. Стейси лежала, как убитая.

А где Джоан?

Гэри на четвереньках подполз к их общей палатке и заглянул внутрь. Спального мешка подруги в ней не было. Рюкзачок с ее личными вещами тоже пропал. Гэри, хмурясь и пошатываясь, поднялся на ноги и для равновесия расставил руки. Поселок почти рассосался, последние обитатели паковали вещи. Весь запал «Горящего человека» состоял в том, чтобы создать временную коммуну – своего рода перформанс, который после недели под жарким солнцем исчезнет без следа. Почти все участники разъехались, к ночи пустыня станет такой же девственной, какой была до появления людей.

У Гэри болело сердце, он двигался пока еще с опаской, но все же подошел к машине и заглянул внутрь. Хватаясь за дверные ручки, капот и багажник, он кое– как обошел вокруг автомобиля. Нигде никаких следов подруги.

– Джоан! – позвал он. Голос еще не обрел прежнюю силу, но будь она рядом, услышала бы. Гэри откашлялся и попробовал еще раз: – Джоан!

– Да здесь она где-нибудь, – ответил Брайан.

Гэри считал иначе. Он сердцем чувствовал – что-то не так. Чем больше он озирался, тем больше внутри нарастало смятение. Если Джоан, как остальным, подмешали наркотик, она бы никуда не делась. Останься она вменяемой, позвала бы на помощь. А тут – как сквозь землю провалилась. Гэри вспомнил ночные галлюцинации: две фигуры в капюшонах, несущие превратившуюся в тряпичную куклу Джоан, и внезапно понял, что сцена ему не привиделась. За пеленой дурмана сохранилось достаточно признаков реальности – теперь он был уверен, что его девушку действительно похитили.

Рейн окончательно пришел в себя. Стейси тоже зашевелилась.

Гэри показалось странным, что все они вышли из наркотического ступора почти одновременно. За этим чувствовался какой-то замысел, план, преднамеренная попытка лишить их сознания на определенное время, чтобы, пока они в отключке, выполнить некие действия. Насколько позволяли ватные ноги, Гэри устремился к ближайшему пока еще обитаемому становищу.

Сначала сам, а потом с друзьями, он обыскал один сворачивающийся лагерь за другим. Ни один из встречных не видел и не замечал ничего необычного; с другой стороны, никто особо и не смотрел. Так часто бывает в подобных ситуациях – отдельные события практически без следа растворяются в первобытном хаосе толпы.

Гэри пока еще питал слабую надежду, что Джоан в наркотическом трансе забрела в чужой лагерь и осталась там ночевать. Но по мере того как небо меняло цвет с белесого на желтоватый, они стали натыкаться на места, где уже побывали раньше. И без того хлипкая надежда окончательно угасла. Пав духом, Гэри повел друзей обратно к машине.

Приходилось признать – Джоан пропала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное