Бенедикт Джэка.

Алекс Верус. Участь



скачать книгу бесплатно

Особенно нечем похвастаться.

И все-таки я ввязался в авантюру не напрасно. Я всегда верил в силу знаний. Любую задачу можно решить, если правильно ее понимать, и где-то рядом был ключ ко всей этой заварушке. Просто мне нужно разобраться, что к чему.

Когда я добрел до спальни, мне захотелось немедленно завалиться спать, однако у меня еще были кое-какие дела. Повесив плащ-туман в гардероб, я с любовью похлопал по нему, и по ткани пробежала легкая переливчатая рябь. Затем я достал куб из тайника и положил на письменный стол.

Пепел мог убить меня ради кристалла, из чего следовало, что мне необходимо узнать про куб всю подноготную.

Ночь предстояла долгая.

Глава 4

В сырой пещере царила тишина, и отзвуки шагов разносились на многие мили вокруг.

Когда мое зрение привыкло к полумраку, я разглядел каменный стол – на нем лежала рыжеволосая девушка, облаченная в белые одежды для жертвоприношений. Она не шевелилась, ее глаза были закрыты.

Я хотел броситься к ней, однако мои отяжелевшие члены отказывались мне повиноваться. Кричать я не стал, опасаясь, что меня могут услышать. Когда я, наконец, добрался до девушки, то стал ее ощупывать. И не мог понять, то ли ее тело заледенело, то ли это мои пальцы такие холодные.

Неожиданно я понял, что шаги смолкли. Я застыл как вкопанный. У меня за спиной раздался смех.

Я задрожал от страха, увидев вспыхнувшее пламя.

Проснувшись, я закашлялся. Сердце бешено колотилось в груди. Я поднял голову и сразу же поморщился от резкой боли в затылке. Приоткрыв глаза, я почувствовал неприятное жжение и зажмурился. Только полностью очнувшись, я сообразил, что повалился лицом на стол.

Проникающий в окно серый свет пасмурного утра заставил меня прищуриться. Я ощутил зарождающуюся мигрень.

Сплю я плохо. Так было и в детстве, но после того рокового случая в особняке у Ричарда Дракха стало еще хуже. Боль и страдание присутствуют в моих кошмарах всегда, но о Ширин я уже давно не вспоминал. Когда я увидел ее снова, пусть и во сне, у меня заныло сердце. Видеть, как человек умирает на твоих глазах, безумно тяжело, но сознавать, что это повторяется, – просто невыносимо. Тебе кажется, что все еще можно изменить – и вместо одного чистого решительного разреза остается тоненькая полоска надежды, постепенно угасающей с годами, по крохам.

Что за жестокое испытание!

Обхватив голову руками, я начал размеренно дышать, дожидаясь, когда пройдет приступ паники. Затем я помедитировал, прогоняя воспоминания.

Внезапно зазвонил телефон. На экране высветилось: «Абонент не определен». Выждав одиннадцать звонков, на двенадцатом я нажал кнопку «Связь» и поднес мобильный к уху.

– Лайл, у тебя есть тридцать секунд на то, чтобы объяснить, почему ты меня разбудил.

– Алекс? Это Лайл.

– Боже, Лайл, спасибо, что представился! Я бы ни за что не догадался, что ты решил со мной поболтать… Хотя, что я несу, ведь я же ясновидящий в отличие от некоторых!

– Зачем ты мне грубишь?

– На то есть причины.

Во-первых, я тебя ненавижу. Я бы добавил кое-что еще, но в твоем распоряжении только пятнадцать секунд.

– Ты нам нужен для одного дела…

– Угу, – я откинулся назад.

– Мы готовы…

– Это я уже слышал. Пять секунд.

– Подожди! Мне надо сказать тебе нечто крайне важное…

– Пока, Лайл. И больше мне не звони.

– Вчера ночью на реликвию Предтечи было совершено нападение, – отчеканил Лайл. – Сегодня утром Совет собирался на экстренную встречу.

Я встрепенулся. Именно так действует адреналин.

– Ясно, – сказал я наконец и покачал головой.

– Совет решил, что соблюдать режим строжайшей секретности бессмысленно.

– Понятно.

– И мы вынуждены обратиться к тебе.

– Что ты имеешь в виду?

– А теперь-то ты начал говорить культурно, – сухо заметил Лайл. – Рад, что ты осознал всю серьезность ситуации.

Серьезность – это еще легко сказано. Если Совет вообразит, будто я был в музее вместе с Пеплом, я труп. Я молча ждал, что ответит Лайл, чувствуя, как к горлу подкатил ком.

– Я снова предлагаю тебе ту же самую работу.

Я уставился в окно.

– Что?

– Глава исследовательской команды хотел бы воспользоваться твоими услугами, – продолжал Лайл. – Подробности обсудим позднее.

Закрыв глаза, я бесшумно выпустил давно задержанный вдох. Лайл звонил не по поводу событий этой ночи. Слава Богу, мои опасения пока не подтвердились.

– Послушай, – заявил я. – Я могу повторить, что…

– Тогда работу тебе предлагали неофициально, правильно?

– Да.

– Сегодня вечером в «Канареечном причале» состоится бал, – вымолвил Лайл. – Ты приглашен. На мероприятии будут присутствовать члены Совета, в том числе тот, кто непосредственно отвечает за исследовательскую группу. Он лично переговорит с тобой. – Его тон стал сухим. – Этой информации для тебя достаточно?

Я лишился дара речи.

– Гм… – промямлил я.

– Вот и отлично. Приглашение тебе доставят ровно через шестьдесят секунд. Хочется надеяться, ты сочтешь задание важным и вылезешь из кровати. Кстати, советую тебе обязательно продумать свой стиль одежды. Будет неловко, если тебя и твою спутницу не пустят на бал из-за нелепой ветровки. Я бы одолжил тебе что-нибудь приличное, но у меня нет времени. Я не могу роскошествовать и спать допоздна. Увидимся вечером.

Лайл прервал связь до того, как я успел придумать ответную колкость.

Бездумно послушав частые гудки, я выключил мобильный.

Если на балу будут присутствовать члены Совета, то мероприятие и впрямь пафосное! Там соберутся все важные шишки из мира магии.

Лайл настроен серьезно, и это означает, что Совет также не намерен шутить.

Повинуясь извращенному любопытству, я посмотрел на электронный будильник. Лайл завершил разговор в девять часов тридцать восемь минут. В тот самый момент, как дисплей показал 9.39, раздался стук в дверь.

Ненавижу показуху.

Поднявшись на ноги, я поморщился, разминая затекшие конечности, и спустился на первый этаж. Перед витриной магазина маячил подросток с белым конвертом в руке. Ученик, которого используют в качестве мальчика на побегушках. Есть вещи, которые не меняются. Я отпер входную дверь, кивнул в ответ на вопросительное «Александр Верус?» и взял у парнишки конверт.

Когда подросток исчез за углом, я вскрыл конверт и достал глянцевый лист бумаги.

С ума сойти!

Цветистым языком в билете сообщалось, что Верховный Совет Британских островов с огромным удовольствием приглашает Александра Веруса вместе со спутницей присутствовать на торжественном балу… и прочее, и прочее, и прочее. Ниже имелось примечание насчет стиля одежды, довольно язвительное, и у меня мелькнула мысль, что Лайл специально его добавил, чтобы меня позлить. Как будто в свитере и джинсах есть что-то плохое.

Поднявшись наверх, я плюхнулся в кресло, вертя пригласительный билет в руке и уставившись на него. Он был отпечатан на плотной кремовой бумаге черным витиеватым шрифтом, вверху его украшал герб Совета, выполненный золотым тиснением. Изучив его вдоль и поперек, я обнаружил магический отпечаток пальца, подтверждающий подлинность приглашения.

Единственный вопрос заключался в том, как я должен ко всему отнестись.

Мне не нравится ни Совет, ни его дела, ни его члены.

Совет не соблюдает даже свои собственные законы и ведет двойную политику, а что касается моральных принципов, они определяются лишь выгодой и алчностью. Совет без колебаний бросит любого неугодного на растерзание волкам – в том числе и того, кто работает на Совет.

Но если я проигнорирую приглашение, я ничего толком не добьюсь. После происшествия в музее я понял, что мне надо примкнуть к Совету и поработать над реликвией Предтечи. Члены команды, которым поручено расследование, знают гораздо больше меня. Быть может, со временем я соображу, что замыслили Пепел и голубоглазая женщина.

Итак, я буду на балу.

Кроме того, если я захочу, я всегда смогу дать Совету от ворот поворот.

Да, точно.

В приглашении значилось, что мероприятие начнется в восемь часов вечера. Значит, сегодняшний день я мог посвятить тому, чтобы подобрать себе «приличный костюм» и позаботиться о том, чтобы меня не убила ватага Черных магов.

Разобравшись с насущными вопросами, я включил мобильный и позвонил Лоне.

Она ответила после третьего гудка. Лона встает раньше, чем я, – ей не приходится засиживаться до самого утра, исследуя загадочные магические артефакты.

– Алло!

– Привет, Лона, это я.

– Здравствуй, Алекс, – вполне дружелюбно произнесла Лона после небольшой заминки.

– Можно мне попросить тебя об одолжении? Ты не заглянешь ко мне сегодня, а, Лона?

– Я…

– Прости, что звоню в самый последний момент. Я выяснил кое-что интересное о кубе, но мне нужно, чтобы ты выполнила один тест. Ты не возражаешь?

– Алекс, у меня… – Лона замялась, затем ее голос стал твердым. – Ладно. Я могу выйти из дома прямо сейчас. Пожалуй, я буду у тебя через час.

– Замечательно. До встречи, Лона!

Завершив разговор, я взглянул на куб.

Этой ночью – после моего бегства из музея – я сумел изучить его тщательнейшим образом. Правда, мне до сих пор не удалось определить его предназначение, зато я приблизился к пониманию сути артефакта.

Магические предметы по своей природе таковы, что создавать их невероятно трудно. Колдовство неразрывно связано с жизнью – оно порождено проявлениями осознанной воли живого человека. Попытку превратить какой-нибудь неодушевленный предмет в магический объект можно сравнить с добыванием огня при помощи веток и увеличительного стекла. Но мы – люди упорные, и на протяжении тысячелетий мы выработали различные способы успешного решения данной задачи.

Самое главное – использовать обычные вещи, прицельно заряжая их чистой колдовской энергией. Такие предметы называются фокальными объектами, и они являются превосходными инструментами для конкретного вида работ, вроде молотка или стамески. Энергия, сфокусированная в них, постоянно и безостановочно циркулирует. Сам процесс можно уподобить речному течению, когда вода бежит по руслу, зажатому между двух берегов. Спустя некий промежуток времени фокальные объекты приобретают отпечаток личности своего хозяина. Своей собственной силой они не обладают, но в нужных руках им цены нет.

Существует и другой подход: он заключается в создании одноразовых предметов вроде кристалла, порождающего туман, которым я воспользовался в Британском музее. В таких случаях маг творит заклинание, после чего запечатывает его в предмете. Как правило, для того чтобы осуществить заклинание, требуется сломать магический объект. Эти штуковины не рассчитаны на долгоиграющее действие – они лишь сохраняют в себе колдовскую силу и сразу же ее выплескивают.

Умелый творец может слепить такую безделушку за пару часов, и на рынке магии подобные товары пользуются спросом.

Но иногда ничто из вышеперечисленного арсенала с задачей не справляется: требуется нечто мощное – и вдобавок обладающее изначальной энергией. У вас может возникнуть вопрос: где же взять столь уникальный объект, ведь энергией обладают только живые существа? Решение, которое давным-давно предложил один изобретательный (и, похоже, чуточку безумный) маг, состоит в том, чтобы сделать живой предмет. Эти творения называются насыщенными предметами, и, помимо прочего, они могут быть опасны для окружающих.

Артефакт, обнаруженный Лоной, как раз и относился к последней категории. Он был слишком мощным для фокального объекта и чересчур сложным для одноразового предмета. Кроме того, куб обладал защитой от магии обнаружения – вокруг него вихрилось нулевое поле, ограждавшее его от активного сканирования. Я попробовал заглянуть в будущее, чтобы выяснить, каковы будут последствия взлома, и тотчас решил, что не буду этого делать. В случае беспринципного вмешательства кристалл мог запросто взорваться.

Я принялся размышлять. Насыщенные предметы, если можно так выразиться, имеют склонность к упрямству, и, как правило, они молчат, самостоятельно принимая решения на основе имеющегося у них чувственного восприятия. Я уже выяснил, что наружная оболочка куба покрыта сетью микроскопических отверстий – именно они производят эффект мерцания, если заглянуть ему внутрь. У меня сложилось впечатление, что это – точки доступа, и нужный сигнал света может активировать куб, однако такой сигнал должен быть чрезвычайно изощренным. Не имея дополнительной информации, я никак не мог подобрать ключ.

Но Лоне удалось добиться от куба какого-то отклика. Я не знал, как у нее такое получилось, но если она удостоилась «внимания» куба, возможно, она сможет проделать это снова. Хорошо бы!..

Я взглянул на часы. Лона должна прийти через сорок пять минут. Я принял душ и побрился, после чего заглянул в будущее. Недоуменно нахмурившись, я пожал плечами.

Что за ерунда!

Лона не придет.

Странно.

Я заглянул в будущее во второй раз, а затем – в третий раз и в четвертый. Но Лоны нигде не было. Она вообще не появлялась у меня дома.

Я взял телефон и набрал ее номер, но услышал лишь голос автоответчика. Я опять просканировал будущее, стараясь выяснить, что случилось… Безрезультатно.

Меня охватило беспокойство. А если с Лоной произошел несчастный случай?

Нет, этого не может быть. Единственный положительный момент в проклятии, наложенном на Лону, состоял в том, что она была абсолютно надежно защищена от любых инцидентов.

Тем не менее если Лона самостоятельно решит отправиться на поиски приключений, она не будет застрахована от всяческих неприятных происшествий…

Вмешалась очередная непрошеная мысль. Может, Лона не хочет меня видеть?

Вполне вероятно, почему бы и нет? Принцип «бритвы Оккама» гласит, что самое простое объяснение, скорее всего, является правильным.

Значит, Лона не собирается со мной встречаться. Увы, меня уже не раз кидали! Я принялся расхаживать по комнате, то и дело поглядывая на часы. Двадцать минут. Может, Лоне нужна моя помощь? Или она предпочла держаться в стороне?

Если поставить такую задачу перед технарем, он тотчас выдаст ответ: «недостаточно данных». Но в жизни приходится постоянно принимать решения, основываясь на скудном количестве информации. Забыв про магию, я прислушался к внутреннему голосу.

Он однозначно заявил, что Лона не подвела бы меня после того, как обещала прийти.

Она в беде.

Кинувшись к письменному столу, я принялся лихорадочно рыться в ящиках и запихивать в карманы пригоршни разных предметов. Схватив плащ, я сбежал по лестнице и выскочил на улицу.

Я вновь позвонил Лоне. Ответа не последовало. Выругавшись, я набрал номер еще раз. На сей раз послышались длинные гудки. Один гудок, два, три…

– Отвечай! – бормотал я, ускоряя шаг.

Раздался щелчок.

– Алло!

– Лона, это Алекс. Ты где?

– Я буду у тебя минут через пять. А что случилось?

– Лона, послушай меня, – я постарался говорить спокойно. – Мне нужно знать, где именно ты находишься.

– Я… – похоже, Лона остановилась и огляделась по сторонам. – Названия улицы я не знаю. Она отходит от рынка Кэмден-маркет, со стеклянным зданием на углу.

Лона была совсем близко. Но ей не суждено увидеть меня… Я ощутил холодную дрожь. Неужели ей и впрямь угрожает опасность?

Надо срочно принимать меры.

– Разворачивайся!

– Что?

– Возвращайся на рынок, зайди в магазин! Куда угодно, где много народа.

– Но ведь твой дом в противоположной стороне…

– Лона, пожалуйста, доверься мне. Быстрее!

Последовала пауза. Я побежал. Только бы не опоздать – вертелось у меня в голове, – только бы не опоздать.

Внезапно до меня донесся голос Лоны.

– Ладно…

– Ты на рынке?

– Да, но тут полно людей, Алекс! Я могу затеряться в толпе.

– Я буду через две минуты. Будь внимательна! Лона? Лона!

Связь оборвалась. Выругавшись, я побежал дальше.


Рынок Кэмден-маркет является одной из главных туристических достопримечательностей Лондона. Он занимает квартал между Чок-Фарм-роуд и каналом Гранд-Юнион, и даже по будням здесь царит оживление. По утрам в субботу рынок под завязку заполнен уличными торговцами, туристами, ремесленниками, художниками, подростками, детьми, студентами и весьма экстравагантными персонажами. По рынку прогуливаются готы, панки, модники, актеры, коллекционеры, антиквары, спекулянты, Бог знает кто еще – и все эти люди образуют сплошную бурлящую массу.

Магазины и лавки торгуют антиквариатом, безделушками и одеждой, которую в фэшн-индустрии причисляют к альтернативному стилю, а большинство называет просто «нелепой». Местные и туристы болтаются по улицам, разговаривают, едят, торгуются и прицениваются. Шум тут стоит неописуемый.

Найти кого-либо в Кэмден-маркете – безнадежная затея. С тем же успехом можно искать контактную линзу на футбольном стадионе. Для нормального человека это неосуществимо.

Однако для мага…

Я обратился к своему колдовскому зрению и проследил за маршрутом Лоны.

Итак, Лона свернула с Чок-Фарм-роуд и прошла по Кэмден-Лок-плейс. Она, конечно, моментально смешалась с толпой – девушка среднего роста, в неброской одежде, с рюкзачком за спиной. И только то, как она испуганно отшатывалась от всех, кто подходил к ней чересчур близко, привлекало к ней внимание.

А еще она нервно озиралась по сторонам, всматриваясь в толпу.

Потом Лона свернула в переулок, где народу было поменьше. Она отрицательно покачала головой, когда какой-то тип хотел вручить ей рекламный проспект, обогнула ларек с одеждой, шагнула на тротуар…

Я вынырнул из тени и остановился напротив Лоны. Вздрогнув от неожиданности, Лона слабо улыбнулась при виде меня.

– Алекс!..

– Сюда. Живо!

Одно из лучших качеств Лоны – это то, что она мгновенно понимает, когда спорить не нужно. Она может часами засыпать меня различными вопросами про магов, но когда я предупреждаю ее об опасности, беспрекословно выполняет все мои указания.

Лона метнулась к двери, которую я распахнул перед ней, и вбежала внутрь – я захлопнул створку, с удовлетворением услышав щелчок замка.

Мы очутились на подземной парковке с аккуратными рядами автомобилей, выстроенных между высоких колонн. Люминесцентные лампы бросали блеклые отсветы на бетонный пол. Снаружи доносились приглушенные голоса, сливающиеся в сплошной гул.

– Алекс! – выпалила Лона. – Что случилось?

– За тобой охотятся двое, – сказал я. – Мужчина и женщина.

Кстати, я их еще не видел, но если бы мы с Лоной не укрылись на парковке, я бы их обязательно заметил.

Лона вытаращила глаза.

– Они бы напали на тебя, если бы ты прошла вперед еще несколько футов, – продолжал я. – Ищи, где спрятаться. Все только начинается.

Лона поспешила в дальний конец стоянки, а я достал из кармана пакетик со следовой пылью и вскрыл его. Подбежав к противоположной двери, я приоткрыл ее, впуская тонкую полоску дневного света, после чего вернулся назад, разбрасывая налево и направо магическую пыль. Бурый порошок мимолетно вспыхивал, соприкасаясь с полом, и тотчас исчезал. Обработав все пространство, где были наши следы, я направился к Лоне.

– Что ты делаешь? – спросила она.

Бросив последнюю горсть порошка себе под ноги, я скомкал пакетик и сунул его в карман.

– Заметаю следы. Ты в порядке?

– Я случайно задела одного мужчину, – нахмурилась Лона. – Я старалась увернуться, но он налетел на меня и… Алекс! Что с тобой?

Я изучал будущее – и у меня захолодело сердце.

– Сядь на корточки! Спрячься за машиной!

Кивнув, Лона повиновалась, опускаясь на колени за колесом внедорожника. Достав из рюкзака плащ-туман, я накинул его на плечи и натянул на голову капюшон, чувствуя, как плащ сливается со стеной. Лона дернулась и посмотрела прямо на меня. Впрочем, меня она теперь не видела.

– Алекс! – испуганно прошептала она.

– Я здесь, – тихо ответил я, и Лона втянула голову в плечи. – Веди себя тихо и не высовывайся!

Я умолк. Раздался шорох, и кто-то принялся дергать запертую дверь. Лона замерла и затаила дыхание. Я стоял в углу, выпрямившись во весь рост, превратившись в тень в полумраке.

Кто-то покрутил дверную ручку, затем раздался электрический треск, и в замочную скважину посыпались зеленые искры. В воздухе повисло облачко пыли, а когда она осела, я увидел на месте ручки зияющую дыру.

Дверь со скрипом распахнулась, и на пороге появились мои «старые знакомые».

Одним из них оказался Хазад, тощий, как палка, с быстрыми и по-птичьи легкими движениями. Чувствовалось, что он уроженец Ближнего Востока. Взгляд Хазада метался из стороны в сторону. Рядом с ним стояла та самая властная голубоглазая женщина. В отличие от Хазада она по-прежнему не сняла маску, но я сразу узнал ее, почувствовав ее ауру.

Я подался вперед. Хазад, который что-то сжимал в руке, крутанулся на месте и насупился.

– Ну? – нетерпеливо спросила женщина.

Она пристально осмотрела парковку. Ее взгляд скользнул по мне, но она никак не отреагировала. Я понимал, что на таком расстоянии она не сумеет различить мой плащ-туман, но тревожился я не за себя.

– Подожди! – прошипел Хазад.

– Она здесь или нет?

– По-моему, эта штуковина еле-еле работает, – в отчаянии произнес Хазад. – Дело дрянь!

Он махнул рукой, но я успел разглядеть нечто вроде сгустка тьмы у него на ладони.

И тут я ощутил изменившуюся ауру Лоны. Обернувшись, я изумленно уставился на девушку. Серебристая дымка проклятия Лоны колыхалась. Легкий завиток устремился вперед, отдаляясь в десять, в двадцать раз больше обычного. Плавно обогнув автомобили, он прикоснулся к руке Хазада – а точнее, к тому странному сгустку тьму.

Маг незамедлительно выругался.

– Не могу поверить! Она мертва!

– Совершенно верно, – рассеянно подтвердила женщина.

Она по-прежнему продолжала изучать парковку. Ее взгляд скользнул по тому месту, где прятались мы с Лоной. Я не смел шелохнуться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7