Бенедикт Джэка.

Алекс Верус. Участь



скачать книгу бесплатно

Пепел колебался, затем опять усмехнулся, и будущее тотчас преобразилось.

– По-моему, у тебя ничего нет.

Проклятие! Вероятные варианты будущего, которые я теперь видел, вели к полномасштабной битве. Я лихорадочно перебирал их, стараясь не потерять самообладание.

– Не угадал.

– Неужто? – Пепел радушно развел руками. – Давай, валяй!

Двадцать секунд. Каким-то чудом я углядел пучок вариантов, свободных от опасности. Я отчаянно всмотрелся в них. В чем разница, что я должен сделать? Десять секунд. Воздух вокруг Пепла как будто сгустился, солнечные лучи стали кроваво-красными.

Имя.

Я мысленно повторил его, а потом произнес вслух:

– Морден.

Пепел был ошеломлен. Его магия рассеялась, и лужайка перестала выглядеть зловещей.

– Что?

Я промолчал.

– Ты на него работаешь? – осведомился Пепел.

– А ты как думаешь?

Пепел нерешительно замялся, секунды тянулись одна за другой. Мне даже показалось, он испугался.

– Почему ты ничего не?..

– Ты не спрашивал.

Лицо Черного мага окаменело.

– Передай старику, наше предложение серьезное. Он нам не хозяин. – Пепел по-прежнему пытался угрожать, но нападать на меня он явно не собирался. – Если Морден умен, он останется в стороне. И ты тоже.

– Я что, твой посыльный? Сам передай ему весточку.

Пепел стиснул зубы, однако отступил назад и скрылся за деревьями. Я ощутил заряд магии, и он исчез.

Я простоял неподвижно еще несколько мгновений, изучая будущее и определяя, вернется ли Пепел. Когда я абсолютно убедился в том, что он убрался восвояси, у меня подкосились ноги, и я рухнул на землю. Сердце бешено колотилось.

– Господи… – пробормотал я.

– Алекс! – позвала меня Лона.

– Он ушел, – с трудом выдавил я.

Я попробовал встать и обнаружил, что не могу. У меня тряслись руки. Я беспомощно сидел на траве. Из-за бука выглянула Лона и незамедлительно бросилась ко мне. Птицы, умолкнувшие при появлении Пепла, громко, заливисто запели. Казалось, что никакого Черного мага здесь никогда и не было.

Лона опустилась на корточки рядом со мной – ближе, чем обычно.

– Ты в порядке?

– Все просто замечательно, – заявил я и вцепился в прядь собственных волос, чтобы унять дрожь.

Лона потянулась ко мне, но быстро опомнилась и отдернула руку, отодвигаясь на безопасное расстояние. Однако в ее голубых глазах появилось участливое выражение, и почему-то мне сразу стало легче.

– Что случилось?

Я вздохнул, вспоминая, что Лона неспособна предвидеть будущее. Во время разговора с Пеплом я видел, что все могло бы закончиться выжженным дымящимся пятном на лужайке, но Лона только слышала голоса.

– Это был твой первый Черный маг.

– Они опасные?

– Ты выразилась крайне мягко.

Мое дыхание постепенно приходило в норму. Поднявшись на ноги, я похлопал по рюкзаку, убеждаясь, что куб в целости и сохранности.

– Ничего не понимаю, – произнесла Лона. – Кто такой Морден?

– Конечная станция на Северной ветке метро.

Лона недоуменно посмотрела на меня.

– Понятия не имею, – признался я. – Зато только это и могло спасти меня от Пепла.

– Но почему?

– Пепел вообразил, будто я работаю на Мордена, и не захотел связываться с большой шишкой.

Но теперь Пепел начнет наводить справки, и когда он узнает, что я блефовал, он вернется. Я накликал на себя крупные неприятности.

– Ты блефовал?

Я направился к выходу из парка.

– Давай уйдем отсюда, пока Пепел собирает информацию.


Моя квартира находится прямо над магазином, на втором этаже. В ней есть подобие кухни, но мебели у меня – совсем немного: я могу похвастаться лишь диваном, креслом, столом и несколькими стульями – последние предназначены для потенциальных гостей. На стенах висят три акварели, доставшиеся в наследство от предыдущего владельца, а из окон открывается вид на лондонские крыши. Солнце уже клонилось к горизонту, в городе начинали зажигаться огни, расцвечивая здания желтыми и оранжевыми красками. На противоположном берегу канала за мостами стоят жилые дома, и иногда я вечером ложусь на диван и наблюдаю за тем, как зажигается и гаснет свет в окнах, гадая, что это может означать.

Лона свернулась клубком в углу дивана, а я развалился в своем любимом кресле.

– Итак, – сказал я, со вздохом поставив стакан на пол, – теперь тебе известна одна из причин, по которой я предпочитаю не общаться с другими магами.

Лона бросила на меня вопросительный взгляд, и я покачал головой, чтобы успокоить – скорее не ее, а себя самого.

– Но дело сделано, и мы благополучно выбрались из передряги. Могло быть и хуже. Ты хорошая девочка, Лона, – спряталась по первому моему слову.

– Не называй меня так. Ты не намного меня старше.

– Не спорь, пожалуйста. Будь хорошей девочкой.

Лона одарила меня одной из своих редких улыбок, но сразу же посерьезнела.

– Алекс… Ты внушал ужас. У тебя был леденящий душу голос! Честно!.. Мне показалось, ты собираешься…

– …сделать что? – договорил я за Лону.

Лона ответила не сразу.

– Ты блефовал?

– Пепел искал мои слабые места.

– Ты видел его впервые?

– Да. Но не надо быть прорицателем, чтобы понимать ужимки Черных магов, – уклончиво сказал я и принялся перебирать в памяти воспоминания.

– Можно было подумать, что вы знакомы, – после долгой паузы заявила Лона.

Я хмыкнул.

– А почему ты общался с подобными людьми? – Убедившись в том, что я по-прежнему не собираюсь отвечать, Лона продолжала: – Это связано с тем, что произошло десять лет назад, да, Алекс?

– Лона… – в моем голосе прозвучали предостерегающие нотки.

Лона умолкла. Но когда я посмотрел на нее, она не отвела взгляда и не смутилась.

– Тебе лучше держаться от Черных магов подальше, – посоветовал я Лоне. – Не стоит навлекать на себя беду. Пепел и ему подобные типы… с ними точно хлопот не оберешься.

Лона невесело усмехнулась.

– Разве меня этим испугаешь?

Я замялся. Маги придерживаются правила не обсуждать свои дела с посторонними. Совет не обрадуется, узнав, что я открылся Лоне. Хотя ладно – Совет все равно меня не любит…

Кроме того, я никогда не разделял мнение, что людей надо держать в неведении ради их собственного блага. Правда может причинить боль, но неизвестность может убить.

– Хорошо, – сказал я наконец. – Что ты слышала о Черных магах?

Лона подобрала под себя ноги. Ее тонкие пальцы стиснули кружку с чаем, над которой клубилось облачко пара.

– Я думала, это маги, ставшие плохими.

– Нет. Я попробую тебе объяснить. Пожалуй, они исповедуют философское течение, которое можно назвать «Истинный путь». Его адепты утверждают, что добро и зло в том виде, в каком мы его воспринимаем, являются условностями. Наше представление о мироздании происходит от обычаев и религий, призванных поддерживать власть имущих. Черные маги считают, что следование правилам превращает человека в барана. Например, сегодня ты попросила у хозяина куба отдать его тебе. Черный маг мог сказать, что тебе следовало просто его забрать.

– Или попросту украсть?

– Черный маг постарался бы убедить тебя в обратном. По его мнению, ты считаешь воровство плохим поступком только потому, что тебя так воспитали родители. Плохое и хорошее – глупые условности, подобно тому, по какой стороне дороги ехать.

Выслушав меня, Лона нахмурилась.

– Но хозяин вызвал бы полицию.

– Верно, – кивнул я. – Поэтому Черные маги иногда кое-что принимают во внимание. От нарушения закона людей останавливает угроза наказания, однако колдуны пойдут на попятный лишь в том случае, когда они действительно чуют опасность. Для такого мага сила и власть являются реальностью. Чем ты сильнее, тем больше ты способен изменить окружающий мир. Хитрость, влияние, вот что они любят. А слабость они терпеть не могут. Они считают слабость грехом, чем-то постыдным. Если ты не сумела взять себе то, что ты хочешь, винить тебе следует только себя.

Лона вытаращила глаза.

– Ого!

– Ты поняла?

– Пожалуй, – Лона задумалась. – Мне уже доводилось слышать нечто подобное. Наверное, в этом есть смысл.

– Суть в другом. Черные маги не говорят так. Они так живут.

Лона заморгала. Похоже, она не совсем меня поняла.

– Давай обсудим Пепла, – продолжал я. – Что бы он сделал, если бы обнаружил тебя за деревом?

Лону охватило беспокойство.

– Ну… я…

– Он бы мог сотворить любую пакость, – добавил я. – Однако есть небольшая вероятность, что он бы тебя не трогал. Возможно, он бы расхохотался и ушел прочь. А может, изнасиловал бы и оставил лежать на земле, истекающую кровью. Или забрал бы к себе домой в качестве рабыни. И он бы сделал это, вообще ни о чем не задумываясь.

Лона вжалась в кресло.

– И еще кое-что, – произнес я. – Любой Черный маг поведет себя точно таким же образом. Если ты не сумеешь его остановить, это твоя проблема.

Лона широко распахнула глаза, и я решил, что до нее наконец дошло.

– А ты знаком с некоторыми из них?

– Да.

Лона начала что-то говорить, но я замотал головой.

– Не спрашивай меня про них. Только не сейчас.

Лона умолкла. Затянувшееся молчание стало неуютным.

– Мне пора, – пробормотала Лона.

Кивнув, я встал.

Я проводил Лону до двери. Как всегда, она держалась от меня на расстоянии вытянутой руки, но присутствовало и еще некое отчуждение, которого не было прежде. За последние месяцы Лона стала постепенно раскрываться передо мной. Но сейчас – по какой-то причине – она снова полностью замкнулась.

Я со вздохом запер за Лоной дверь. Я попытался запугать ее, что мне прекрасно удалось. Мне не хотелось показывать Лоне темную сторону магического мира, но я понимал, что пока ей следует держаться от меня подальше, по крайней мере до тех пор, пока не уладится дело с Пеплом. Но меня не покидало предчувствие, что пройдет еще много-много дней, прежде чем Лона обратится ко мне за советом.

Почему-то эта мысль подействовала на меня угнетающе. Я прогнал ее прочь. Сентиментальные тюфяки никому не нравятся.

Достав красный куб, я спрятал его в тайник и направился в спальню. Я собирался навести о нем справки, но стычка с Пеплом остудила мой пыл. Если даже одного взгляда на артефакт хватило бы для того, чтобы у Пепла возникло желание меня уничтожить, я решил не распространяться о том, что кристалл у меня. Лучше я сохраню все в секрете. Пусть шумиха вокруг куба чуть-чуть уляжется, а я тем временем прослежу за тем, чтобы кристалл досконально исследовал знаток магических предметов… а именно, я своей собственной персоной.

Но сначала мне требовалось выяснить кое-что о найденной реликвии Предтечи, которая весьма заинтересовала Лайла и Пепла. И на сей раз я не собирался выходить из дома с пустыми руками.

Быть ясновидящим – значит быть готовым. Именно поэтому я так испугался, когда Пепел застал меня врасплох. Прорицатели не склонны к эффектным жестам, которые обожают простые маги. Мы не летаем, не извергаем огонь и не разрушаем кирпичные стены на расстоянии. Мы ничуть не крепче и не сильнее остальных людей, и наша магия не дает нам никакой власти над миром физических вещей. Однако у нас есть знания, которые могут быть очень мощным оружием в умелых руках.

Но я должен был соблюдать осторожность. Я – прорицатель, а дар предвидения надо использовать умело и рационально. Надев теплую рубашку и джинсы, я натянул кроссовки и уставился на вещицы, разбросанные на письменном столе. В первую очередь я взял хрустальную сферу размером с теннисный мяч, внутри которой клубилось крохотное облачко тумана. Я бросил шар в правый карман пиджака, убедился в том, что могу быстро его достать, после чего проделал то же самое со стеклянной указкой, спрятав ее в кармане слева. Далее последовал последний пакетик с магической пыльцой – надо будет раздобыть еще. Остроконечный хрустальный жезл длиной около восьми дюймов был пристегнут к пиджаку изнутри, после чего я наполнил остальные карманы всякой всячиной: баночка с заживляющей мазью, горсть дешевых серебряных украшений и две ампулы с бледно-голубой жидкостью.

После чего я перешел к более обыденным вещам. Многие маги презирают современные технологии, но я предпочитаю пользоваться преимуществами цивилизации. Мощный портативный фонарик отправился за ремень вместе с кое-какими инструментами и ножом с узким лезвием, надежно спрятанным в ножны. Я протянул руку к ящику письменного стола, в котором лежал пистолет, но помедлил и решил оставить его. Вероятно, проблем от огнестрельного оружия будет больше, чем пользы.

Затем я открыл гардероб и достал свой плащ-туман. Это не самая мощная вещь в моем арсенале, но я доверяю ей на сто процентов. Плащ представляет собой вроде бы банальный отрез темно-серой ткани, тонкой, легкой и мягкой на ощупь. Но если смотреть на него долго, цвета начнут плавно перемещаться из поля зрения, причем настолько незаметно, что человек подумает, что ему все привиделось. Плащи-туманы ткутся из лунных лучей и паутины снежных пауков, они встречаются редко и о них мало кто наслышан. В общем, это – универсальная вещь. Я накинул плащ на плечи, цвета быстро пробежали рябью и успокоились. Любовно погладив ткань, я посмотрел на себя в зеркало.

Я увидел высокую фигуру, угловатые линии, смягченные серыми тенями. Из-под капюшона на меня смотрело бледное лицо, настороженное и внимательное – карие глаза в обрамлении жестких черных волос. Некоторое время я изучал себя, после чего направился к двери.

Надо приниматься за работу.


Когда я поднялся по стремянке на крышу, солнце уже закатилось за горизонт. В небе тускло сияли звезды – их свет практически полностью терялся в желтоватом зареве огней Лондона. Повсюду виднелись крыши, печные трубы и телевизионные антенны – неясные тени в сгущающейся темноте, а снизу доносился шум города. В воздухе висел запах выхлопных газов и гудрона.

Магам нравится воображать, будто магия ставит их выше прочих смертных. Пожалуй, отчасти так оно и есть. Но если добраться до сердцевины, выяснится, маги тоже люди – такие же, как и все остальные. Поэтому неудивительно, что они любят посплетничать.

Лайл считал, что реликвия Предтечи является тайной за семью печатями, однако я не сомневался, что слухи про артефакт уже разлетелись по Лондону.

А если новость вырвалась на свободу, то тем лучше для меня. Кое-кто должен быть в курсе мельчайших подробностей.

Крыша моей квартиры имеет площадь около двадцати квадратных футов и огорожена невысоким парапетом, а с одного края торчит закопченная печная труба. Ловкий и сильный человек может без труда перебраться на соседние здания, чем я нередко и занимаюсь. Выпрямившись во весь рост, я достал из кармана стеклянную палку и пропустил сквозь нее тонкую энергетическую нить, нашептывая:

– Звездный Ветерок, танцующая в воздухе, подруга облаков, ты, кому известны тайны горных вершин и всего, что есть между землей и небом! Я, Александр Верус, взываю к тебе! Приди ко мне, повелительница ветров!

Вихрь подхватил мои слова и унес их прочь, на север. Я повторил то же самое, поворачиваясь на юг, запад и восток, после чего заглянул в будущее.

Хорошо, что Звездный Ветерок скоро будет тут как тут. Но, к сожалению, убийца, выслеживающий меня, тоже не дремлет…

Застать врасплох прорицателя, который начеку, практически невозможно. Именно так нам удается выжить в мире, полном всяческих гадостей и опасностей. Я засек охотящегося на меня человека еще до того, как покинул свою квартиру. Единственный вопрос заключался в том, что мне теперь делать.

Я редко принимаю участие в потасовках. Если предугадываешь будущее, нетрудно вовремя ускользнуть от потенциального противника, а у драчунов полно других врагов. Гораздо проще отступить и дождаться, чтобы с ними разобрался кто-нибудь еще. Однако в данном случае, если я уклонюсь от встречи с магом, он первым делом попробует проникнуть в мои владения. Что, если он обнаружит куб?

Поэтому лучше мне разобраться с ним самому.

Разумеется, это вовсе не означало, что я намереваюсь драться честно. Я перепрыгнул на крышу соседнего здания, а потом – следующего. В конце концов я добрался до небольшого коттеджа, расположенного в пяти зданиях к югу от моего жилища. Лет десять назад здесь сделали капитальный ремонт, и на крыше красовались выходы для кондиционера, хотя у края по-прежнему высились печные трубы. Сочетание нового и старого, столь привычное для Лондона, сразу мне приглянулось: на крыше было тесновато, зато тут можно было легко спрятаться. Я изучил обстановку, убеждаясь в том, что у меня есть фора, прислонился к кондиционеру, закрыл глаза и стал ждать.

Свет фонарей почти не достигал моего пристанища, чего нельзя было сказать о звуках. Со всех сторон доносились приглушенные голоса прохожих, которые смешивались с гулом машин, развозящих своих хозяев по домам. Лондонцы предвкушали выходные. Я вдыхал ароматы индийской и итальянской кухни – в ресторанах начиналось вечернее оживление. В общем, внизу царила оживленная суета, а наверху, где находился ваш покорный слуга, было тихо и спокойно. Меня мог побеспокоить лишь шорох голубиных крыльев: похоже, нахальные птицы устроились на насест на чердаке здания напротив.

Я навострил уши, и вдруг шелест затих.

Пора!

– Ты промахнешься, – произнес я вслух и открыл глаза.

Черная молния вспорола воздух, поразив то место, где я только что находился, но я успел увернуться. Шипящие заряды энергии были иссиня-черные, различимые лишь как сгустки непроницаемого мрака на фоне чуть более светлого ночного неба. Прижимаясь спиной к кондиционеру, я завершил разворот – и на меня буквально обрушилась тишина.

Я осторожно высунулся из-за угла кондиционера.

– Я же тебе говорил.

Маг, напавший на меня, находился на крыше соседнего здания. Я сразу различил его четкий силуэт – противник присел на корточки возле печной трубы. Заглянув в обозримые варианты будущего, я понял, что недоброжелателем является тощий и вертлявый человечек в неприметной одежде и маске, скрывающей лицо.

Он всматривался в мою сторону, подняв руку, чтобы защититься или, наоборот, нанести удар.

– Иди сюда, ясновидящий! – с вызовом крикнул человечек и мотнул головой. В его хриплом голосе прозвучал какой-то слабый акцент.

– Почему бы тебе не подойти ближе, чтобы я смог лучше тебя разглядеть?

Я почувствовал, что его рот скривился в усмешке.

– А я и так тебя вижу… прямо сейчас!

Когда маг произнес последнее слово, из его руки вырвалась очередная энергетическая молния.

Черная молния – это магия смерти, заряд отрицательной энергии, который убивает, поражая жизненно важные системы организма, в первую очередь мозг и сердце. Магия смерти невероятно быстрая и стремительная, как молния, которую она и напоминает. И как будто этого еще недостаточно, данная атака усиливалась кинетической энергией, придававшей ей и механический импульс. Защититься от подобной мерзости было бы очень непросто, даже если бы я умел делать щиты, чего я не умею.

Но самая бешеная скорость оказывается бесполезной, если цели нет на месте. В тот момент, когда маг сотворил свое заклятие, я юркнул за кондиционер, и молния ударила в угол железного кожуха, туда, где только что виднелась моя голова. От сильного толчка металл задрожал, выполняя функцию громоотвода. Человечек невнятно выругался.

– Но я ждал Пепла, – равнодушным тоном произнес я. – Он что, занят?

– Пепел дурак! – прорычал маг.

Я почувствовал, что он взбешен – он не привык мазать.

– Пепел не пытался подраться со мной, – возразил я, улыбаясь. – Я бы сказал, это свидетельствует о том, что он поумнее тебя… Хазад.

Маг – Хазад – застыл от изумления.

– Откуда ты узнал, как меня зовут?

– Что стряслось, Хазад? – спросил я. – Ты откусил кусок не по зубам?

После непродолжительного молчания Хазад выпрямился и вышел из-за трубы. Вокруг него закружилась сгущающаяся тьма – он сплетал энергетический щит.

– В отличие от Пепла, меня никому не запугать! – процедил маг, направляясь ко мне.

Я решил, что стоит решить дело миром.

– Значит, ты столь невежливым образом приглашаешь меня присоединиться к вашей команде? – спросил я, наблюдая за Хазадом. – Но должен тебе сказать, что ты не умеешь рекламировать свой товар.

– Ты можешь нам помочь или ты умрешь! – пробурчал Хазад и рассмеялся. – Но лично мне плевать, что ты выберешь.

Хазад подошел к парапету, отделяющему одну крышу от другой, и стал медленно перелезать через него, придерживаясь за перила правой рукой. Он не отрывал взгляд от кондиционера. Воспользовавшись появившимся шансом, я отступил назад в тень печных труб. Теперь кондиционер надежно заслонял меня от Хазада.

Через минуту маг очутился на крыше коттеджа и скрестил руки на груди.

– Уже убегаешь? – насмешливо поинтересовался он.

– Похоже, я смекнул, почему вы наживаете себе таких врагов, как Морден, – сказал я. – Ваша братия совершенно не умеет общаться с людьми.

– Ты не работаешь на Мордена, – заявил Хазад. – Ты – вольный стрелок. Никому не будет никакого дела, если сейчас ты умрешь.

Он обогнул кондиционер, но я также продолжал двигаться, и теперь между нами возвышалась печная труба. Я неспроста предпочел сразиться с Хазадом именно на крыше. Магия смерти – страшное оружие, однако для его использования необходима прямая видимость цели. Маг огня вроде Пепла сжег бы крышу дотла, но Хазаду требовалось хорошо видеть своего противника. Я изменил направление, смещаясь влево к краю крыши.

– Чисто из любопытства, как моя смерть поможет вам получить реликвию?

– Кто говорит, что я должен тебя убить? – возразил Хазад. Его голос прозвучал уверенно: маг думал, что загоняет меня в ловушку. Отлично. – Ты должен сделать то, что я скажу.

Пятясь, я уткнулся в тупик. Труба, за которой я прятался, заканчивалась у края крыши. Бросив взгляд вниз, я увидел балконы и переулок, загроможденный мусорным баком. Хазад находился менее чем в тридцати шагах от меня – и шагал прямиком к моему убежищу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7