Бенедикт Джэка.

Алекс Верус. Бегство



скачать книгу бесплатно

– Ты вошел в здание вместе с шестью мужчинами.

– Ты заметила кого-нибудь еще?

– Нет. А там был кто-то лишний?

– Нет.

Я поглядел на переулок и подошел к пожарной лестнице. Она образовывала отличное укрытие от ветра, а благодаря старым ящикам и металлическим конструкциям здесь даже не было ни намека на сквозняк. Конечно, обыкновенного человека охватил бы страх перед потенциальными грабителями, но одно из побочных магических преимуществ заключается в том, что о подобных вещах не нужно беспокоиться. Две трубы отопления, вертикально уходящие в бетон, повышали температуру на десять градусов, и я дал Лоне возможность прислониться к ним, держась поодаль.

Я бы тоже мог погреться, но мне не стоило приближаться к Лоне.

– Что я должна была увидеть? – спросила она.

– Понятия не имею, – искренне признался я. – Когда все известно заранее, незачем захватывать с собой подкрепление. Подмога нужна тогда, когда ты не знаешь, что к чему.

Какое-то время Лона молчала, потирая озябшие руки о горячие трубы.

– Мне было бы видно гораздо лучше, если бы я находилась поближе.

– Лона…

– Я понимаю, что не могу зайти внутрь, – перебила меня Лона. – Но, повторяю, я не могу даже приблизиться. Но разве мне нельзя с ними встретиться?

– Слишком рискованно.

– Ты говорил, что баргхест прячется в заводских цехах.

– Я имел в виду магов.

Лона заморгала:

– Но ты на них работаешь, верно, Алекс?

– Сегодня? Да, – невесело усмехнулся я. – А завтра? – Я пожал плечами.

– Ты серьезно?

Я вздохнул:

– Лона, если поступит распоряжение схватить нас, эти ребята первыми бросятся его выполнять. Меня уже вычеркнули из черного списка главных врагов Совета, но я не стал любимчиком в магическом сообществе. Не думаю, что в настоящий момент за мной охотятся. Но если интересы Совета потребуют избавиться от меня, не сомневаюсь, меня уберут безо всяких колебаний. А любая информация, которой ты располагаешь, делает тебя легкой добычей.

Лона промолчала. Я надеялся, что она меня слушает, поскольку я ничуть не преувеличивал. Да, я работал вместе с Гарриком, Илмарином и ребятами из службы безопасности, и мы выполнили свое задание хорошо, профессионально. Но если кто-либо из числа магов и их приспешников через неделю, месяц или год станет мне угрожать, попытается меня похитить или убить, я нисколько не удивлюсь.

– А как насчет Талисида? – спросила Лона, нарушив паузу.

– Он пока и не догадывается, на что ты способна, но чем больше времени ты будешь проводить в его компании, тем сложнее будет сохранять все в тайне.

– Меня волнует кое-что другое, Алекс! Мне не нравится отсиживаться в углу и бездействовать!

Услышав в голосе Лоны нотки раздражения, я собирался ей ответить, но сдержался.

Я мог бы сказать, что ей нужно проявлять терпение. Или намекнуть, что сообщество магов – весьма опасное сборище и порой лучше держаться от него подальше.

В конце концов, я мог заявить, что ее положение в качестве моей ученицы ей не поможет, в особенности если дело примет плохой оборот.

Разумеется, все это было правдой, но мои слова не могли оградить Лону от потенциальных врагов. Лона – новичок и подмастерье. Она – адепт, то есть маг узкого профиля. Короче говоря, адепты могут использовать свой дар, но весьма специфическим образом.

В распоряжении Лоны была магия случая, изменяющая распределение вероятностей. Сверхъестественная сила такого рода способна влиять только на события, являющиеся в достаточной степени случайными. Она не поможет одержать победу в шахматной партии и не достанет из ниоткуда пачку денег, поскольку здесь не с чем «работать». Зато магия случая может направить порыв ветерка в другую сторону, заставить человека поскользнуться или вызвать поломку в каком-нибудь механизме или гаджете, которая произойдет в самый неподходящий момент. В общем, бесчисленные мелочи, определяющие разницу между успехом и неудачей, угрозой и безопасностью, жизнью и смертью, находятся именно в сфере такой магии. Она не бросается в глаза, но может быть очень могущественным оружием.

К несчастью для Лоны, ее сила не является даром: изначально она была наложена как проклятие, передаваясь из поколения в поколение от одного из далеких предков Лоны, живших много столетий назад на Сицилии. Проклятие отвращает невезение от Лоны, направляя его на тех, кто находится рядом с ней. Лично для Лоны подобный расклад означает очаровательную жизнь: она не болеет, не попадает в автокатастрофы и не влипает в крупные и мелкие неприятности. Вероятно, вы вообразите, что это никакое не проклятие, и будете правы… однако само невезение многократно усиливается и перенаправляется на ее «близкий круг».

Для моего магического зрения проклятие Лоны выглядит облачком серебристого тумана, окутывающего мою ученицу подобно защитному покрывалу.

Поэтому каждому надо держаться от Лоны на некотором расстоянии: ведь просто прикосновение к ней может привести к смертельному исходу! Защититься от проклятия невозможно, поскольку нельзя предугадать, как оно проявится, – собеседник Лоны может отделаться ободранным коленом, а может согнуться пополам от сердечного приступа. Так или иначе, но, к сожалению, общение с Лоной гарантирует ее спутнику конкретную проблему…

Лона никогда не забывает о своем проклятии. Ей совершенно не хочется навлекать на кого-либо неприятности, и потому она всегда сохраняет дистанцию.

В итоге она живет в изоляции, практически находясь в вакууме. Она прекрасно понимает, что всякий раз, когда носитель проклятия приближается к какому-либо живому существу, происходит нечто ужасное – трагическое или очень печальное.

В основном жертвы проклятия в течение ближайших нескольких лет сходят с ума или умирают. Лона выросла с этим. Она справилась, но с огромным трудом. Однажды Лона призналась мне, что несколько лет назад решила найти того, кто бы сумел объяснить ей природу проклятия. Лона боялась, что если она будет продолжать блуждать в потемках, то в будущем настанет день, когда ей и вовсе не захочется жить.

В конечном итоге поиски привели ее ко мне.

Но предостерегать Лону об угрозах, исходящих из мира магии, попросту бесполезно. Не потому, что она не понимала возможных рисков, а потому, что она сама хладнокровно приняла решение, что любая опасность – лучше той жизни, которая у нее есть.

– Ладно, – произнес я. – В следующий раз можешь присоединиться ко мне.

Лона пытливо посмотрела на меня. Она не улыбнулась, но выпрямилась во весь рост и как будто выросла на несколько дюймов. Я увидел, как туман вокруг нее подернулся рябью, несколько отступая.

Я повернулся к пожарной лестнице и начал спускаться вниз. Лона последовала моему примеру, и, конечно же, она держала дистанцию.

Кстати, не так давно Лона начала учиться управлять своим про?клятым даром. Я до сих пор не разгадал, каким образом ей удалось приструнить магическую силу. Мне и самому пока невдомек, как работает ее проклятие, зато Лона смогла обуздать его, находясь в эпицентре неких судьбоносных событий. Сам я тогда отчаянно боролся за свою жизнь, стараясь избежать смерти, вербовки или порабощения.

С тех пор Лона учится оттачивать свое умение, а я помогаю ей – чем могу.

– Следующее занятие – в воскресенье утром, – сказал я. – В десять часов у Арахны. Не опаздывай.

Лона молча кивнула. Мы подошли к ограде, к которой Лона пристегнула свой велосипед, – она не может пользоваться общественным транспортом, поскольку это обернется смертью для пассажиров, и велосипед остается для нее практически единственным средством передвижения.

Лона застыла в нерешительности, не садясь в седло.

– Алекс…

– Да?

– Ты завтра будешь в своем магазине?

Я кивнул:

– Хочешь заглянуть?

– Ага. Можно привести с собой одного человека?

Я недоуменно уставился на Лону:

– Кого?

– Моего друга.

Я едва не проявил бестактность, воскликнув: «Но у тебя же нет друзей!» – но вовремя прикусил язык.

Слова Лона ошеломили меня.

Общество Лоны – смертельно опасно для каждого ее спутника, включая и незнакомцев. Каким образом?..

Должно быть, изумление отразилось на моем лице, потому что Лона грустно понурилась.

– Знаю, – пробормотала она, обращаясь к асфальту. – Я к нему не приближаюсь. Но я… просто он заинтересовался. Твоим магазином. И захотел посмотреть.

Я хотел заглянуть ей в глаза, но Лона старательно избегала встречаться со мной взглядом. Я едва не выпалил вслух, что ей надо быть очень острожной, но сдержался. Мне не нужно напоминать Лоне о ее страшном проклятии. Но если она настроится на худшее…

– Как его зовут? – спросил я.

Лона подняла голову, и у нее в глазах сверкнула признательность.

– Мартин.

Я кивнул:

– Я буду в магазине целый день. Заходите, когда вам удобно.

– Спасибо! – Лона села на велосипед. – Пока!

Проводив ее взглядом, я быстренько проверил будущее, убеждаясь, что с ней все будет в порядке. Проклятие оберегает Лону от случайностей, но не может защитить от того, что делается сознательно. Магия не остановит грабителей, целенаправленно решивших ограбить Лону, хотя им здорово достанется, если у них хватит глупости осуществить задуманное. Однако для Лоны это не станет утешением, поэтому я изучал будущее до тех пор, пока не убедился в том, что Лона благополучно покинет Дептфорд, и лишь после этого собрался уходить домой.

Сперва я намеревался поскорее вернуться к себе и лечь спать, но передумал. Спустя некоторое время я уже был в поезде, который несся мимо Кэмдена, направляясь в парк Хэмпстед-Хит.

Я вышел на нужной мне остановке и побрел к Парламентскому холму – и дальше, углубляясь в Хит. Через десять минут огни большого города померкли, а звуки – стихли. Я остался один в безмолвии обширного парка.

Мало кто отважится заглядывать ночью в Хэмп-стед-Хит. Отчасти это обусловлено высоким уровнем преступности, но есть кое-что еще – нечто более древнее: первобытный страх леса. Хэмпстед-Хит – самый дикий лондонский парк. Днем здесь нечего бояться, зато ночью, когда поросшие лесом холмы заслоняют обзор, оставляя парк в кромешной темноте, когда ветви деревьев и кустарники шелестят и шепчут в темноте, когда сам лес, кажется, наблюдает и ждет – любому станет не по себе.

Многие люди признаются в том, что время от времени испытывают страх. Но не ждите подробностей – на том все и ограничится.

А ведь в глубине души, в самых отдаленных закутках нашего сознания кроется истинная причина того, почему мы избегаем ночного леса. Мы боимся не того, что там могут оказаться люди. Нас пугают существа.

Нужно признать, что мы абсолютно правы.

Хотя магам надо быть готовым ко всему.

Маленький овражек притаился под склоном холма, скрытый складками местности и густыми зарослями деревьев и кустарника. К нему не ведут тропы, и даже при свете дня здесь пустынно. Если бы не отдаленные сигналы автомобилей, у меня могло бы сложиться впечатление, что я – один-одинешенек в целом мире. Отыскав нависший над оврагом дуб, я ощупал его корни, вонзившиеся в склон, нашел среди них нужный и определенным способом надавил на него двумя пальцами.

– Арахна! – крикнул я. – Это я, Алекс!

Последовала пауза, после чего из тьмы раздался чистый женский голос. (Надо сказать, что человек с чутким слухом мог бы различить и другие звуки, которые сопровождали эти слова: легкое щелканье, слабое шуршание и постукивание.)

– Привет, Алекс! Я тебя не ждала, но милости прошу!

С ворчанием корни расплелись и затрещали, и в склоне оврага образовался просторный проход, плавно уходящий вниз. Я шагнул внутрь, и корни закрылись за мной, погребая меня в земле.


Парадоксально, но логово Арахны является одним из самых надежных убежищ в Лондоне. Поисковые заклинания не могут обнаружить ни жилище Арахны, ни саму хозяйку, ни ее клиентов. Даже тоннельная магия не способна переместить кого бы то ни было в пещеру. Попасть сюда можно, только если Арахна соизволит впустить вас внутрь. Пожалуй, первозданный маг мог бы силой пробить дорогу сюда, но пока он станет буйствовать, Арахна успеет приготовить ему ответный сюрприз: и уж тогда у незваного гостя будут неприятности!

Хотя посетители бывают у Арахны не слишком часто, магам давно известно о ее существовании. Но маги и создания вроде Арахны, как правило, плохо ладят между собой.

Арахна – паук ростом десять футов, покрытый темными волосками с кобальтово-синим оттенком. Восемь мясистых конечностей Арахны крепко держат ее туловище над землей, а четыре пары черных глаз-бусинок взирают поверх мощных жевательных челюстей, нисколько не скрывающих огромные клыки. Весит Арахна примерно около тонны, но, несмотря на габариты, она движется со скоростью и изяществом истинного хищника. В целом она смахивает на оживший ночной кошмар, и одного взгляда на нее достаточно, чтобы кто угодно с воплями обратился в бегство.

Когда я увидел Арахну, она сидела на диване и шила платье, что придало ее облику вполне миролюбивый вид. Впрочем, я привык к Арахне. Она, конечно, напоминает чудище из мрака, но тот, кто слишком зацикливается на внешности обитателей магического мира, здесь долго не продержится.

Я и не замечаю ее уродливости, если только кто-либо на это не указывает.

– Ты сегодня засиделась допоздна, – заявил я.

– Как и ты, – парировала Арахна.

Платье было из зеленой переливающейся ткани. Арахна шила его своими четырьмя верхними конечностями, причем с молниеносной быстротой. Надо отметить, что ее нижние конечности сужались, делаясь все тоньше и тоньше (думаю, что Арахна способна манипулировать ими лучше, чем я орудую пальцами). Я всегда подозревал, что Арахна использует в своем ремесле магию, однако, тут нет ничего удивительного: ведь Арахна родилась в мире магии.

– Что у тебя стряслось? – спросила она.

Пещера Арахны оказалась полностью увешана пестрой одеждой, скрывающей каменные стены логова. Повсюду были в беспорядке расставлены низкие столы и диваны, на которых валялись платья, пиджаки, юбки, свитера, рубашки, шарфы, шали, блузки, перчатки, пояса и какие-то непонятные мне аксессуары. Чего тут только не было! Вдобавок наряды буквально пылали всеми цветами спектра, какие только можно было себе вообразить. В целом «салон» Арахны походил на магазин одежды, забитый товаром настолько, что в нем не осталось места для покупателей.

– Нет, – произнес я.

Арахна пощелкала громадными челюстями.

– Алекс, переложи эту груду вон туда. Нет, другую.

Я послушался Арахны, переместил две охапки пиджаков на соседний столик и со вздохом опустился на диван. Он оказался весьма удобным.

– В последнее время сшила что-нибудь приличное?

– Все вещи, которые я шью, приличные.

– Да, я просто не знал, с чего начать разговор.

– У тебя это получается ужасно. Почему бы тебе прямо не сказать, зачем ты сюда пришел?

Я ничего не ответил и лишь сидел, прислушиваясь к несмолкающему шороху иголки и нитки. Работа у Арахны спорилась, а я, в свою очередь, собирался с духом, чтобы поделиться с ней своей историей.

Я дружу с Арахной уже десять лет. Для меня это – большой срок, для нее – короткий. Я познакомился с Арахной, когда был учеником черного мага Ричарда Дракха. Сначала она относилась ко мне с опаской, и сейчас, оглядываясь назад, я ее ни в чем не виню. Но если бы не Арахна, вряд ли мне удалось бы остаться в живых, и с годами она стала, пожалуй, моим самым близким другом, как бы странно это ни звучало.

– Как думаешь, я правильно поступаю, продолжая учить Лону?

– Забавный вопрос, – проскрипела Арахна, не отрываясь от шитья. – Едва ли ты можешь бросить Лону на произвол судьбы.

– Конечно, не могу. Но… – Я замялся. – Правильно ли я ее учу? Она по-прежнему настаивает на том, что хочет общаться с другими магами. Я полагал, что Лона поубавит свой пыл. Кроме того, она встречается с посетителями в моем магазинчике.

– Но, наверное, не так уж и часто.

– Лона отмечена проклятием…

– Это истинная причина?

Я скрестил руки на груди.

– Нет. Но я бы с радостью избавил ее от контактов с магами, если бы только мог.

Произнося вслух свою затаенную мысль, я вдруг поймал себя на том, что совершенно потрясен сказанным. Ведь Лона нашла меня в надежде приобщиться к миру магии. А я строю преграды у нее на пути…

– А Лона все чувствует, – кивнула Арахна. – И тебе стыдно за то, что ты не даешь ей свободы.

– Будет гораздо хуже, если по моей вине она попадет в беду. – Я поднял взгляд на Арахну. – Я до сих пор считаю, что Лона не осознает в полной мере, какой опасной может быть политика магов. Сегодня я ходил с ними на охоту. Но завтра, на следующей неделе или через год те же самые люди, возможно, станут моими врагами. А если бы Лона побывала там…

Арахна продолжала шить.

– По-твоему, я чрезмерно оберегаю Лону, – добавил я.

– Я думаю, что на самом деле ты боишься познакомить Лону с тем, что причинит ей боль или погубит ее.

Порой мне кажется, что Арахна умеет плести не только паутину – она отлично разбирается и в связях между людьми. Она вроде бы не обращает на смертных особого внимания, но всякий раз неизменно попадает точно в цель.

– В прошлом такое уже случалось, – признался я.

– Да, – согласилась Арахна. – Но Лона сознательно сделала свой выбор. – Отложив платье, она обратила на меня четыре пары своих агатовых глаз. – Алекс, проблема заключается в том, что ты и сам превратился в отшельника и в общем-то разучился общаться с людьми. Лона может научиться всему только на собственном опыте.

– Да, конечно, ты права, – согласился я. – Кстати, завтра она приводит в магазин какого-то парня.

– Ревнуешь?

– Нет, – машинально ответил я.

Арахна опять принялась за шитье. У нее нет бровей, которые можно было бы скептически приподнять, но, похоже, что ей удалось выразить свое мнение по этому поводу с помощью своего сухого пощелкивания и цоканья.

Я сердито молчал, а затем вспомнил о второй причине, по которой пришел сюда.

– Сегодня вечером случилось нечто странное! – Временно выбросив Лону из головы, я подался вперед. – Талисид выследил в Дептфорде баргхеста и попросил меня помочь. Я встретился с его отрядом около завода, и мы проникли внутрь. Но оборотень был уже мертв. Кто-то прикончил его, опередив нас.

– Любопытно.

Растянув материю между двух конечностей, Арахна принялась внимательно изучать свою работу. Это было узкое прямое платье переливчатого бледно-зеленого оттенка, чуть-чуть напоминающее традиционные наряды китаянок.

Развернув платье под другим углом, Арахна опять взялась за иголку.

– У тебя есть какие-либо мысли на этот счет, Алекс?

Я наморщил лоб:

– Никаких. Забавно, да? Разумеется, тварь охотилась на людей, но маги ее в принципе игнорировали. По крайней мере, мало кто стал бы рисковать, вступая с баргхестом в бой. У оборотней – дурная репутация. Зачем кому бы то ни было связываться с баргхестом, когда можно просто подождать, когда тварью займется Совет?

– На заводе был сбежавший баргхест?

– Да, – подтвердил я. – Мы с Талисидом тоже думали об этом. Если тварь вырвалась из жилища какого-то мага, логично предположить, что он поймал ее и навел порядок по-тихому. Но нам не удалось найти никаких следов того, что баргхест был чьей-либо собственностью. А если бы маг действительно хотел замять дело, он бы тоннелировал тело. И еще. В цехе, где мы обнаружили тварь, есть следы борьбы – магия огня и льда – и даже пули, – но на шкуре баргхеста нет ни ожогов, ни обморожений.

– Но что же явилось причиной его гибели?

– Ничего. Увы, я ничего не обнаружил!

Шорох прекратился. Арахна выжидающе посмотрела на меня: ее блестящие глаза даже не мигали.

– Проясни, пожалуйста, Алекс.

– Ну… – Я опять замешкался. – Он взял и… умер. Он похож на здоровенного волка. Я думал, что, может, имела место магия смерти, но…

Арахна ничего не сказала.

– Арахна! – окликнул я.

Вздрогнув, Арахна вновь занялась шитьем. Иголка так и мелькала в ее лапках (если ее конечности можно было так назвать).

– Алекс…

– Что-нибудь не так?

– Возможно. – Арахна помолчала. – Если бы ты сумел установить причину смерти, я была бы очень признательна за информацию.

Поколебавшись мгновение, я кивнул:

– Ладно. Может быть, я что-нибудь и раскопаю.

Арахна сосредоточенно работала и помалкивала. Я не стал приставать к ней с расспросами.

– Как ты думаешь, сколько их? – спросил я, все-таки не выдержав.

– Кого?

– Магических существ, подобных баргхесту. Живущих здесь, в этой реальности.

– Мало. И с каждым годом их количество уменьшается, – отозвалась Арахна, причем в ее голосе мне послышалось отчуждение. – Их постоянно убивают, порабощают. Оставшиеся в живых прячутся в отдаленных уголках или в других мирах. Вероятно, сего-дня ты видел последнего баргхеста… да и то, мертвого.

Спустя час, возвращаясь домой через окутанный мраком Хэмпстед-Хит, я поймал себя на том, что прокручиваю в голове слова Арахны. Мне так уютно в ее обществе, но я забываю о самом главном: а ведь другие маги считают иных существ (схожих или несхожих с Арахной) в лучшем случае – чужаками, а в худшем – чудовищами. Я впервые участвовал в подобной охоте, и у меня имелись на это веские причины, однако мне следовало быть поумнее.

Ничто не отменяло тот факт, что оборотень, которого я собирался убить, по сути дела, ничем не отличался от Арахны.

Я продолжал размышлять. Как долго еще будут оставаться на свете магические существа? Как гласят магические предания, они были всегда, но уже длительное время их численность сокращалась, в основном из-за «экспедиций» – вроде той, в которой я принимал участие сегодня. Обычно маги расправляются только с теми, кто представляет угрозу… но так бывает не всегда, и само понятие «угроза» является субъективным. Задумавшись, я пришел к неутешительному выводу. Магические создания, которых я видел за последние несколько месяцев, либо работали вместе с магами, либо им подчинялись. Давненько я не встречал их на лоне дикой природы, за исключением, разумеется, Арахны! Если так будет продолжаться и дальше, останется горстка прирученных существ и пара сотен тех, у кого хватит силы и разума спрятаться. Остальные погибнут. Значит, прекратятся нападения на людей, и тогда, конечно, никакой баргхест не сможет угрожать потенциальным жертвам, но и безобидным магическим созданиям тоже придет конец…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6