Бэлла Темукуева.

Чек за жизнь



скачать книгу бесплатно

© Бэлла Темукуева, 2017


ISBN 978-5-4485-6465-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава I. В нейтральной воде

Что? Уже семь часов? Ах, чертов будильник, как же я хочу спать. Всю ночь не спал, голова трещит. Ну почему сегодняшний день не может оказаться воскресением? Я так устал. Я так не хочу вставать, я так не хочу никуда идти. Каждый день одно и то же, одни и те же лица, одни и те же клавиши компьютера, один и тот же невкусный кофе из старого автомата в офисе. Ненавижу!.. Но надо вставать. Уже семь часов и десять минут. А мне еще душ принимать. Надеюсь, воду уже дали. Черт бы побрал эти ремонтные дни в котельной! Неужели нельзя раз и навсегда установить хорошие трубы?! Конечно, нельзя. А деньги? А нам приходится страдать. Хорошо, что с газовыми трубами нет проблем, иначе с таким отношением мы все взлетели бы на воздух рано или поздно. А жильцы что? Сколько раз Ильич с пятьдесят шестой квартиры предлагал скинуться по тысяче рублей с каждого совершеннолетнего жильца и самим уже купить хорошие трубы! Я был только «за». Швырнуть эти трубы в лицо этим бессовестным работникам, а еще лучше их начальнику, что вот, мол, до чего довели. Нет же, нашлись умники, которые отказали Ильичу. А Ильич что? Последний человек что ли? Он же ради нашего же блага хотел, не себе же в карман. За весь месяц, что я живу в этом доме, он единственный нормальный непьющий мужик. А эти идиоты не просто ему отказали, да еще и нагрубили. Да ни эту тысячу рублей каждые три дня всей семьей пропивают. Лишь бы все себе. А в этом доме кто живет? Они же сами… ну вот, я так и думал. Придется обойтись без душа. Благо, вчера вечером помылся хоть. Не нравится вообще мне эта квартира, как и дом. Но за пятнадцать тысяч в месяц – вполне ничего.

Проверю-ка почту, пока варится гречка – нет, все-таки она не написала.

Черт! Черт! Черт! Как же я их всех ненавижу этих родственников. Нет врага хуже, чем родственник, потому что хочешь или не хочешь, он все время рядом и лезет в твою жизнь. И мою жизнь они в какой-то миг разрушили. А ведь было все хорошо: внезапное наследство, любимая девушка, поддержка родителей. Ничего не осталось. А только ненавистная работа, на которую я хожу все так же, как и прежде, только вставать приходится на час раньше, потому что ехать дольше, и четыре стены одиночества по вечерам. Иногда ловлю себя на мысли, что не осуждаю людей, которые спиваются. В этом городе пьет каждый третий и это не удивительно. Здесь жить невозможно. Уехать бы. Но, кажется, я опаздываю на автобус.

Если опоздать на автобус, приходится ждать следующего полчаса. Ощущение этой зависимости даже от автобуса меня убивает, как медленный яд. Каждое утро, шесть дней в неделю я еду в толкучке, трясясь с потными мужиками, которые держатся за поручни, уверенные в своей непревзойденной свежести. И я вынужден стоять с ними, хотя душ не принимал только сегодня и по вескому обстоятельству. Как же невыносимо ездить в одном транспорте с такими же жалкими неудачниками как ты сам, которые едут зарабатывать деньги, чтобы вечером или на выходных их тут же потратить.

Ты смотришь на эти недовольные жизнью лица и понимаешь, что это замкнутый круг из которого невозможно вылезти. И меня отличает от них только то, что по утрам у меня не трещит голова от похмелья. Я точно так же, как и они трачу деньги, но только не на выпивку. Я зарабатываю, чтобы есть. А еще мое отличие от многих в том, что я не ношу китайские копии спортивок и кроссовок «Адидас». Вот этого я никогда не стану делать. Уж лучше ходить в одной майке и шортах. Я не стал бы носить даже оригинальные кроссовки этой фирмы, чтобы стоять в них в провинциальном, вечно переполненном автобусе. На мой взгляд, это куда более странно и нелепо, чем просто носить копии.

Хорошо, если в автобусе обходится без происшествий. Кто-то огрызнется, кто-то кого-нибудь случайно заденет, кто-то что-то стащит. Всякое тут происходит. И так я трясусь среди этих людей каждый день по сорок минут. Иногда я думаю взять машину в кредит, но меня угнетает одно только это слово. Не потому что я боюсь обязательств, хотя и это тоже, просто я не хочу всю оставшуюся жизнь работать, чтобы этот кредит выплатить. Подумать только – приобретая вещь не на собственные деньги, мы начинаем работать на эту вещь, вместо того, чтобы вещь работала на нас. И это печально. А еще печальнее то, что большинство людей так и живут. Именно поэтому они сейчас едут с недовольными лицами на работу, потому что им нужно погасить кредит за бытовую электронику или другую важную, но не необходимую вещь. А что еще более странно – так это брать в кредит телевизор. Вот это точно удел неудачника. Телевизор – спасательный круг от мыслей о том, что тебе нужно за него выплачивать кредит и вставать на проклятую работу завтра утром.

И все время стоя и трясясь, я думаю о никчемности, которая нас окружает, пока автобус не останавливается высадить меня на остановке возле чертового здания, где собственно я и работаю. Сегодня в автобусе обсуждали, что безумно душно, хотя только утро. «Если бы они помолчали все – было бы прекрасно и прохладно» – думал я, но вслух как всегда свои мысли не выражал. Я, наконец, высадился из этого адского автобуса. Но ад ждал меня впереди.

В девять часов утра я обычно уже в офисе. Я поднимаюсь к начальнику, который швыряет мне как собаке кучу бумаг с планом работы на грядущий день. Я беру их и спускаюсь к себе. Каждые два часа я поднимаюсь к нему с составленными планами, а он рвет эти бумаги у меня на глазах иногда просто из вредности. И я понимаю, что он прав. Потому что он руководитель, а я подчиненный. Он может рвать бумаги с моими работами, а потом неожиданно сказать: «Вот! Это то, что нужно». И я не могу ему сказать, что ту же самую работу я уже заносил, но он ее не одобрил. Потому что он мой начальник, он всегда прав. Даже если он меня незаслуженно лишит премии или даже уволит, он будет прав. А я просто выполняю свою работу и ничего более. За это он меня и недолюбливает. За то, что я не вылизываю ему башмаков, не пресмыкаюсь, не дребезжу. Но все-таки он меня уважает. Он ценит меня как работника, иначе давно бы уволил. Моя мать всегда говорит мне, что я какой-то неправильный, что надо уметь искать подход к начальству. Однажды у него был день рождения, и мама купила ему медвежью шкуру за двадцать тысяч рублей на свои две зарплаты гладильщицы в театре. Она долго уговаривала меня подарить ее ему от своего имени. Мы поругались с ней. Она утверждала, что это все окупится тем, что он меня когда-нибудь повысит в должности и увеличит оклад. Я же уперся и все-таки не стал этого делать. Сейчас эта медвежья шкура валяется в доме родителей, а я валяюсь в «списке аутсайдеров». Женщины меня не любят за это. Они все время пытаются привлечь внимание то генерального директора, то финансового, то обычного, и все время ссорятся друг с другом. Теперь весь наш маленький город знает о том, кто из них с кем спал. Потому что они друг о друге распускают сплетни. Когда я одной из них попытался сделать замечание, чтобы в присутствии меня не говорили дурно об одной очень хорошей девчонке, которая училась со мной в параллельном классе, они заткнули мне рот. Они пытались меня уверить, что она спит со всеми подряд, но я-то понимал, что дело в том, что она просто слишком красивая. Да, она действительно невероятно красивая и всегда нравилась мне в школе. Уже тогда о ней ходили слухи, хотя она никуда не выходила после семи вечера и никогда не ходила на дискотеки. Она была очень порядочная девочка, но ее красота не давала никому покоя. Другие девчонки злились потому, что понимали, что им никогда не быть ей, а мальчишки потому, что им никогда не быть с ней. И сейчас я на нее смотрю, и жаль мне ее. Не ценит она себя. Многие некрасивые девушки ходят как королевы, потому что их родители, вероятно, жалели их и внушали им, что они красивы. А она такая красивая и даже не знает об этом. Мало того, красота принесла ей только кучу проблем и до сих пор приносит. Но что это я? Мысленно изменяю Оле? Конечно же, для меня Оля по-прежнему самая красивая. Мне кажется, в разлуке я люблю ее еще больше.

Глава II. Плевать на погоду

Ура! Наконец-то обед. А это значит, что пришло время попить дешевый отвратительный кофе из автомата и съесть какой-нибудь батончик. Половину работы я выполнил. Осталось потерпеть еще несколько часов и можно будет свалиться от усталости на кровать.

– Андрей, начальник ищет, а тебя на месте нет – обратился ко мне коллега, пока я ждал кофе у автомата.

– Ну, конечно меня нет на месте, – ответил я, скрежета зубами – у меня ведь обед! Я такой же человек, как и он, и тоже хочу есть.

– Понимаю, он достал не только тебя. Поднимись лучше, не зли его. Сегодня очень душно. Отнеси ему прохладительный напиток. Это расположит его к тебе.

Я взял только свой кофе и поднялся вместе с ним, прекрасно зная, что он не разрешает ходить с кофе по офису.

– Садись, – сказал он мне, отчитав предварительно за кофе, – у меня поощрение для тебя.

И он положил передо мной конверт. Я опустил свои глаза на него и глаза мои засияли от счастья. В следующие секунды в моей голове быстро промчалась мысль, как я сегодня погуляю на эти деньги.

– Что это? – спросил я, переменив свое настроение и сделав вид, что не понимаю ничего.

– Посмотри – ответил он.

Я открыл конверт, который уже был почему-то вскрыт и достал из него билет на какой-то концерт.

– Ты трудолюбивый. Ты заслужил – сказал он мне.

– Спасибо – удрученно ответил я – Никогда еще не бывал на концертах приезжих звезд.

Хотя звезды это были никакие, так себе. Но было приятно, что он похвалил меня. Я взял конверт поблагодарил и вышел. Когда я спустился к себе, вокруг моего кабинета уже толпились бездельники, которым интересно все.

– Ну что? Премия? – спросил один из толпящихся, не помню имени.

– Ага – с сарказмом ответил я и протянул ему билет. Мне было уже все равно, что у меня репутация неудачника. Будь ты даже идеальным, о тебе будут говорить, так имеет ли смысл меняться? Разве что только для самого себя.

– Билет на концерт? – засмеялся он и начал внимательно рассматривать его; другие подхватили его смех.

– Ну, зато меня похвалили.

Он вдруг перестал смеяться.

– Так это же… это же я ему подарил этот билет еще неделю назад. Точнее два билета: ему и его жене! – огорчился он.

– Ну не расстраивайся – сказал я. – Хочешь, я верну тебе его? Правда. Я не очень и люблю концерты.

Он не слушал.

– Ну да! – взорвался он от гнева. – Куда ему такому представительному на такие провинциальные концерты ходить?! Он с женой в Москву летает, в Большой театр ее водит!

В этот момент и мне стало дурно от злости, что директор «всучил» мне этот билет. Я понимал, что он нашел во мне лоха.

– Погодите. А кто же второй лох? – подумал я. – Кому он всучил второй билет? Но выяснять этот не очень важный вопрос мне было просто лень.

Закончив работу в шесть часов, я отправился на остановку. Я ждал автобуса, чтобы наконец-то лечь, но прежде принять душ, если неполадки уже устранили. Я уже представлял, как нежился в ванной, как вдруг ко мне обратился случайный прохожий.

– Простите, не вы ли билет уронили?

Это был пенсионер лет семидесяти.

– Да, спасибо, я. Не хотите ли сходить?

– Смеешься что ли, сынок? Староват я для таких концертов.

– Нет, там как раз будут песни вашей молодости.

– Не-не-не. Глух я, сынок. Спасибо. Да и кота надо кормить. Он один совсем и я один. Одиноко нам.

Когда дед ушел и закурил и призадумался.

Вот приеду я домой, приму душ, а дальше? А дальше включу телевизор и создам иллюзию отсутствия одиночества? Чем я отличаюсь на данный период своей жизни от этого деда? Родители со мной не разговаривают, девушка ушла, а до остальных мне всегда было параллельно.

Выкинув окурок, я решил, что не буду дожидаться автобуса, и пошел по направлению в сторону концертного зала. До него пешком минут десять всего надо было идти-то. А про себя я думал, что ничего не теряю, что если мне не понравится, то я просто уйду. А еще я надеялся, что встречу там какую-нибудь простушку, которая согласится провести ночь с неудачником.

Я прибыл раньше на двадцать минут и, не зная на что потратить время решил отойти в сторонку и покурить. Я наблюдал за толпами идиотов, пришедших посмотреть на других идиотов.

Глава III. Бредим от удушья

– Не подскажите, который час? – обратился ко мне кто-то.

– Что, простите? – обернулся я. Это был мужчина в какой-то несуразной невыглаженной рубашке, с небритой щетиной, лет пятидесяти пяти. «Сейчас будет просить деньги на водку или на сигареты» – подумал я.

– Не подскажите ли время?

– Ах, ну да, конечно – я нервно вытащил телефон из кармана и заглянул на время. – Сейчас без пятнадцати семь.

– Благодарю. А покурить не найдется?

– Вот, возьмите, предпоследняя – протянул я пачку. (Я почти угадал).

– Спасибо. Душно очень, не правда ли? Не люблю жару.

– Да. Очень жарко.

– А почему вы такой унылый?

– Да так, пустяки.

– Эх, люди! – затянулся он. – Вы не умеете замечать мелочей, а ведь из них складывается счастье. Вы не поймете, как хороша прохладная погода, пока не начнете изнывать от жары.

– Что?

– Я хочу сказать, что вы можете со мной поделиться. Мне все равно некому рассказывать.

– Благодарю за беспокойство.

– Вы правильно сделали, что решили сегодня прийти сюда – сказал он, спустя несколько секунд. – Говорят, сегодня будут выступать лучшие звезды – затягиваясь, сказал мужчина.

– Какие артисты? – усмехнулся я. – Я вас умоляю… Звезды – это Битлз, Виктор Цой, Элвис Пресли… А это просто наряженные клоуны.

– Так зачем же вы сюда пришли?

– Да так, проблемы были. Решил немного развеяться.

– Проблемы говоришь? Вот ответь мне, тебе сколько лет? Кстати, ничего если я на «ты»?

– Двадцать четыре года. Да нет, ничего.

– Что, девушка ушла?

– Как вы догадались?

– Ваши «проблемы», сынок, так банальны, что здесь и гадать не нужно… Проблемы… Да что вы, молодые ребята, знаете о проблемах?.. Когда ваши цели – это дорогие шмотки, телефоны, тачки и девушки.

– Вы просто экстрасенс! – подшутил я.

– Ну, уж нет, решительно нет. Впрочем, не стану отрицать, что я немного обладаю способностями ясновидящего. Правда, на знаки и сны я никогда не обращаю внимания… и только после того как сны сбываются я начинаю о них задумываться.

– Да что вы? Как интересно! – сказал я с иронией. – Вы лучше мне скажите…

– Вот, например, – продолжил он, не слушая меня, – приснилось мне, когда я еще в деревне жил, что корова моя лежит вся в крови и странно дышит. Утром проснулся, поглядел на нее – а она здоровенькая. А вечером беда приключилась: сорвалась с обрыва… И таких снов у меня очень много.… Вот все думаю, а если бы не отпустил бы я ее тогда? Может, жива была бы. Как вы думаете?

«Какие к черту коровы? Что ему от меня нужно?» – думал я про себя.

– А сегодня – продолжал он, – мне снились собаки, грызущие человеческие кости, а рядом стояли крысы в смокингах, крупные такие, на двух ногах, в человеческий рост. Они просто стояли и смотрели куда-то вдаль… Как, по-вашему, я должен растолковать этот сон? Я даже понятия не имею зачем…

– Послушайте, это просто сон. Сон ни о чем, – не выдержал я и сменил тон. – Не тратьте на это время. Сны – это работа подсознания, они ни о чем не могут говорить.

– Ты ошибаешься, сны могут говорить о многом. Нужно всего лишь научился их разгадывать. Я к своим пятидесяти годам так и не научился этого делать… – ответил он обиженно.

– Извините. Я не хотел, просто день сегодня какой-то бесконечный и скверный.

– Бесконечный и скверный день? Когда тебе исполнится пятьдесят лет, сынок, и когда ты начнешь понимать, что жизнь имеет обыкновение заканчиваться, тогда ты начнешь ценить каждый день.

Я посмотрел на время.

– Может, мы пройдем и займем свои места?

– Занимать места? Зачем? Они и так никуда не денутся – ответил мужчина, загадочно улыбнулся, потушил сигарету ногой и ушел.

«Слава богу, этот чудик от меня отстал! Видать мозги жарой припекло» – подумал я и прошел к главному входу. Я не стал заморачиваться на том, что говорил этот странный мужчина. Все мои мысли были только об Оле. Мне казалось, что я сам начал сходить с ума. Перед тем, как зайти, я думал, позвонить ей еще раз. Я вытащил телефон из кармана, подумал и решил, что не нужно этого делать. Ведь она всячески дает мне понять, что не хочет со мной разговаривать.

Глава IV. Наверх – не сметь!

– Молодой человек, ваше место в девятнадцатом ряду под номером «восемь» – отвлекла меня от мыслей молоденькая симпатичная контролерша, когда я все-таки зашел. – А сегодня девятнадцатое августа. Я все думала, кому достанется это сакральное место. Понимаете, к чему я клоню? – обратилась она ко мне, напоминая о своем присутствии. – Может сегодня вам в чем-то очень повезет.

Я ничего не ответил и прошел внутрь.

Пока концерт не начался, я решил немного осмотреться. Минут, по крайней мере, двадцать в запасе точно было. Насколько мне известно, подобные мероприятия никогда во время не начинаются. Я прошелся взад и вперед, чтобы осмотреться. Это был типичный для провинции дворец досуга и культуры, насчитывавший, как я слышал, около полутора тысяч мест. Помню, три года назад, когда его реконструировали, поднялось столько шумихи вокруг него, как и сегодня вокруг этого концерта. Вестибюль был самый непримечательный. Ободранные стены с облупленной штукатуркой, ржавчина на потолке, странная люстра и наружные стены из прямых вертикальных окон. Я появился здесь впервые за столько лет существования этого концертного зала. Мне, признаться, никогда не было интересно сюда заглянуть. И сегодня зачем-то я пришел сюда.

Я ходил по вестибюлю, пока собирались слушатели, и выискивал то, за что можно было зацепиться и сказать: вот это да! Рассматривал внимательно это старое здание и ничего стоящего не обнаружил. Я уже жаждал осмотреть сам зал и еще немного пройдясь, наткнулся на двери, ведущие в него – уж очень они были респектабельные для этого здания.

«И зачем для этого старого концертного зала такие массивные входные двери, еще и с замками?» – подумал я, тщательно осматривая одну из дверей. Я постучал по дереву – мне показалось, что это настоящее дерево.

– Что вы делаете, молодой человек? – спросил охранник, неожиданно подойдя со спины. Он был огромен как круглая каменная глыба.

– Меня интересует порода дерева – растерялся я, сообразив, что вызвал у него подозрения.

– Это дуб. Самый настоящий – погладил он лакированную поверхность двери. – Подарок нашему концертному залу от какого-то анонимного бизнесмена. Установили совсем недавно.

– Солидный подарок – прокомментировал я.

– И таких целых четыре. Еще две двери в западном крыле. Обошлись в миллион – сказал он мне шепотом, слегка нагнувшись. – Спонсор – человек, должно быть добрый, но он просто болван. Такие деньги пожертвовал для какого-то балаганного заведения.

– Что же в этом такого? Человек сделал благое дело для своего города.

– Ха! Благое дело! Тоже мне благотворительность. В наше время благотворительность – это либо лицемерие, либо идиотизм.

– Лицемерие? Вы ведь сказали, что подарок был сделан анонимно?

– Да… – задумался он. – Ну, тогда идиотизм.

– А почему на них установлены замки? Да еще и железные.

– Оборудование и аппаратура в зале дорогие – ответил он. – Дворец, как видите, весь из окон, практически со всех сторон. Их уже несколько раз разбивали и утаскивали все наше добро. Пришлось нанять охрану, то есть меня и установить замки на дверях в зал.

– Теперь я понял. – Вы позволите, если я немного осмотрюсь? Не бойтесь, я не злоумышленник.

– Да, пожалуйста. Только ничего руками не трогайте – ответил охранник и пошел дальше.

Я повернулся и поглядел ему вслед.

«И как таких людей берут в охранники? – думал я. – Как с таким телосложением можно оказывать какое-либо сопротивление кому-либо? Он же даже не сможет побежать. Да и как человек может допускать такое с собой?! Но ладно, бог с ним. Еще и над этим голову ломать.

Я вновь достал телефон посмотреть, нет ли пропущенных звонков от Оли. Внезапно мое внимание привлекли яркие лампочки коридора, находящегося в десяти шагах от нас. Я пошел по направлению к ним и попал в коридор. Ходили наряженные люди – вероятно артисты. На дверях висели таблички с надписью «Гримерная». Но не успел я довершить свою «прогулку», как меня с всплеском возмущений меня оттуда вывели их телохранители. На мгновения мне даже показалось, что приехала сама Мадонна. Удивительно, но даже малейший проблеск славы на людей влияет существенно.

Потом я вышел в фойе, я встал возле окна, чтобы закурить. Но увидел табличку «Не курить». Я разозлился, развернулся и пошел, куда глаза глядят, и очутился в темном коридоре, где зеленым цветом горела одна единственная табличка «выход». Именно тут я и остановился покурить, достав последнюю сигарету из пачки.

Я признаться, давно не курил, но за последние три-четыре дня я, наверное, выкурил десять пачек сигарет. Никогда бы не подумал, что буду так страдать и нервничать из-за девушки. Даже ссора с родителями, произошедшая недавно, отошла на второй план. Я много думал и внезапно, вспомнил слова суеверной контролерши… Интересно, в чем мне сегодня должно повезти? Я же просто законченный неудачник и вся моя жизнь – череда неудач. И правильно сделала Оля, что бросила меня.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное