Белла Баканнон.

Возроди огонь в сердце



скачать книгу бесплатно

Unlocking the Millionaire’s Heart

© 2018 by Harriet Nichola Jarvis

«Возроди огонь в сердце»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

Глава 1

Нейт Торнтон энергично стряхнул с волос капли дождя и переступил порог исполинского офисного здания в деловом центре города. По настоянию Брайана Гамильтона, одного из самых лучших австралийских литературных агентов, ему пришлось перенести запланированные видеоконференции, сесть на поезд и отправиться из Катумбы в Сидней. А еще Нейту не давало покоя туманное заявление Брайана.

– Ты должен приехать в четверг девятого числа. Думаю, я нашел решение твоей проблемы. И у нас появился издатель, который заинтересован в том, чтобы увидеть отредактированную версию твоего романа.

Гамильтон ознакомился с сюжетом книги Нейта и прочитал первые три главы, а потом запросил всю рукопись. Его предельная откровенность насчет рыночных возможностей романа убедила Торнтона в том, что он нашел подходящего человека для ведения переговоров с издателем.

Нейт попытался переписать указанные Брайаном сцены, что оказалось не так-то просто. Но и вырезать их он не мог. И тогда он решил обратиться к Гамильтону за советом.

Нейт писал не потому, что нуждался в деньгах. Грамотное инвестирование наследства и значительная часть финансов, заработанных за границей, обеспечивали безбедное будущее. Или, по словам брата, делали его «неприлично богатым» – фразочка, вызывавшая у Нейта стойкое неприятие.

Он взялся за перо, понукаемый желанием оставить лишения и эмоциональные травмы, пережитые за время работы военным корреспондентом, там, где им было самое место, – в прошлом. Нейт до сих пор не мог избавиться от ужасающих образов невообразимой жестокости одного человека к другому, хотя по большому счету ему удавалось хранить их погребенными на задворках своего сознания.

Его отношение к жизни и окружающим за последние годы сильно изменилось, и стены, которые он выстроил для собственной эмоциональной защиты, были крепкими и надежными.

Нейт мрачно посмотрел на количество этажей и нажал кнопку одного из шести лифтов. Да, он не считал себя сентиментальным, и последние сто тысяч слов казались ему чертовски удачными, ведь его книга была рассчитана не на романтичных барышень.

При всем его уважении к последним.

Внимание Нейта привлекла открывшаяся входная дверь, на пороге которой появилась какая-то женщина. Он мельком глянул на ее черные брюки и синюю блузку, показавшуюся под бежевым плащом, который она расстегнула, а потом стряхнула от капель дождя.

Он также отметил ее длинные каштановые волосы, выразительные глаза, прямой нос и красные губы. «Торнтон, как для автора это отличная описательная характеристика», – подумал Нейт, и по его телу пробежала дрожь, когда их с незнакомкой взгляды пересеклись.

Женщина не мигая уставилась на него обрамленными густыми ресницами глазами, а потом нахмурилась и резко отвернулась к какому-то стенду, висевшему на стене.

Нейт весело хмыкнул, ведь он привык к несколько другой реакции со стороны представительниц прекрасного пола.

Перед ним, тихо звякнув, открылись двери лифта, и он, еще раз окинув одобрительным взглядом фигуру незнакомки, шагнул внутрь.


Нейта встретила личная помощница Брайана, которая тут же повесила на вешалку его влажную от дождя куртку.

– Как всегда, пунктуален, – поприветствовал его Гамильтон и бросил взгляд ему за спину, словно ожидал кого-то еще. – Проходи. Кофе будешь?

– Да. Если разговор пойдет непростой и займет много времени.

– Все зависит от того, насколько сильно ты хочешь добиться публикации своей книги, – захохотал Брайан.

Он повел Нейта в кабинет и махнул рукой на одно из четырех уютных кожаных кресел, расположившихся вокруг длинного, невысокого столика.

– Крепкий и черный, да? – спросил Гамильтон, подойдя к кофемашине.

– Если не трудно.

Нейт опустился в кресло и принялся разглядывать видневшиеся за окном коммерческие здания: сотни стеклянных глаз, впускающих солнечный свет, но вместе с тем прячущих секреты людей, находившихся за ними. Чтобы полюбоваться отсюда заливом, понадобилось бы подняться еще на пару десятков этажей.

– Как доехал? О, прости, Нейт. – Брайан подошел к столу и ответил на звонок своей помощницы. – Спасибо, Элла, – сказал он и направился к двери. – Я сейчас вернусь, и мы приступим к делу. Твой кофе готов.

Нейт положил в чашку ложечку сахара и прислушался к доносившимся из-за двери голосам. Отвлекшись на звуки, он сделал глоток слишком поспешно и тихо выругался, когда горячий напиток обжег ему язык. День становился все хуже и хуже.

– Проходи, я хочу тебя кое с кем познакомить.

Нейт повернулся и с удивлением обнаружил перед собой ту самую незнакомку, которую видел внизу, когда заходил в лифт. Судя по изумлению, промелькнувшему в ее колдовских глазах, она тоже не ожидала этой встречи.

Отсутствие плаща, предположительно висевшего рядом с его курткой, открывало взгляду ее стройную фигурку в синей блузке с длинным рукавом и без пуговиц спереди и красивые ноги в черных брючках и такого же цвета туфельках на низком каблуке и со шнуровкой.

Теперь, оказавшись в непосредственной близости от незнакомки, Нейт смог по достоинству оценить гладкость ее слегка загорелой кожи, синеву глаз и идеальную форму ее пухлых губ. Она нерешительно глянула на него, а потом посмотрела на Брайана.

Одного взгляда на расплывшегося в улыбке Гамильтона хватило, чтобы вызвать беспокойство Нейта. Эта молодая женщина больше походила на проблему для его либидо, а не решение вопроса относительно отношений между главными персонажами его романа. Какого черта задумал этот Брайан?


Сзади Джемму Харрисон подталкивал Брайан, и ей не оставалось ничего, кроме как войти в комнату. Незнакомец, которого она увидела в вестибюле, казалось, не очень обрадовался ее появлению. Там, внизу, ей хватило одного взгляда на его высоко поднятый подбородок, чтобы понять, что он относится к тому типу мужчин, которых она так старательно избегала.

Теперь у Джеммы появилась возможность как следует рассмотреть его темно-серые глаза, густые, выгоревшие на солнце каштановые волосы и волевой подбородок. Бежевый легкий свитер только подчеркивал широкие плечи мужчины и его мускулистые руки и грудь. Свитер дополняли черные брюки и кроссовки. Сестра Джеммы, Ванесса, назвала бы этого типа «отпадным».

– Джемма, познакомься, это Нейт Торнтон. Нейт, это Джемма Харрисон. – Брайан расплылся в довольной улыбке, словно сделал невероятно удачный ход.

Джемма шагнула вперед, и Нейт, поставив свою чашку на стол, сделал то же самое. Невозмутимое выражение лица скрывало его чувства, а его улыбка исчезла, не успев до конца появиться.

Джемма не понимала, что происходит, но ее тело напряглось, когда мужчина взял ее за руку. Рукопожатие Торнтона оказалось мягким, но в нем чувствовалась скрытая сила.

– Здравствуйте, Джемма. Судя по выражению вашего лица, Брайан не предупредил вас о встрече со мной. Значит, мы оба в полном неведении, чего нам ожидать.

Услышав его низкий, сильный голос, решительный и уверенный, она внутренне затрепетала, представив, как он может возбуждать, нашептывая на ушко всяческие нежности.

Черт, она сейчас думала как одна из ее витавших в облаках героинь, и почувствовала себя опустошенной, когда Торнтон убрал руку и отступил в сторону.

– Брайан попросил заглянуть к нему, когда я наведаюсь в Сидней, но он не предупредил, что тут будет кто-то еще.

– Я все объясню, – вмешался Гамильтон. – Но сначала скажи, что ты будешь. Кофе, чай или фреш?

– Кофе с молоком и сахаром, пожалуйста, – попросила Джемма и опустилась в кресло.

Нейт снова взял свою чашку и присел в кресло рядом с ней.

Джемма с тревогой посмотрела на Гамильтона, пытаясь угадать, что задумал ее литературный агент.

Брайан, отличавшийся кротким нравом, давал волю своей страсти, когда речь заходила о книгах. Он воодушевленно рассказывал авторам, как поможет им найти свой путь к славе, и о радости от совместного триумфа. Брайан никогда не вел себя покровительственно и сначала указывал на то, что ему нравилось, а потом искренне оценивал недостатки и предлагал, что и как можно улучшить.

Зачем же он пригласил Нейта Торнтона? Ведь тот наверняка не разбирался в любовных романах и вряд ли может оценить их по достоинству.

Брайан поставил перед Джеммой чашечку кофе и присел, сначала улыбнувшись ей, а потом Нейту.

– Ваш литературный агент оказался в затруднительном положении. У него есть два автора с огромным потенциалом добиться литературного успеха и недостатками, которые мешают его достичь.

Джемма повернулась и встретилась с оценивающим взглядом Торнтона, который удивленно приподнял бровь и нахмурился.

– У вас обоих сложности с редактурой, – продолжил Брайан. – Нейт обладает талантом рассказывать о различных событиях, но, к сожалению, взаимодействие между его героем и героиней кажется пресным и лишенным всякого воображения. А персонажи Джеммы, наоборот, приковывают внимание, но события, которые следуют за исключительно удачными эмоциональными сценами, не производят почти никакого впечатления и не вызывают желания прочесть книгу до конца. Так вот. Я предлагаю объединить ваши сильные стороны в работе над рукописью Нейта.

* * *

Последнему стоило невероятных усилий не вскочить на ноги и не начать мерить шагами комнату, что он обычно делал, когда приходил в сильное волнение или решал какую-то проблему.

– Брайан, я тебя умоляю. Ты ведь знаешь, сколько времени и сил я вложил в эту книгу. Я мог бы отнестись с пониманием, если бы ты пригласил кого-то другого… может, даже согласился с мнением опытного автора… Но ты предлагаешь, чтобы в написание моего романа вмешался дилетант? Ее сентиментальные персонажи будут неуместными здесь.

– Мистер Торнтон, а разве вы здесь не по причине своей собственной непрофессиональности? Сомневаюсь, чтобы вы когда-нибудь держали в руках любовный роман, не говоря уже о том, чтобы прочитать аннотацию на обложке.

В тихом приятном голосе, который Нейт услышал несколько минут назад, послышались язвительные нотки.

– Джемма, вы не правы. Я прочитал один роман от корки до корки. На спор. Не могу сказать, что я был сильно впечатлен.

Она вздернула подбородок, и ее губы, которые, на его взгляд, так и напрашивались на поцелуи, дрогнули в насмешливой улыбке.

– Дайте-ка угадаю, – тихо рассмеялась она, заставляя его сердце биться еще быстрее. – Книгу выбирала женщина, которая заявила, что вы не сможете осилить даже первую главу, не говоря о том, чтобы добраться до счастливого конца истории.

Она попала прямо в цель. Нейт тогда клюнул на наживку своей сестры, Элис, и прочитал каждую страничку ужасно написанного любовного романа с нелепой обложкой для того, чтобы отстоять свою точку зрения.

– Нейт, расслабься, – вмешался Брайан. – Сцены действий с твоими героями не вызывают нареканий. У читателя возникнут вопросы по поводу их взаимоотношений. Я уверен, Джемма сможет поправить это дело.

– Ты хочешь, чтобы я допустил ее к своему роману? Позволил ей убирать что-то из текста и вносить изменения, чтобы они соответствовали ее читательским предпочтениям?

Ни за что. Никогда.

– Нет! – вскричали в один голос Нейт и Джемма.

И только Брайан хранил спокойствие.

– Никто не предлагает таких радикальных мер. Для начала я бы предложил вам двоим пообедать и немного узнать друг друга. Если вы придете к какому-то соглашению, мы могли бы попытаться поработать вместе над двумя или тремя главами.

Пообедать? С женщиной, которая не пожелала удостоить его повторным взглядом?

Нейт судорожно выдохнул и пожал плечами. Что ему было терять? Прежде всего, контракт на книгу.

Он принял вызов, читающийся во взгляде Джеммы, кивнул и через силу улыбнулся.

– Джемма, пообедаете со мной?

– С удовольствием, Нейт.

Ее вежливый ответ и улыбка немного приподняли его настроение, хотя он все еще возмущался. Нейт терпеть не мог, когда его к чему-то принуждали, даже если это был обед с привлекательной женщиной, которой каким-то образом удалось вызвать интерес с его стороны, что было еще одной причиной избегать их сотрудничества.

Нейт старался не попадать в затруднительные ситуации. Один раз ему уже разбили сердце, и наступать на те же грабли совсем не хотелось. Только благодаря умению находить факты Нейт не лишился в придачу и своего состояния. И теперь женщинам приходилось постараться, чтобы завоевать его доверие.

Брайан с самого начала повел себя с ним честно и откровенно. А Джемма показала характер, так что, возможно, из нее получится хороший собеседник. Нейт насладится хорошим обедом, а потом…

Что ж, для начала он проведет много времени за чтением пособий для авторов книг, пока не овладеет мастерством описывать взаимоотношения правдоподобно.


Когда Джемма с Нейтом вышли из здания, дождь уже перестал и на улице заметно потеплело. Мягко коснувшись ее локтя, Торнтон направил ее в другую сторону от офисного блока, и они зашагали в тишине, каждый погрузившись в свои мысли.

Джемма обдумывала разговор, который состоялся в кабинете Брайана. Нейт, похоже, делал то же самое. Если она согласится на предложение Гамильтона, ей придется постоянно общаться, пусть и посредством Интернета, с мужчиной, чья самоуверенность напоминала ей ее бывшего приятеля, а также ее слишком вежливого зятя-карьериста.

Только Нейт отличался от тех двоих мужской силой и сдержанностью. Последнее Джемма расценивала как большой плюс, особенно если учесть неожиданную реакцию своего тела, когда она посмотрела в глаза Торнтона. Во время разговора она отчетливо ощущала мускусный аромат его туалетной воды с нотками ванили и цитрусовых. Притягательный и отличающийся от того, с чем она сталкивалась раньше, этот запах навеивал ей картинки уютных посиделок у костра.

– Вы хотели бы пойти в какой-то определенный ресторан? – нехотя спросил Нейт.

Джемма поддалась импульсу подшутить над Торнтоном за его враждебность и кивнула в сторону телебашни, возвышающейся над близлежащими зданиями.

– Как насчет вон того?

Нейт проследил за ее взглядом, и в его штормового цвета глазах промелькнула веселая искорка.

– Ресторан в сиднейской телебашне? Наверное, там зарезервировано все на недели вперед, но мы можем попытать счастья.

– Я пошутила. Там толпы туристов. Если бы мы стояли чуть в стороне, я бы даже не заметила его. Так что вам решать, куда мы пойдем.

– Вы не очень хорошо знаете Сидней, не так ли?

Нейт чуть смягчил тон своего голоса, словно его вполне устроил тот факт, что она жила далеко отсюда.

– Только из того, что видела по телевизору. А еще я пару раз наведывалась сюда, особенно когда в Сидней переехали некоторые из моих друзей.

– Тогда отправимся в гавань. Она недалеко отсюда, и там полно всяких ресторанов. Поедем на такси.

– Звучит неплохо, – согласилась Джемма, хотя предпочитала пешие прогулки. Ей нравилось окунаться в городскую многоязычную толпу с ее различными ароматами еды и человеческих тел. Такую смесь можно встретить только в больших городах.

Джемма последовала за Нейтом к машине и попыталась запомнить каждую деталь происходящего. Ей очень хотелось достать свой блокнот, который она носила в боковом кармане своей сумочки. Она никогда не выходила из дому, не прихватив его с собой.

Как писатель Нейт отнесся бы к ней с пониманием. Но как мужчина, которого вынудили пообедать с ней, он мог отреагировать на ее привычку самым неожиданным образом.

Поэтому Джемма не стала рисковать и, сев в машину и сложив руки на коленях, доверилась своей памяти.

Глава 2

Джемма ожидала, что Нейт поведет ее в обычный ресторан, один из тех, которые она миновала по пути в офис Брайана, и была приятно удивлена, оказавшись в заведении с изысканным уютным интерьером, придававшим ему классическую атмосферу.

Их с Нейтом тепло встретили и проводили за угловой столик у окна с видом на пришвартованные яхты и верхушки небоскребов, видневшихся за ними. Ночью, когда зажигались огни, тут, наверное, было еще красивее, и Джемма решила, что как-нибудь заглянет сюда со своей подругой Хлоей, у которой останавливалась, когда приезжала в Сидней.

– Джемма, что будете пить?

Жаль, что улыбка не коснулась его глаз, но, по крайней мере, он предлагал ей выбор, что было очень редким жестом со стороны ее бывшего парня.

– Белое вино. А на закуску и первое я выбираю рыбу.

– Что-нибудь особенное?

И снова Джемма поддалась соблазну подшутить над Нейтом, чего обычно за ней не наблюдалось.

– Думаю, мне следует выбрать то, что есть в меню, хотя у нас в Южной Австралии рыба куда лучше.

Она вскинула подбородок и слегка улыбнулась.

– Мы отложим этот спор на потом, – сузив глаза, спокойно ответил Нейт. – После такого колкого замечания я сделаю выбор за вас.

От его дерзости у нее перехватило дыхание, и она не нашлась что ответить. Ее собеседник оказался умным и не лез за словом в карман.

– Я начну с копченого лосося с каперсами, – сказала Джемма. – А потом поем белого морского окуня с салатом из свежей зелени.

Нейт выбрал на закуску устрицы с перцем чили, кокосом и лаймом, а в качестве главного блюда остановился на запеченном на гриле лососе с овощами, приготовленными на пару.

Вино, которое он заказал, было незнакомым для Джеммы, хоть она и потратила много часов, забивая холодильники и полки родительского ресторана различными марками вин. А еще она наполняла и опорожняла посудомоечную машину столько раз, что заработала право поужинать вне дома на много лет вперед.

– Похоже, вам нравятся морепродукты.

– Морской окунь – фирменное блюдо моей матери. Я люблю сравнивать, как его готовят другие.

– Она хорошо готовит?

– Не говорите ей таких слов, когда она держит в руке нож, который, между прочим, всегда хорошо заточен. Мои родители – профессиональные шеф-повара, чем и зарабатывают на жизнь.

– Значит, они редко видели своих детей, – проницательно заметил Нейт.

– Я только хотела сказать, что…

Джемма не договорила, потому что к ним подошла официантка с бутылкой вина на подносе. Ей хотелось возразить Торнтону, но он все правильно подметил. Ее мать с отцом в самом деле редко находили время для своих дочерей, хотя профинансировали курсы моделей для старшей. А потом стали публичными людьми, когда Ванесса подписала контракт с известным модельным агентством.

– Вкусное вино, – заметила Джемма, отпив немного из своего бокала. – Прекрасный выбор, Нейт. – Она ждала, что он продолжит разговор о семье, но он вдруг сменил тему.

– Как я понимаю, писательская работа не является постоянной для вас? Чем еще вы занимаетесь?

– Я рисую картинки с австралийской флорой и фауной, большей частью на плитке, а еще подрабатываю в магазине подарков, где выставляются мои работы. Я также продаю их на местных ярмарках.

– Дайте-ка угадаю. Первые места в списке занимают коалы и вомбаты?

Уловив в его тоне снисходительные нотки, она стиснула зубы, чтобы не съязвить в ответ.

– Вы правы. Лучше всего продаются животные со своими детенышами, а также яркие цветы, растущие в нашей местности.

– И где же ваш дом?

Похоже, он считал допрос лучшим способом познакомиться поближе.

– На Аделаидских холмах.

– Где случаются лесные пожары? Я был в тех краях в 2015 году. Вас не пугает риск оказаться в зоне стихийного бедствия?


– В 2015-м я только переехала туда. Семья моей близкой подруги потеряла свое имущество и несколько овец. Еще погибли их домашние животные: кошка и две собаки. Мег и ее родные были опустошены, но они все равно остались, отстроили дом и взяли питомцев из приюта для животных. Они научили меня, как сводить риски к минимуму, и хоть опасность пожаров возникает каждый год, зато мы можем жить на свежем воздухе в спокойной атмосфере маленького городка. А большие города для каникул и походов по магазинам. А вы где живете?

Нейт не ожидал услышать знакомую историю, потому что предположил, что она живет в самой Аделаиде или где-то в пригороде.

– В Голубых горах.

– Но это у вас там пожары каждый год, – встревожилась Джемма, и взволнованный блеск в ее глазах не оставил Нейта безучастным.

– Знаю. Я помогаю тушить их.

Она пристально посмотрела на него, словно запоминала каждую черточку его лица. Он проделал то же самое с ее собственным, еще когда сидел в офисе Брайана, и оно буквально врезалось в его память. Опять же, все вышло чисто случайно.

– Вы пожарник-доброволец?

Ее восхищение доставило ему удовольствие, но он считал его не вполне заслуженным.

– По-моему, человек должен вносить свой вклад в то место, где он живет. Кроме того, постоянные тренировки помогают оставаться в хорошей форме.

Нейт проглотил одну из устриц, наблюдая, как Джемма разделывается со своей рыбой. Ее покрытые блеском губы завораживали и наводили на мысли, которые лучше оставить в стороне. Нейт считал эту внезапную вспышку страсти абсолютно неприемлемой.

Он слышал, что устрицы считаются афродизиаком, – видимо, следовало выбирать что-нибудь другое из меню.

– И сколько вы успели написать? – спросил он, отправляя в рот еще одну устрицу.

Вопрос прозвучал немного резче, чем хотелось бы, из-за неспособности Нейта защититься от влияния, которое оказывала Джемма на его разум и тело. Когда речь заходила о влечении к женщине, его правила не подлежали пересмотру. «Ничего не усложнять и не слишком увлекаться». После короткого катастрофического романа Нейт строго придерживался этих правил, что помогло ему выстраивать приносящие взаимное удовлетворение отношения с женщинами похожих взглядов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3