Бекки Чамберс.

Долгий путь к маленькой сердитой планете



скачать книгу бесплатно

Маленький человечек, работавший внутри в стене каким-то шумным инструментом, обернулся и снял защитные очки.

– Ага, – сказал он, слезая со своей напарницы. – К нам новенькая.

Прежде чем Розмари смогла что-либо ответить, женщина выпрямилась, сняла перчатки и заключила ее в крепкие объятия.

– Добро пожаловать домой! – Она отстранила Розмари от себя, и ее лицо растянулось в заразительной улыбке. – Я Киззи Сяо. Техник-механик.

– Розмари Харпер. – Розмари постаралась скрыть свое смущение. – Спасибо за теплые слова.

Улыбка Киззи стала еще шире.

– Оох, мне нравится твое произношение. Вы, марсиане, говорите так гладко!

– Я специалист по компьютерам, – представился мужчина, вытирая руки тряпкой. – Дженкс.

– Это имя или фамилия? – спросила Розмари.

– Кому как больше нравится, – пожал плечами Дженкс, пожимая ей руку. Несмотря на то что руки у него были маленькие, рукопожатие получилось гораздо крепче, чем у Корбина. – Рад с вами познакомиться.

– И я тоже рада с вами познакомиться, мистер Дженкс.

– Мистер Дженкс! Это мне нравится. – Он оглянулся. – Эй, Лови, будь добра, соедини меня со всеми. – Включился ближайший вокс. – Всем внимание! – торжественно произнес Дженкс. – Наученный примером нашей новой секретарши, я отныне буду откликаться только на полное обращение «мистер Дженкс». Благодарю за внимание, это все.

Наклонившись к Розмари, Корбин понизил голос.

– На самом деле воксы нужны не для этого.

– Итак, – продолжала Киззи, – как прошло путешествие?

– Бывало и получше, – призналась Розмари. – Хотя я добралась сюда в целости и сохранности, так что, полагаю, жаловаться не на что.

– Жалуйся сколько душа пожелает, – сказал Дженкс, доставая из кармана помятую жестяную банку. – Глубинные капсулы – самый дерьмовый способ передвижения. Да, знаю, это единственный способ попасть сюда быстро, но эти штуковины чертовски опасные. Тебя все еще трясет от стимуляторов? – Розмари кивнула. – Да, точно, поверь мне, тебе станет лучше, когда ты закинешь в себя что-нибудь съестное.

– Ты уже посмотрела свою каюту? – спросила Киззи. – Я повесила там занавески, но если ткань тебе не нравится, говори, не стесняйся, и я их тотчас же сорву.

– Я там еще не была, – призналась Розмари. – Но пока что я восхищаюсь вашей работой. Должно быть, непросто модернизировать такую старую модель.

Лицо Киззи озарилось подобно световому шару.

– Да, тут ты права, но понимаешь, именно в этом вся прелесть! Это подобно головоломке – определять, с какими цепями будут общаться старые устройства, добавлять разные новшества для большего уюта, быть в курсе всех секретов старого корпуса, чтобы мы не взорвались ко всем чертям. – Она удовлетворенно вздохнула. – Это лучшая работа, какую только можно пожелать. Ты уже видела «Аквариум»?

– Что, прошу прощения?

– «Аквариум». – Киззи просияла. – Просто подожди. Это лучшее из лучших.

– Дженкс, ты это серьезно? – вдруг воскликнул ошеломленный Корбин, глядя на компьютерщика.

Жестянка Дженкса была наполнена красным тростником.

Набив щедрую щепотку в маленькую кривую трубочку, он теперь раскуривал ее с помощью сварочного аппарата.

– В чем дело? – сквозь стиснутые зубы процедил Дженкс.

Он глубоко затянулся, и измельченные волокна вспыхнули и задымились. Розмари в нос ударил слабый запах горелой корицы и пепла. Она вспомнила своего отца, который за работой всегда попыхивал трубкой, и поспешила прогнать прочь нежелательные мысли о своих родных.

Корбин зажал ладонью нос и рот.

– Если ты хочешь наполнять свои легкие токсинами – замечательно, но делай это у себя в каюте!

– Успокойся, – сказал Дженкс. – Это специальный сорт, выведенный лару, да будут благословенны их восьмиклапанные сердца. Полный вкус красного тростника и полное отсутствие токсинов. Стопроцентная польза. Ну, по крайней мере никакого вреда. Ты как-нибудь попробуй, это сотворит чудеса с твоим настроением. – Он выпустил в Корбина струю дыма.

Корбин напрягся, но чувствовалось, что он не хочет вступать в пререкания. У Розмари сложилось впечатление, что, несмотря на свои громкие слова насчет внутреннего распорядка, Корбин на самом деле не имел никакой власти над техниками.

– Эшби знает об этом? – спросил Корбин, указывая на пол.

– Успокойся, брюзга! – сказала Киззи. – К ужину все будет починено и убрано.

– Ужин через полчаса, – напомнил Корбин.

– О нет! – театрально всплеснула руками Киззи. – Ты серьезно? Я полагала, ужин в восемнадцать, разве не так?

– Сейчас семнадцать с половиной.

– Твою мать! – выругалась Киззи, ныряя обратно в стену. – Розмари, мы поговорим позже, сейчас меня ждет работа. Дженкс, дружок, забирайся ко мне на плечи, живо!

– Оп! – сказал Дженкс, залезая на свою напарницу с зажатой в зубах трубкой.

Не сказав больше ни слова, Корбин двинулся дальше по коридору.

– Было приятно с вами познакомиться! – окликнула Розмари, спеша следом за ним.

– И нам тоже! – крикнула ей вдогонку Киззи. – Проклятие! Дженкс, ты уронил пепел мне в рот!

Послышались плевки, затем дружный смех.

– Просто диву даешься, что мы еще живы, – пробормотал себе под нос Корбин.

Больше он ничего не сказал. Дальше они шли по коридору молча. Розмари рассудила, что непринужденные разговоры ни о чем – не его стихия. Какой неуютной ни была тишина, она решила ее не нарушать.

Коридор извивался внутрь, уводя в противоположный конец корабля. В апексе изгиба была дверь.

– Это центр управления, – объяснил Корбин. – Навигационный и тоннелирующий узел. Тебе здесь делать нечего.

– Но все равно, можно туда заглянуть? Просто чтобы знать, что к чему?

Корбин замялся.

– Там сейчас, вероятно, работает наш штурман. Не надо ее беспокоить…

Дверь отворилась, и в коридор вышла самка-аандриска.

– Мне показалось, я услышала новый голос! – воскликнула она.

Ее голос прозвучал с хрипотцой, и все же это было лучшее произношение, какое Розмари только слышала от представителей ее вида. Хотя у нее не было большого опыта общения с аандрисками. Как один из трех видов, стоявших у истоков Галактического Сообщества, аандриски встречались по всей галактике. По крайней мере так говорили Розмари. Стоящая перед ней сейчас аандриска была первой, с кем она разговаривала. У нее в голове лихорадочно понеслись мысли: она судорожно пыталась вспомнить, что ей было известно о культуре аандрисков. «Сложная структура семьи. Практически полное отсутствие концепции личной неприкосновенности. Ласковые и нежные. Любвеобильные». Розмари мысленно отвесила себе затрещину. Это был стереотип, известный каждому человеку, и от него попахивало этноцентризмом. «Они не образуют пар в отличие от нас, – строго поправила себя Розмари. – Это не одно и то же». У нее перед глазами возник образ хмурящегося профессора Селима. «Сам факт, что мы используем слово «хладнокровный» в качестве синонима «бессердечному», многое говорит о том предубеждении, с которым мы, приматы, относимся к рептилиям, – услышала она его голос. – Не суди другие виды по своим собственным социальным нормам».

Полная решимости не подвести профессора, Розмари приготовилась потереться с аандриской щеками, что, как она слышала, было принято у этого вида. Она готова была стерпеть любое приветствие, каким удостоила бы ее эта особь. Теперь она является членом многовидового экипажа и должна быть этому рада, черт побери.

Но, к разочарованию Розмари, аандриска лишь протянула свою когтистую руку, приглашая обменяться рукопожатием.

– Должно быть, вы Розмари, – тепло произнесла она. – Меня зовут Сиссикс.

Розмари как могла обвила пальцами чешуйчатую конечность Сиссикс. Их руки имели совершенно разную форму и строение, но они постарались. Для Розмари Сиссикс была совершенно чуждым видом, поэтому едва ли к ней был применим эпитет «красивая», но… поразительная. Да, это слово подходило гораздо больше. Сиссикс была на целую голову выше Розмари, ее тело было гибким и поджарым. Зеленая чешуя покрывала его от макушки головы до кончика хвоста, принимая на брюхе более бледный оттенок. Лицо у Сиссикс было гладкое – ни носа, ни губ, ни ушей, заслуживающих внимания, а только отверстия для дыхания, отверстия слухового аппарата и узкая прорезь рта. Пучок разноцветных перьев покрывал ее голову подобно короткой дерзкой гриве. Грудь была плоская, как у человека-мужчины, однако контраст узкой талии и мускулистых ящероподобных нижних конечностей создавал иллюзию женских бедер (хотя Розмари понимала, что это порождалось также устоявшимися нормами человеческой культуры; аандриски-самцы имели в точности такое же строение тела, как и самки, но только отличались меньшими размерами). Ноги у Сиссикс были слегка изогнутые, словно изготовленные к прыжку, а пальцы на руках и ногах заканчивались широкими тупыми когтями. Все когти были раскрашены ленивыми золотистыми завитками и, на взгляд Розмари, тосковали по маникюрным ножницам. Сиссикс была в свободных брюках с низкой талией и жилете, застегнутом на единственную пуговицу. Розмари вспомнила слова профессора Селима о том, что аандриски носят одежду только для того, чтобы не стеснять другие виды. Судя по одежде, произношению и рукопожатию, Розмари заключила, что Сиссикс уже давно общается с людьми.

Сиссикс не была единственной, кто вышел из центра управления. Следом за ней из двери вырвалось дуновение горячего, сухого воздуха. Розмари ощутила исходящие из помещения волны тепла. Даже за дверью чувствовалось, что внутри царит жара.

– Тебе же прекрасно известно, что при сильном нагреве панели интерфейса начинают коробиться, – прищурившись, неодобрительно произнес Корбин.

Сиссикс стрельнула в бледного человека своими желтыми глазами.

– Спасибо, Корбин. Я прожила на кораблях только всю свою взрослую жизнь, поэтому понятия не имею, как управлять регуляторами внутренней температуры.

– На мой взгляд, у нас на корабле и так чересчур жарко.

– Если бы вместе со мной в центре управления находился еще кто-нибудь, я бы сделала похолоднее. Честное слово, в чем проблема?

– Проблема, Сиссикс, в том, что…

– Стой! – остановила его Сиссикс, поднимая руку. Она перевела взгляд с Корбина на Розмари. – Почему корабль ей показываешь ты?

– Меня попросил Эшби, – поджал губы Корбин. – Мне это не составляет никакого труда.

Он постарался произнести это как можно небрежнее, однако Розмари уловила ту же самую фальшь, которая была у него на лице, когда она вышла из шлюзовой камеры. У нее в груди снова сжался холодный кулак. Она всего десять минут на корабле, и кто-то уже терпеть ее не может. Фантастика!

– Точно, – сказала Сиссикс. Она прищурилась, словно что-то соображая. – Если у тебя есть другие дела, я с радостью провожу Розмари по кораблю.

– Розмари, я не хочу показаться грубым, – процедил Корбин, – но мне необходимо провести тесты на соленость, и чем раньше, тем лучше.

– Вот и замечательно! – воскликнула Сиссикс, кладя Розмари руку на плечо. – Желаю тебе приятно провести время со своими водорослями!

– Гм… было приятно с вами познакомиться, – пробормотала Розмари, но Сиссикс уже увлекла ее прочь.

Корбин скрылся в конце коридора. Весь этот разговор здорово озадачил Розмари, но она была рада более дружелюбному обществу. Ей приходилось делать над собой усилие, чтобы не таращиться слишком откровенно на босые ноги Сиссикс, на то, как тряслись при ходьбе перья у нее на голове. Все движения аандриски казались ей завораживающими.

– Розмари, я хотела бы принести извинения от лица экипажа «Странника», – сказала Сиссикс. – Прибытие в новый дом заслуживает более теплого приема, чем все то, что способен дать Артис Корбин. Не сомневаюсь, тебе уже известно все о спасательных капсулах, но ты ничего не знаешь о том, кто мы такие и чем занимаемся.

– Как вы догадались? – помимо воли рассмеялась Розмари.

– Потому что я вынуждена жить вместе с этим человеком, – сказала Сиссикс. – Как теперь придется и тебе. Но, к счастью, ты будешь также жить и со всеми остальными, а мы, как мне кажется, народ весьма милый. – Она остановилась у металлической лестницы, уходившей вверх сквозь потолок и вниз сквозь пол. – Ты еще не видела свою каюту?

– Нет.

Сиссикс закатила глаза.

– Пошли, – сказала она и стала подниматься по лестнице, следя за тем, чтобы не попасть своим хвостом Розмари в лицо. – На борту нового корабля мне всегда становится лучше после того, как я увижу свою каюту.

Аандриска оказалась права. Как выяснилось, каюта Розмари приткнулась в углу верхней палубы. Единственным предметом обстановки был громоздкий аппарат, встроенный в дальнюю стену, в котором размещались ящики, крошечный шкаф и маленький закуток, служивший койкой. Однако спартанское убранство смягчалось несколькими человеческими штрихами (или, наверное, штрихами разумных видов, предположила Розмари). На койке, застеленной ворсистым одеялом, громоздилась куча разноцветных подушек, преобразующих ложе отшельника в уютное гнездышко. Занавески, упомянутые Киззи, были из ткани с узорами из цветов – нет, не из цветов, а медуз. На вкус Розмари, рисунок был чересчур пестрым, но она не сомневалась в том, что скоро к нему привыкнет. На соседней стене в горшке с гидропоникой росло какое-то растение с каплевидными листьями. Рядом с ним висело зеркало, на котором красовалась распечатанная записка: «Добро пожаловать домой!» Это было самое крошечное, самое простое, самое скромное жилое помещение, какое только когда-либо видела Розмари (номера в убогих гостиницах в космопортах не в счет). Однако в данных обстоятельствах оно показалось ей идеальным. Лучшего места начинать все сначала невозможно было представить.

Намек

День 130-й, стандартный год ГС 306


Слушая нудную болтовню Йоси, Эшби вымученно улыбнулся. Этот человек ему никогда особо не нравился. В нем самом не было ничего плохого, но вот звезды – Йоси мог говорить о них целыми днями напролет. Начнем с того, что донесение в транспортное управление – это пустая формальность, устное подтверждение того, что Эшби не собирается пробивать пространство, не принадлежащее ему. Уж он-то как никто другой понимал необходимость отмерить семь раз перед тем, как один раз отрезать, однако Йоси неизменно удавалось превратить простой вопрос «У тебя есть полетный план? Ну хорошо, в таком случае счастливого пути!» в часовой разговор.

Пиксели, изображающие лицо Йоси, слегка дрожали, что являлось следствием затухания сигнала. Закатав длинные рукава, Йоси помешал в кружке мек – холодный, отметил Эшби, как это принято у хармагиан. Он с трудом удержался, чтобы не закатить глаза при виде этого тщательно срежиссированного фарса. Холодный мек, одежда в аэлуонском стиле, поставленное центральное произношение, в котором, если хорошенько вслушаться, до сих пор чувствовались марсианские интонации. Непременная амуниция чиновника, пытающегося изобразить, будто он обладает таким же влиянием, как и могущественные виды вокруг. Эшби не стеснялся своего происхождения – как раз наоборот, – но его раздражал вид человека, обладающего чересчур высоким самомнением.

– Но довольно обо мне, – рассмеялся Йоси. – Как жизнь на борту «Странника»? С экипажем все в порядке?

– Да, у нас все в порядке, – ответил Эшби. – И сегодня нас стало на одного больше.

– Да, да, новая делопроизводитель! Я как раз собирался спросить о ней. Как она устроилась на новом месте?

– На самом деле я с ней еще не виделся. Я слышал, что ее капсула только что пристыковалась.

– О, тогда я не стану тебя долго задерживать. – «Ну как же, я тебе поверил!» – Знаешь, Эшби, появление на твоем корабле секретаря поднимает тебя в глазах управления на несколько пунктов. В том, что касается тоннелирования, на тебя всегда можно было положиться, но последние твои шаги демонстрируют, что ты также готов придерживаться наших стандартов делопроизводства. С твоей стороны это умный шаг.

– На самом деле чисто практический. Просто мне был нужен помощник.

Йоси откинулся на спинку кресла, отдаляясь от сиб-камеры, и его лицо расплылось.

– Ты уже в течение долгого времени выполняешь работы третьего уровня сложности. Ты никогда не задумывался о том, чтобы подняться на следующую ступень?

Эшби удивленно поднял брови. Конечно, Йоси проходимец, но некомпетентным его никак не назовешь. Ему прекрасно известно, что «Странник» не оснащен для работ более высокого уровня.

– А то как же, но только у нас нет для этого необходимого оборудования, – сказал Эшби.

И он не может себе этого позволить. Его корабль предназначен для мало загруженных транспортных линий – в основном для прыжков к колониям. На проведении по тоннелям грузовых караванов можно зарабатывать большие деньги, но для того, чтобы создать стабильный проход таких размеров, требуется серьезное оборудование. Эшби не знал ни одного принадлежащего людям корабля, способного выполнять подобную работу.

– Верно, однако это вовсе не означает, что ты должен себя ограничивать, – сказал Йоси.

Он с многозначительным видом оглянулся назад. И снова Эшби едва удержался от того, чтобы закатить глаза. Насколько он мог судить, Йоси находился один в закрытом помещении.

– Просто жди, когда появится кое-какая интересная работа. В привычном для тебя русле, но… мм, несколько другая.

Эшби чуть подался вперед. Трудно было верить словам человека, заставляющего свои «р» звучать подобно хармагианской отрыжке, и все же он не собирался пропускать мимо ушей совет от того, кто работает в правительственном ведомстве.

– Что за работа?

– Я не имею права это раскрывать, – сказал Йоси. – Скажем так: это будет приятным сюрпризом по сравнению с тем, к чему ты привык. – Он посмотрел Эшби в лицо. Пиксели задрожали. – Возможно, это станет для тебя трамплином.

Эшби хотелось надеяться, что он изобразил подобающую улыбку.

– Все это довольно туманно.

– Ты следишь за новостями? – ухмыльнулся Йоси.

– Каждый день.

– Позаботься о том, чтобы быть в курсе последних известий в течение ближайших… ну, скажем, пяти дней или около того. А пока ни о чем не беспокойся. Встречай свою секретаршу, выполняй завтра пробой, ну а потом… потом сам все увидишь. – Йоси самодовольно отпил глоток холодного мека. – Поверь мне. Когда ты это увидишь, ты сам все поймешь.

Тоннелировщики

День 130-й, стандартный год ГС 306


Убрав две сумки – все свои вещи (Сиссикс это одобрила – «меньше барахла – экономия топлива»), Розмари спустилась по лестнице вслед за своей провожатой. Что-то привлекло ее взгляд, что-то такое, на что она не обратила внимания, поднимаясь наверх. Каждая решетчатая металлическая ступенька была аккуратно накрыта полоской толстого ковра.

– Для чего это? – спросила Розмари.

– Гм? А, это для меня. Чтобы мои когти не застревали в решетке.

– Ой! – поежилась Розмари.

– Ты даже представить себе не можешь! Несколько лет назад, еще до того как Киззи уложила ковровые дорожки, я начисто отломила один коготь. Вопила как резаная. – Спустившись на следующую палубу, Сиссикс указала на двери. – Здесь комната отдыха. Тренажеры, игровой центр, кушетки для расслабления и все такое. В игровом центре есть несколько неплохих симуляторов активных видов деятельности. Каждый член экипажа должен заниматься на них по крайней мере полчаса каждый день. Теоретически. Все постоянно об этом забывают, но штука действительно очень полезная. Во время долгого перелета самое главное заботиться вот об этом, – добавила она, постучав Розмари по голове.

Они двинулись дальше, но Розмари остановилась.

– Мне только так кажется или здесь действительно становится темнее?

Сиссикс фыркнула.

– А ты действительно никогда не жила в открытом космосе, да? – спросила она, но голос ее прозвучал ласково. – Освещение в коридорах и общих зонах в течение дня усиливается и ослабевает. Сейчас ты наблюдаешь заход солнца – или его приближение. Когда требуется больше света, каждый может включить у себя в каюте дополнительный свет, но наличие меняющегося освещения помогает поддерживать на корабле суточный ритм.

– Значит, вы соблюдаете здесь стандартные сутки?

– Стандартные сутки, стандартный календарь, – кивнула Сиссикс. – А ты все еще живешь по солнечному времени?

– Да.

– В первую десятидневку постарайся особенно не напрягаться. На то, чтобы перестроить внутренние часы, организму потребуется какое-то время. Однако, если честно, если ты выполняешь свою работу и знаешь, какое сегодня число, неважно, по какому распорядку ты живешь. Все мы встаем в разное время и работаем когда кому удобнее. В первую очередь это относится к Охану. Они существо ночное.

Розмари понятия не имела, кто такой Охан и почему Сиссикс употребила в отношении него местоимение множественного числа, но, прежде чем она успела спросить, аандриска с улыбкой кивнула на дверь впереди.

– Я собираюсь пустить тебя туда первой.

На стене рядом с дверью висела написанная от руки табличка, гласящая: «Аквариум». Яркие буквы были окружены улыбающимися рожицами планет и жизнерадостных цветков. Хотя Розмари пробыла на корабле совсем недолго, она предположила, что эта табличка – дело рук Киззи.

Открыв дверь, девушка ахнула. Перед ней было просторное помещение с куполообразным потолком, сооруженное из соединенных вместе листов плексигласа. Это было окно, огромное окно в виде пузыря, за которым разливалась бескрайняя галактика. А по эту сторону все – абсолютно все было зеленым. Большие горшки с гидропоникой, расставленные спиральными рядами, были покрыты буйным обилием широких листьев, длинных отростков и толстых, сочных плодов. На длинном горизонтальном шесте через равные промежутки висели сделанные от руки подписи (но этот алфавит был Розмари незнаком). Некоторые растения цвели, а ажурные решетки помогали вьющимся отросткам ползти вверх. От входной двери отходила ветвящаяся дорожка, обставленная с обеих сторон пустыми ящиками и консервными банками, заполненными пышной травой. Тут и там виднелись какие-то ненужные детали и механизмы, выкрашенные яркими красками, что добавляло картине пестроты. Заканчивалась дорожка тремя ступенями, ведущими вниз в сад. Там тихо струился сооруженный из подручных средств фонтан, окруженный скамьями и лавками. Позади скамей росли маленькие декоративные деревья, протянувшие ветви к висящим над головой лампам. Но как только Розмари подняла взгляд на лампы, ее внимание снова оказалось приковано к пузырчатому окну, к ждущим прямо за ним звездам, планетам и туманностям.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное