Барбара Воллес.

Мечты и свидания



скачать книгу бесплатно

Очевидно, Чарльз Бишоп намерен выжать из компании как можно большую прибыль, и ему наплевать на благополучие своих сотрудников. Как может этот человек так отличаться от своего отца? В его случае яблочко не только упало далеко от яблоньки, но и укатилось в другой штат.

Шум, раздавшийся в дверях, заставил их обеих подскочить на месте. С того момента, как Чарльз занял пост исполнительного директора, все ждали следующего ошеломляющего известия. Как будто смерть Рона не была ошеломляющей новостью. К большому облегчению обеих женщин, в комнату вошли Ван Хэнкок и Даг Меткаф, менеджеры по продажам.

– Обсуждаете нового босса? – спросил Ван, стряхивая капли воды со своих коротко подстриженных волос.

– Потише, – сказала Лианна.

Он понизил голос:

– Что Ледяной король сделал на этот раз?

– Отменил корпоративы.

– Неудивительно, – ответил Ван. – Он экономит на всем, на чем только можно.

– Интересно, когда он продаст это место? – произнес Даг. – Ведь он собирается сделать именно это, не так ли?

– Если судить по тому, что пишут о нем в Интернете, «Бишоп Пейпер» ждет та же участь, что и компании, которые он скупает за бесценок.

Лиз подумала о пакете из Китая, но промолчала. Она злится на своего босса, но не собирается выдавать информацию частного характера. Сплетничать на работе не в ее правилах. Когда Чарльз только пришел сюда, она провела небольшое интернет-исследование с чисто практической целью. Ей нужно было хоть немного узнать о человеке, на которого ей предстояло работать. Рон никогда не рассказывал о своем сыне.

– О чем только думал Рон, когда составлял завещание? – продолжила Лианна, затем отправила в рот лист салата.

– Может, он подумал, что на этот раз все будет по-другому, – предположил Даг. – Речь все-таки идет о семейном бизнесе.

– Ну конечно, – усмехнулась Лианна. – Кто-нибудь из вас когда-нибудь слышал, что у Рона есть сын?

– Я слышал, как он однажды о нем упоминал, – ответил Ван, прожевав кусок чизбургера.

Услышав это, Лиз подняла голову. Как и большинство ее коллег, она понятия не имела, что Рон Бишоп и рейдер Чарльз Бишоп родственники, пока Чарльз не появился на пороге отцовской компании.

– Что он сказал?

– Совсем немного. – Менеджер пожал плечами. – Это было, когда мой старший сын пару лет назад выбирал для себя колледж. Рон тогда сказал, что его сын получил техническое образование. Я удивился, потому что совсем забыл, что он был женат. Должно быть, он развелся лет двадцать пять назад.

– Я даже этого не знал, – ответил Даг.

Лиз тоже не знала. Она десять лет проработала личным секретарем Рона, но он ни о чем подобном не упоминал. Это уязвило ее. Она думала, что их с Роном связывали близкие отношения, особенно после того, как у него случился инфаркт. Сейчас она получила очередное доказательство того, что не разбирается в людях.

– Может, эта тема была для него слишком болезненной, – сказала Лиз, ища оправдание Рону.

– Наверное, – согласилась Лианна, поддев вилкой кусочек салатного листа. – Бедный Рон.

Мне так его не хватает.

Двое мужчин одновременно кивнули.

– Это место уже никогда не будет прежним.

– Вы правы, – раздался в ответ холодный баритон.

Все четверо замерли. В комнате воцарилась тишина.

Лиз первая подняла глаза. Чарльз стоял, прислонившись к дверному косяку и засунув руки в карманы. Поза была непринужденная, но ледяной блеск глаз выдавал его. Очевидно, он услышал достаточно, чтобы разозлиться.

Щеки Лиз загорелись.

На лице Чарльза не дернулся ни один мускул.

– Уверен, что наши клиенты на западном побережье уже пришли на работу, – сказал он Вану и Дагу.

Оба менеджера и Лианна быстро собрались и удалились, словно крысы с тонущего корабля. Лиз хотела последовать за ними, но, когда она подошла к мусорной корзине, чтобы выбросить остатки еды, за ее спиной раздался его низкий голос:

– Задержитесь на минуту, Элизабет.

Вот черт. Ее коллеги ушли, и она осталась с ним наедине.

Она выбросила мусор, прежде чем повернуться к нему.

– Да, мистер Бишоп?

Он отошел от двери:

– Я понимаю, что, когда меняется руководство компании, у ее сотрудников появляется много поводов для беспокойства и новых тем для сплетен. – Его тон был мягким и спокойным. – Особенно когда эти перемены происходят так неожиданно. – Сделав паузу, он смерил Лиз ледяным взглядом, и она инстинктивно сглотнула. – Тем не менее я ожидаю от своего личного секретаря большей осмотрительности и лояльности. Я был бы вам очень признателен, если бы впредь вы воздерживались от офисных сплетен.

В руке Лиз держала яблоко, оставшееся от ланча. Она так крепко сжала фрукт, что ее ногти вонзились в его мякоть. Она чувствовала себя униженной, но не подала виду. Вскинув подбородок, она встретилась взглядом с Чарльзом.

– У вас есть ко мне еще вопросы, мистер Бишоп? – произнесла она, копируя его бесстрастный тон.

– Пока нет, – снисходительно улыбнулся он.

– В таком случае я возвращаюсь на свое рабочее место.

Сказав это, Лиз прошла мимо него с гордо поднятой головой. Пока она не завернула за угол, она чувствовала, как его взгляд прожигает ей спину.


Как и прогнозировали метеорологи, к вечеру снегопад усилился. В какой-то момент легкий снежок, который шел весь день, превратился в белую стену и видимость сократилась до нескольких футов.

Включив в очередной раз понижающую передачу, Чарльз запрокинул голову и застонал. Разве жители Новой Англии не должны знать, как нужно водить машину во время снегопада? Разве они не должны обладать железной выдержкой?

«Похоже, не все здесь такие, как моя секретарша», – подумал он, и его настроение немного улучшилось. Элизабет удивила его дважды за день своей смелостью и самообладанием. У него возникло такое ощущение, будто внутри у нее железный стержень. Как он мог не замечать всего этого раньше?

Это открытие было единственным положительным моментом за прошедший день. Его встреча с бухгалтерами превратилась в долгий спор. В каждом гневном взгляде, брошенном на него, читалось: «Ты не твой отец».

«Да, я не он, и вам лучше к этому привыкнуть», – хотелось ответить Бишопу.

Дорога вдоль реки Андроскоггин пошла под уклон. Ехавшая перед ним машина резко остановилась, и ему пришлось надавить на тормоза. Заднюю часть его машины начало заносить в сторону сосен, и он быстро повернул руль, чтобы ее выправить. Его двухместный спортивный автомобиль не был предназначен для вождения зимой. Ему следовало оставить его в гараже в Калифорнии и выбрать внедорожник, но какая-то упрямая его часть отказалась это сделать. Поступить так означало бы смириться со своей ссылкой. Признать, что он собирается надолго задержаться в Нью-Гэмпшире. На самом деле это не так.

Он нервничает, и это для него непривычно. Черт побери, он не находит себе места с того момента, как узнал новости о своем отце. Возможно, причина его беспокойства – это возвращение в Нью-Гэмпшир.

«А может, все дело в холоде и снеге», – подумал он, наблюдая за тем, как дворники скользят взад-вперед по стеклу. Трудно поверить, что когда-то он считал снег чем-то почти волшебным.

«Посмотри, папа! Я слепил снеговика!»

«Не сейчас, Чарльз. Я занят».

Чарльз прогнал воспоминание. Дни, когда он лепил снеговиков, остались далеко в прошлом. Единственное, чего он сейчас хочет, – это вернуться в свою квартиру, налить себе бокал мартини и послушать вечернюю сводку с фондовой биржи. Учитывая, каким напряженным был день, возможно, он выпьет два…

Что за черт! Перед лобовым стеклом промелькнуло что-то коричневое. Чарльз надавил на тормоза и резко вывернул руль вправо, чтобы избежать столкновения. Машину развернуло, и он снова увидел коричневое пятно. Это был олень. Затем копыта ударили по корпусу, машину подбросило, она во что-то врезалась и остановилась.

Глава 2

Проклятие! Чем больше Лиз думала о своем маленьком унижении в комнате для отдыха, тем сильнее злилась. По дороге домой она скрежетала зубами от негодования. К счастью, Бишоп провел большую часть дня на встрече с бухгалтерами, и она смогла спокойно поработать.

«Я ожидаю от своего личного секретаря большей осмотрительности и лояльности».

Он отчитал ее как девчонку. Невероятно!

Но больше всего ее возмутила его снисходительная улыбка.

Конечно, им не следовало его обсуждать в комнате отдыха. Но неужели он думал, что сможет прийти и поставить всю компанию на уши без последствий? Что сотрудники будут молча сидеть во время… как он это назвал? Сменой руководства? Какой человек может так говорить о смерти своего отца?

Такой, который не хотел иметь ничего общего со своим отцом, пока тот был жив.

Лиз выехала со стоянки. Движение на узком шоссе, ведущем от промышленных зданий в центр города, было затруднено. Сегодняшний день не задался с самого начала. Похоже, дорога до дома отнимет у нее много времени.

Ее шея и плечи ныли от напряжения. Ей не хотелось думать о том, что Эндрю сейчас у них дома наедине с Викторией. В его текстовом сообщении говорилось, что они делают уроки. Лиз надеялась, что это единственное, чем они сейчас занимаются.

Если бы Рон был жив, она бы попросила у него разрешения уйти немного пораньше, чтобы не попасть в пробку. Его сын определенно отказал бы ей, хотя сам уехал раньше ее. Ей так не хватает ее прежнего босса. Рон заботился о благополучии своих сотрудников. Особенно после того, как у него впервые случился инфаркт несколько лет назад. «Вы все моя семья», – часто повторял он. Теперь, когда она узнала, что его родной сын не хотел иметь с ним никаких дел, она поняла истинное значение этих слов. Лиз потерла сзади шею, чтобы избавиться от неприятного покалывания. «Почему?» – спросила она себя в очередной раз за сегодня. Скорее всего, виноват в этом Чарльз. Этот человек не способен на сочувствие.

Кроме того, она знает, что такое невнимательные родители. Они много работают, устают и уделяют недостаточно внимания своим детям, и те ищут любви на заднем сиденье автомобиля. Когда эти поиски приводят к нежелательному результату, родители остаются в стороне. Они не любят веселиться и не оставляют своим детям в наследство многомиллионные корпорации.

За поворотом машины двигались с черепашьей скоростью. Прищурившись, Лиз увидела проблесковые огни машин экстренных служб.

Через несколько минут она, подъехав ближе, увидела причину – красный спортивный автомобиль, передняя часть которого зарылась в сугроб на обочине. Только один человек в этом городе ездит на такой дорогой и непрактичной машине – ее новый босс. А вот и Чарльз Бишоп. Он разговаривает с офицером полиции, в то время как водитель эвакуатора присоединяет цепь к его машине. Похоже, Чарльз не пострадал. Карета скорой помощи уже собиралась уезжать.

Лиз не смогла удержаться от злорадства. Поделом ему. Не будет ездить зимой на «феррари». Впрочем, ему повезло. Он мог бы проторчать в сугробе гораздо дольше.

Когда она подъехала к месту аварии, Чарльз повернулся и посмотрел на ее автомобиль, словно почувствовав ее присутствие. Возможно, его внимание привлек ее плохо работающий глушитель. Чарльз встретился с ней взглядом через лобовое стекло, и ее злорадство улетучилось. В конце концов, он ее босс.

Лиз остановилась и опустила стекло.

– Что случилось? – спросила она.

– Чертов олень выскочил на дорогу прямо перед моей машиной.

Лиз ничуть не удивилась: столкновения с оленями на этих дорогах происходят довольно часто. Чарльзу повезло, что он так легко отделался.

– С вами все в порядке?

– Он ударился головой, но отказался от медицинской помощи, – сказал полицейский.

– Меня ударила подушка безопасности, – отрезал Чарльз. – Я в порядке.

Несмотря на его возражения, Лиз заметила, что его рука слегка дрожала перед тем, как он запустил ее в свои черные кудри.

– Жаль, что я не могу сказать того же о своей машине.

В нескольких футах от них заработал кран эвакуатора. Услышав скрежет металла, Чарльз поморщился.

Снегопад тем временем усилился. Снежинки покрывали волосы и плечи Чарльза. У него замерзли руки, и он засунул их в карманы пальто. Из-за теней Лиз не видела его лица, но подозревала, что ему обветрило щеки. К своему удивлению, Лиз обнаружила, что сочувствует ему.

– Вас подвезти? – неожиданно для себя спросила она.

Похоже, ее вопрос сбил его с толку.

– Вам еще что-нибудь от меня нужно? – спросил Чарльз полицейского.

Тот покачал головой:

– Завтра вы можете приехать в участок за копией протокола, которая понадобится вам для получения страховки. Я бы все-таки порекомендовал вам обратиться к вашему лечащему врачу. Симптомы травмы шеи не всегда проявляются сразу.

Чарльз кивнул, но Лиз была уверена, что он сделал это, чтобы положить конец разговору, и у него нет ни малейшего намерения идти к врачу.

До сих пор Лиз считала свой внедорожник вполне просторным и комфортным. В нем помещались они с Эндрю и куча хоккейного обмундирования ее сына. Но сейчас, когда Чарльз занял место рядом с ней, пространство салона внезапно уменьшилось в размерах. Аромат его одеколона с пряными и цитрусовыми нотками щекотал ей ноздри. Ей хотелось отодвинуться подальше от него. Должно быть, Чарльз тоже испытывал дискомфорт. Его голос был напряженным, когда он поблагодарил ее.

– Пожалуйста.

Повернув голову, Лиз вдруг увидела красную отметину у него на скуле:

– О боже, ваше лицо… – Она инстинктивно протянула к нему руку. – Вы ударились. Возможно, вам действительно следует показаться врачу.

– Это пустяки, – ответил Бишоп, резко отстранившись, и Лиз вдруг осознала, какую глупость сделала.

– Простите, – пробормотала она, убирая руку. – Материнская привычка.

Эндрю! Нужно предупредить его, что она задержится не на пятнадцать минут, как сообщила ему ранее, а минимум на сорок.

Лиз полезла в свою сумочку за мобильным телефоном.

– Что вы делаете? – спросил Чарльз.

– Собираюсь написать сообщение сыну.

– У вас есть сын?

В его голосе слышалось удивление. Он единственный человек в «Бишоп Пейпер», который об этом не знал.

– Да. Ему почти… Я хочу предупредить его, что задержусь, – сказала она, набирая текст.

– Как внимательно с вашей стороны.

Это прозвучало так, будто он ей не верил.

– Я не хочу, чтобы он беспокоился, – пояснила Лиз и нажала кнопку «Отправить».

С другой стороны, Эндрю поймет, что они с Викторией могу провести еще какое-то время наедине. Она на собственном опыте знает, что могут натворить влюбленные подростки за пятнадцать минут.

Но Эндрю не она, а Виктория не Билл. Ей следует об этом помнить.

Должно быть, она нахмурилась, потому что Чарльз спросил:

– Какие-то проблемы?

– Связь плохая. Сообщение никак не отправляется. – Вот что бывает, когда пользуешься услугами самого дешевого сотового оператора. – Все нормально. Уверена, он услышал по радио о пробках и не будет волноваться.

– Не обижайтесь, но ваши актерские способности оставляют желать лучшего.

Лиз пропустила это мимо ушей:

– Все нормально. Правда.

Краем глаза она заметила, что эвакуатор уже влился в поток машин, и тут же пристроилась за ним.

– Грингас-стрит, дом тридцать два, верно? – Она помнила адрес Рона, потому что он много раз устраивал корпоративные мероприятия у себя дома.

– Нет. Я остановился в «Эдмирал-Милл-Комплекс».

Лиз знала это место. Старые корпуса ткацкой фабрики в прошлом году были переоборудованы в жилые дома. По правде говоря, она предполагала, что он поселится в доме Рона, который, как и «Бишоп Пейпер», перешел к нему по наследству.

– В отцовском доме сейчас идут ремонтные работы. Я готовлю его к продаже, – ответил Чарльз, словно прочитав ее мысли. – Я предпочитаю иметь свое собственное жилье, – добавил он, отворачиваясь.

– Я слышала, что из помещений бывшей ткацкой фабрики получились просторные квартиры.

– Да.

Они с милю проехали молча. Лиз изо всех сил старалась следить за дорогой, но ее мысли занимал мужчина, сидящий рядом с ней. В тишине она слышала каждый его вдох и выдох, каждый шорох его одежды. Нуждаясь в дистанции между ними, она плотно прижала локти к бокам, словно могла таким образом уменьшиться в размерах. Похоже, Чарльз Бишоп не замечает, как много места занимает.

Когда его рукав задел карман ее пальто, она вздрогнула.

– Можете расслабиться, Элизабет. Что бы вы обо мне там ни думали, я не кусаюсь.

Вот черт. Он заметил ее напряжение.

– Я знаю.

– Вы никудышная актриса. И врать вы тоже не умеете.

Он просто невыносим!

– Зачем я бы стала вас подвозить, если бы считала коварным злодеем?

– Это вы должны мне сказать.

Они въехали в центр Гилмора. Высокий белый шпиль церкви Святого Марка исчезал в снежной пелене. Сине-желтый рекламный щит на обочине сообщал о предстоящем мероприятии в местной средней школе.

Лиз чувствовала на себе пристальный взгляд Чарльза.

– Знаете, – наконец сказал он, – по меньшей мере пятеро других сотрудников компании проехали мимо места аварии, и ни один из них даже не остановился.

– Ни один из них не является вашим личным секретарем.

– Как интересно. Я не знал, что в вашей должностной инструкции упоминаются обязанности шофера.

– Полагаю, я универсальный работник.

– Похоже на то. Секретарь. Шофер. Доверенное лицо для коллег.

Он намекнул на подслушанный им разговор в комнате для отдыха. Лиз была возмущена.

– К вашему сведению, я очень серьезно отношусь к своей должности. Я не выдаю производственных секретов.

– Рад это слышать. Я должен доверять людям, с которыми работаю.

– Взаимно.

– Прошу прощения? Вы что-то сказали?

Она не знала, что ответила вслух. Ее щеки загорелись.

– Ничего, – ответила она, глядя на дорогу.

– «Ничего» звучит как жалоба. Я бы хотел узнать, что у вас на уме.

Лиз услышала шорох его одежды и, даже не поворачивая головы, поняла, что он пристально на нее смотрит.

– Элизабет? О чем вы думаете?

Если бы она не знала, что он за человек, она бы подумала, что он ее дразнит.

– Сомневаюсь, что вас заинтересует то, что я могу вам сказать.

– Почему бы вам не позволить мне самому судить?

Ну конечно. Если она это сделает, он использует ее слова против нее. Для одного дня унижений с нее достаточно.

– Я не буду отвечать на ваш вопрос, если вы не возражаете.

– Беспокоитесь о последствиях?

Она посмотрела на него:

– Как вы сказали, доверие нужно заслужить.

Чарльз рассмеялся.

– Я не пыталась вас рассмешить, – сказала она.

– Ваш ответ был не в бровь, а в глаз. Я понял, что таким образом вы попытались сказать, что мои сотрудники мне не доверяют.

– Они не знают, чего ждать дальше. Сначала ваш отец неожиданно умер, затем вы приехали. Поймите, всего несколько лет назад никто даже не подозревал о вашем существовании.

– Я знаю, – произнес Чарльз безжизненным голосом, и Лиз против своей воли прониклась к нему сочувствием.

– Люди скучают по нему, – просто ответила она. – Рон был неотъемлемой частью нашей жизни, и вот теперь его нет.

– Начальники приходят и уходят, Элизабет. В мире бизнеса это обычное явление.

Для него, конечно. Он занимается тем, что покупает и продает компании.

– Ваш отец относился к нам как к своей семье.

– Я в этом нисколько не сомневаюсь.

Лиз снова обнаружила, что сочувствует ему.

К ее облегчению, впереди показался большой серебристый с черным указатель с надписью «Эдмирал-Милл-Комплекс». Чем скорее Чарльз выйдет из ее машины, тем лучше.

– Вот я и доставила вас домой. В целости и сохранности, – сказала она, заехав в ворота и остановившись перед его домом.

– Спасибо за помощь, – ответил Чарльз.

– Спокойной ночи, мистер Бишоп.

– Спокойной ночи, Элизабет. Увидимся завтра утром. Скажем, в семь? Ворота будут открыты, так что вы сможете в них заехать. Если не увидите меня у подъезда, позвоните по домофону в мой пентхаус, и я сразу спущусь.

– Позвонить по домофону, – тупо повторила Лиз. Ей хотелось убедиться, что она не ослышалась. – Вы хотите, чтобы я завтра за вами заехала?

– Я не знаю, каким еще образом мне добраться до Конкорда. Если вы не забыли, завтра у меня встреча в правительственном здании, касающаяся нового регламента по вопросам экологии.

Разумеется, она не забыла, поскольку сама договаривалась об этой встрече. Просто она не ожидала, что ей придется его на нее везти.

Когда Лиз открыла рот, чтобы возразить, Чарльз сделал нечто неожиданное – он улыбнулся.

Это была сексуальная улыбка, способная покорить сердце любой женщины.

– Вы сами сказали, что вы универсальный работник. Почему бы вам завтра не побыть моим шофером?


Похоже, Чарльз Бишоп действительно хочет, чтобы она завтра отвезла его в Конкорд на встречу.

Застонав, Лиз ударила ладонью по рулю. Она не знала, что ее разозлило сильнее – его уверенность в том, что она выполнит его приказ, или ее безропотное согласие.

– Вы не можете взять машину напрокат? – спросила она его.

– Ближайшее агентство по прокату находится в другом городе, и я сомневаюсь, что сейчас оно работает, – ответил Чарльз. – Если вы не заметили, сейчас сильный снегопад.

Еще как заметила! Если бы не треклятый снег, она бы не оказалась в этой затруднительной ситуации.

Он был прав насчет агентства по прокату, и ей не осталось ничего другого, кроме как уступить. Разумеется, причиной этого была вовсе не его очаровательная улыбка, а ее нежелание портить отношения с новым боссом.

Когда она вошла в дом, Эндрю и Виктория сидели на диване и смотрели кино.

– Что случилось? – спросил ее Эндрю, неохотно отведя взгляд от экрана. – Ты написала, что задержишься на пятнадцать минут. Прошло сорок пять.

– Мистер Бишоп врезался в оленя и разбил машину. Мне пришлось отвезти его домой. Я пыталась отправить тебе еще одно сообщение, но связь была плохая. Ты обо мне беспокоился?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении