Барбара Колорозо.

Дети этого достойны! Как помочь ребенку обрести внутреннюю дисциплину



скачать книгу бесплатно

Если посмотреть на все это в долгосрочной перспективе, так же становится ясно, что не стоит обращаться с детьми так, как нам бы не хотелось, чтобы обращались с нами самими. Если мы используем методы, направленные на то, чтобы контролировать ребенка и навязывать ему удобные нам мысли, то в будущем столкнемся с проблемами. Когда мы состаримся, поколение наших детей усвоит методы управления более слабыми, чем они. Этими слабыми к тому времени станем мы. Я никогда не буду обращаться с семилетним ребенком так, как не хочу, чтобы обращались со мной 70-летней.

Сложно представить, что, когда я доживу до этого возраста, мой ребенок предложит мне уговор: он будет давать мне наклейки за своевременный подъем, завтрак и застилание постели, а в конце недели я смогу обменять их на разрешение посидеть с друзьями в кафе или поиграть с ними в лото. Мне трудно говорить о подобной перспективе, в том числе о самой мысли, насколько пострадает мое достоинство и достоинство моих детей в подобной ситуации.

Самым лучшим методом для проверки воспитательного метода является простой вопрос. Хотите ли вы, чтобы так поступили с вами? Он позволяет выявить педагогический потенциал родителей нового поколения. Надо признать, что еще не так давно воспитательные меры и приемы строились на унижении, оскорблении и пренебрежительном отношении к детям. Сейчас складывавшиеся веками подходы к воспитанию подрастающего поколения меняются, но я, например, не настолько наивна, чтобы надеяться, будто этот процесс пойдет быстро. И сегодня есть немало родителей, среди воспитательных принципов которых первое место занимают полное подчинение, пренебрежение к детям и даже их унижение. А еще тотальный контроль за всеми их поступками и помыслами. Некоторые отцы и матери буквально борются за право быть более «сильными» в глазах своих собственных детей и в соответствии с этим унижать, оскорблять и даже бить их. Разные родители выбирают разные доминирующие направления плохого отношения к детям, а кое-кто использует все сразу. Это может быть физическое, психологическое, а подчас и сексуальное унижение. Как правило, в семьях, где издеваются над детьми, подобное поведение имеет глубокие корни и передается из поколения в поко ление.

Зачастую взрослые, которые обращаются с детьми как со своей собственностью, когда-то сами подвергались оскорблениям. В далеком 1800 году Элизабет Баррет Браунинг написала стихотворение «Плач детей» (The Cry of the Children), которое и сегодня вызывает у нас боль за них. Правда, тогда нещадно эксплуатировался детский труд, но разве это позорное явление искоренено до конца? Вот строки из этого стихотворения:

 
Равнодушно слушая проклятья
В битве с жизнью гибнущих людей,
Из-за них вы слышите ли, братья,
Тихий плач и жалобы детей?
«В золотую пору малолетства
Всё живое – счастливо живет,
Не трудясь, с ликующего детства
Дань забав и радости берет»![2]2
  ?Приводится в вольном адаптированном переводе Н.?А.
Некрасова.


[Закрыть]

 

Да, дети должны расти в радости, но вот что писал в 1978 году в своей книге «Скверный характер вашего ребенка» (Temper Your Child’s Temper Tantrums) Джеймс Добсон, один из ведущих семейных психологов Америки, основатель и президент международного служения «В фокусе семья».


«К полутора годам жизни тело ребенка приобретает устойчивость, он начинает свободно передвигаться. Взрослые стараются контролировать перемещение малыша в пространстве. А еще они начинают управлять его поведением при помощи таких предметов, как, например, ремешок, но часто это становится просто рука. Тяжелая рука… При реализации таких методов воспитания реакция ребенка разнообразием не отличается: это или плач от причиненной боли, или тяжелое молчание… Некоторые дети, упрямые и с волевым характером, уверены, что они в любом случае сумеют настоять на своем и каждое их желание будет удовлетворено. Иногда это действительно так, но у не столь сильных духом начинается новая жизнь, в которой родители уже не обходятся без ремня или прута. Условно говоря, протекать она будет в непосредственной близости от платяного шкафа или дровяного сарая…»


Доктор Добсон и сегодня рассказывает в радиопрограммах о своих воспитательных методах – родителям детей с более или менее устойчивой психикой.

Физическая и душевная жестокость часто скрывается под маской дисциплины, приобретая таким образом законный характер. На деле же это – «Хорошая трепка никогда не повредит», «Ты не имеешь права так со мной разговаривать. Я тебе сейчас с мылом рот вымою!», «Какой же ты тупица! Даже трехлетка справился бы лучше тебя» – прямое ущемление достоинства ребенка.

На эту тему много рассуждал Филип Гревин. Вот что он пишет в своей книге «Защитите ребенка» (Spare the Child):


«Прошлое крепко держится за настоящее и управляет человеческими чувствами, делами и убеждениями. Они навсегда остаются в памяти и оказывают влияние на подсознание человека. Если кто-то подвергался в детстве телесным наказаниям, став взрослым, он считает совершенно естественным наказывать своих детей и делает это подчас еще более жестоко. Взрослый человек может пытаться подавить желание ударить своего ребенка, но в его подсознании оно будет присутствовать всегда. Тайное желание наказать ближнего проникает в нашу жизнь, а значит, и в нашу культуру, в наш мир, без конца одолевает нас.

Вездесущность насилия можно сравнить разве что с воздухом, которым мы дышим, не задумываясь об этом. Между тем рано или поздно насилие вырвется наружу, приняв пугающие, а порой и вовсе отвратительные формы.

Что будет, если человек попадет в лучшие, нежели в недавнем прошлом, условия жизни, получит хорошее образование, активно включится в работу и общественную жизнь? Его взгляды на телесные наказания как метод воспитательного воздействия на детей могут измениться. Не исключено, что физические наказания он признает абсолютно неприемлемыми и выберет для своих детей более позитивные методы воспитания. Они же наверняка окажутся и более эффективными».


Физические наказания – это очевидная форма жестокого обращения с детьми. Другая, столь же очевидная, но не так часто замечаемая – пренебрежение и моральное унижение. Когда малыша оскорбляют и унижают – «Ну в состоянии ли ты хоть что-нибудь сделать?!», «Опять у тебя что-то случилось. Лучше бы ты вовсе не родился!», «Почему ты не можешь быть таким, как твой брат?», – он и сам начинает считать себя не очень хорошим, а порой совсем плохим. Последствия очевидны. Из плохого ведь хорошее не получится? Желание становиться лучше пропадает.

Многие дети просто, что называется, забыты своими родителями. У них есть все, а подчас и много лишнего, кроме одного – родительского тепла. Они не слышат в свой адрес ни одного ободряющего слова, не чувствуют на своем плече ни одного дружеского прикосновения, они не знают ни похвалы, ни поощрения. Отношение к малышам нейтральное, если не сказать холодное. Родители не бьют их, но сердца и души этих детей разбиты. У них появляется, а потом и закрепляется одна мысль: «Я никому не нужен…» Психологическая ситуация в семьях, где царит атмосфера равнодушия к детям, безусловно, влияет на их дальнейшую судьбу. Дети из таких семей, как правило, имеют заниженную самооценку, недостаточно амбициозны и в результате не пытаются добиваться в жизни чего-то большего, а довольствуются лишь тем, что имеют.

Последствия такого обращения с детьми дают нам повод задуматься о способах воспитания, которые мы используем, и не только об очевидно карающих. Многие методы на первый взгляд кажутся не столь порочными как наказание, но на самом деле оказываются, по сути, такими же. Если хвалить детей вместо того, чтобы ругать, и вознаграждать за хорошие поступки вместо порицания за шалости и ошибки, это может оказаться все той же попыткой установить над ними контроль и управлять их мышлением, но только в более позитивном ключе. Какие последствия для наших детей, семей, общества повлечет за собой такое воспитание? Мы научим своих сыновей и дочерей угождать сначала взрослым, а потом – всем тем, кто сильнее, делать только то, что говорят, а окружающим помогать лишь тогда, когда это выгодно.


Не пострадает ли мое достоинство и достоинство моих детей, если я использую тот или иной прием в воспитании? Вопрос простой, но именно от ответа на него зависит то, каким мы вырастим следующее поколение. Я убеждена, что именно сейчас у нас чуть ли не впервые за всю историю человечества есть возможность воспитывать детей так, чтобы разрушить вековое равнодушие и жестокость по отношению к ним. Нам ведь уже известно, какими последствиями для ребенка, семьи, а потом и социума может обернуться плохое обращение с детьми в физическом и эмоциональном плане. И мы точно знаем, к каким результатам приводят бесчисленные поощрения и подачки.

Конечно, я понимаю, что добиться необходимых перемен будет нелегко. Те, кто считает, что дети – их собственность, которой они могут распоряжаться, станут сильно сопротивляться изменениям. Найдутся люди, которые не откажутся от своего «права» на физическое, эмоциональное, а то и сексуальное насилие над детьми.

Противиться переменам будут и те, кто считает, что, развивая у детей, как они говорят, характер, перед их носом нужно все время держать «конфету» – так у них, дескать, будет стимул стать ответственными, честными, способными сочувствовать. Таким родителям удобно проповедовать прописные истины вместо того, чтобы научить сыновей и дочерей мыслить критически, удобно навязывать им конформизм, а не давать возможность в полной мере раскрыть свой потенциал и требовать лояльности вместо того, чтобы прививать желание стремиться к справедливости.

Также очевидно, что те из нас, кто осознает необходимость перемен, должны бороться с тягой к использованию известных нам по своему опыту вредных способов воспитания, передававшихся из поколения в поколение. Первый шаг к отказу от них – вспомнить три закона диалектики. Второй – задать себе вопрос, какова наша цель как родителей: положительно влиять на ребенка и наделить его душевной силой или во всем контролировать и формировать его сознание?

Дети – по-настоящему прекрасные члены общества. При этом дети очень чувствительны в том, что касается их окружения, но взрослые часто плохо с ними обращаются – не считают, что дети достойны уважения. А они этого, безусловно, достойны.

Дэвид Судзуки и Питер Надсон

Раньше ты делал то, что делал, сейчас ты знаешь, как лучше, и будешь делать, как лучше.

Майя Энджелоу
Влияние, но не насилие

Насильно переубеждаемый человек больше укрепляется в своем мнении.

Немецкая пословица

Весь первый год своей педагогической деятельности я думала, что в моем учительском и воспитательном арсенале множество разнообразных методов, приемов и хитростей. Я ведь училась в университете! Все это время в моей голове роились вопросы о контроле над детьми. Ответа на большинство из них не было. Мне казалось, что моя задача – формировать сознание воспитанников, и главный вопрос был: как же добраться до этого самого сознания? Мои пятилетние ученики совершенно не хотели сидеть за отведенными им партами. Они постоянно порывались встать с места и побродить по классу. Я взывала к ним и так и эдак… «Джефф, сядь, пожалуйста! Посмотри, как хорошо сидит Сьюзен. Я дам тебе пять наградных звездочек, если ты сядешь на свое место. Сейчас придет директор… Сядь, будь добр, на место. Сядь!» Не действовали ни просьбы, ни уговоры. Дети смотрели на меня с вызовом. В их глазах я читала: «Ну попробуй усади меня!» Я продолжала вести занятия, постоянно насильственно усаживая своих воспитанников за парты – давила на них. Иногда я подсаживалась к ребятишкам, обнимала их, мы вместе смеялись. Тем не менее дети были неизменны в своем желании вставать и бродить. Кто-то заявлял: «Я сижу вместе с вами. Как только вы встанете, я тоже встану». Я поняла, что на самом деле не могу контролировать их и заставлять делать то, что удобно мне. Да, я была специалистом по воспитанию, но не могла заставить своих воспитанников сделать что-либо против их воли. Я чувствовала себя абсолютной тупицей… Джефф по-прежнему разгуливал по классу во время занятий, а я заставляла его садиться. У каждого из нас было ущемлено чувство собственного достоинства.

Джефф и помог мне осознать, что настоящие учителя и хорошие родители не пытаются использовать угрозы, наказания или вознаграждения – в будущем и первое, и второе, и третье может пагубно отразиться на психике ребенка. На самом деле они и не держат детей под постоянным контролем и присмотром. Методами жесткого контроля мы заставляем детей воздерживаться от каких-то действий и вести себя так, как считают нужным взрослые. Порой это оборачивается тем, что дети становятся покорными, безвольными, а иногда все происходит наоборот: маленькие восстают против больших. Против всех своих авторитетов.

Однажды я возвращалась домой совершенно измученная. В тот вечер я и переосмыслила свою роль как учителя и воспитателя, свои методы и цели. Дети ведь достойны уважения! У них есть чувство собственного достоинства. Значит, с ними нужно вести себя так, как я хотела бы, чтобы вели себя со мной. Я поняла, что должна была задумываться о последствиях своих действий для мальчиков и девочек, с которыми работаю. Мы ведь вместе идем по дороге в страну знаний.

Через несколько лет после этого я стала работать с группой трудных подростков в школе, которую курировал педагогический факультет университета. У меня случился серьезный конфликт с одним из его сотрудников – заведующим лабораторией управления поведенческими процессами. Он узнал, что я не использую ни настенных таблиц, фиксирующих, в частности, опоздания, ни наградных флажков, ни звездочек, ни наклеек, и выразил свое неудовольствие. Я никого особо не хвалила, не применяла силовых методов, угроз и в качестве наказания никого не лишала привилегий. Я спросила мнение куратора о вверенных мне учениках. Справляются ли они, по его мнению, с тем, с чем должны справляться? А как выполняют задания? Заведующему пришлось согласиться с тем, что у нас все в порядке. Работают ли мои ученики сами по себе, без нажима? Да. Выполняют ли они задания сообща? Да. Решают ли свои проблемы? Да. А конфликтные ситуации? Да. Они мешают друг другу, безобразничают? Нет. Они работают, взаимодействуют и пытаются объединиться – стать командой.

Конечно, все сложилось так хорошо не сразу. Многие их этих моих учеников пришли с программ воспитания трудных подростков, а там применялись жесткие техники коррекции поведения. Они должны были докладывать обо всех своих поступках с утра до ночи и получать за это значки: один – за подъем, второй – за то, что делали это с улыбкой, третий – за то, что одевались. За три значка им давали завтрак. Я не удивилась, когда один из этих мальчиков спросил: «Что вы дадите мне, если я выполню задание?» А он моему ответу удивился. Я сказала: «Все, что ты получаешь, ты получаешь, когда делаешь это задание. Вот и все». Прошло некоторое время, прежде чем я смогла дать им понять, что верила в них, что знала – они могут выполнять поставленные перед ними задачи и решать свои проблемы. Да, их продвижение фиксировалось по регламенту, но они делали это сами. Эти мои ученики начали с трех вопросов.


На чем я остановился?

Куда я направляюсь?

Что мне делать, чтобы попасть туда?


Они отвечали на них по мере продвижения в трех направлениях – навыках академических, рабочих и в общении. Звездочки они не получали. Их мотивировало само осознание того, что они справились и могут двигаться вперед. Они уже верили, что справятся и дальше. Если бы моей задачей было подчинить учеников и сформировать у них сознание, аналогичное моему собственному, я уверена, результаты оказались бы совсем другими. И наше общение в классе тоже.

Наградой за хорошо сделанное дело может быть только возможность делать его.

Ральф Уолдо Эмерсон
Влияние и добрая подсказка, а не контроль формирует сознание

Честное и недвусмысленное послушание детей является следствием любви, которая делает человека свободным и независимым от страхов и принуждения.

Дороти Дэй

Хотите ли вы повлиять на своего ребенка и таким образом дать ему силы и навыки? Или вы хотите контролировать и формировать его сознание? Большинство родителей, скорее всего, пожелали бы влиять и наделять детей душевной силой, но тем не менее очень часто люди поступают по-другому и все-таки контролируют сыновей и дочерей, а также навязывают им свой образ мышления. Грубую силу они при этом, может, и не используют, но ребенок все-таки принуждается к чему-либо. Скажем, он ударил младшего брата. Мать или отец, не вникая в причины, показывают ему на угол. И вот «агрессор» либо покорно следует туда, либо протестует, навлекая на себя более серьезные санкции. В любом случае так ребенок не научится управлять своим гневом, а родители не смогут со спокойной душой оставлять мальчишек наедине друг с другом.

Влияние

Полноценное проявление всех наших уникальных качеств доступно не в рамках нашей индивидуальности, а в рамках личности, которая раскрывается в обществе других людей.

Пьер Тейяр де Шарден

Один из наиболее авторитетных педагогов нашего времени Хаим Гинотт, рассуждая о силе влияния взрослых на детей, сказал так:


«Именно мой личный подход создает климат. Мои ежедневные настроения определяют погоду… Мои настроения могут влиять на детей и делать их жизнь то невыносимой и жуткой, то радужной и прекрасной. Я становлюсь инструментом влияния. Как захочу, так и будет. Я могу унижать, обижать или жалеть. Во всех случаях это только мое решение: нужно ли нагнетать кризис или, наоборот, его сгладить, человечно или бесчеловечно поступить с ребенком».


Если родители пришли к мнению, что будут влиять на ребенка и давать ему возможность развиваться, они должны вести себя согласно этому убеждению. Во-первых, влияние. Добиться этого проще всего – мы влияем на детей, хотим этого или нет. Вопрос в том, каким будет наше влияние. Положительным, эффективным, осмысленным или пагубным, неэффективным и бездумным?

Конечно, тот факт, что вы, скажем, курите, вовсе не означает, что ваш ребенок тоже будет курильщиком, но ваши действия совершенно точно влияют на его поведение. И на здоровье тоже. Если вы проводите выходные с детьми, активно отдыхаете, а не сидите перед телевизором, вероятность того, что они вырастут лежебоками, крайне мала. Если вы следите за своим физическим состоянием и внешним видом, то и ваши дети, скорее всего, будут делать то же самое.

Вы позволяете себе язвительные комментарии насчет пола, религии, национальности, физических или умственных особенностей окружающих? Значит, прививаете своим детям нетерпимость и шовинизм. Если же в своих словах и поступках вы проявляете доброту, принимаете людей такими, какие они есть, то и ваши дети будут толерантными.

Если дети видят, что вы готовы постоять за свои убеждения и бороться с тем, что считаете несправедливым, они посмотрят на вас и будут в свою очередь поступать так же. Личный пример в данном случае куда эффективнее нотаций о том, что врать нехорошо и надо делиться с сестрой, а не то…

Окружение всегда влияло и будет влиять на формирование человека. Если бы я читала лекцию, а все слушатели вдруг встали и ушли, они, безусловно, повлияли бы на мое поведение. Заметьте: не проконтролировали бы, а повлияли. Если бы я захотела, то продолжила бы лекцию и в пустой аудитории. Я могла бы предпочесть прочитать ее в другой раз, возможно спровоцировав очередной массовый исход, или пересмотрела бы содержание, чтобы понять, как сделать свое выступление интереснее. Также я могла бы махнуть на все рукой и впредь не читать лекций таким неблагодарным слушателям. Другой вариант: я могла бы обратиться к более опытному коллеге и попросить совета и помощи.

Вне зависимости от того, каким образом мы влияем на человека, у него всегда остается выбор: поддаваться влиянию или нет. Контроль же подавляет любые попытки самостоятельного выбора. Содержание данной книги, если вы того желаете, повлияет на вас, но, что важно, не проконтролирует. Считаться с тем, что я тут написала, либо нет – дело ваше. Главное, чтобы мы не забывали предоставлять детям такой же выбор.

Любовь – в желании и умении разрешать дорогому вам человеку быть самим собой, тем, кем он хочет быть, а не тем, кем он должен быть в угоду вам.

Вайн Диер
Права

Из искры возгорится пламя.

Александр Одоевский

Право выбора можно сравнить с огнем. Мы родители, и наше пламя, безусловно, может зажечь всех наших детей. При этом само оно ничуть не уменьшится. Это удивительно и прекрасно – один человек наделяет правами других и, давая их, ничего не теряет. Теперь мы сможем увидеть несколько костров, а пламя в них может оказаться очень большим, и в старости, когда наш собственный костер начнет угасать, будем ориентироваться на огонь молодого поколения. Хочется надеяться, что они окажутся мудрее, чем мы, ведь проблемы, которые им предстоит решать, сложны.

Первостепенными правами детей являются 1) право на безопасность и 2 право на духовное развитие. Второе подразумевает необходимость безграничной любви и ласки, трепетное отношение, а также поддержание физического, эмоционального и душевного благополучия. Предоставить детям возможность свободного выбора и самостоятельного принятия решений мы можем только на прочной платформе любви. Свобода выбора, в свою очередь, позволяет расти им как членам общества, строить гармоничные взаимоотношения с окружающими. Вовлекая детей в критический анализ своих действий, приучая постоянно задумываться о последствиях совершенных поступков, брать ответственность за собственные неудачи, мы помогаем им стать более спокойными, сочувствующими чужому горю, умеющими действовать в своих интересах, защищать себя и свои права, уважая при этом права и потребности других людей. А еще мы помогаем им стать более жизнерадостными.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное