Барбара Картленд.

Поцелуй в Риме



скачать книгу бесплатно

Глава I

Алина Лэнгли в отчаянии оглядела комнату в поисках того, что еще можно было бы продать. Увы! – все, что представляло хотя бы малейшую ценность, уже давно продано. Пятна на стенах, где висели зеркала, и пустое место, где раньше стоял изящный инкрустированный секретер, едва не заставили ее расплакаться.

«Что делать? – спросила она себя. – Что делать?»

Невероятно, что все произошло так быстро. Еще вчера мир вокруг нее был полон безмятежности и счастья, а сегодня казалось, будто на голову обрушился поток.

Когда год назад с ее отцом случилось на охоте несчастье – он сломал позвоночник, упав с лошади, – жизнь для ее матери потеряла всякий смысл.

Они с отцом были очень счастливой парой. Не будучи богатыми, Лэнгли имели достаточно средств, чтобы разводить лошадей и возделывать несколько акров земли вокруг дома.

После смерти сэра Освальда выяснилось, что он оставил кучу долгов. Это вовсе не было следствием беспорядочного образа жизни, просто он вовремя не заплатил налоги, а также задолжал большую сумму подрядчику за сооружение каретной и строителям за ремонт дома.

Но что еще хуже, акции компании, в которые отец вложил и свои собственные деньги, и деньги жены, оказались обесцененными. Все это, однако, ни в малейшей степени не волновало леди Лэнгли. Она только знала, что жить без мужа не сможет. Алина с ужасом наблюдала, как на глазах угасает ее мать, еще такая молодая и привлекательная, всегда выглядевшая как юная девушка. Но она не хотела жить, и поэтому умерла, умерла, чтобы снова воссоединиться со своим мужем.

Алина осталась совсем одна в целом мире, да к тому же, к своему ужасу, совершенно без денег. Все наиболее ценное в доме ушло в уплату долгов отца. Немногие дорогие ее сердцу реликвии она была вынуждена продать, чтобы оплатить лекарства и соблюсти назначенную врачом диету для матери. Впрочем, все это оказалось пустой тратой денег – леди Лэнгли не становилось лучше, да она и не хотела этого.

Девушка подошла к окну и посмотрела в сад. Нарциссы образовали живописное золотое пятно под цветущими деревьями. Только что зацвел миндаль, и зазеленела трава на лужайках. Светило солнце. Она распахнула окно – до нее донеслось пение птиц и жужжание пчел. Все было так привычно. На мгновение ей почудилось, будто и птицы и пчелы пытаются выразить сочувствие и сожаление, что не могут помочь в ее беде.

– Что делать? – спросила она корольков, наблюдавших за нею с куста, на котором только что появились молодые зеленые листочки.

В это мгновение она вдруг услышала стук колес у парадного входа и с удивлением подумала, кто бы это мог быть.

Те немногие посетители, которые навещали ее после похорон матери, были из деревни и приходили пешком. Она решила, что это, наверное, доктор, старинный друг их семьи, но потом вспомнила, что он ненадолго уехал.

Медленно, словно не желая, чтобы ее одиночество было нарушено, она вышла из гостиной в холл.

Женщина, которая по утрам приходила убирать дом, уже ушла, и она сама открыла дверь.

У входа стояла элегантная карета. Лицо, показавшееся в ее окне, заставило Алину вскрикнуть от изумления:

– Дениза! Неужели это ты?

Она сбежала по ступенькам и обняла изящную девушку, вышедшую из кареты.

– Дениза, как я рада видеть тебя! Я уже думала, что ты совсем забыла меня.

– Вовсе нет, – возразила Дениза Седжвик, – я приехала к тебе за помощью.

– За помощью? – повторила удивленная Алина. Она не могла представить себе, какой именно помощи ждет от нее Дениза.

Мать Алины приходилась дальней родственницей Седжвикам. Она была близкой подругой матери Денизы, пока та не умерла при родах. Так как Алина и Дениза были ровесницы – Дениза всего лишь на несколько месяцев старше, – было решено, что девочки будут учиться вместе.

Каждый понедельник Алина отправлялась в большое поместье в трех милях от их дома, в пятницу она возвращалась домой к родителям. По мнению леди Лэнгли, это было очень удобно. Отец Денизы был богат и мог нанять самых лучших гувернанток. У нее было и несколько учителей по различным дополнительным предметам, выбранным мистером Седжвиком для дочери. Алине нравились и занятия, и общение с Денизой, очень милой девушкой. Обе барышни были необыкновенно красивы. Но, пожалуй, безукоризненно правильные черты лица, каштановые волосы, отливающие медью, делали красоту Денизы ярче. А глаза ее, глубокого зеленого цвета, напоминали лесную чащу.

Неудивительно, что накануне восемнадцатилетия бабушка забрала Денизу в Лондон, чтобы представить ко двору. Она имела ошеломляющий успех, произвела такой фурор, что постепенно Алина утратила с ней всякую связь. Вначале девушки переписывались часто. Но потом Алина обнаружила, что на три своих письма получает от Денизы одну торопливо начертанную записку. Она решила не навязываться со своей дружбой и стала писать от случая к случаю, а затем и вовсе прекратила.

– Дорогая, – продолжала Дениза, – прости, что я не смогла навестить тебя раньше. Но меня не было дома, я не жила у бабушки, а гостила у знакомых, посещая званые вечера, о которых мне так хочется рассказать тебе поподробнее.

– Ты прекрасно выглядишь! – воскликнула Алина, глядя на элегантное дорожное платье Денизы и ее украшенную перьями шляпку. Она также отметила про себя, что столь же элегантны перчатки, обувь, сумка – словом, все, что было на Денизе.

Они вошли в гостиную, и Дениза не смогла сдержать возглас удивления:

– Что произошло? Что вы сделали? Где все зеркала и картины?

– Мне надо о многом рассказать тебе, – проговорила Алина тихо. В ответ на вопросительный взгляд Денизы она продолжила: – После смерти отца мы обнаружили, что бедны.

– Я была так расстроена, услышав о несчастном случае с ним, – сочувственно произнесла Дениза. – Но я всегда считала вас очень обеспеченными людьми.

– Мы тоже так думали, но оказалось, что у нас много долгов, а папины капиталовложения не дали никаких дивидендов.

Дениза всплеснула руками:

– Боже мой! Как все это ужасно. Как жаль, что я не знала об этом. Конечно, я бы непременно помогла тебе как-нибудь.

Алина вздохнула:

– Ты, наверное, не знаешь, что мама… тоже умерла три недели назад.

Дениза вскрикнула от ужаса и обняла Алину:

– О боже! Алина! Конечно нет! Какое горе! Я знаю, как ты ее любила, и я любила ее тоже.

– Маму любили все, – ответила Алина, – но она не смогла жить без папы.

Дениза села на диван, который явно нуждался в ремонте.

– Ты мне все должна рассказать. Я и представить себе не могла такое несчастье. Когда я решила обратиться к тебе за помощью, то, конечно, думала найти здесь твою маму и увидеть все, как и раньше, красивым и обустроенным.

– Мы были вынуждены продать все, что можно, – продолжила Алина едва слышно. Затем после небольшой паузы добавила: – Поговорим об этом позже. А теперь я хочу услышать о тебе, о твоих успехах и, конечно, о том, почему ты здесь.

По выражению глаз подруги она поняла: что-то у той неладно.

Помолчав минуту, Дениза сказала:

– Ах, Алина, я такая дурочка! Ты ни за что не поверишь, как глупо я себя вела.

Алина села рядом с ней:

– Расскажи мне все.

– Именно это я и хочу сделать, и поэтому я здесь. Уверена, ты поможешь мне.

Алина придвинулась и взяла Денизу за руку:

– Начни еще раз.

– Ну хорошо. Ты знаешь, я имела успех в Лондоне. По-настоящему большой успех, Алина, и было бы глупо отрицать это.

– Как могло быть иначе? – ответила Алина с нежностью. – Ты так очаровательна, и у тебя столько прекрасных платьев, о которых ты писала и рассказывала.

– Моя бабушка очень добра ко мне. И конечно, папа тоже готов был платить за все, что я захочу. – С легкой улыбкой она добавила: – Я была королевой на всех балах, которые посещала.

– Без сомнения, так оно и было, – согласилась Алина охотно.

– В Лондоне ценится не только внешность. Там полно изысканных красавиц, умеющих очаровать принца Уэльского и всех этих лощеных господ, завсегдатаев дворца Мальборо.

– Я уверена: ни одна из них не сравнится с тобой.

– Они думают, что гораздо красивее, а мужчины, которые за ними ухаживают, не интересуются молоденькими дебютантками.

Алина молчала, гадая про себя, что же случилось.

– Однако я получила целую дюжину предложений, – продолжала Дениза. – И в конце концов, Алина, я влюбилась!

– Как интересно! – воскликнула Алина. – Кто он? Вы счастливы?

Дениза глубоко вздохнула:

– Он очень красив, и его зовут герцог Уэскотт. Отец был тоже весьма доволен такой партией.

– Вы собираетесь пожениться? – спросила Алина.

– Увы, вся беда в этом, – ответила Дениза.

– Но что случилось?

– Не могу представить, как я могла оказаться такой дурой. Генри влюблен в меня, влюблен без памяти и сделал мне предложение.

Алина слушала подругу с широко раскрытыми глазами. Она не вполне понимала, о чем идет речь.

– Я не знаю, что на меня нашло, – продолжала Дениза, – наверное, потому, что Генри считал само собой разумеющимся мое согласие. И хотя я и подумать не могла ни о чем ином, тем не менее уклонилась от прямого ответа.

– Это значит, что ты отказала ему?

– Нет, не совсем, но я попросила его подождать немного, чтобы проверить наши чувства.

– И он не согласился?

– Нет. Ах, Алина, я была такой глупой. Чтобы заставить его влюбиться в меня еще сильнее и немного поревновать, я начала флиртовать с другими и зашла слишком далеко.

– Что произошло? – спросила Алина.

– Я получила от Генри письмо. Он пишет, что совершенно уверился в моем безразличии к нему. Затем он покинул Англию.

В голосе Денизы Алина уловила нотку отчаяния.

– Он покинул Англию? – повторила она. – Но куда он уехал?

– Он отправился в Рим, к своей бабушке, и я боюсь, да, боюсь, что никогда не увижу его снова.

– Но ты, конечно, написала ему… – начала Алина.

– Не собираюсь этого делать. Я решила поехать в Рим и встретиться с ним. Знаю, как только он увидит меня, все будет хорошо. Я скажу ему, что люблю его больше всего на свете, и мы поженимся.


Алина на мгновение задумалась:

– Это разумное решение.

– Да, но выполнить его будет трудно, и поэтому я приехала к тебе.

– Чем же я могу помочь?

– Видишь ли, папа согласился отпустить меня в Рим. Как раз туда едет лорд Тевертон, мой кузен – ты его не знаешь – со специальным поручением премьер-министра. Я могу поехать вместе с ним, но мне нужна компаньонка.

Алина кивнула в знак согласия. Конечно, молодая девушка не может ехать за границу одна.

– Вот затем я к тебе и приехала. Хочу, чтобы ты помогла мне вспомнить имя гувернантки, служившей у нас непродолжительное время, пока болела мисс Смитсон. Это была замужняя и очень приятная во всех отношениях дама.

– Гувернантка? – повторила Алина. – Но ведь…

– Я знаю, ты думаешь, – ответила Дениза, – как и папа, что я могу взять с собой одну из родственниц. Тетку или старшую кузину. – Она сделала выразительный жест. – Ты можешь представить этот кошмар? Они будут вести себя стеснительно и говорить: «А теперь молодые люди хотят побыть вдвоем», что только вгонит меня в краску от смущения. Или, что еще хуже, станут разыгрывать из себя строгую компаньонку и ни на мгновение не оставят нас с Генри наедине.

Алина рассмеялась. Она встречала некоторых родственниц Денизы и знала, что именно так они и поведут себя.

– Я их всех перебрала в памяти, – продолжала Дениза. – Одна хуже другой. Нет, мне нужно вести себя с Генри умно. Ведь я его действительно огорчила. – Она тихонько всхлипнула. – Его письмо было таким ударом для меня. Я знаю, его обидело мое поведение, и теперь мне нужно сделать так, чтобы он простил меня.

Она опять вздохнула, но глаза ее блеснули, когда она сказала:

– Но я не собираюсь ползать у его ног и потакать его самолюбию. Он и так достаточно самоуверенный и властный.

Алина снова рассмеялась:

– Теперь я понимаю твои трудности, но миссис Уилсон, именно так зовут ту леди, о которой ты спрашивала, работает у французского посла – учит его детей английскому, а в настоящее время она с ними во Франции.

– Какая досада! Она единственная, у кого хватило бы такта и кто удовлетворил бы папу как подходящая для меня компаньонка.

– Я думаю, ты найдешь еще кого-нибудь, – сказала Алина с надеждой.

– Но кого? Я просто не могу себе представить.

Внезапно она вскрикнула так громко, что Алина вздрогнула от неожиданности и посмотрела на подругу с удивлением.

– Ну конечно! Я нашла выход. Все просто. Ты поедешь со мной!

– Я? Но, дорогая, я не замужем, а две девушки не могут сопровождать друг друга.

– Я все понимаю, – отрезала Дениза. – То, о чем я подумала… о, я действительно умна! Ты поедешь со мной под видом своей матери.

– М-м-моей… мамы?

– Но ты же помнишь, какой очаровательной была твоя мама и как молодо она выглядела. В конце концов, все мы знаем, что она вышла замуж в семнадцать, так что, когда она умерла, ей не было еще и тридцати семи.

– Это правда, – ответила Алина, – но…

– Никаких но, я скажу папе, он сегодня вечером отправляется на неделю на скачки в Донкастер, что меня будет сопровождать в Рим леди Лэнгли. Когда я уезжала из дому, отец сказал мне: «Передай привет леди Лэнгли. Она всегда была такой обворожительной женщиной, и мне жаль, что мы ее больше не видим». Очевидно, он не осведомлен о ее смерти.

Алина уставилась на свою подругу, отказываясь верить тому, что слышит.

Когда же та замолчала, она сказала:

– Это прекрасная идея, дорогая. И ты знаешь, я была бы счастлива поехать с тобой в Рим, но никто, будучи в здравом уме, не поверит, что я – это моя мама… даже если я обряжусь в ее платья.

– Почему нет? – упрямо возразила Дениза. – Все говорили, что вы с матерью выглядели как сестры. А если ты сделаешь более взрослую прическу, слегка напудришься и нарумянишься, как это делают светские дамы в Лондоне, то будешь выглядеть значительно старше своих лет.

Алина молчала, и через некоторое время Дениза продолжила:

– Я помню, тобой все восхищались, когда мы принимали участие в шарадах и представлениях для папиных гостей на рождественских вечерах. Я даже завидовала, потому что все говорили, что ты играешь несравнимо лучше меня. – Она в задумчивости потерла лоб: – Ты помнишь ту пьесу из времен Реставрации, которую мы поставили на Рождество перед моим отъездом в Лондон? Ты играла в ней две роли, в том числе очень хитрую и коварную женщину лет сорока.

– Игра на сцене – это одно дело, – сказала Алина, – но если я начну играть в жизни, думаю, никто не поверит.

Дениза всплеснула руками:

– А кто должен поверить? Папа уезжает на скачки. Мой кузен лорд Тевертон никогда не видел тебя, так же как и моя горничная и слуга, которые будут сопровождать нас в путешествии.

Алина не ответила, и Дениза продолжила:

– Когда мы приедем в Рим, все, что мне от тебя надо, – дать мне возможность встретиться с Генри наедине. А ты, я уверена, сможешь развлекаться сколько угодно, осматривая Колизей и все те достопримечательности, о которых мы в свое время читали с миссис Смитсон.

Внезапно глаза Алины загорелись. Она подумала, что мечтала увидеть воочию все то, о чем знала из книг. Часто по ночам, в одиночестве, думая об этих прекрасных местах, она представляла, что видит их на самом деле, а не воспроизводит в воображении прочитанное. «Но… надо быть твердой», – сказала она себе и после непродолжительного молчания обратилась к подруге:

– Дениза! Дорогая! Ты знаешь – я сделаю для тебя что угодно, за исключением того, чего нельзя делать и что может впоследствии доставить тебе неприятности.

– То, что ты можешь для меня сделать, совсем нетрудно, – ответила Дениза. – Ты поедешь со мной в Рим в качестве моей компаньонки и сделаешь так, чтобы Генри Уэскотт простил меня и мы официально объявили о своей помолвке.

Алина подумала, что все это звучит слишком просто, чтобы быть правдоподобным. Затем она спросила испуганно:

– Т-ты уверена, что из этого не выйдет… скандала?

– С какой стати? Мы не встретим там никого, кто знал бы твою маму, а ты должна признать, что она выглядела очень молодо.

– Да, так все говорили, – согласилась Алина.

– Поэтому от тебя требуется только сделать себя несколько старше. Боже мой! Если ты не в состоянии сыграть роль дамы – подходящей компаньонки для меня, так что же ты можешь?

Алина рассмеялась:

– Ты так забавна! Но ты же знаешь, дорогая, что именно потому, что на самом деле хочу помочь тебе, и, если быть честной, потому, что очень-очень хочу поехать в Рим, я говорю «Да!».

– Чудесно! – вскрикнула Дениза. – Мы отправляемся через три дня.

– Три… дня?

– У тебя будет достаточно времени, чтобы решить, что из маминых платьев ты возьмешь с собой, а я тебе дам все остальное. – Она положила свою руку на руку Алины и сказала: – Мне так стыдно, что я не понимала раньше, как ты бедна. А у меня горы платьев, действительно – целые горы одежды, которую я бы могла послать тебе, но в своем эгоизме даже и не подумала об этом.

– Не кори себя, – возразила Алина. – Что бы я делала с этим ворохом нарядов здесь, в деревне?

– Ты можешь носить их. Платье, которое на тебе сейчас, – это тихий ужас.

– Да, я уже ношу его много лет, – согласилась Алина, – и оно порядком поистрепалось.

– Выбрось его! Выбрось все, что у тебя есть. Думаю, я найду для тебя подходящие меха и драгоценности, которые остались после моей мамы.

Алина взглянула на нее вопросительно, и Дениза сказала:

– Мы должны обдумать все самым тщательным образом. Я вовсе не хочу, чтобы ты сопровождала меня как обедневшая провинциальная леди Лэнгли, которой папа оплачивает услуги.

Алина хотела возразить подруге, но та продолжала:

– Конечно, я буду платить тебе сама. У меня куча денег. Но ты должна выглядеть богатой и модной дамой, чтобы произвести впечатление на окружающих.

– На кого нужно «произвести впечатление»? – спросила Алина.

– В первую очередь – на Генри. Я не желаю, чтобы он подумал, будто я за ним бегаю. Я должна приехать в Рим совсем по другой причине, например, потому, что сопровождаю леди Лэнгли, друга нашей семьи, которая недавно овдовела и чувствует себя очень одиноко.

– Ты делаешь из всего этого драму, – запротестовала Алина.

– Именно! Я напишу тебе твою роль, как раньше ты это делала для меня.

Алина засмеялась:

– Ах, Дениза, ты неисправима. Но думаю, ты совершаешь большую ошибку. Есть много других, которые бы лучше меня справились с этой ролью. А вдруг я сделаю что-нибудь не так и все сорву?

– Ты никогда ничего не срываешь. Ты намного умнее меня. Помнишь, все наши преподаватели и гувернантки всегда говорили: «Ну а теперь, мисс Дениза, постарайтесь быть такой же умницей, как ваша кузина, а она ведь младше вас». – Дениза передразнила голос учителя.

Алина обхватила ее за шею и поцеловала:

– О, Дениза, какое счастье, что ты здесь! Я так скучала по тебе и часто вспоминала все, над чем мы смеялись.

– Этим мы и займемся по пути в Рим. Иначе я буду сидеть здесь и хандрить. Ты должна заставить меня смеяться и веселиться так, чтобы Генри, увидев меня, понял, какую ошибку совершил, когда уехал.

– Не могу понять, почему он поступил так. Ведь ты такая красивая!

– Это моя вина, – ответила Дениза тихо. – О, Алина! Если я потеряю его, это разобьет мое сердце. Я никого не смогу полюбить так же.

Теперь она говорила совсем другим голосом. Подойдя к кузине, Дениза взяла ее за руку:

– Помоги мне, пожалуйста, помоги мне! Я знаю – мое счастье поставлено на карту. Если я потеряю Генри, мир никогда уже не будет для меня таким, как прежде.

В ее голосе послышались слезы, и это ранило Алинино сердце. Она поняла, что сделает все, как бы это ни было трудно, чтобы помочь подруге.

– Я поеду с тобой, – сказала она, – но ты должна мне рассказать подробно, как себя вести. Вспомни, ведь я ни разу не была в Лондоне и никогда не видела этих изысканных и элегантных женщин, одну из которых мне надо изображать.

– А, все они очень похожи. Ведут себя так, словно весь мир принадлежит им, и думают, что каждый мужчина, которого они одарят своей улыбкой, безумно счастлив, будто выиграл миллион фунтов на скачках.

Алина хихикнула:

– И ты думаешь, я смогу вести себя так же?

– Конечно. Именно так ты и должна вести себя. Ты очень знатна, богата и полна чувства собственного достоинства.

– Чтобы заставить людей поверить в это, нужно быть действительно хорошей актрисой, – заметила Алина.

– Почему ты мне раньше ничего не рассказала о бедах, свалившихся на твою голову? Мне невыносима сама мысль о том, что тебе пришлось продать все эти прелестные вещи.

– Перед твоим приездом я как раз думала, что бы еще продать или как заработать немного денег.

– Ты получишь их, – ответила Дениза. – Ты будешь работать на меня, а я готова заплатить тебе столько, сколько ты запросишь. – С этими словами она обняла Алину и поцеловала ее. – Я люблю тебя, Алина, и мы чудесно проведем время вместе. Когда я выйду замуж за Генри, я найду тебе такого же богатого мужа.

– Но пока с меня вполне хватит Колизея и собора Святого Петра.

– Из того, что мне рассказывали, мне представляется, что Рим буквально нашпигован всякими сокровищами. Так что приготовься осматривать достопримечательности с утра до позднего вечера.

– Это все, чего я хочу. Конечно, я не помешаю вам с герцогом.

Последовала пауза, а затем Дениза почти с рыданием проговорила:

– О, Алина! Тебе не кажется, что он… уже забыл меня? Быть может, он нашел себе какую-нибудь итальянку, более… красивую, чем я?

– Разве это возможно? А если так, значит, он не любил тебя по-настоящему. Помнишь, когда мы были девочками, то всегда мечтали встретить настоящую любовь, а это значит – найти вторую половину самих себя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8