Барбара Картленд.

Небо в алмазах



скачать книгу бесплатно

Barbara Cartland

Stars in the Sky



Выражаем особую благодарность литературному агентству «Andrew Nurnberg Literary Agency» за помощь в приобретении прав на публикацию этой книги


© Cartland Promotions, 2005

© DepositPhotos.com / IlyaShapovalov, sunny_baby, обложка, 2014

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2014

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2014

* * *

В гостиной фон Брауэр усадил девушку на диван и сел рядом, положив руку на диван за ее спиной. Сильвия почувствовала, как его рука скользнула по ее плечу. С замиранием сердца юная леди увидела, что часы показывают половину одиннадцатого.

Она понимала, что должна смириться с неизбежным и остаться в Эндикотте на ночь. Поэтому и заговорила с графом о камине в своей спальне. Не велит ли он Полли его разжечь?

– Моя курочка замерзла? – спросил граф немного заплетающимся языком.

Тут в комнату вошла Полли с кофе. Сильвия бросила на нее взгляд, прежде чем ответить.

– Да, мне показалось, что в красной комнате прохладно. Сейчас там, наверное, совсем холодно.

Полли, ставя перед ними кофе, усмехнулась.

– Не понадобится вам камин, мисс, ежели вы будете там с его светлостью.

Сильвия опешила. Но граф запрокинул голову и захохотал:

– Ох, Полли-проказница, довольно!

Полли торжествующе посмотрела на Сильвию и ушла.

Биография

Барбара Картленд была необычайно плодовитой писательницей – автором бесчисленных бестселлеров. В общей сложности она написала 723 книги, совокупный тираж которых составил более миллиарда экземпляров. Ее книги переведены на 36 языков народов мира.

Кроме романов ее перу принадлежат несколько биографий исторических личностей, шесть автобиографий, ряд театральных пьес, книги, которые содержат советы, относящиеся к жизненным ситуациям, любви, витаминам и кулинарии. Она была также политическим обозревателем на радио и телевидении.

Первую книгу под названием «Ажурная пила» Барбара Картленд написала в возрасте двадцати одного года. Книга сразу стала бестселлером, переведенным на шесть языков. Барбара Картленд писала семьдесят шесть лет, почти до конца своей жизни. Ее романы пользовались необычайной популярностью в Соединенных Штатах. В 1976 году они заняли первое и второе места в списке бестселлеров Б. Далтона. Такого успеха не знал никто ни до нее, ни после.

Она часто попадала в Книгу рекордов Гиннесса, создавая за год больше книг, чем кто-либо из ее современников. Когда однажды издатели попросили ее писать больше романов, она увеличила их число с десяти до двадцати, а то и более в год. Ей тогда было семьдесят семь лет.

Барбара Картленд творила в таком темпе в течение последующих двадцати лет. Последнюю книгу она написала, когда ей было девяносто семь.

В конце концов издатели перестали поспевать за ее феноменальной производительностью, и после смерти писательницы осталось сто шестьдесят неизданных книг.

Барбара Картленд стала легендой еще при жизни, и миллионы поклонников во всем мире продолжают зачитываться ее чудесными романами.

Моральная чистота и высокие душевные качества героинь этих романов, доблесть и красота мужчин и прежде всего непоколебимая вера писательницы в силу любви – вот за что любят Барбару Картленд ее читатели.

Смотреть на звезды в ночном небе всегда захватывающе и романтично, где бы ты ни находился.

Барбара Картленд


Глава 1

1878

Было уже начало одиннадцатого вечера, но кареты все продолжали подъезжать к дому леди Лэмборн, внушительного вида зданию на Парк-лейн. Когда парадная дверь открывалась, чтобы пропустить поздних гостей, в прохладную ночь вырывались звуки вальса.

Ежегодный бал-маскарад считался одним из главных светских мероприятий, и каждый, кто имел хоть какой-то вес в лондонском свете, надеялся получить на него приглашение.

В бальном зале негде было яблоку упасть. Под сияющими люстрами сверкали диадемы, от кружащихся под звуки музыки элегантных пар в разноцветных нарядах рябило в глазах. Муслиновые занавесы на высоких стеклянных дверях мягко вздымались, впуская благодатный ветерок.

Сильвия, дочь герцога Белэма, танцевала, пока у нее не закружилась голова. Во время следующего вальса она надеялась отсидеться, но рядом с нею возник очередной джентльмен с напоминанием, что ему тоже был обещан танец. Леди Сильвия Белэм поднялась, стараясь не показать усталости.

Если бы девушка пропустила несколько танцев, сестры и мачеха, герцогиня Белэм, гневно отругали бы ее. На прошлом балу ее старшие сестры, Эдит и Шарлотта, нашли себе мужей. Теперь настал черед Сильвии. Однако самой Сильвии меньше всего хотелось становиться женой какого-нибудь великосветского льва.

С тех пор как ее отец, герцог Белэм, женился во второй раз, семья жила в Лондоне. Так пожелала новая герцогиня Белэм. Ей не хотелось похоронить себя и красивых падчериц в сельской глуши, где находился замок Белэм.

«Да я просто умру от этой тишины! – восклицала ее светлость, когда герцог пытался уговорить жену провести лето в замке. – Там, если что-то и слышно, так совершенно варварские звуки. Коровы, петухи, собаки… В лесу лисы воют. Дорогой мой супруг, если вы меня любите, то не станете просить меня жить в этом диком месте».

Герцог после этого умолкал, потому как любил жену и был благодарен ей за то, что ее светлость стала такой заботливой мачехой для его дочерей. Проводить лето в одиночестве его светлости не хотелось, и он жил с семьей в Лондоне или на Ривьере, где, по настоянию герцогини, они содержали дом недалеко от берега моря. Там-то герцог Белэм и открыл для себя азарт казино.

Старшие дочери, Эдит и Шарлотта, были довольны своим образом жизни. Они разделяли любовь мачехи к городским сплетням, дорогим шляпкам, чайным вечеринкам и балам.

Но Сильвии больше нравилась сельская жизнь. Она очень скучала по замку, в котором жила до десяти лет.

Девушка помнила, как морозными утрами бегала в курятник искать яйца. Помнила, как весной блеяли овцы. Помнила ленивые летние дни, когда она сидела в плавучем домике и болтала ногами в воде, и дни, когда воздух наполнялся запахом только что скошенного сена. Но лучше всего она помнила, как каталась верхом с отцом рано утром, когда на траве еще блестела роса.

Дочь и отец одинаково сильно любили деревню и старый замок Белэм.

В Лондоне они тоже иногда выезжали на Роттен-роу, но это совсем не то. Там всегда было много других всадников, и редко когда удавалось скакать галопом.

Сильвия поморщилась оттого, что пальцы последнего кавалера впились в ее талию. Пока они медленно кружили по залу, она с отстраненным видом смотрела через его плечо. Боже, как же скучно. Как ей все это надоело! Атласные туфли натирали ноги, маска терла нос. Леди Сильвия уже сбилась со счета, со сколькими не интересными ей мужчинами танцевала. И все они пытались завести ничего не значащий, пустой разговор. Но ведь наверняка здесь есть кто-то, с кем можно поговорить не только о скачках в Аскоте или последней нашумевшей постановке в Ковент-Гарден.

Наконец танец закончился, и Сильвию отвели к ее месту. Она с облегчением опустилась на красную бархатную кушетку, тайком сбросила туфли, стала разминать ноги, вращая ступнями под белым платьем.

– Ты что делаешь, Сильвия? – одновременно раздались голоса сестер.

Сильвия виновато подняла на них глаза. Эдит и Шарлотта были одеты в красное и салатовое платья. Лица сестер закрывали маски того же цвета, в прорезях которых глаза излучали подозрительность.

– Ноги устали, – объяснила Сильвия. – Мне нужно немножечко отдохнуть.

– Ты что, сняла туфли? – недоверчиво осведомилась Эдит.

Сильвия кивнула.

– Ну что нам с тобой делать! – воскликнула Шарлотта. – Ты уже так давно живешь в Лондоне, а все равно ведешь себя, как деревенщина неотесанная. Разве ты не понимаешь, как тебе повезло, что ты сюда попала? Этот бал славится во всем городе. Леди Лэмборн обычно присылает не более двух приглашений на семью, а нам прислала пять! Это огромная честь!

Сильвия кротко вздохнула:

– Я знаю, и я благодарна.

– Так что же ты тут сидишь, как будто тебе танцевать не с кем?

– Я уже много раз танцевала, честное слово!

– Все равно этого мало, – заявила Шарлотта. – Ты должна танцевать с каждым джентльменом, который тебя пригласит, потому что любой из них может оказаться тем самым.

– Ты только подумай о том, через что мы прошли в прошлом году, – сказала Эдит. – К тому времени, когда лорд Россингтон пригласил меня на танец, у меня ноги уже были растерты в кровь.

Сильвия молчала. Тонкие губы лорда Россингтона, мужа Эдит, были ей так же противны, как и двойной подбородок герцога Крейнли, которого отхватила Шарлотта.

Герцогиня Белэм торопливо подошла к падчерицам. Перья на ее диадеме раскачивались так, что Сильвии пришлось прикусить губу, чтобы не улыбнуться.

– Говорят, сегодня здесь присутствует сам лорд Солсбери! – сияя, сообщила она. – И угадайте, кого я только что заметила в соседнем салоне?

– Кого? – одновременно выдохнули Эдит и Шарлотта.

– Принца Уэльского! Он в маске, но его талию никакой маской не спрячешь, мои дорогие.

– Мы хотим посмотреть, мы хотим посмотреть! – завизжали Эдит с Шарлоттой. Позабыв о Сильвии, они, охваченные любопытством, убежали.

Мачеха, нахмурившись, посмотрела на младшую падчерицу:

– Знаешь, ты очень красивая девушка. Тебе нечего стесняться и прятаться.

– Да, сударыня.

– Вот и славно. Ну да ладно, я обещала вальс лорду Малмсбери, пойду.

И герцогиня уплыла, покачивая пышной синей юбкой.

Сильвия сунула ноги в туфли и встала. Она поймала свое отражение в одном из позолоченных зеркал, которые опоясывали весь зал. Да, наверное, она красива: золотистые кудри, большие голубые глаза – но сама она никогда особо не задумывалась о своей внешности.

Сестры не раз повторяли ей, что если бы мачеха каждое утро не занималась гардеробом младшей падчерицы, то Сильвия, наверное, выглядела бы, как доярка.

Снова заиграла музыка, и Сильвия краем глаза заметила, что к ней приближается ее последний партнер. Нет, еще одного танца она просто не выдержит! Не оборачиваясь, девушка поспешила к открытым стеклянным дверям, ведущим в сад.

Прохладный ветер остудил ее раскрасневшиеся щеки. Сорвав с лица маску, беглянка пересекла террасу и спустилась по ступенькам на газон. Эта мартовская ночь не была теплой, но девушка не думала о холоде. В душном, шумном бальном зале она чувствовала себя как в тюрьме.

Сильвия снова сбросила туфли и запустила пальцы ног во влажную траву. Настоящее блаженство! Потом, подобрав туфли, она побежала в сад под мерцающими звездами. Этот сад был одним из крупнейших в Лондоне, и юная леди успела запыхаться, пока добежала до фонтана в центре. Уронив туфли, она встала на гладкий бортик и, словно во сне, стала ходить по кругу.

Отражавшиеся в воде звезды напоминали монетки, брошенные в колодец на счастье. Сильвия оглянулась на дом, весь горевший огнями, как корабль в океане, и, осторожно приподняв юбки, опустила одну ногу в фонтан. Как восхитительно прохладна вода! Она опустила вторую ногу. Блаженство! Пошевелив пальцами, она создала маленькие волны, отчего звезды пришли в движение. Когда вода успокоилась, Сильвия обратила внимание на одну звезду, которая светила особенно ярко. Склонив голову набок, она всмотрелась в яркое пятнышко.

– Интересно, а как ты называешься? – подумала она вслух и вздрогнула, когда из тени вдруг раздался голос:

– Это Арктур-Следопыт.

Уронив юбки, Сильвия быстро села на бортик и стала искать ногой туфли.

– Вы не это ищете?

К ней шагнул высокий мужчина в черной маске, и Сильвия увидела, что на его ладони стоят ее туфли.

– Э-э-э… Да. Спасибо.

Джентльмен поклонился и вдруг, к ужасу Сильвии, опустился перед ней на одно колено.

– Подайте ногу, – велел он.

Немного покраснев, она выполнила указание, и загадочный незнакомец надел на нее сначала одну туфлю, потом вторую.

Глядя на его склоненную голову, Сильвия заметила темные брови и иссиня-черные волосы. Во всяком случае, в лунном свете они казались иссиня-черными.

Покончив с туфлями, джентльмен поднял голову и серьезно посмотрел на девушку.

– Надеюсь, я не испугал вас? – негромко произнес он.

Сильвия покачала головой.

– Нет… Просто это было немного неожиданно, вот и все. – Незнакомец поднялся, собираясь уходить, и Сильвия поспешила добавить: – Я рада, что вы… ответили на мой вопрос… Это удивительно красивая звезда, и жаль не знать ее названия. Мне интереснее разговаривать о звездах, чем о скачках или шляпках… или о том, какая очередная знаменитость прибыла на бал. Я и в сад вышла, чтобы всего этого не слышать.

Мужчина улыбнулся:

– Я здесь по той же причине.

– Вы знаете названия и других звезд? – поинтересовалась девушка.

– Да, – коротко ответил он.

– Например, вот эта. – Сильвия указала. В лунном свете глаза ее ярко блестели, легкий ветерок нежно шевелил локоны.

Прежде чем ответить, незнакомец какой-то миг молча смотрел на нее.

– Которая? Ах, эта… Это Полярная звезда. А это Большая Медведица. – Он повернулся к девушке. – Вы никогда не интересовались небом?

– Я когда-то любила смотреть на звезды и… – стыдливо вымолвила юная леди. – Думать о том, что еще есть там наверху… и как все называется. Но это было, когда я жила в деревне. Здесь, в Лондоне, я мало думаю о небе. К тому же оно почти всегда скрыто то облаками, то туманом, то… городской мглой.

Джентльмен улыбнулся:

– Вы правы, в Лондоне редко можно увидеть звезды во всей красе.

– А откуда… Откуда вы знаете о них так много? – поинтересовалась Сильвия.

– Я, можно сказать, астроном-любитель. У меня дома в деревне есть телескоп.

– Как интересно! – воскликнула Сильвия, потом поводила ногой по траве и застенчиво посмотрела на джентльмена в маске. – Вы часто бываете в деревне?

– Я живу там почти все время.

– О, как я завидую вам, – с тоской в голосе произнесла она.

– Не многие юные леди завидуют сельской жизни.

– А я завидую! Я ужасно скучаю по деревне. И по нашему замку скучаю. Может, слышали – замок Белэм?

– Да, слышал, – ответил джентльмен.

– А легенду о спрятанном в замке сокровище слышали?

Джентльмен улыбнулся:

– Я слышал какие-то рассказы, но не знаю подробностей.

– Так я вам расскажу! – обрадовалась Сильвия. – За то, что вы рассказали мне о звездах.

Незнакомец заколебался:

– Я с удовольствием вас послушаю, но прежде хочу предложить вам свой плащ. Вы, кажется, вышли из дома без шали.

– О, не нужно, – беззаботно отмахнулась рассказчица. – Там было так жарко, что здесь мне совсем не холодно. Но я приму ваше предложение, – поспешила добавить она, заметив, что брови мужчины озабоченно сдвинулись к переносице.

Джентльмен сбросил плащ и накинул его на плечи Сильвии, после чего сел рядом с ней слушать рассказ.

– Это случилось во время Гражданской войны. Мой предок Джеймс, герцог Белэм, сражался на стороне Карла. Когда стало понятно, что роялистам не победить, он спрятал часть своих сокровищ (разные украшения и золото) где-то в замке или на принадлежащей замку земле и бежал во Францию. Там герцог Белэм записался на службу к французскому королю и вскоре был убит во время стычки с французскими протестантами, восставшими под предводительством принца Конде.

– А Кромвель, когда пришел к власти, не забрал замок? – спросил собеседник Сильвии.

Она покачала головой:

– Нет. Понимаете, наследник герцога, его племянник, был верным пуританином, поэтому Кромвель разрешил ему все оставить.

– Чрезвычайно интересная история, – заметил джентльмен.

– Да, – кивнула Сильвия. – В детстве я мечтала найти сокровища, но не думаю, что у меня это получилось бы, поскольку они вряд ли существуют. Мне кажется, историю эту выдумал его племянник, чтобы как-то объяснить исчезновение многих вещей из замка еще при жизни герцога, когда его светлость находился во Франции. Скорее всего, племянник был непутевым и, пока герцог был в изгнании, начал распродавать имущество.

Ее собеседник собрался что-то сказать, но тут из дома на террасу вышла женщина и послышался громкий голос:

– Сильвия! Ты там? Если ты меня слышишь, немедленно возвращайся. Мы уезжаем.

Сильвия вскочила на ноги.

– Моя мачеха! Я должна идти. Должна идти. – Девушка отбежала на несколько шагов, потом остановилась и вернулась. – Ваш плащ. Чуть не забыла. – Она поспешила обратно к фонтану и передала плащ высокой темноволосой фигуре. – Мне очень понравился наш разговор…. Это было гораздо интереснее, чем танцевать со всеми этими скучными светскими господами. До свидания, до свидания.

Махнув красивой белой рукой, Сильвия отвернулась и бросилась бежать через луг.

Джентльмен в маске какое-то время наблюдал за удаляющейся стройной фигурой, потом, заметив что-то в траве у себя под ногами, наклонился и поднял заинтересовавший его предмет.

Это была изящная, белая с золотым ободком, маска.

* * *

На террасе Сильвию встретила недовольная герцогиня:

– Посмотри на свое платье! Подол весь мокрый и в пятнах от травы. Ох, ты безнадежна. И с кем это ты там разговаривала?

Сильвия беспомощно оглянулась на фонтан. Загадочный джентльмен исчез, но герцогиня явно успела заметить, как они сидели рядом.

– Не знаю, – призналась она.

– Ты была там совсем одна и с незнакомым мужчиной? Ты не знаешь, как должна себя вести леди? И что нам с тобой делать?

– Не знаю, – промолвила Сильвия, глядя на носки своих атласных туфель. На щеках ее неожиданно проступил румянец, когда она вспомнила о том, как джентльмен бережно надевал эти туфли на ее ноги.

– Ох, пошлю я тебя в пансион, – пригрозила герцогиня. – Твои сестры и я готовы ехать, но не можем найти отца. Ты не знаешь, где он?

– Я могу сходить поискать, – предложила Сильвия, которой хотелось побыстрее отделаться от сердитой мачехи.

– Да, найди его и скажи, чтоб поторопился.

Сильвия вошла в дом. Пары все еще скользили по залу под звуки вальса, хотя, как заметила Сильвия, музыканты, казалось, готовы были упасть от усталости. Из зала она поспешила в широкий коридор с открытыми в уютные гостиные дверьми, где, сидя на широких диванах, разговаривали дамы.

В конце коридора она нашла библиотеку. Здесь в воздухе висело облако табачного дыма, и огонь камина отражался в боках пустых бутылок из-под портвейна. Джентльмены сидели за карточными столами.

У Сильвии сжалось сердце, когда в одной из сгорбленных фигур за столом она узнала отца.

– Папа, – горько прошептала она.

После того как отец проиграл огромную сумму во время их последней поездки на Ривьеру, он обещал им всем, что больше никогда не сядет за карточный стол. Сильвия быстро подошла к отцу и положила руку ему на плечо. Герцог вздрогнул и виновато посмотрел на дочь.

– Сильвия, я… я зашел сюда выкурить сигару, понимаешь, а меня уговорили сыграть один кон.

– Да, папа, – мягко произнесла девушка. Она знала, как трудно ему противиться чарам азарта. Он верил, что может отыграть все проигранное, если только ему позволит семья.

– Однако игра идет очень неплохо. Дорогая, если бы вы оставили меня одного еще на полчаса…

– Но мама уже собралась уходить, – возразила Сильвия. – Все уже готовы.

– Что, если я… немного задержусь? – слабым голосом предложил герцог.

– Нет, папа, не получится. Если не пойдете со мной, за вами придет мама.

При мысли о том, что герцогиня поймает его за карточным столом, герцог поспешно встал, извинился перед остальными игроками и с угрюмым видом последовал за дочерью к ожидавшей их карете.

* * *

Герцогиня срезала верхушку яйца серебряным ножом.

– В наше время так трудно найти хорошее утиное яйцо, – заметила она. – Но эти мне нравятся. Я кухарку всегда посылаю за ними в «Фортнум». Сильвия, не хочешь?

– Спасибо, я не голодна.

Герцогиня бросила на нее острый взгляд:

– Я вижу, ты простудилась. Конечно, сидеть ночью в саду без шали…

Сильвия хотела надеяться, что мачеха ошибается, но сегодня с утра горло у нее действительно побаливало, а от мысли о еде становилось противно.

– Нет, что мне с ней делать, Чарльз? – со вздохом обратилась герцогиня к мужу. – Вчера она с каждым партнером танцевала всего по одному разу. Разве после такого можно на что-то надеяться?

– Наверное, ты права, дорогая. – Герцог отодвинул стул и встал из-за стола. – Прошу прощения, мне нужно заняться почтой.

Герцогиня помахала рукой.

– Я велела Карлтону принести все письма сюда в столовую.

Герцог, за завтраком почти не проронивший ни слова, с обескураженным видом снова сел.

И тут, как по команде, открылась дверь и в столовую вошел Карлтон с подносом, на котором лежала утренняя почта и нож для разрезания конвертов.

– Ваша светлость, – сказал он, выкладывая большую часть писем на стол перед герцогом, после чего направился к герцогине.

Герцог смерил мрачным взглядом стопку писем, взял одно, прочел, бросил обратно и выбрал другое. Вскрыв конверт, он воззрился на него, не доставая письма.

Сильвия следила за отцом с волнением.

Ее светлость тем временем взяла открытку, которая пришла на ее имя.

– От леди Фрамбери! – воскликнула она. – Она уже уехала на Ривьеру и пишет, что там чудесно. Может, и нам стоит туда поехать на Пасху?

Герцог, похоже, не услышал ни единого слова. Он положил второй конверт на стол рядом с тарелкой, взгляд его сделался отрешенным.

– Ты меня слышишь, дорогой? – спросила герцогиня.

Его светлость с отсутствующим видом посмотрел на жену.

– Ты что-то сказала, дорогая?

– Я сказала, может быть, нам стоит съездить на Ривьеру в этом году пораньше.

– Я думаю… – медленно произнес герцог. – Лучше не стоит. Дело в том, что… нам придется отказаться от нашего дома там.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное