Барбара Картленд.

Навстречу любви



скачать книгу бесплатно

© Cartland Promotions, 2005

© DepositРhotos.com / Tihon6, обложка, 2017

© Shutterstock.com / horiyan, AKaiser, Elnur, обложка, 2017

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2017

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2017

Выражаем особую благодарность литературному агентству «Andrew Nurnberg Literary Agency» за помощь в приобретении прав на публикацию этой книги

Все персонажи и ситуации в книге вымышленные и никак не связаны с реальными людьми или событиями


Он сидел на кровати у нее за спиной, касаясь ее своим телом совсем чуть-чуть, но легкого прикосновения этого было достаточно, чтобы она вспомнила, что на ней только одна тонкая ночная рубашка. И тут ей в голову полезли совсем другие мысли. Понимает ли он, что под этой рубашкой ничего нет? А если понимает, возбуждает ли его это? Что это? По его телу прошла легкая дрожь или ей это показалось? Почувствовал ли он, как дрожит она?

Наверное, почувствовал, потому что нежно повернул ее так, что она легла на его руку, а распущенные волосы ее рассыпались по плечам. Он провел по ним пальцами, едва касаясь, а потом наклонил голову, и их губы встретились.

От этого поцелуя она растаяла, по телу растеклось тепло, и вдруг все тревоги куда-то исчезли, она почувствовала себя защищенной. Ее руки, как будто зажив своей собственной жизнью, прикоснулись к его лицу, волосам.

На мгновение он отстранился и заглянул ей в глаза с немым вопросом. Она ответила улыбкой.

«Розовая серия» Барбары Картленд

Барбара Картленд была необычайно плодовитой писательницей – автором бесчисленных бестселлеров. В общей сложности она написала 723 книги, совокупный тираж которых составил более миллиарда экземпляров. Ее книги переведены на 36 языков народов мира.

Кроме романов ее перу принадлежат несколько биографий исторических личностей, шесть автобиографий, ряд театральных пьес, книги, которые содержат советы, относящиеся к жизненным ситуациям, любви, витаминам и кулинарии. Она была также политическим обозревателем на радио и телевидении.

Первую книгу под названием «Ажурная пила» Барбара Картленд написала в возрасте двадцати одного года. Книга сразу стала бестселлером, переведенным на шесть языков. Барбара Картленд писала семьдесят шесть лет, почти до конца своей жизни. Ее романы пользовались необычайной популярностью в Соединенных Штатах. В 1976 году они заняли первое и второе места в списке бестселлеров Б. Далтона. Такого успеха не знал никто ни до нее, ни после.

Она часто попадала в Книгу рекордов Гиннесса, создавая за год больше книг, чем кто-либо из ее современников. Когда однажды издатели попросили ее писать больше романов, она увеличила их число с десяти до двадцати, а то и более в год. Ей тогда было семьдесят семь лет.

Барбара Картленд творила в таком темпе в течение последующих двадцати лет.

Последнюю книгу она написала, когда ей было девяносто семь. В конце концов издатели перестали поспевать за ее феноменальной производительностью, и после смерти писательницы осталось сто шестьдесят неизданных книг.

Барбара Картленд стала легендой еще при жизни, и миллионы поклонников во всем мире продолжают зачитываться ее чудесными романами.

Моральная чистота и высокие душевные качества героинь этих романов, доблесть и красота мужчин и прежде всего непоколебимая вера писательницы в силу любви – вот за что любят Барбару Картленд ее читатели.

Навстречу любви

Любовь всегда кажется такой далекой, словно за горизонтом, но на самом деле она ближе, чем можно себе представить.

Барбара Картленд

Глава 1
1879

– Все из-за того, что этот дом был построен для семьи, а теперь в нем живет одна мисс Венеция.

Мужской голос донесся из кухни, и почти сразу же ему в ответ прозвучал женский:

– Это ее дом, и она хочет, чтобы в нем все выглядело так, как при жизни матери и отца. Если вам интересно мое мнение, я думаю, ей просто замуж надо.

Мисс Венеция Байдон быстро ушла в другую комнату, чтобы кто-то из слуг не застал ее у двери кухни и не решил, что она подслушивает. В гостиной оказалось так же пусто, как повсюду.

Приближалась осень, листья начали опадать, и беспрестанно моросил мелкий дождь, отчего все поместье Байдон-грейндж приобрело унылый и неприветливый вид. Не за горами зима, минул год с тех пор, как почти в один день от воспаления легких умерли ее родители.

В доме царили тишина и покой, во многом из-за того, что денег у его хозяйки осталось совсем мало и ей приходилось довольствоваться минимальным количеством слуг. Дворецкий Джонсон, его жена-кухарка и две горничные – вот все, кого она могла себе позволить нанимать. Большинство лошадей были проданы, но на жизнь все равно не хватало.

«Скоро придется продавать и дом? – с грустью подумала она. – Не знаю, как я это переживу, но, похоже, выбора у меня нет».

Миссис Джонсон упомянула о замужестве тоном, который говорил о том, что она считает Венецию старой девой.

Двадцатичетырехлетняя, практически без денег – шансов удачно выйти замуж у нее почти не осталось. Похвастать она могла только одним – красотой. Великолепные светлые волосы выгодно подчеркивали сапфировую голубизну ее глаз. Она знала, что были мужчины, которые вздыхали по ней, но также она знала, что здравомыслящему мужчине солидное приданое важнее хорошенького личика.

Происходила Венеция из хорошей семьи, мать ее была дочерью виконта, а отец – сыном баронета, правда, третьим по старшинству, из-за чего на титул он не рассчитывал.

Родители много путешествовали и часто брали ее с собой. То было счастливое время, хотя денег у них всегда было слишком мало для людей их статуса.

Они беспокоились и о будущем семейном положении дочери, при каждой возможности знакомили ее с достойными молодыми людьми, и в девятнадцать ей сделал предложение один очень красивый молодой джентльмен. Венеция, вообразив, что любит его, предложение приняла, но этот красавец пошел на попятную, когда узнал, какое у нее скромное приданое. У него имелись долги, поэтому он искал невесту побогаче.

Венеция немного поплакала, а потом забыла о нем, да так быстро, что не осталось никаких сомнений – не любила она его вовсе.

Через четыре года она под давлением родителей приняла другое предложение.

– Милая, я знаю, что он не красавец, – убеждала ее мать. – Зато он обеспечен и даст тебе дом. К тому же тебе уже двадцать три, и моложе ты не становишься.

Неохотно она согласилась на помолвку и оставалась помолвленной три недели, пока не расторгла этот союз из-за того, что больше не могла выносить долгие занудные рассказы жениха о себе.

– С ним я умру от скуки, – объяснила она возмущенным родителям. – Жить нужно веселее.

– Веселее? – повторила мама. – Браки заключаются не для веселья. Что будет с тобой, когда нас не станет?

Разговор этот состоялся в прошлом году. И вот их действительно не стало. Впереди маячило безрадостное будущее, но все равно Венеция не жалела, что разорвала ту помолвку.

«Я дождусь настоящей любви, – пообещала она себе. – А если не дождусь, значит, вовсе не выйду замуж».

Помощи в замужестве можно было бы ожидать от родственников, но у дяди-баронета были свои дочери на выданье, и все, что он делал для Венеции, – это время от времени позволял ей гостить в своем лондонском доме.

Она любила поездки в Лондон, потому что они нарушали однообразие повседневной жизни и давали возможность хоть изредка видеться с кузиной Мэри, которая была всего на год младше нее.

Их дружбу можно было назвать притяжением противоположностей. Венеция была холодной, собранной, вдумчивой, а Мэри – рассеянной, легкомысленной, немного безответственной, но при этом по-детски очаровательной.

Баронету сэру Эдварду Венмору удалось получить какую-то незначительную должность при дворе, и он вознамерился положить все силы на то, чтобы подняться по служебной лестнице как можно выше. Он унаследовал состояние отца, приумножил богатство выгодной женитьбой, после чего купил себе роскошный загородный дом в Беркшире, недалеко от Виндзорского замка. Свой выбор он объяснил необходимостью постоянно находиться рядом с королевой, которой могут в любую минуту понадобиться его услуги.

Двух дочерей он выдал выгодно и теперь прилагал все усилия, чтобы подыскать хорошую партию для Мэри.

Сейчас семейство проводило лето в деревне, в Венмор-приори, и Венеция время от времени виделась с ними, впрочем, недостаточно часто, чтобы перестать чувствовать себя одинокой и оторванной ото всех. Иногда ей даже казалось, что в Приори ей не рады. Если верить маме, то это из-за того, что она, Венеция, намного красивее Мэри. Но мнение дорогой мамы вряд ли можно было назвать беспристрастным.

Поглощенная такими размышлениями, Венеция не услышала, как к дому подъехала карета, и о том, что к ней пожаловал гость, узнала, только когда Джонсон вошел с объявлением:

– К вам мисс Венмор, мисс.

– Мэри! – воскликнула Венеция. – Как я рада тебя видеть! Я и не знала, что ты собиралась приехать.

Мэри подбежала к Венеции и бросилась в ее объятия. Обе сестры были светлокожими блондинками, но если в Венеции чувствовалось благородное богатство, то Мэри можно было назвать скорее бледной, почти бесцветной. Поклонники называли ее «подобной фее», остальные мужчины чаще употребляли эпитет «невзрачная».

– Ах, Венеция! – воскликнула она. – У меня беда, и я не знаю, что делать.

Венеция удивленно воззрилась на кузину.

Мэри никогда не была очень чувствительной, но сейчас в ее голосе появились такие нотки, а в глазах такое выражение, каких Венеция не видела никогда раньше.

– Что случилось? – спросила она.

– Не знаю, что и сказать, – ответила Мэри. – Это ужасно.

Она сжимала перед собой руки, словно это придавало ей силы.

– Папа ездил в Виндзор к королеве.

Венеция кивнула, вспомнив, как отец Мэри гордится тем, что его приглашают в Виндзорский дворец.

Всем было известно, что королева любит окружать себя мужчинами. Среди ее придворных было немало интересных и красивых мужчин, которые – о чем все знали – помогали ей отвлечься от мыслей о любимом покойном муже, Альберте. Она так и не оправилась после его смерти.

– И там что-то произошло? – спросила Венеция.

– Да. Я в отчаянии. В отчаянии! Наверное, теперь мне остается только утопиться.

Венеция насторожилась.

– Ничто не стоит того, чтобы умирать, – сказала она.

– Вчера, вернувшись из Виндзорского замка, папа рассказал мне, что королева хочет выдать меня замуж за своего крестника.

На последнем слове голос Мэри дрогнул, по ее щекам потекли слезы.

– Да, наверное, это было неожиданно, – рассудительно заметила Венеция. – Но почему это тебя так расстраивает? Он что, плохой человек?

– Не знаю, я его никогда не видела. И какой он, не имеет никакого значения. Ведь я люблю… Дэвида.

– А это кто? – удивилась Венеция. – Что-то я не припомню никакого Дэвида.

– Он… сын доктора из Коулвилла, – сумела выдавить Мэри.

Коулвилл был небольшим городком неподалеку.

Тут Венеция вспомнила, что в прошлом году во время одной из вечеринок видела в саду рядом с Мэри какого-то довольно красивого молодого человека.

– Он хочет жениться на мне, – продолжила Мэри. – Но он совсем недавно сдал экзамены по медицине и сейчас у него нет ни денег, ни даже места. Папа не считает его серьезным человеком, а королева выбрала для меня графа Маунтвуда.

Венеция ахнула, ей все стало понятно. О графе она, как ни странно, знала. От друга отца, из придворных, который однажды наведался к ним домой с рассказом о последних скандалах.

– А вот Маунтвуд, – говорил он, – славный парень, всегда платит, когда проигрывает в карты… Хотя проигрывает он не часто. Беда в том, что он слишком красив. Он без труда может получить любую женщину, которая ему приглянется. Поэтому он так и не женился. Говорит, что не хочет обременять себя женой и прочее в таком же духе. Королева порой поругивает его за подобный образ жизни, но ему достаточно улыбнуться, чтобы ее сердце оттаяло.

– Однако рано или поздно ему придется обзавестись наследником, – вставила мать Венеции.

– Конечно. Но я однажды слышал, как он высказывался на сей счет в том смысле, что когда-нибудь женится на ком попало, просто чтобы продолжить род. Не думаю, что даже после этого он откажется от своих привычек, если вы понимаете, о чем я говорю.

И вот выяснилось, что выбор пал на бедную Мэри, которая теперь сидела напротив Венеции и заливалась горючими слезами. Сердце Венеции наполнилось жалостью к ней, потому что положение несчастной, как ей казалось, было безвыходным.

– Мне жаль тебя, дорогая, – ласково сказала она, – но я не вижу способа избежать этого брака, если королева настроена серьезно.

– Мне обязательно нужно что-то придумать, – шепотом произнесла Мэри. – Не только потому, что я люблю Дэвида. Но еще и потому, что, мне кажется… я почти уверена… что ношу его ребенка.

Венеция оторопела. Секунду она даже думала, что ослышалась. Она обняла кузину крепче, потом сказала:

– Как ты могла?

– Я люблю его, – всхлипнула Мэри. – Я люблю его, и он любит меня.

Венеция вздохнула. Она верила, что Мэри действительно любит Дэвида, но у нее в голове не укладывалось, каким образом он смог сделать ей ребенка. Где это могло произойти?

Тут, словно она произнесла этот вопрос вслух, Мэри сбивчиво зашептала:

– Мы встретились в лесной сторожке, когда было холодно, и он захотел поцеловать меня. Он все очень удобно обустроил подушками и пледами. Там мы чувствовали себя такими счастливыми, такими счастливыми!

«Такими счастливыми, – подумала Венеция, – что Мэри не устояла и вот уже носит его ребенка».

Когда все это пронеслось у нее в голове, она чуть не задохнулась от ужаса.

«Как она могла совершить столь страшный поступок?» – спросила она себя, и, словно в ответ на этот вопрос, пришла другая мысль: «Каждая женщина мечтает о любви. Любовь мужчины, которого любит она, почти божественна. В конце концов, именно поэтому я выбрала одинокую жизнь вместо несчастливого брака».

– Папа все устроил так, что я не смогу отказаться, – всхлипывая, промолвила Мэри. – Граф приезжает к нам завтра вечером, а уже на послезавтра назначена свадьба.

– Послезавтра? – ахнула Венеция.

– Да. Я в ловушке. Смотри… – Мэри сунула руку в карман и извлекла конверт.

Открыв его, Венеция увидела, что это приглашение на свадьбу графа Маунтвуда и мисс Мэри Венмор с указанием даты. Да, сэр Эдвард действительно не оставлял дочери времени на раздумья.

Это чудовищно.

«Что сказать? Как помочь?» – проносилось в голове Венеции, пока Мэри давала волю слезам.

А потом вдруг сам собой пришел ответ. Точно небесное озарение, подумалось ей как-то позднее.

Почему-то в слова его облечь не получалось. Она чувствовала, что ответ пришел с небес и тронул ее сердце.

Руки ее сжались крепче, и она сказала:

– Прекрати реветь. Мы найдем выход. Но нужно очень-очень хорошо подумать. Одна ошибка – и нам отрубят головы, ну, или подвергнут другой казни, которую назначит королева. Послушай меня, Мэри. Мы спасем тебя, сделаем так, чтобы тебе не пришлось выходить за человека, которого ты даже никогда не видела, и чтобы ты смогла стать женой мужчины, которого любишь и ребенка которого уже носишь под сердцем.

Произнеся последние слова, она вдруг подумала, что почему-то не ожидала, что подобное может произойти с кем-то из ее знакомых. О том, чтобы самой попасть в подобное положение, разумеется, не могло быть и речи.

Но случилось то, что случилось. Она любила Мэри – как бы сложно это ни было – и должна была ее спасти.

«Ведь если она и правда беременна от Дэвида, – размышляла Венеция, – как ей убедить нелюбимого мужа, что ребенок от него?»

Она достала платок и вытерла глаза Мэри.

– Тебе не придется выходить за этого человека, – твердо произнесла она. – Потому что я это сделаю вместо тебя.

Мэри перестала плакать и посмотрела на Венецию.

– Ты пойдешь ради меня на такую жертву? Но почему?

– Потому что у меня нет любимого человека и меня никто не любит. Поэтому я выйду за избранника королевы. Надеюсь только, мы с ним станем друзьями и нам вместе будет интересно.

Мэри вскрикнула.

– А если папа догадается, что невеста не я?

– Вот тут-то нам и нужно хорошенько потрудиться, чтобы этого не случилось, – ответила Венеция. – Ты должна сделать вид, что согласна на брак. Будь любезной с графом, когда он придет в ваш дом.

– Как я могу быть с ним любезной, если ненавижу его?

– Для тебя это не имеет значения, – отрубила Венеция. – Все равно выхожу за него я, но, если он окажется негодяем, по крайней мере, у меня сердце не будет разбитым, как у тебя, если тебе придется расстаться с Дэвидом. Итак, слушай очень внимательно, что тебе нужно будет сделать. Здесь всё как в театре. Одна ошибка – и публика поднимет тебя на смех. Вернее, в твоем случае, разгневается на тебя.

– Я все сделаю, точно как ты скажешь, – пообещала Мэри. – Ой!

– Что? – спросила Венеция, видя ее растерянное выражение.

– Я забыла тебе кое-что сказать.

– Не сомневаюсь. Сколько я тебя знаю, ты всегда была рассеянной и забывчивой. Ну ладно, говори самое страшное.

– Сразу после свадьбы граф отплывает в Индию.

Венеция уставилась на нее округлившимися глазами.

– В Индию?

– Да, примерно на год.

Венеция сделала глубокий вдох и проговорила с убийственным спокойствием:

– Куда именно в Индию?

– Это место называется… э-э-э… Северо-западная граница. Или Калькутта. А может, Дели?

– И ты забыла мне об этом сказать?

– Я ничего не знаю об Индии, – пристыжено промолвила Мэри. – Она ведь где-то… за границей, правильно?

– Это часть Британской империи, но, можно сказать, за границей. Так чем граф собирается там заниматься?

Брови Мэри сдвинулись, и Венеция поняла, что и эта частная подробность ускользнула от внимания ее нерадивой кузины.

– Он… он будет… служить где-то, – с растерянным видом пролепетала Мэри.

– И тебе не пришло в голову узнать где? – терпеливо поинтересовалась Венеция.

– Это как-то связано с нашим правительством… Или он везет какие-то важные документы… Или что-то в этом роде.

Ждать чего-то большего от нее было бесполезно, и Венеция сдалась. К тому же в душе у нее уже начал разгораться сладкий огонек предвкушения чего-то необычного.

Индия.

Таинственный и экзотический Восток. Другой мир в тысячах миль от ее привычного тихого уголка Англии. Она-то думала, что в ее жизни никогда не произойдет ничего интересного, а теперь на нее обрушилось такое количество всего интересного, о каком она и не мечтала никогда. Отказаться было немыслимо. Это судьба.

Вдруг Венеция рассмеялась.

– Прекрасно! – воскликнула она. – Индия так Индия. Когда он отправляется?

– Сразу после свадебного приема, – боязливо втянув голову в плечи, сообщила Мэри.

– Что?

– Они специально зафрахтовали корабль, «Анджелина», и он отплывает из Портсмута в тот же вечер. Мы должны на него сесть сразу же после церемонии.

Венеция оторопела. События развивались слишком стремительно для нее. Но она сказала, что сделает это, и отменить свое обещание не могла.

– Хорошо, – сказала она. – Я возьму это на заметку.

– Ах, какая же ты славная! – в восторге воскликнула Мэри. – Все планируешь, устраиваешь. Я бы так никогда не смогла.

– Это верно, – кивнула Венеция. – Как хорошо, что тебе ничего не нужно устраивать. Иначе все закончилось бы тем, что твой граф женился бы на мне, на тебе и на твоей матери в придачу.

Мэри захихикала, и Венеции было приятно видеть, что она повеселела.

– Тебе всего лишь нужно четко следовать моим указаниям, чтобы нас не разоблачили.

– Я все выполню в точности. Но не могла бы ты сейчас пойти со мной, чтобы я не наделала ошибок?

– Пойти с тобой? – переспросила Венеция.

– Да, в конце концов, ты же приглашена на свадьбу, и я скажу, что ты помогаешь мне готовить приданое.

– Да, пожалуй, лучше быть рядом с тобой, – задумчиво произнесла Венеция. – Постой. Есть идея. Если мне придется плыть с графом в Индию, этот дом будет пустовать. Пока я буду в церкви выходить вместо тебя замуж, вы с Дэвидом должны сбежать и сразу пожениться. Потом вы поселитесь в этом доме и будете здесь жить.

Мэри тепло обняла ее.

– Ты обо всем подумала.

– Надеюсь. Теперь идем наверх, мне нужно собраться.

Наверху Венеция отобрала лучшие платья.

– Конечно, когда приплывешь в Индию, тебе нужно будет хорошо выглядеть, – заметила Мэри.

– Если я туда вообще попаду, – улыбнулась Венеция. – Обманутый муж может по дороге высадить меня или отправить обратно на первом встречном судне. А может просто выбросить меня за борт, – жизнерадостно прибавила она. – Интересно будет узнать, что он выберет.

– О, Венеция, какая ты храбрая!

– Тебе тоже нужно быть храброй, потому что, если он укокошит меня, я вернусь к тебе призраком и стану преследовать в кошмарах.

Когда все вещи были сложены в экипаж, Венеция отвела Джонсона в сторону и сказала:

– Я еду с мисс Мэри в Приори. Все остается на вас. Возможно, меня долго не будет, поэтому я оставила деньги на расходы, найдете их в письменном столе.

Дорога на Приори проходила через небольшую деревню, где Мэри ненадолго остановилась, чтобы зайти в местный магазин.

– Они передадут мое послание Дэвиду, – сказала она, выходя. – Я попросила его встретиться со мной сегодня вечером в лесу на нашем месте.

Наконец прибыли к Венморам. Пока дворецкий и двое лакеев суетливо поднимали багаж наверх, Мэри и Венеция прошли в гостиную.

Леди Венмор сидела за письменным столом. Увидев, что в комнату вместе с ее дочерью входит Венеция, она встала и с улыбкой выслушала объяснения Мэри.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное